Памятник жертвам политических репрессий в Волгограде, фото Вячеслава Ященко для "Кавказского узла".

31 октября 2020, 04:10

В Волгоградском архиве найдены сведения о 97 репрессированных в Булухте

В документах, хранящихся в госархиве Волгоградской области, названы имена жителей села Булухта, репрессированных в годы коллективизации. Эти документы имеют большую ценность для изучения истории коллективизации и связанном с этим периодом репрессий, указал историк Антон Посадский. Новые данные помогут родным репрессированных реабилитировать родственников и добиться получения компенсации от властей, считает юрист.

В госархиве Волгоградской области в рассекреченном фонде "Особая комиссия по ликвидации кулацких хозяйств при Эльтонском районном исполкоме [...] Сталинградского края" корреспондент "Кавказского узла" обнаружил и изучил документы, связанные с ранее неизученной историей репрессий в годы коллективизации в селе Булухта, располагавшемся в заволжских степях Волгоградской области.

День памяти жертв политических репрессий отмечается в России ежегодно 30 октября. Соответствующее постановление Верховного Совета РСФСР было принято 18 октября 1991 года. "Кавказский узел" сообщал, что 30 октября отреставрированный мемориал памяти жертв политрепрессий был открыт во Владикавказе. На нем высечены имена 1620 расстрелянных во времена репрессий. Почтить их память пришли более 50 человек.

Репрессии в селе Булухта начались в феврале 1930 года, следует из документов. 13 февраля 1930 года сельский совет отправил районным властям информационную записку о первых результатах принятых им мер. В ней отмечалось, что кулачество "подпольно ведет агитацию против коллективизации и ликвидации кулачества". Составители отчета отметили, что беднота и батрачество Булухты взяли на себя обязательство "запахать с колхозами всю принадлежащую выселяемым кулакам землю".

"Несмотря на безобразную погоду – шторм 10 и 11 февраля [1930 года] – все же беднота и батрачество явились на собрание за несколько верст. Характерные выступления батраков [...]: наконец-таки и в Булухте появились действия Советской власти, давно бы так надо, довольно с них кулаки шкуры грабили", – говорилось в информзаписке.

Составители отчета сообщили, что в Булухтинском районе коммунисты провели три общественных собрания представителей бедноты, батрачества и колхоза по вопросам раскулачивания. Выступающие отметили, что местные кулаки пытаются вывести избежать конфискации их имущества. В отчете указано со ссылкой на свидетелей, что некоторые зажиточные семьи живут "на два хозяйства": например, из Булухты они увозят имущество на квартиры в село Заплавное. "Бывают случаи, что приходит комиссия с описью – голые стены, а в сундуках рваные тряпки… Из этого видно, что кулачество давно уже подготовилось", – говорится в записке.

Место, где располагался кулацкий поселок в окрестностях Булухты. Фото Вячеслава Ященко для "Кавказского узла"По сведениям сельсовета, случаев бегства жителей села, внесенных в списки раскулаченных, не было, с них взяли подписки о невыезде. К 1 марта 1930 года  раскулачивание булухтинских зажиточных крестьян было закончено, в тот год репрессиям в селе подверглись 69 человек, говорится в документах.

Конфискованное у кулаков имущество было передано в колхоз имени Ленина, колхозники организовали круглосуточную охрану изъятых вещей, а дома кулаков в те дни заняли бедняки. В землянки бедняков заселились раскулаченные, а затем их вывели в степь ("в кулацкий поселок") и заставили рыть землянки, в них репрессированные крестьяне жили до отправки их в Сибирь, сообщается в документах.

Глава сельсовета отметил, что "всех раскулаченных на долгое время оставлять в таком состоянии нельзя, ибо они надоедают каждый день с вопросами: одни просят хлеба, другие говорят, что они или члены их семей больные, и им надо медпомощь".  "Могут распространять нехорошее влияние на членов колхоза", – выразил свои опасения председатель сельской тройки Нестеренко, требуя скорейшей отправки раскулаченных семей в ссылку.

Из отчетов  сельсовета следует, что процесс коллективизации в 1930 году проходил с проблемами. Так, колхоз имени Ленина слился с коммуной "1 мая", и крестьяне-единоличники в колхоз вступать отказывались. Составитель информзаписки Дикерман 5 марта 1930 года сообщил, что до 40 хозяйств "колеблются, не уверены, вступят ли [в колхоз]", "план посевной кампании продвигается чрезвычайно туго".  Из документа следует, что булухтинскому колхозу нужно было засеять 300 гектаров пахотной земли, "но на всю площадь нет ни одного грамма семян". "Твердой уверенности, что поступят семена, нет. Райком, кроме директив, ничего, очевидно, еще не сделал", – писал Дикерман.

В июне 1931 года процесс раскулачивания продолжился, были репрессированы еще 29 человек, следует из документов.  В результате за два года всего было раскулачено 98 человек, впоследствии один из них был оправдан.

Затем начался процесс подготовки к этапированию репрессированных селян в Сибирь. "На каждого выселяемого члена кулацкой семьи должен быть трехмесячный запас основного продовольствия, в том числе хлеба из расчета 400 граммов в сутки и 36 килограммов на три месяца печеного хлеба или два килограмма муки, также минимальный приварок: крупа, картофель и пр., исходя из местных возможностей. К моменту выселения продукты должны быть приобретены выселяемыми за свой счет […] Сельхозинвентарем обеспечить из расчета: одна лошадь на пять кулацких семей, один однолемешный плуг, одна борона, одна телега. Инвентарь взять у кулацких семей, проживающих в поселках. Если там нет, обязать кулаков за свой счет в складчину [приобрести]. Для этого организовать кулацкие семьи в группы по пять человек […] Еще раз подтверждаем необходимость проживания комендантов в кулацких поселках и прикрепления к семьям раскулаченных лиц для наблюдения за ними. В сельсоветах регистрацию кулацких семей [проводить] раз в пять дней", – говорится в директиве районных властей.

Родственники раскулаченных, не пострадавших от репрессий,  стали брать на иждивение детей и стариков репрессированных булухтинцев. "17 ноября 1931 года. Я, гражданка Галичкина Агафья Ивановна, беру в свою семью девочку Анну Галичкину 11 лет", "Морозова Анна забрала на иждивение раскулаченного и лишенного избирательных прав отца 82 лет и мать, живших в г. Ленинске", "21 ноября 1931 года. Тараканов Илья Петрович взял на иждивение отца Петра Федотовича, 82 года и мать Анну Игнатьевну, 81 год", – говорится в их поручительствах.

Из документов следует, что был один случай, когда селянина исключили из списка раскулаченных: булухтинец Иван Захарович Болдин был оправдан, его хозяйство признали середняцким, наложенный на него штраф отменен, и сельсовет вернул ему изъятое имущество.

До 1933 года в селе Булухта проживало 29 членов раскулаченных семей, остальных власти этапировали в Сибирь. С 1935 года высланные старики стали возвращаться в родные места, они устраивались на работу на фермы колхозов и совхозов. Так, раскулаченный в 1932 году уроженец Булухты 76-летний Иван Кириллович Мололкин был выслан в Сибирь, а спустя два года его освободили по возрасту, и он вернулся на родину, а затем работал пастухом в бригаде №3 колхоза "Коммунар". В той же бригаде с 1937 года работал его земляк 70-летний Александр Гришин, высланный в Сибирь в 1931 году. Всего в 1937 году в Приэльтонье проживало 38 вернувшихся из ссылки бывших кулаков. 24 булухтинца сбежали из кулацких поселков и обосновались в Сталинграде, многие из них работали на Сталинградском тракторном заводе.

Историк и юрист оценили значимость исследований документов о репрессированных

Соленое озеро Булухта. Фото Вячеслава Ященко для "Кавказского узла"Эти документы "имеют большую ценность для реконструкции репрессий в годы коллективизации в Сталинградском Заволжье", сказал корреспонденту "Кавказского узла" доктор исторических наук, профессор Поволжского института управления РАНХиГС имени П.А. Столыпина в Саратове Антон Посадский. "Проблематика коллективизации и раскулачивания остается актуальной до тех пор, пока не исследованы все сюжеты этой прискорбной истории. Постепенно вводимые в оборот документы, в том числе недавно снятые с закрытого хранения, позволяют воссоздавать подробную картину процесса ликвидации самостоятельного крестьянства в России. Особенно показательны районы проживания вольного и зажиточного крестьянства. Один из таких – степное Заволжье", – сказал он.

Историк отметил, что жизнь в условиях рискованного земледелия "без административного прессинга и с хорошей земельной обеспеченностью» сформировала хозяйственный уклад, "весьма отзывчивый на столыпинские преобразования". В результате в Заволжье быстро оформился хуторской предпринимательский стиль ведения крестьянского хозяйства, нехарактерный для большинства районов коренной царской России, сказал он. Этот уклад, по мнению Посадского, претерпел "тяжкую деформацию" в результате Гражданской войны (1917-1922 годы)  и вызвал массовое сопротивление политике военного коммунизма.

"Данные сюжеты уже достаточно хорошо описаны. А вот дальнейшая судьба столь упрямых "столыпинцев" оставалась за пределами внимания. Новые документы позволяют увидеть "связь времен" – логику восприятия властями конца 20-х - начала 30-х годов тех, кто понимался ими как закоренелый враг с 1919-го. Отсюда и жестокость репрессивной политики, и довольно решительное сопротивление самих булухтинцев, часть из которых бежала с поселения", – отметил Посадский.

Историк отметил, что ценность для истории Волгоградской области имеют обнаруженные в архиве имена репрессированных и то, в чем их обвиняли. "Кто-то угрожал коллективизаторам, кто-то имел белогвардейское прошлое, а кто-то просто был виновен в наличии наемных рабочих. Такие локальные данные позволяют лучше уяснить саму логику репрессий в ходе коллективизации. Ныне некогда цветущий район практически не существует, он поглощен военный полигоном", - указал Посадский.

Исследования архивных материалов, связанных с политическими репрессиями 1930-х – 1940-х годов, важны при реализации федерального закона России "О реабилитации жертв политических репрессий" и ряда относящихся к нему приказов министерства культуры и массовых коммуникаций, МВД и ФСБ, отметил юрист Сергей Иващенко.

"В России огромное количество граждан, которые ничего не знают о судьбе репрессированных в те годы родственников. Некоторые  имеют о них смутные сведения. Исследователь, работающий с архивными документами, по сути, оказывает помощь таким людям в поиске информации, которая может существенно помочь не только в реабилитации репрессированного родственника, но и в получении компенсации", – сказал корреспонденту "Кавказского узла" волгоградский юрист.

Граждане, подвергшиеся политическим репрессиям, и их ближайшие родственники могут рассчитывать не только на реабилитацию, но и на денежную компенсацию, возврат недвижимости, восстановление российского гражданства, получение мер социальной поддержки, восстановление званий и возврат наград, полученных репрессированными гражданами, говорится в главе III "Последствия реабилитации" закона "О реабилитации жертв политических репрессий".

"Конечно, поиск информации о репрессированных и их реабилитация в этом случае возлагается на органы МВД и ФСБ. Но научные публикации историков могут оказать неоценимую помощь тем людям, кто обладает очень скудной информацией о своих репрессированных родственниках", – указал Иващенко.

"Кавказский узел" также писал, что сегодня,  в День памяти жертв политических репрессий, пять волгоградских активистов провели одиночные пикеты в поддержку современных политзаключенных. Прохожие заявили, что не знают о таком дне и не наблюдают политических репрессий в наши дни.

Автор: Вячеслав Ященко; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

04 декабря 2020, 22:50

04 декабря 2020, 22:24

  • Политологи указали на противоречия оппозиции по кандидатам в премьер-министры Армении

    Выдвижение кандидатов в премьер-министры Армении обозначило начало политического торга, считают опрошенные «Кавказским узлом» армянские политологи. По их мнению, мотивом выдвижения Вазгена Манукяна стал его отказ претендовать на кресло премьера в будущем, а выдвижение Эдмона Марукяна связано с гарантиями безопасности команде Пашиняна в случае его ухода.

04 декабря 2020, 22:07

04 декабря 2020, 21:37

04 декабря 2020, 21:23

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей