Сотрудники силовых структур. Фото: REUTERS/Stringer

14 марта 2018, 09:09

Чечня обошла Дагестан в рейтинге нестабильных регионов Северного Кавказа

Оглавление:

В 2017 году в большинстве регионов СКФО, за исключением Дагестана и Кабардино-Балкарии, зафиксирован рост числа жертв вооруженного конфликта, особенно среди гражданского населения. В Чечне и Ингушетии выросло также число жертв среди силовиков. Это особенно заметно на фоне общей тенденции к уменьшению числа раненых и убитых, на которую указывали подсчеты "Кавказского узла" за последние восемь лет. Тревожная статистика жертв конфликта в 2017 году ставит под вопрос эффективность исключительно силовой борьбы с терроризмом.

На "Кавказском узле" опубликован материал "В 2017 году число жертв конфликта на Северном Кавказе снизилось на 39%", размещенный в разделе "Северный Кавказ – статистика жертв". По подсчетам "Кавказского узла", основанным на собственных данных и сведениях из открытых источников, в 2017 году на Северном Кавказе число жертв вооруженного конфликта по сравнению с 2016 годом снизилось на 39% – с 287 до 175 человек. Количество вооруженных инцидентов в СКФО в 2017 году по сравнению с 2016 годом сократилось на 39%.

В преддверии выборов возникли сомнения в чеченской "стабильности"

Резкий рост числа жертв конфликта на фоне бессудных казней зафиксирован в Чечне. Впервые с 2010 года Чечню можно назвать самым горячим регионом Северного Кавказа – в предыдущие годы печальное лидерство по числу жертв было у Дагестана.

Ранее Чечня ставилась федеральным центром в пример. В 2016 году Владимир Путин дважды - в сентябре в интервью агентству Bloomberg и в марте в ходе встречи с Рамзаном Кадыровым - хвалил руководство республики за то, что "Чечня стала безопасным местом для жизни … может быть, даже более безопасным, чем некоторые другие точки на карте России". Однако уже  на встрече с Кадыровым в апреле 2017 года Путин публично, под объективами телекамер напомнил о нападении на базу Росгвардии.

В этой связи особое значение, снижающее остроту проблемы с безопасностью в Чечне, приобретает активность руководства республики в деле возвращения с Ближнего Востока членов семей боевиков ИГ*. 

В открытом доступе нет официальной сводной статистики о числе тех, кто вернулся, цифры из отчетов чиновников увеличиваются, но проверить их невозможно. 13 ноября глава Чечни Рамзан Кадыров заявил, что власти республики "вернули в свои семьи 89 человек". 

Месяц спустя представитель Чечни в Совете Федерации Зияд Сабсаби рапортовал о возвращении 93 детей и женщин, однако информации о том, что в Россию из Сирии или Ирака доставлены еще женщины и дети с 13 ноября по 13 декабря не поступало. Кто эти четверо человек, а также их судьба, неизвестно.

Сводные данные, озвученные Кадыровым 13 ноября, также не подтверждаются данными из открытых источников, которые сообщили о возвращении не 89, а 87 человек. Судьба двоих осталась неизвестна.

Процесс возвращения женщин и детей с Ближнего Востока власти Чечни используют в целях пропаганды: под объективами телекамер благодарные родственники встречают своих спасенных дочерей и внуков, которые выходят из самолетов с табличками: "Спасибо, Россия". Позднее они же рассказывают, что живут в Чечне обычной жизнью. Представленная таким образом ситуация в республике выгодно выделяется на фоне отношения к вернувшимся в Ингушетии и Дагестане. Там в отношении бывших резидентов ИГ* считают необходимым уголовное преследование. Некоторые из женщин после возвращения были задержаны в Дагестане.

Вместе с тем российские спецслужбы, ранее спокойно наблюдавшие за возвращением женщин из Сирии, внезапно решили приостановить этот процесс, об этом сообщили источники телеканала "Дождь", близкие к чеченским властям. В размещенном 7 марта на сайте телеканала репортаже с Северного Кавказа отмечается, что Дагестан и Чечня совершенно по-разному относятся к тем, кто вернулся из "Исламского государства"*.

Это уже приводит к напряжению между Дагестаном и Чечней. В Грозном считают, что совершают благое дело, а в Махачкале отвечают, что те даже не советовались с властями Дагестана, стоит ли возвращать их граждан домой и что с ними надо делать", - говорится в репортаже, в котором рассказывается о судьбе трех возвратившихся из ИГИЛ* жительниц Северного Кавказа.

В преддверии выборов президента России наибольшее в СКФО число жертв вооруженного конфликта вызывает сомнения в чеченской “стабильности” и необходимости сохранять особый статус Кадырова в отношениях с Кремлем.

Чечня: число жертв конфликта выросло на фоне бессудных казней

Сотрудники силовых структур в Грозном. Фото: REUTERS/Denis SinyakovПосле отмены в 2009 году режима контртеррористической операции, действовавшей в Чечне с 1999 года, в республике в целом наблюдалась тенденция к уменьшению количества жертв конфликта.

Так, в 2013 году в Чечне жертвами вооруженного конфликта стали не менее 101 человека, из которых как минимум 39 были убиты и 62 получили ранения. За 2012 год в республике жертвами конфликта стали 174 человека (82 убитых и 92 раненых), за 2011 год - как минимум 201 человек (95 убитых и 106 раненых), за 2010 год - 250 человек (127 убитых и 123 раненых).

Однако по итогам 2014 года, при общем тренде снижения числа жертв вооруженного конфликта на Северном Кавказе, Чечня стала единственным регионом СКФО, где были зафиксированы прямо противоположные тенденции. Тогда эксперты обратили внимание, что именно с 2014 года власти Чечни стали добиваться легализации методов коллективного наказания в республике.

Об этом, в частности, говорится в докладе Международной кризисной группы "Чечня: внутреннее зарубежье", который опубликован в разделе "Доклады" на "Кавказском узле". Авторы исследования прогнозировали, что глава Чечни "может столкнуться с серьезными проблемами со стороны боевиков и просто граждан, недовольных его правлением".

В 2015 году общее число жертв конфликта в Чечне снизилось, хотя увеличилось по сравнению с 2014 годом число жертв среди мирного населения. В 2016 году, по сравнению с 2015 годом, количество жертв в Чечне выросло на 43%.

В 2017 году тенденция к росту числа жертв укрепилась: по сравнению с предыдущим годом общее число жертв увеличилось более чем на 74%.  Регион отличился и ростом количества вооруженных инцидентов – их число выросло по сравнению с 2016 годом на 33%, а число пострадавших в них - на 29%.

Подчеркнем, что приведенная статистика не может со стопроцентной точностью отразить число жертв по каждой из выделяемых в обзоре категорий. Не все данные попадают в сводки новостей. Не всегда возможно проверить, насколько соответствуют действительности заявления правоохранительных органов, а также установить причастность к конкретным преступлениям представителей вооруженного подполья. При этом число погибших и раненых боевиков и гражданских лиц, подсчитанное по данным "Кавказского узла", приведено без учета информации о похищенных в рамках сфабрикованных уголовных дел жителях региона.

Следует отметить, что число жертв конфликта в Чечне существенно увеличилось в связи с бессудными казнями и репрессивными действиями властей. Так, в число жертв входят 25 убитых мирных граждан, о которых 9 июля 2017 года написала "Новая газета". По ее данным, в республике в ночь на 26 января 2017 года были казнены не менее 27 человек, задержанных в связи с нападением на полицейских в Грозном в декабре 2016 года. Власти республики назвали эти сведения ложью.

На основе подсчетов "Кавказского узла" прослеживается еще одна тенденция - рост числа жертв среди гражданского населения в СКФО. В 2017 году погибли 30 мирных жителей и девять были ранены. Общее число жертв среди мирных жителей почти на 63% больше, чем в 2016 году – тогда пострадали 24 человека из гражданских лиц, в том числе восемь были убиты и 16 получили ранения.

Таким образом, на фоне легализации методов коллективного наказания в республике, Чечня в 2017 году стала самым нестабильным регионом Северного Кавказа. При сохранении тренда на бессудные казни и репрессивные действия республика рискует остаться лидером в рейтинге нестабильных регионов Северного Кавказа и в 2018 году.

Дагестан: существенное уменьшение числа жертв

Сотрудник силовых структур на месте теракта. Малгобек, Ингушетия. Фото: REUTERS/Kazbek BasayevВ 2017 году в Дагестане жертвами вооруженного конфликта стали не менее 55 человек. Общее число жертв конфликта по сравнению с 2016 годом снизилось на 73%. Для сравнения, в 2016 году в Дагестане был зафиксирован резкий рост количества вооруженных инцидентов (на 12%) и взрывов (на 225%).

Согласно подсчетам "Кавказского узла", именно Дагестан в течение последних семи лет удерживал на Северном Кавказе первенство по числу жертв вооруженного конфликта. В 2009 году лидером по числу жертв конфликта была Ингушетия, в которой тогда масштабные теракты привели к резкому росту числа пострадавших.

Власти Дагестана экспериментировали со стратегией "мягкой силы": один из прежних глав региона Магомедсалам Магомедов создал комиссию по адаптации в ноябре 2010 года. Однако уже в феврале 2013 года сменивший его Рамазан Абдулатипов заявил, что роль комиссии по адаптации боевиков была незначительной, в республике должен быть создан другой орган, который будет заниматься профилактикой экстремизма.

Стратегия "мягкой силы" в 2009-2012 годах в Дагестане подразумевала диалог с разными слоями общества, взаимодействие с правозащитниками, возвращение к мирной жизни боевиков, готовых сложить оружие, содействие диалогу между последователями разных направлений в исламе.

С приходом к власти Рамзана Абдулатипова в Дагестане произошел постепенный возврат к методам "государственного террора". Этот вывод иллюстрирует графика "Кавказского узла" "Вооруженные инциденты и жертвы на Северном Кавказе", в которой собраны сводные данные по числу инцидентов и их жертв за последние четыре года. Последствия отказа от методов "мягкой силы" в Дагестане наглядно прослеживаются как по отдельным годовым массивам данных, так и за весь представленный в графике период 2014-2017 годов.

В 2017 году, по сравнению с 2016 годом, на Северном Кавказе число жертв снизилось на 112 человек - с 287 до 175. При этом в Дагестане в 2017 году, по сравнению с 2016 годом, число жертв конфликта снизилось на 149 человек (с 204 до 55). В Кабардино-Балкарии число жертв конфликта снизилось на 14 человек - с 15 жертв в 2016 году до одной жертвы в 2017 году.

Можно сделать вывод, что уменьшение числа жертв вооруженного конфликта в целом по Северному Кавказу связано именно с улучшением ситуации в Дагестане и Кабардино-Балкарии. В этих республиках сохраняется тенденция к снижению как числа жертв, так и вооруженных инцидентов. 

Ситуация ухудшилась в Ингушетии и Северной Осетии

Помимо Чечни, тенденция к росту напряженности отмечается в Ингушетии и Северной Осетии, Карачаево-Черкесии и на Ставрополье.

В Ингушетии в 2017 году жертвами вооруженного конфликта стали не менее 24 человек, общее число жертв выросло на 26%, Статистика за 2017 год позволяет сделать вывод о дестабилизации обстановки в Ингушетии, ведь до этого в регионе отмечалось последовательное ежегодное снижение числа жертв, начиная с 2013 года и вплоть до 2016.

В Северной Осетии в 2017 году жертвами вооруженного конфликта стали девять человек. В 2016 и 2015 годах жертв конфликта в республике не было, а рост количества жертв не фиксировался последние семь лет. Таким образом, жертвы вооруженного конфликта появились в регионе после двух лет спокойствия.

Ставрополье: боевики впервые с 2010 года активизировались в краевом центре

С 2010 года по 2016 год включительно в ходе вооруженного конфликта в Ставропольском крае были убиты 92 человека, говорится в интерактивной круговой диаграмме, в которой представлены подсчеты "Кавказского узла", основанные на собственных данных и информации из открытых источников.

В 2017 году в ходе вооруженного противостояния на Ставрополье были убиты не менее шести человек. Число жертв такое же, как в 2016 году. Однако следует обратить внимание, что в 2017 году прошли две спецоперации в Ставрополе. При этом краевой центр боевики не атаковали с 2010 года, когда был совершен теракт перед зданием дворца культуры. Начиная с 2010 года в основном вооруженные инциденты происходили в населенных пунктах, расположенных на границах края с Карачаево-Черкесией, Кабардино-Балкарией, Дагестаном и Чечней. Режимы КТО также вводились в Пятигорске и Минводах.

Карачаево-Черкесия: республика перестала быть самым спокойным регионом

Сотрудники силовых структур во время спецоперации. Фото: REUTERS/StringerСреди республик Северного Кавказа Карачаево-Черкесия ранее считалась одной из самых спокойных. Отчасти это было справедливо и подтверждалось, в частности, статистическими выкладками о ситуации в регионе, а в уголовных процессах по "террористическим статьям" журналисты и правозащитники видели признаки фальсификации обвинений.

В 2016 году жертв конфликта в республике зафиксировано не было. В 2017 году жертвами вооруженного конфликта в Карачаево-Черкесии стали пять человек. Все они погибли в ходе одного вооруженного инцидента в декабре 2017 года в дачном поселке на окраине станицы Зеленчукская.  По версии силовиков, убитые планировали теракты в людных местах.

Спецоперации в Ставрополе и боестолкновение в Карачаево-Черкесии связаны между собой и свидетельствуют об усилении боевиков, полагают работающие в Ставропольском крае журналисты.

Таким образом, данные по Карачаево-Черкесии свидетельствуют об обострении ситуации в республике. При этом силовики регулярно отчитываются об обнаружении в КЧР вооруженных группировок, которые вынашивают планы по захвату власти.

По подсчетам "Кавказского узла", за последние 10 лет были осуждены не менее 70 человек, которым предъявлялись обвинения в попытке захватить власть в Карачаево-Черкесии. Нередко обвиняемые заявляли о фабрикации дел.

Так, уже в наступившем году Северо-Кавказский окружной военный суд вынес приговор по делу о создании ячейки террористической организации "Исламское государство"* в Карачаево-Черкесии. На скамье подсудимых оказались  Александр Бенденко, Амич Сапигулаев, Бац Хабибов, Расул Сайпудинов, Лилит Хозиева и Музакир Паунежев. Им были предъявлены обвинения в организации и участии в незаконном вооруженном формировании и незаконном обороте огнестрельного оружия, совершенном группой лиц по предварительному сговору. Подсудимые пожаловались суду на пытки в ходе следствия и фабрикацию уголовного дела, однако суд приговорил их к срокам от 8,5 года до 17 лет лишения свободы.

В июне 2017 года суд в Черкесске приговорил к длительным срокам заключения шестерых жителей республики по обвинению в создании вооруженной группы. Во время следствия в домах этих людей  были проведены обыски, в ходе которых изъяты боеприпасы, взрывчатые вещества, взрывные устройства, несколько комплектов камуфлированной одежды, а также флаг с символикой запрещенной судом в России террористической организации "Исламское государство". Подсудимые заявили о своей невиновности и обжаловали приговор, однако Верховный суд республики оставил решение в силе. 

Тревожные признаки активизации подполья в некогда тихих регионах портят общую благополучную картину снижения числа жертв, боевых инцидентов и терактов. Интенсивность противостояния снижается в целом, но само противостояние становится шире, захватывая новые территории.

Кабардино-Балкария: регион становится самым безопасным в СКФО

Исходя из количества жертв вооруженного конфликта в 2017 году, Кабардино-Балкария оказалась самым безопасным регионом СКФО. В 2017 году в республике была зафиксирована только одна жертва вооруженного конфликта - убит один предполагаемый боевик. В 2016 году в ходе конфликта пострадали не менее 15 человек.

Инфографика по числу жертв на Северном Кавказе в 2017 году.  Источник: "Кавказский узел".

Число вооруженных инцидентов, как и общее число жертв конфликта, в республике снижается несколько лет подряд, начиная с 2011 года, когда в республике в ходе конфликта были убиты 129 человек и еще 44 получили ранения.

Особенностью стало то, что почти год - с 1 января 2017 года по 15 декабря 2017 года - вооруженных инцидентов и, соответственно, жертв в республике не было вовсе. Кроме того, не зафиксированы подрывы, тогда как в 2016 году произошел первый за два года такой инцидент.

О том, что в 2017 году Кабардино-Балкария стала самым безопасным регионом в СКФО, наглядно свидетельствует инфографика "Статистика жертв на Северном Кавказе за 2017 год по данным Кавказского Узла".

Тренд на постоянное снижение числа жертв конфликта, который так ярко  проявился в Кабардино-Балкарии, несколько портит рост числа жертв противостояния в ряде других регионов Северного Кавказа. Успехи силовиков в Кабардино-Балкарии  (очевидные сами по себе) можно объяснить и тем, что сами боевики не складывают оружие, а переносят свою активность на другие территории.

Массовое возвращение боевиков из Сирии не фиксируется

Вместе с тем подсчеты "Кавказского узла" свидетельствуют, что с каждым годом на Северном Кавказе уверенно снижается количество вооруженных инцидентов.

В категорию "вооруженные инциденты" входят: перестрелки, обстрелы, то есть любое событие, вовлекающее присутствие двух сторон (боевики, силовики) одновременно.

Число жертв вооруженного конфликта в 2017 году по сравнению с 2016 годом снизилось на 39% – с 287 до 175 человек. При этом в 2017 году впервые за все время наблюдений жертвами конфликта стали менее 200 человек.

Статистика жертва за 7 лет. Источник: "Кавказский узел".Резкое снижение количества инцидентов произошло в 2015 году, в 2017 году эта тенденция вновь проявилась, что можно объяснить оттоком боевиков в Сирию в 2013-2014 годах.

Однако после сокращения контролируемой ИГ* территории в Сирии и Ираке массового возвращения домой уроженцев Северного Кавказа, воевавших на стороне боевиков, пока не наблюдается. Власти ни разу не отчитались об убийстве в боестолкновении или спецоперации воевавшего в Сирии боевика, хотя периодически поступают сообщения о задержании людей по подозрению в том, что они ранее воевали в Сирии на стороне противников Асада.

Опасения возможной эскалации конфликта на Северном Кавказе, связанной с поражениями ИГ* в Сирии и Ираке и возвращением боевиков на Кавказ, пока не оправдались. Однако это может быть объяснено не только хорошей работой силовиков, препятствующих возвращению на родину участников конфликта на Ближнем Востоке,  или большими потерями среди  боевиков непосредственно в Сирии и Ираке. Можно предположить, что часть из боевиков переходит из разгромленных подразделений ИГ в другие джихадистские группировки, а также их отъездом в другие страны. Если последняя версия обоснована, то в наступившем году мы увидим "кавказский след" в сообщениях о вооруженных инцидентах и терактах в других странах.

Силовики рапортовали об убийствах лидеров дагестанских группировок

Разрушенный автомобиль в результате теракта. Фото: REUTERS/Kazbek BasayevСнижение количества вооруженных инцидентов также можно объяснить тем, что 2017 году, согласно рапортам силовиков, были убиты лидеры "махачкалинской", "губденской", "кадарской", "малгобекской", "хасавюртовской" и "хунзахской" группировок.

При этом невозможно утверждать, что все "лидеры" действительно занимали высокое положение в иерархии боевиков. Сайты, поддерживающие вооруженное подполье на Северном Кавказе, отчеты силовиков не подтвердили, хотя ранее регулярно отчитывались о "шахаде" своих руководителей.

В 2016 году силовики сообщали об убийстве в этой же республике 17 лидеров боевиков.

19 декабря 2017 года был убит находившийся в федеральном розыске Ильяс Шарипов - брат смертницы Марьям Шариповой, взорвавшей себя в метро в Москве в 2010 году. Силовики объявили его "лидером "балахнинской" группировки". Отметим, что в 2010 году Ильяс Шарипов обращался с открытым письмом к президенту Дагестана с просьбой защитить его от преследований сотрудниками правоохранительных органов.

Убийство лидеров диверсионно-террористических групп с сохранением потенциальной базы пополнения боевиков привело к снижению числа атак, требующих групповой подготовки и координации среди боевиков

Как следует из хроники терактов, совершенных смертниками в России, которую ведет "Кавказский узел", единственным в 2017 году подрывом смертника стал самоподрыв у поста ДПС у села Яндаре в Ингушетии. Остальные боевики вступили в бой с силовиками. Двое полицейских умерли от ранений, полученных при взрыве. НАК рапортовал о двух убитых в боестолкновении боевиках.

Боевики ИГ* отказались от проведения сложных атак

На месте теракта в Хасавюрте. Февраль 2013 года. Фото: REUTERS/Abdula Magomedov/NewsTeam/HandoutВ августе 2016 года запрещенная в России судом и признанная террористической группировка "Исламское государство" распространила видео с призывом к джихаду в России. После этого "Исламское государство" стало все чаще заявлять об атаках на Северном Кавказе.

При этом количество акций, за которые взяло на себя ответственность ИГ*, незначительно снизилось на Северном Кавказе, но увеличилось в целом по России.  Так, в 2016 году ИГ* взяло ответственность за нападения на силовиков на Северном Кавказе не менее шести раз: пять раз - в 2016 году в Дагестане и один раз - в Чечне. 

В 2017 году ИГ* взяло на себя ответственность за пять атак на Северном Кавказе и за четыре атаки, совершенные в других регионах России. В частности, ИГ* взяло на себя ответственность за две атаки в апреле 2017 года в Астрахани, одну атаку в Сургуте в августе 2017 года, одну атаку в Котельниково в ноябре и одну атаку в Санкт-Петербурге в декабре 2017 года.

Отметим, что в Астрахани нападавшие обстреляли полицейских, в Санкт-Петербурге был организован взрыв в супермаркете, в Сургуте и  Котельниково нападавшие пользовались холодным оружием. Если инциденты в Санкт-Петербурге и Астрахани можно по внешним признакам отнести к "классическим" террористическим атакам, то нападения в Сургуте и Котельниково можно отнести к "атакам вдохновения", которые совершают люди, спровоцированные пропагандой ИГ*.

Судя по проведенным боевиками в 2017 году атакам, можно сделать вывод, что от сложно организуемых групповых атак боевики "Исламского государства"* переходят к одиночным акциям, требующим минимальной организации и средств.

Российские реалии предоставляют для идеологов ИГ* благодатную среду, отметил в 2017 году глава Центра социально-экономических исследований регионов RAMCOM Денис Соколов в материале "Соколов: в Сургуте ИГ* выиграло войну за умы мусульман".

Снижение сложности и "террористической технологичности" атак приводит с снижению числа их жертв, однако делает крайне сложной работу по их предотвращению. У силовиков намного меньше возможностей предотвратить атаку распропагандированного одиночки, чем сорвать приготовления террористов на стадии подготовки теракта. Резонансная атака на прихожан в Кизляре, произошедшая уже в текущем году, подтверждает этот тезис.

2017 год запомнился провалами в работе Росгвардии

Второй год в России действует силовое ведомство прямого подчинения президенту России - Федеральная служба войск национальной гвардии (Росгвардия). Ведомство было создано Владимиром Путиным 5 апреля 2016 года на базе внутренних войск МВД, руководителем был назначен Виктор Золотов.

При этом 2017 год был отмечен как провалами в работе Росгвардии, так и атаками боевиков на его сотрудников. В двух атаках в январе и марте в Чечне были убиты восемь бойцов Росгвардии, ранены трое. В апреле в Астрахани при обстреле были ранены трое бойцов этого силового ведомства.

Это не помешало расширению полномочий Виктора Золотова, которому 29 июля 2017 года президент России поручил руководить антитеррористической группировкой на Северном Кавказе. Росгвардия обладает самыми широкими полномочиями среди силовых структур, и Золотов получил возможность привлекать к участию в контртеррористических операциях сотрудников других силовых ведомств, МЧС и военнослужащих.

Несмотря на это, по-прежнему случались инциденты с участием бойцов Росгвардии. В минувшем году стало известно о драках и избиениях командиров частей, расстреле сослуживцев сотрудником Росгвардии, а также гибели офицера этой силовой структуры в перестрелке в кафе.

Можно сделать вывод, что новый руководитель, не имеющий большого опыта военного руководства, не смог изменить ситуацию. Не произошло улучшения ни в связи с инцидентами среди самих силовиков, ни в вооруженном противостоянии с боевиками. Нет никаких оснований считать, что сформировавшийся в 2017 году тренд на увеличение числа инцидентов с участием бойцов Росгвардии, а также потерь силовиков из-за конфликтов и стычек друг с другом изменится и в текущем, 2018 году.

* - ИГ ("Исламское государство", ранее ИГИЛ) - организация признана террористической и запрещена в России судом.

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Прикреплённые файлы
Лента новостей

21 ноября 2018, 07:03

  • Гражданин Армении погиб в "Шереметьево" после депортации из Испании

    Самолёт рейса Москва – Афины, вылетающий из московского аэропорта "Шереметьево", во время разгона столкнулся с мужчиной, который в результате погиб. Останки его тела были обнаружены на взлетно-посадочной полосе. Гражданин Армении ранее был депортирован из Испании на родину с пересадкой в Москве.

21 ноября 2018, 06:44

  • Отец главы ДУМ Грузии заявил о недопуске адвоката к сыну в Баку

    Правоохранительные органы Азербайджана не допускают адвоката к главе Bысшего духовного управления мусульман Грузии Миртаги Асадову, арестованному две недели назад после пересечения грузино-азербайджанской границы, сообщил отец Асадова. В офисе омбудсмена Грузии выразили опасения, что на Асадова может оказываться давление.

21 ноября 2018, 06:25

21 ноября 2018, 06:14

  • Пользователи Facebook раскритиковали идею властей Армении о налогах на трансферты

    Комитет по государственным доходам Армении предложил облагать налогом денежные переводы населения. Это может привести к тому, что люди не станут пользоваться трансфертами, а на заработки будут уезжать целыми семьями, заявили пользователи соцсетей. Рынок банковских переводов может уйти в тень, предупредили экономисты.

21 ноября 2018, 05:52

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей