Лилия Саидова (в центре) в зале суда. Москва, 20 февраля 2019 года. Фото корреспондента "Кавказского узла"

20 февраля 2019, 21:38

Защита выходцев с Кавказа раскритиковала следствие по делу о финансировании боевиков

Черемушкинский суд Москвы продлил срок содержания под стражей шести обвиняемым по делу о финансировании терроризма, еще одна фигурантка дела оставлена под домашним арестом. Доводы в пользу ареста обвиняемых необоснованны, а версия следствия о связи между ними ничем не подтверждена, заявили адвокаты.

Как писал "Кавказский узел", Черемушкинский районный суд Москвы 13 декабря 2018 года арестовал шестерых из семи выходцев с Северного Кавказа, подозреваемых в сборе средств на финансирование боевиков. Были арестованы две женщины – Мадина Байсарова и Лилия Саидова, и четверо мужчин с фамилиями Байсаров, Саадаев, Мусаев и Рамазанов. Еще одна подозреваемая по делу, Анжелика Бабан, была отправлена под домашний арест, так как решила сотрудничать со следствием. Однако позже по представлению прокурора, который заявил о необходимости полной изоляции Бабан, суд изменил ей меру пресечения на заключение под стражу.

ФСБ России 13 декабря сообщила о задержании семи человек, подозреваемых в сборе свыше 38 миллионов рублей для боевиков запрещенных в России по решению суда и признанных террористическими организаций "Исламское государство"* и "Джабхат-ан-Нусра"*. По данным ведомства, обыски по делу прошли в Москве, Чечне, Дагестане и Ингушетии. Следствие изначально требовало арестовать всех задержанных.

Сегодня Черемушкинский райсуд Москвы оставил под домашним арестом Мадину Байсарову, которой была смягчена мера пресечения еще в декабре 2018 года. Вчера, 19 февраля, суд продлил содержание под стражей троим фигурантам дела: Саид-Хамзату Байсарову, Лилии Саидовой и Анжелике Бабан. 18 февраля в том же суде был продлен арест Саадаеву, Мусаеву и Рамазанову.

Мадина Байсарова остается под домашним арестом

Сегодня адвокат Саид-Хамзата Байсарова Андрей Лашевич сообщил корреспонденту "Кавказского узла", что сестре его подзащитного Мадине Байсаровой домашний арест продлен до 21 апреля.

В информации на сайте Черемушкинского райсуда Москвы в картотеке дела указано, что ходатайство о продлении срока домашнего ареста Байсаровой, которое зарегистрировано судом 15 февраля, удовлетворено 20 февраля. Решение об избрании ей меры пресечения в виде домашнего ареста суд принял 15 декабря 2018 года.

Лашевич 19 февраля высказал мнение корреспонденту "Кавказского узла", что следствие вряд ли будет настаивать на изменении меры пресечения Мадине Байсаровой. "Изменить меру пресечения на более строгую можно лишь при явных нарушениях подследственным условий меры пресечения", - сказал адвокат. При этом он добавил, что не является защитником Мадины Байсаровой.

Мадина Байсарова была беременна в момент задержания и избрания ей меры пресечения в виде домашнего ареста, но позднее "из-за переживаний" у неё случился выкидыш, сообщил ее отец, присутствовавший 19 февраля в зале суда, где решался вопрос о продлении ареста Саид-Хамзата Байсарова.

Следователь по особо важным делам следственного управления СКР по ЮЗАО Москвы Максим Мизонов, который подавал ходатайства о продлении меры пресечения в рамках дела о финансировании терроризма, подтвердил 19 февраля корреспонденту "Кавказского узла", что в деле несколько фигурантов, но отказался сообщить о деталях.

Суд оставил под стражей Саид-Хамзата Байсарова

Судебные заседания 19 февраля в Черемушкинском суде Москвы, на которых рассматривался вопрос о продлении срока содержания под стражей Саид-Хамзата Байсарова, Лилии Саидовой и Анжелике Бабан, начались с сильным опозданием ввиду задержки с доставкой подследственных из СИЗО и проходили до 21.30 мск. С чем была связана задержка подследственных, в суде не объяснили, передает корреспондент "Кавказского узла".

Первым - после 16.00 мск - суд рассмотрел вопрос о продлении содержания под стражей Саид-Хамзата Байсарова, которому 21 января было предъявлено обвинение по части 1.1 статьи 205.1 УК РФ.

Следователь Максим Мизонов в суде заявил, что Байсаров обвиняется в совершении "особо тяжкого преступления, несущего общественную опасность", и что, факторы, из-за которых он был заключен под стражу, остаются в силе. Среди них следователь назвал то, что Байсаров не имеет постоянного места жительства в Москве и может оказать влияние на свидетелей.

Мизонов также сообщил на заседании, что следствие по делу продлено до 21 апреля и до этого же срока требуется продлить срок содержания под стражей Байсарову.

Защитник обвиняемого Андрей Лашевич, в свою очередь, сообщил, что, хотя Байсаров постоянно зарегистрирован в Грозном, но имеет место постоянного пребывания в Москве и, несмотря на тяжесть обвинений, не имеет намерений скрыться от следствия. А поэтому, указал адвокат, его подзащитному может быть избрана любая другая мера пресечения без изоляции от общества — домашний арест или залог.

Само заседание суда проходило при скоплении родных и близких Байсарова. Судья начала разговор с обвиняемым и слушателями на повышенных тонах из-за того, что они "не встали при её появлении".

"Секретарь суда не объявлял о том, что суд идет и надо встать", - сказал кто-то из слушателей.

Подследственный не раз выражал свое недовольство способом ведения суда. Во время зачитывания судьёй решения он подсказал статью, по которой обвиняется, когда судья по какой-то причине запнулась и не могла прочесть номер этой статьи в тексте документа.

В итоге суд пошел на встречу следствию и продлил срок содержания под стражей Байсарову до 21 апреля.

В беседе с корреспондентом "Кавказского узла" адвокат Лашевич сообщил, что Байсаров свою вину не признает и о других фигурантах дела, кроме своей сестры, ничего не знает.

Но решение о продлении ареста Байсарова защита обжаловать не намерена, добавил адвокат.

Суд оставил в СИЗО также Саидову и Бабан

Уже после 19.00 мск 19 февраля суд приступил к рассмотрению ходатайств следователя Мизонова о продлении содержания под стражей Лилии Саидовой и Анжелики Бабан.

Обе женщины были доставлены из женского СИЗО №6 (расположено в московском районе Печатники), их дело слушалось совместно. Саидовой обвинение по части 1.1 статьи 205.1 УК РФ было предъявлено 16 января, а Бабан - по той же статье - 22 января.

Все возможные слушатели, кроме родителей Саидовой и корреспондента "Кавказского узла", были удалены из здания суда. Это связано с тем, что, согласно внутреннему распорядку, утвержденному председателем Черемушкинского суда, после 18.00 мск здание суда недоступно для посетителей, сообщили корреспонденту "Кавказского узла" судебные приставы и секретарь судьи Журавлевой.

В начале заседания защитник Бабан Геннадий Сорокин попросил приобщить справки о состоянии здоровья подзащитной, заявив, что она страдает сердечно-сосудистыми болезнями, а также справку о том, что её мать и бабушка являются инвалидами второй группы.

В свою очередь, защитник Саидовой Инара Багдасарян попросила приобщить справку о месте работы своей подзащитной в одной из государственных стоматологических клиник Москвы, а также положительную характеристику на Саидову из этого учреждения.

Помимо этого Багдасарян представила суду три справки с заключением медико-педагогического обследования трех из четырех малолетних детей Саидовой. По словам адвоката, согласно заключениям, дети очень страдают в отсутствие матери.

Саидова была задержана 11 декабря в доме своих родственников в Урус-Мартане и доставлена в Москву, в момент задержания женщины с ней находились четверо ее детей.

Кроме того, другой адвокат Саидовой Сулейман Ибрагимов попросил приобщить договор безвозмездного найма жилья Лилии Саидовой у своей матери, которой принадлежит квартира в подмосковном Одинцове.

Как сообщил уже после заседания корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Ибрагимов, процедуру приобщения доказательств того, что Саидовой есть где жить в Москве, приходится производить на каждом продлении, так как их к материалам уголовного дела не подшивают.

"Эти материалы остаются в суде отдельным производством. Это копии из тех материалов дела, которые (предназначены) для этого действа (продление меры пресечения, – прим. "Кавказского узла")", - сказал он.

Все справки и материалы от защиты обеих женщин были приобщены судьей к рассматриваемому вопросу с согласия представителя прокуратуры.

После этого судья зачитала с подробностями ходатайство следователя, в котором приведен ряд процессуальных моментов, но не сообщается о конкретике обвинений.

Согласно этим материалам, ни Саидова, ни Бабан на допросе при предъявлении обвинения свою вину не признали и не согласны с содержанием обвинения.

Следователь просил в своем ходатайстве продлить срок содержания под стражей Саидовой и Бабан до 21 апреля. До этого времени продлено само расследование по их делу.

Следствие обосновало свое ходатайство тем, что невозможно было завершить расследование, так как не хватило времени для "получения ответов на ранее направленные запросы и поручения, анализа полученной информации и доказательства по делу и для выполнения иных уголовно-процессуальных действий".

Также в качестве аргумента следователь указал, что инкриминируемая Саидовой и Бабан статья - особо тяжкая, преступление - общественно опасное, фигурантки могут скрыться от следствия или влиять на свидетелей, если будут не в изоляции.

"Основания, по которым Саидову и Бабан заключили под стражу, не отпали", - заявил на суде следователь Мизонов.

Представитель прокуратуры заявил, что считает "законно обоснованными" требования следствия о продлении срока содержания под стражей Саидовой и Бабан.

Лилия Саидова выразила несогласие с позицией следствия. "Полтора года назад я давала показания по этим переводам, которые делала. И после этого не скрывалась. Хотя у меня был загранпаспорт, и была возможность уехать", - заявила Саидова.

Защита Саидовой также призвала судью не удовлетворять ходатайство следователя, обосновывая это тем, что мать четверых детей можно содержать под домашним арестом в квартире родителей в Подмосковье.

Адвокат Багадсарян также обратила внимание, что полтора года назад Саидова была опрошена и не скрылась после этого.

"Если бы что-то за ней числилось или имелось, она бы ещё тогда уехала заграницу, и всего бы этого не случилось… Защита считает, что эти переводы были совершены брату в Турцию, и никакого финансирования [терроризма] она не совершала. Собственно, мы будем отстаивать справедливость. Но речь сейчас идет о том, скроется или нет Саидова. Следователь считает, что может. А может и нет? У следствия нет доказательств, что она скроется от суда и следствия. Прошу обратить внимание, что у Саидовой имеется четверо малолетних детей… Они очень скучают по матери, страдают. Я не говорю - пожалеть Саидову. За детей очень жалко. Они переносят стресс", - заявила суду Багдасарян.

Она попросила назначить Саидовой другую меру пресечения - либо домашний арест, либо залог в один миллион рублей.

В свою очередь, адвокат Ибрагимов заявил в суде, что считает вполне достаточным именно домашний арест для Саидовой.

"В материалах, представленных следователем для продления срока содержания под стражей, не содержится реальных доказательств того, что, если Саидовой будет изменена мера пресечения, то она может скрыться от следствия и суда. Для таких выводов нет никаких оснований. Потому что с момента задержания Саидова даёт показания по делу, отвечает на все поставленные вопросы и объясняет те переводы, которые следствие считает криминальными. Следствие ссылается также на то, что Саидова обвиняется в совершении особо тяжкого преступления. На наш взгляд, предъявленное на сегодня обвинение Саидовой является, я бы сказал, незаконным. Как по содержанию, так и не в той редакции, которая действовала на момент вменяемых ей действий", - заявил суду Ибрагимов.

Кроме того, по его мнению, в законе не сказано, что само по себе обвинение в совершении особо тяжкого преступления является основанием для избрания и продления меры пресечения.

Ибрагимов также обратил внимание еще на два обстоятельства. "Возбуждены три дела, которые потом объединены в производство в отношении Байсаровой, Саидовой и Мусаева. Но, если посмотреть те материалы, что представлены в суд, то в них нигде не прослеживается связь между этими лицами. Я не знаю, может быть, у следствия есть что-то такое, что оно на данном этапе не раскрывает. Но в материалах такой связи [не видно]", - подчеркнул Ибрагимов.

Он указал, что месяц назад на предыдущем заседании суда по продлению меры пресечения следователь заявил слово в слово тот же объем работы по расследованию как проведенному, так и предстоящему.

"Человек два месяца находится под стражей. А мы находимся на том же этапе поручений, получения на них ответов. Я бы сослался на постановление пленума Верховного суда РФ по вопросам избрания меры пресечения и продления срока содержания, которое говорит, что при продолжающихся продлениях срока содержания под стражей нужно помимо тех оснований, которые имелись при избрании меры пресечения, следствию необходимо представлять более веские доказательства, обосновывающие, что необходимость содержания под стражей ещё наличиствует. Мне кажется, всего этого нет", - сказал Ибрагимов.

Обвиняемая Бабан также не поддержала ходатайство следователя, заявив о резком ухудшении состояния её здоровья в СИЗО. "Имеется справка о том, что я сердечница. Помощь мне не оказывается. У меня приступы до пяти раз в день тахикардии", - заявила она суду.

Бабан также отметила, что на те вопросы, что задает ей следствие, она даёт полные ответы, но при этом не опрошен некий Куценко, который в настоящее время находится в колонии под Курском, хотя обвиняемая об этом просила. По словам Бабан, именно по просьбе этого человека, она осуществила несколько переводов денег внутри России. И только один из этих переводов предназначался одному из фигурантов дела. Какому именно человеку предназначались эти переводы, ни Бабан, ни её защита не уточнили.

В конце своего выступления Бабан разрыдалась, прося судью выпустить её из-под стражи под домашний арест. "Так как меня отделили в отдельное производство, то это говорит о том, что я не имею отношения к этим людям. Я прошу - опросите Куценко, пусть он подтвердит мои показания", - плача, сказала Бабан.

Адвокат Бабан Сорокин отметил, что в СИЗО с его подзащитной не проводится никаких следственных действий. "Ни допросов, ни опознаний. Просто сидит человек и сидит. Чего ожидает, и сами не понимаем", - заявил он суду.

Другой адвокат Бабан Карина Гурегянц заявила о "демонизации" личности любого обвиненного по статье, связанной с террористической деятельностью. "Все ссылаются на эту страшную статью и в нарушение презумпции невиновности делают людей какими-то демонами, которых нельзя выпускать. Мать - к своим детям, дочь - к своей матери больной", - заявила она.

Оба адвоката попросили вернуть Бабан под домашний арест.

Выслушав мнение сторон, судья в результате удовлетворила ходатайство следователя оставить под стражей Саидову и Бабан до 21 апреля.

Защита обеих женщин намерена обжаловать решение о продлении.

Решение суда о продлении ареста одному из обвиняемых по делу уже обжаловано

На сайте Черемушкинского райсуда Москвы размещена информация о том, что 18 февраля был продлен арест проходящим по этому же делу о финансировании терроризма Саадаеву, Мусаеву и Рамазанову.

При этом в карточке дела Рамазанова указано, что решение суда от 18 февраля обжаловано сегодня.

Организатором сети для финансовой поддержки террористов силовики назвали мусульманского проповедника Абу Умара Саситлинского (Исраила Ахмеднабиева), заявив, что средства для террористов собирались под предлогом строительства мечетей и помощи малоимущим мусульманам через "благотворительные фонды". Сам Саситлинский отверг свою причастность к финансированию террористов. Он также отверг факт знакомства с другими фигурантами дела. Эксперт общественной организации Free Russia Foundation Денис Соколов ранее обратил внимание, что Саситлинский обвинен в финансировании двух враждующих структур. Сбор средств для террористов под предлогом благотворительности был широко распространен в прошлом, но жесткий контроль за банковскими транзакциями и благотворительными фондами подорвал эту практику, заявили опрошенные "Кавказским узлом" эксперты.

Адвокат Саидовой рассказал о жалобах на следователя

Следствие не озвучивает обстоятельства преступлений, которые вменяются задержанным, даже их адвокатам, сообщил адвокат Ибрагимов, защищающий права Лилии Саидовой.

"В постановлении о привлечении человека к уголовной ответственности должно быть указано время, место, обстоятельства совершения преступления, а также мотивы. То есть те обстоятельства, которые по закону подлежат доказыванию. В этом обвинении (против Саидовой, — прим. "Кавказского узла") ничего этого нет", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" 19 февраля Сулейман Ибрагимов.

Адвокат сообщил, что отправил жалобы прокурору и руководителю следственного органа по поводу сути обвинений, но пока ответа не получил.

По его мнению, такое обвинение лишает человека возможности защищаться. "Вас обвиняют в какой-то противоправной деятельности, не конкретизируя, что вы и в какой период сделали", - посетовал Ибрагимов.

Он также сообщил, что Саидова признает переводы брату в Турцию на реквизиты разных владельцев банковских карт. "Но эти реквизиты ей давал брат… и потом он подтвердил получение денег", - отметил Ибрагимов.

Наряду с переводами брату, которые могли осуществляться на банковские карты разных владельцев, в перечне переводов Саидовой в материалах следствия упоминаются и переводы внутри России — за ремонт автомобиля или как взнос за аренду жилья и прочее.

При этом, как пояснил адвокат, в деле фигурирует несколько фамилий, но он точно не осведомлен, какие люди привлечены к ответственности, а какие вне досягаемости следствия. "Никакой связи между Саидовой, Байсаровой и Мусаевым по материалам, представляемым в суд для обоснования ареста, я пока не вижу", - резюмировал Ибрагимов.

В свою очередь отец Лилии Саидовой Султан Саидов утверждает, что его дочь не знакома с Байсаровой или Мусаевым. Он не хотел бы связывать дело против дочери с обстоятельствами гибели сына. По его словам, он получил сообщение с фотографией с телом погибшего сына через знакомых.

Уроженка Чечни Лилия Саидова, заподозренная в финансировании терроризма, три раза перевела деньги младшему брату в Турцию, который позднее был объявлен погибшим в Сирии.

"Говорят, он погиб под американской бомбардировкой. Но где и когда, точно неизвестно. Может быть, он ещё жив", - предположил в беседе с корреспондентом "Кавказского узла" Султан Саидов 19 февраля в суде.

"Кавказский узел" ранее указывал, что детали дела Лилии Саидовой, озвученные защитой и родственниками, сопоставимы с обстоятельствами дела уроженца Махачкалы Шамиля Нурмагомедова, осужденного на семь лет лишения свободы по обвинению в финансировании запрещенной в России судом террористической организации ИГ*. Работая в Москве, Нурмагомедов переводил деньги младшему брату Марату, который уехал в Сирию. Защита Нурмагомедова и он сам доказывали, что деньги переводились Марату только на личные нужды - узнав, что брат тратит полученные средства на предметы военного назначения, Шамиль наотрез отказался отправлять ему деньги снова и других переводов ему не делал. Верховный суд России оставил в силе приговор Нурмагомедову.

В ноябре 2018 года был осужден на три года отец Шамиля и Марата Казим Нурмагомедов, который прикладывал большие усилия для вызволения сына с территории ИГ* и смог в итоге помочь ему. Ранее "Кавказский узел" опубликовал интервью с Казимом Нурмагомедовым "Вернуть живым: за сыном из Дагестана в ИГИЛ"*.

"Кавказский узел" отслеживает материалы о влиянии войны на Ближнем Востоке на регионы Кавказа на тематических страницах "Сирия в огне" и "Кавказ под прицелом халифата". В разделе "Справочник" также содержится справка "Выходцы с Кавказа в рядах ИГИЛ"*.

*организации признаны террористическими и запрещены в России по решению суда.

источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

26 сентября 2020, 09:20

26 сентября 2020, 08:26

26 сентября 2020, 07:24

26 сентября 2020, 06:29

26 сентября 2020, 05:29

ГЕРОЙ КАВКАЗА
Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей