Участники пикета с требованием прекращения политических репрессий. Ростов-на-Дону, 31 октября 2020 года. Фото Константина Волгина для "Кавказского узла"

31 октября 2020, 22:35

Ростовские активисты выступили против политических репрессий

Традиция репрессий возвращается в политику России, заявили представители оппозиционных движений Ростова-на-Дону на пикете памяти жертв политических репрессий. В подтверждение они упомянули дела своих земляков и рассказали о судьбе репрессированных родственников.

Как писал "Кавказский узел", публичные мероприятия в день памяти жертв политических репрессий проводятся 30 октября. В этом году в Волгограде на одиночные пикеты в поддержку современных политзаключенных вышли пять местных активистов. В Дагестане к этой дате был подготовлен к печати второй том Книги памяти жертв политических репрессий.

Изначально, как сообщил ранее "Кавказскому узлу" председатель правления "Международного Мемориала" Ян Рачинский, активисты отмечали 30 октября День защиты прав политзаключенных. Этот день был известен под таким названием с 1974 году до 1991 года. 18 октября 1991 года Верховный Совет РСФСР принял постановление, согласно которому 30 октября было объявлено официально Днем памяти жертв политических репрессий. По словам Рачинского, эта памятная дата уникальна. "Она практически единственная, не спущенная властями сверху, а ставшая результатом низовой инициативы", - подчеркнул Рачинский.

Ростовские активисты собрались на акцию в парке у мемориала жертвам политических репрессий

Представители оппозиционных движений Ростова-на-Дону сегодня провели пикет в городском парке Строителей, чтобы выразить протест против политических репрессий. Пикет собрал около двадцати человек, среди которых были представители движения "Солидарность", "Партии народной свободы", "Яблока", а также гражданские активисты, сообщили организаторы акции.

Возложение цветов к мемориалу в память о жертвах репрессий в Ростове-на-Дону после пикета 31 октября 2020 года. Фото Константина Волгина для "Кавказского узла"В руках у участников были такие плакаты, как "Будущее России сидит в тюрьме. Отпускай заложников!", "Хватит репрессий!", "Свободу Анастасии Шевченко!", "Свободу всем политзаключенным!" и другие.

По окончании пикета его участники возложили цветы к находящемуся в парке мемориалу жертвам политических репрессий. Пикет был согласован на количество участников до 50 человек ввиду коронавирусных ограничений, все участники были в защитных масках и соблюдали дистанцию.

Акция проходила в немноголюдном месте, вдалеке от популярных пешеходных зон и каких-либо административных зданий, поэтому за все время мимо пикета прошло лишь около десяти прохожих, некоторые из них, наблюдая за людьми с плакатами, сбавляли шаг, однако в разговоры с пикетчиками не вступали. При этом полицейских на пикете было почти в два раза больше собравшихся, в стороне стояли три машины с полицией, передает корреспондент "Кавказского узла". Силовики несколько раз сфотографировали и засняли на видео, как всех людей с плакатами, так и немногочисленных представителей СМИ.

Традиция репрессий возвращается в России, считают организации акции

Организатор пикета с требованием прекратить политические репрессии Елена Меньшенина. Ростов-на-Дону, 31 октября 2020 года. Фото Константина Волгина для "Кавказского узла"В России продолжаются преследования активистов за высказывание мнения, отличного от принципов, которые нам транслирует власть, рассказала корреспонденту "Кавказского узла" организатор акции Елена Меньшенина.

"Цель мероприятия — напомнить людям о том, что наша страна долгое время питалась и укрепляла власть именно путем репрессий несогласных, инакомыслящих, и, к сожалению, сейчас эта традиция возвращается. Это постоянные преследования активистов за их высказывания своего мнения, отличного от принципов, которые нам транслирует власть. В последнее время это дошло уже до искажения самого смысла и принципов Конституции, которые заложены в ее базовых положениях. Преследования людей усиливаются, политические дела постоянно появляются в других городах по самым надуманным поводам, поэтому вопрос политических репрессий и поддержки их жертв становится очень актуальным в нашей стране, это вопрос реальности", — заявила Елена Меньшенина.

Она отметила, что лично ее больше всего возмущает дело Анастасии Шевченко. По этому делу Меньшенина проходит свидетелем. "Не так давно Яне Антоновой дали как бы символический срок за "сотрудничество с нежелательной организацией" — обязательные работы, и буквально через неделю ей снова написали протокол снова за "сотрудничество с нежелательной организацией". Меня это, естественно, возмущает и удивляет. Я хорошо знаю и Шевченко, и Антонову, это люди "травоядные" и не обидят и мухи, а им пишут статью о попытке подорвать конституционный строй", — подчеркнула Елена Меньшенина.

Член федерального совета организации "Открытая Россия"* Анастасия Шевченко находится под домашним арестом с января 2019 года, Октябрьский райсуд Ростова-на-Дону рассматривает ее дело с 18 марта. Шевченко отказалась признать вину в участии в деятельности нежелательной организации на территории России. Дело Шевченко стало первым в России, возбужденным по статье об осуществлении деятельности нежелательной организации. Amnesty International и Правозащитный центр "Мемориал" признали активистку политзаключенной. Участники круглого стола "Политические заключенные в России в 2019 году" охарактеризовали дело Шевченко как один из показательных примеров усиления политических репрессий в России.

Суд в Краснодаре приговорил активистку Яну Антонову к 240 часам обязательных работ, признав ее виновной по уголовному делу об участии в деятельности "Открытой России"*. Дело в отношении Антоновой неправомерно квалифицировано по уголовной статье, а в основу обвинительного приговора легли обвинения свидетеля, который так и не явился в суд, заявила защита. Уже после приговора правоохранители завели третье административное дело в отношении Антоновой из-за старых репостов в Facebook. Правозащитный центр "Мемориал" назвал уголовное дело против Яны Антоновой политическим преследованием.

Она еще указала на то, что сейчас также идут слушания по делу члена "Яблока" Юлии Галяминой, на которую заведено дело о неоднократном нарушении порядка организации или проведения публичных мероприятий. 30 сентября прокуратура утвердила обвинение, сообщило на своем сайте "Эхо Москвы". "Я тоже с ней немного знакома, это депутат Московской городской думы, и у нее уголовное дело фактически за то, что она собирала подписи против поправок в Конституцию. Смысл всего этого, — чтобы запугать людей, чтобы люди, будучи возмущенным какими-то вещами, понимали, что личные риски превышают возможности на что-то повлиять. Правоохранительные органы, силовые структуры работают как репрессивная система, система запугивания. При этом вопросы реальных проблем поднять фактически невозможно, например, нарушений на выборах", — заявила Елена Меньшенина.

По ее словам, пикет заявлялся на площади Ленина, чтобы "привлечь внимание большего количества сторонних людей". "Однако нам предложили это место, мы отказываться не стали, оно символичное и тем более, что мы с марта не проводили каких-либо публичных мероприятий в силу "антиковидных" ограничений. Здесь не так много людей проходит, конечно", — сказала активистка. Она добавила, что часть приглашенных ею людей выразила опасения в связи с эпидемиологической обстановкой, также кто-то мог побояться сильного ливня, который шел в городе с утра.

Плакат в руках участника пикета Николая Кладового. Ростов-на-Дону, 31 октября 2020 года. Фото Константина Волгина для "Кавказского узла"Участник пикета Николай Кладовой также считает, что сейчас в России происходят политические репрессии. "В первую очередь, меня крайне возмущает дело Анастасии Шевченко, я являюсь однопартийцем Анастасии, мы состоим в одном региональном отделении партии "Гражданская инициатива". Мне, как юристу, более ясно то беззаконие, которое творится по "нежелательным организациям", — заявил корреспонденту "Кавказского узла" Николай Кладовой.

По его данным, в настоящее время существует уже более сотни административных производств по делам о "нежелательных организациях" и несколько уголовных дел, которые сфальсифицированы на основании изготовленного для Минюста документа, содержащего недостоверные сведения.  "Я писал заявление в СК и пытался в суд подавать, но, к сожалению, ничего из этого не вышло. Государство не хочет это рассматривать, понимает, что это фальсификация", — отметил Кладовой.

Дело Сидорова и Мордасова он также считает сфальсифицированным. "Никакой опасности для государства, для конституционного строя они не представляли, никакого экстремизма в их действиях не было. Они много о чем писали в чате, но помимо них еще много кто чего писал, а пришили все им. Реально это ничем не кончилось, пар ушел в гудок, но они впоследствии были осуждены. Я считаю это также примером политических репрессий", — сказал Николай Кладовой.

4 октября 2019 года Ростовский облсуд признал Владислава Мордасова и Яна Сидорова виновными в подготовке к организации массовых беспорядков в Ростове-на-Дону в ноябре 2017 года и приговорил их к 6 годам и 7 месяцам и 6,5 года колонии соответственно. Вячеслав Шашмин, также обвиненный по этому делу, был признан виновным в попытке участвовать в беспорядках, ему назначено три года условно. 10 декабря 2019 года апелляционная инстанция оставила приговор без изменений. 30 июля Верховный суд России уменьшил наказания Сидорову и Мордасову до четырех лет лишения свободы каждому. Правозащитная организация Amnesty International признала Сидорова, Мордасова и Шашмина узниками совести, а Правозащитный центр "Мемориал" — политзаключенными, считая, что эти молодые люди планировали провести мирную акцию протеста, и объективных предпосылок к началу беспорядков в их действиях не было.

Участники акции рассказали истории своих репрессированных родственников

Участники пикета Лидия Ольшанская и Борис Папаян. Ростов-на-Дону, 31 октября 2020 года. Фото Константина Волгина для "Кавказского узла"Активист партии ПАРНАС Борис Папаян рассказал, что пришел на пикет, чтобы почтить память о тех людях, которые были невинно погублены сталинским режимом.

"С 1937 года стреляли, по данным МВД, по тысяче человек в день. Сегодня мы потихоньку скатываемся к тому же, только в "облегченном режиме". Прессу посадили на бюджетные деньги, создали невыносимые условия для оппозиционных СМИ, надеюсь, что это продлится недолго. Чем печальнее будет обстановка вокруг нашей страны, тем будет хуже оппозиционным СМИ", — заявил корреспонденту "Кавказского узла" Борис Папаян.

"Я лично знал репрессированного грека, которого я в детстве звал "дядя Леня Спирапуло", мы дружили семьями, моя бабушка дружила с ними. Только за то, что человек был греческой национальности, он получил восемь лет. Он их отбыл в лагерях", — рассказал Папаян. Он предложил переименовать улицы, "названные сейчас в честь лиц, виновных в репрессиях".

Участница пикета Светлана Морозова, у которой был репрессирован отец, вспомнила о том, что ее мать не получала пенсию, а саму ее не принимали в пионеры.

"Мой отец по происхождению немец, но их семью еще при царе, как мне потом рассказывала мама, перевезли из Германии на Украину. Потом он каким-то образом попал в Таганрог. Мама и отец познакомились в госпитале, в доме инвалидов, и они стали семьей. Им выделили квартиру, и они родили семерых детей, я была седьмая, самая маленькая. В 1938 году на него поступила жалоба: то ли с места работы, то ли еще откуда, и его по этой бумажке арестовали и почти сразу расстреляли в Таганроге. Когда его пришли забирать, мне было два года. Отец хорошо играл на баяне, мама потом рассказывала, что его забирали, а я просила "играй". Мама дожила до 60 лет, но пенсию не получала. В пионеры меня не приняли, но я носила пионерский галстук, и преподаватели не обращали внимания. Вот так прошла жизнь. Сейчас я пенсионер, у меня сын, двое взрослых внуков, все мне помогают, правда, на пятом этаже без лифта тяжковато", — рассказала корреспонденту "Кавказского узла" Светлана Морозова.

Участник пикета с требованием прекращения политических репрессий. Ростов-на-Дону, 31 октября 2020 года. Фото Константина Волгина для "Кавказского узла"Участница пикета Лидия Ольшанская рассказала, что приходит на место проведения акции почти каждый год 30 октября. "Однажды я застала довольно большую компанию людей возле этого мемориала, однако "правили бал" казаки, которые не давали сказать слова никому больше, будто бы только они одни пострадали от советской власти. Наверное, лет пять назад еще было по-другому, я читала, как разные люди приходили и рассказывали свои истории к этому камню. Сейчас как будто ремонт закончен, но люди реже приходят сюда. Я думаю, что это изменится, я надеюсь, что перемены будут, и этот камень станет местом паломничества для ростовчан", — поделилась с корреспондентом "Кавказского узла" Лидия Ольшанская.

Она рассказала историю своего репрессированного дяди: "Он был очень известный инженер. В 1937 году его забрали, осталась жена с двумя маленькими детьми — трех и шести лет, очень трудно было им. Во время войны или сразу после войны в двери их коммуналки постучали, и вошел человек очень плохо одетый, с сумкой за плечами. Он рассказал девочке, что шел с ее отцом по этапу, он был высокий крупный человек, ему не хватало еды, и он упал, его пристрелили. Поскольку они шли вместе с этим человеком, ранее он рассказал ему о себе, и они обменялись адресами с тем, чтобы тот, кто останется в живых, сообщил семье, что случилось. Девочки выросли без отца. Они добились того, чтобы памятная табличка о том, что их отец не вернулся домой, была на доме, и пока она висит. Но я знаю много мест, где люди снимают эти таблички, это политика власти".

По словам Ольшанской, и в наше время в России есть политзаключенные. "Сейчас не расстреливают, но издеваются, — это и процесс Юрия Дмитриева, и дело Насти Шевченко, и процесс "ростовских мальчишек" (имеет в виду Мордасова и Сидорова). Это цинизм запредельный. (Мордасова и Сидорова) держат в тюрьме, казалось бы, пошли навстречу, — апелляция снизила срок до четырех лет, но тут же отказали в УДО, все просьбы отклонены. Как бы показали кусочек свободы и тут же ее забрали, это ужасно", — считает женщина.

Новости о преследовании активистов, правозащитников и журналистов в регионах юга России и Южного Кавказа отслеживаются "Кавказским узлом" на тематической странице "Преследование активистов".

* деятельность двух зарегистрированных в Великобритании организаций, содержащих в своем названии слова "Открытая Россия", признана Генпрокуратурой России нежелательной на территории страны.

Автор: Константин Волгин; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

02 декабря 2020, 06:35

02 декабря 2020, 05:36

02 декабря 2020, 04:50

02 декабря 2020, 04:24

  • Политологи в Ереване оценили шансы Пашиняна сохранить власть

    Шансы Никола Пашиняна сохранить власть близки к нулю, считает Армен Варданян. Пашинян пытается переложить ответственность на армейское руководство и власти Нагорного Карабаха, отметил Степан Даниелян. У премьера были изначально шансы избежать войны, заявила Наира Айрумян.

02 декабря 2020, 03:55

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей