Женщина. Фото pixabay.com

07 июля 2020, 06:05

Практика семейного насилия в Чечне противоречит нормам ислама и адатам

Общество пытается скрыть практику агрессивного, безнравственного поведения мужчины в чеченской семье, которая на самом деле не соответствует адатам, заявил социолог. У религии и традиций есть очень сильные аргументы против насилия в семейных отношениях, но общество на них слабо опирается, причем жертвы домашнего насилия в Чечне зачастую не могут рассчитывать на поддержку родных, считают опрошенные "Кавказским узлом" активистки.

Как информировал "Кавказский узел", 12 июня в доме мужа и его родителей скончалась 23-летняя мать троих детей. Она была спешно похоронена ночью вопреки исламским традициям. После сообщений в соцсетях о том, что девушка стала жертвой домашнего насилия, ее мать добилась эксгумации и присутствия на этой процедуре. Она заявила, что видела кровоподтеки на теле дочери. Не дожидаясь результатов экспертизы, глава Чечни Рамзан Кадыров встретился с матерью и мужем умершей, а также другими ее родственниками, и мать извинилась за слова о насильственной смерти дочери. 27 июня ЧГТРК "Грозный" распространила в соцсетях видео с повторными извинениями матери умершей - на этот раз лично перед зятем. 30 июня было опубликовано новое видеообращение женщины - с просьбой не распространять версию о насильственной смерти ее дочери.

Еще до эксгумации тела мать молодой женщины выразила возмущение репортажем ЧГТРК "Грозный" о ее смерти. Она заявила, что мужа дочери пытаются выгородить, поскольку тот военный. Оспаривая эту версию, журналисты государственной телекомпании распространили информацию о том, что муж умершей никогда не держал в руках оружия. Блогер Тумсо Абдурахманов привел видео, говорящее об обратном. 6 июля "Новая газета" написала, что муж девушки до 12 июня работал в учебно-тренировочном центре СОБРа "Терек", которым в родовом селе Кадыровых Центарое руководит двоюродный брат главы Чечни Абдул-Керим Кадыров. По данным издания, девушка регулярно подвергалась избиениям в семье мужа. Руководству республики не выгодно расследование, которое может доказать вину силовика, указал президент Ассамблеи народов Кавказа Руслан Кутаев.

В истории с погибшей Мадиной Умаевой ее дети останутся с отцом, полагает руководитель общественной организации "Женщины за развитие" Либкан Базаева.

"У бабушки по матери просто и возможности нет содержать и воспитывать этих детей. Как видим, люди зажаты нуждой", - сказала Базаева "Кавказскому узлу".

Ситуация с домашним насилием осложняется тем, что в обществе как на Кавказе, так и в целом в России, люди не хотят выносить свои семейные проблемы на публику, отмечает она.

"К сожалению, это всегда играет на руку насильникам. Как в религии, так и в традициях есть очень сильные аргументы против насилия в семейных отношениях, мы слабо опираемся на них. Эти аргументы могли бы собирать и продвигать честные, заинтересованные ученые, историки, этнографы, социологи с целью гармонизировать семейно-бытовые и общественные отношения. Но в публичной сфере мы часто встречаем тренд идеализировать прошлое. Надо уходить от этого. "Семья", где практикуется любая форма насилия: физического, психологического или экономического - не может называться семьей, это место вынужденного сожительства по каким-то социальным причинам, это место, где страдают взрослые и дети. Человеческий опыт хранит много цивилизационных достижений, однако прошлое никак не может стать будущим, потому что оно всегда хуже будущего по определению. Семья будущего должна стремиться стать зоной гуманности, комфорта, любви и дружбы", - считает Базаева.

В республике работает центр "Надежда", оказывающий поддержку женщинам в затруднительном положении, рассказала она. "Кризисный центр снова получил поддержку Фонда президентских грантов. Будем продолжать оказывать помощь женщинам, оказавшимся в тяжелой жизненной ситуации, чтобы их жизнь не заканчивалась трагедиями, давая им и их детям шанс для начала хорошей, здоровой, человеческой жизни", - заключила Базаева.

Несмотря на то, что о проблеме домашнего насилия женщины на Кавказе все же рассказывают, в Чечне они могут реже рассчитывать на поддержку родных, считает активистка, редактор журнала "Даптар" Светлана Анохина.

"Эта проблема стоит остро везде, а в Чечне более, чем в других регионах, поскольку там все стоит более остро. Так как все крышует Рамзан [Кадыров], эта проблема не признается вообще, а если признается, то прикрывается. Мы много об этом пишем. Сложность в том, что в Дагестане и Чечне эта тема не табуирована, но в Чечне женщина может реже рассчитывать на поддержку родных", - сказала Анохина "Кавказского узла".

Рамзан Кадыров на встрече с матерью умершей заявил ей, что плакал, когда узнал об экспертизе тела. "Этой девушке вытащили все органы, оторвали голову. Даже если бы ее убили, ты должна была просто заставить всех поклясться, что они ничего не видели. А ты заставила вытащить труп своей дочери. В условиях пандемии нам из России говорят, что надо разорвать труп. Но поскольку это не сходится с нашей религией и адатами, поэтому мы пытаемся не разрезать человека и боремся с ними, а ты разрешила ее разобрать по кусочкам и отправить на экспертизу и породила столько сплетен", - упрекнул женщину глава Чечни.

История с предполагаемым домашним насилием, которая получила такой резонанс, является индикатором латентных трансформационных процессов института семьи в обществе, считает социолог, попросивший не указывать его имени.

"Общественное сознание не хочет принять и услышать те практики девиантного, агрессивного, безнравственного поведения мужчины в чеченской семье, которые на самом деле не характерны морально-нравственным установкам адатов… Ясно одно - мы на пороге сильного кризиса семьи, ее норм в отношении женщины, дочери, сестры, матери детей, девальвации понятия маскулинности "К1онахал". Насилие над слабым, заведомо беззащитным, который не может тебе адекватно ответить, считалось крайне непристойным в нормах адатов. В общественном сознании сохранились эти конструкты, тогда как самих носителей этих ценностей становится все меньше в обществе. Вот и старается общественная мораль любой ценой скрыть, замолчать, сделать вид, что "это совсем не то, что подумали", - сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Подобные происшествия на Кавказе разбираются в формате трех институтов права, отметил социолог. "В российском праве... присутствуют адвокаты обеих сторон, в адатном праве [вопрос решается] с ответственными людьми (только мужчины) с обеих сторон, в исламе - это шариат с соответствующим официальным институтом муфтията. В нашей с вами истории не было ни одного из обозначенных мной формальных систем. Множество вопросов: почему мать жертвы одновременно выступает в роли защиты? Жертва жила в семье с мужем безупречно, чтобы подозрения матери были беспочвенны? Почему мнение соседей, знакомых, которое всегда является критерием косвенных улик и доказательств, проигнорировано как "сплетни"? Почему интересы детей и их взросление были полностью дискредитированы в шлейфе разговоров "о вине" жертвы, их матери?" - задается он вопросом.

Речь идет о судьбе троих несовершеннолетних детей, подчеркнул он. "Оставлять детей в семье, которая попала под подозрение в убийстве или способствовала тому?.. С другой стороны, а кому они нужны, если вообще нужны? По тем косвенным уликам и данным, которые муссируются около этой ситуации, по всей видимости, физическая, моральная, эмоциональная стигматизация этой женщины происходила постоянно. Ее уже нет, но остались дети, к которым их отец скоро приведет другую женщину. Как бы судьба детей не стала моделью судьбы их матери, которая тоже, оказывается, жила с мачехой, идти ей было некуда, постоять за нее было некому, а постоять самой за себя ее никто не научил. Потому что как ни трагично, она тоже была никому не нужна, ни родным, ни близким, которые знали о ее страданиях, но просили терпеть ради детей, как будто дети - это инструмент по проверке выживаемости матери, где отцу отводилась роль испытателя этого терпения. Для воспитания в детях ненависти и жестокости к отцу лучшего сценария сложно придумать. Это образец "сохранения семьи". Только где семья? Что выносят дети из этих сцен, как должна жить годами женщина, которая так "сохраняет" семью?" - отметил социолог.

Дети становятся зачастую предметом давления на женщину в ситуации, когда она хочет уйти, считает специалист. "Муж не дает ей детей. Не потому, что дети для него ценность, а потому что ему нужно жертве до конца сделать больно, добить ее, он утверждается так в собственных глазах. Такие мужчины бывают в социальной жизни крайне трусливы, ущербны, с крайне низкой самооценкой. Он торгуется с жертвой ее привязанностью к детям и так шантажирует ее. Если бы эти ценности доминировали в оценочных суждениях общественного сознания и воспитывались матерью в семье в собственном сыне, таких трагедий мы смогли бы в значительной степени избежать. Ведь чеченское общество продолжает оставаться традиционным, несмотря на все трансформации, и общественное мнение могло быть важнейшим инструментом влияния. Но матери стали воспитывать себе сыновей, а не мужчин для общества, не отца детей, не заботливого мужа для снохи. Поэтому в нашей печальной истории важную скрипку в подпитке трагедии играла мать мужа погибшей женщины", - полагает он.

В ситуации, когда согласно адатам при разводе дети оставались с отцом, доминировала экономическая составляющая вопроса, отмечает собеседник.

"Но всегда учитывалась конкретная ситуация, и всегда в интересах детей. Если дети маленькие, то они оставались в том месте, где гуманитарно и психологически им более было бы комфортно. В нашем случае это могла бы быть мать погибшей девушки. Но вопрос об этом не шел с ее стороны, по всей видимости, ситуация сложилась так, что женщина извинилась перед бывшим зятем и его родственниками, чтобы не нести ответственность за "чужих" детей и чтобы иметь к ним хоть какой-то приемлемый доступ "в мирных условиях"... Семья бывшего зятя, его отца, в доме которых умерла молодая женщина, в смерти которой они попали под подозрение, вела себя по отношению к матери жертвы так, что более красноречивой иллюстрации падения всех мыслимых норм морали и этики адатов в нашем обществе сложно воспроизвести и представить", - заключил он.

Закон предусматривает возможность лишения отца родительских прав

Семейный кодекс предусматривает основанием для лишения родительских прав совершение одним родителем насильственного преступления в отношении другого, рассказала "Кавказскому узлу" адвокат адвокатского бюро "Мусаев и партнеры" Надежда Ермолаева.

"Совершение преступления насильственного характера должно быть подтверждено вступившим в законную силу решением суда, иначе будет нарушена презумпция невиновности. И только после этого органы опеки могут обратиться с иском в суд о лишении родительских прав, ссылаясь на эти обстоятельства", - отметила Ермолаева.

Семейный кодекс содержит также такую категорию, как "ограничение родительских прав" в том случае, когда нахождение с ребенком родителя представляет опасность для ребенка, но основание для лишения родительских прав пока не установлено, рассказала она.

"В этом случае органы опеки могут обратиться с иском об ограничении родительских прав. Если кто-то ограничивается в родительских правах, то на полгода он лишается возможности общения с ребенком. А через полгода органы опеки смотрят, остались ли такие основания и, если остались, то через полгода обращаются с иском о лишении родительских прав. В случае ограничения родительских прав предметом доказывания в суде будет именно наличие опасности для ребенка, имело ли место когда-то посягательство, причинялся ли вред здоровью, в том числе психологическому. Практика показывает, что суды, особенно в северокавказских республиках, очень строго подходят к вопросам доказывания в таких судебных заседаниях", - заявила Ермолаева.

Автор: Магомед Туаев; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Реклама
Лента новостей

10 августа 2020, 02:29

10 августа 2020, 01:30

10 августа 2020, 00:34

09 августа 2020, 23:08

09 августа 2020, 22:49

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей