05 февраля 2020, 05:40

Адвокаты поддержали коллег Магомедову и Сусланова

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

Попытка вывести дагестанских адвокатов Сапият Магомедову и Мусу Сусланова из процесса по делу братьев Ашиковых и Омара Абдурашидова незаконна, считают их коллеги.

Как писал "Кавказский узел", 3 февраля адвокат Сапият Магомедова сообщила, что руководитель следственной группы, расследующий дело обвиненных в финансировании террористов братьев Ашиковых и Омара Абдурашидова, распорядился отстранить ее от дела. По мнению следствия, Магомедова, ранее представлявшая Омара Абдурашидова, не может из-за конфликта интересов теперь защищать Раипа и Зиявудина Ашиковых. Она также утверждает, что столкнулась с угрозами лишения ее статуса адвоката. 3 февраля она узнала, что в конце прошлого года руководитель следственной группы обратился в министерство юстиции Дагестана для привлечения ее к дисциплинарной ответственности в связи с тем, что она отказывалась подписывать подписку о неразглашении данных предварительного следствия.

Срок содержания под стражей бывшего начальника УВД Махачкалы Раипа Ашикова и бывшего и.о. главы отдела полиции Каспийска Зиявудина Ашикова, а также Омара Абдурашидова, проходящих по делу о финансировании терроризма и покушении на сотрудника правоохранительного органа, был продлен до 11 февраля. Родственники и защита Омара Абдурашидова заявляют, что он был подвергнут пыткам с целью оговора братьев Ашиковых. 14 ноября 2019 года участники серии одиночных пикетов в Махачкале заявили о необоснованности ареста Омара Абдурашидова и братьев Ашиковых и призвали власти проконтролировать работу следствия.

Адвокатская палата рассмотрит жалобу в отношении адвоката Сапият Магомедовой, поданную следствием в Минюст Дагестана, на дисциплинарной комиссии 11 февраля, сообщила 4 февраля корреспонденту «Кавказского узла» руководитель аппарата палаты Гульнара Багишева.

"Информация о взысканиях Магомедовой относится к персональным данным адвоката и разглашению такие сведения не подлежат", - отметила она, добавив, что комиссия "изучает все доводы, обращение Минюста и уже по ним выносит свое заключение о наличии в действиях адвоката нарушений либо отсутствии таковых".

"Впоследствии же, в конце февраля Совет [палаты] примет окончательное решение по дисциплинарному производству и уже либо согласится с заключением комиссии, либо примет иное решение", - добавила Багишева.

По ее словам, согласно Кодексу профессиональной этики возможны три вида наказания. «По итогу рассмотрения Совет либо прекращает дисциплинарное производство в связи с отсутствием нарушений в действиях адвоката, либо признает нарушение и выносит меру взыскания - замечание, предупреждение. Окончательное - это прекращение статуса, которое у нас выносится крайне редко за очень серьезные и грубые нарушения процессуального законодательства, и если они носят систематический, неоднократный характер», - сообщила она.

Багишева отказалась отвечать на вопрос, есть ли в деле, которое ведет Магомедова, основания требования у нее подписку о неразглашении тайны следствия, мотивировав отказ тем, что "материалы дисциплинарного производства разглашению не подлежат".

«Статья 26 Кодекса о профессиональной этике адвоката запрещает разглашать материалы дисциплинарного производства. Это у нас тайна адвокатской палаты. 27 февраля уже о результатах мы можем проинформировать», - заключила она.

Муса Сусланов получил уведомление об отстранении от дела

По словам адвоката коллегии адвокатов "Омаров А. С. и партнеры" Мусы Сусланова, который также представляет интересы Ашиковых, аналогичную подписку о неразглашении следствия пыталось взять и у него.

28 июля 2019 года братья Ашиковы написали заявления, в которых указали, что если они откажутся от услуг адвокатов Сапият Магомедовой, Мусы Сусланова и Мурада Иманшапиева, то это следует расценивать как отказ, сделанный под давлением, так как добровольно Ашиковы не намерены отказываться от услуг этих адвокатов

«В ходе допроса одного из свидетелей мне была представлена та же расписка. Я отказался [подписывать], так как на тот момент и на сегодня мне не были озвучены сведения, где содержится тайна следствия. Материалы, на которые они ссылаются [как содержащие такую тайну] - постановление о привлечении к ответственности, протокол допроса. Тогда у всех судей, всех секретарей, всех следователей, всех участников, у кого в производстве данное дело, [нужно] брать расписки. Ни одному защитнику не представлены сведения, содержащие тайну следствия. О так называемых засекреченных свидетелях знает вся республика. И это не наши упущения, если кто-то узнал о них [...] Эти свидетели по делу допрошены, с ними проведены очные ставки, просто им [следствию] не угодно, чтобы мы принимали участие в этом деле», - заявил Сусланов корреспонденту «Кавказского узла».

По его словам, адвокаты подали около ста заявлений в вышестоящие органы и суды с жалобами на действия следствия.

«По материалам уголовного дела и по их ошибкам мы по десять раз в день обращаемся в суды, уже до ста заявлений в разные инстанции. Таким образом решили избавиться от нас, отстранили нас от участия в уголовном деле [...] Мне направили уведомление по WhatsApp о том, что я отстранен. На мои просьбы и требование направить в мой адрес мотивированное постановление о моем отводе они в ответ написали, чтобы я написал ходатайство. Хотя УПК четко и ясно предусматривает сроки, форму направления мотивированного постановления, чтобы я мог в порядке главы 16 УПК обратиться в суд и обжаловать действия, что я и собираюсь сделать, когда получу такое постановление», - сказал адвокат.

Сусланов считает необоснованным отвод Магомедовой. «Магомедова их не устраивает, потому что она, начиная с грамматических ошибок и заканчивая процессуальными, указывает пальцем и настаивает, чтобы следствие шло объективно», - отметил он.

Гаджиалиев: заявление о конфликте интересов не соответствует действительности

Следствие не разъяснило адвокатам, что именно в уголовном деле является тайной следствия, а также не уведомило их надлежащим образом о принятии решения об отводе от участия в деле, чтобы они не смогли обжаловать незаконное действие, отметил адвокат Али Гаджиалиев.

«Я подписку не давал, мне никто этого сделать не предлагал. Насколько я знаю, адвокату Сапият Магомедовой также не было разъяснено, что является тайной следствия и на основании чего, какие материалы они собираются засекретить. Адвокат Магомедова, как и Муса Сусланов, я, а также адвокат Борис Сокальский по этому делу знаем ровно столько, сколько знают журналисты и родственники, которые приходят на открытые судебные заседания. С иными материалами ознакомиться нам не дают. К примеру, еще в апреле [2019 года] они назначают какую-то экспертизу по делу. С ней нас не ознакомили, затем в сентябре-октябре пытаются нам дать прочитать уже заключение экспертов. Вот некую абстрактную расписку они пытались взять у Магомедовой и Сусланова», - рассказал корреспонденту «Кавказского узла» Гаджиалиев.

Заявление следствия о конфликте интересов в защите разных обвиняемых по одному делу не соответствует действительности, считает Гаджиалиев.

«Когда 28 марта 2019 года был похищен Омар Абдурашидов, адвокат Сапият Магомедова подавала ордер во все правоохранительные структуры о том, что она представляет его интересы и просила помочь установить, где он», - рассказал адвокат.

Родственница Омара Абдурашидова заявила о том, что он был похищен 28 марта 2019 года в Махачкале. 29 марта Сапият Магомедова сообщила, что мужчину посадили в "Газель" белого цвета и увезли в неизвестном направлении, у его родственников имеются записи с камер видеонаблюдения. По словам адвоката, попытки узнать о возможном задержании Абдурашидова результатов не дали. Ночью 30 марта силовики провели обыск в доме Абдурашидова. По словам Сапият Магомедовой, в доме было обнаружено оружие. Родственники считают, что оно было подброшено.

Гаджиалиев отметил, что после того, как выяснилось, что Абдурашидов задержан, а Магомедова пришла в правоохранительные органы после задержания Раипа Ашикова, силовики поставили ее перед фактом, "спросив в буквальном смысле, чьи интересы она будет представлять".

"Так как уже было известно, что Абдурашидов задержан, с его адвокатом уже разговаривали, Сапият сказала, что будет защищать Раипа Ашикова. С того момента Сапият не видела Омара Абдурашидова, с ним не разговаривала, ни в каких следственных действий с ним она не участвовала», - рассказал Гаджиалиев.

Он также сообщил, что Раип Ашиков был задержан уже после того, как Абдурашидов отказался от показаний, данных в отношении него, потому утверждение следствия о конфликте интересов он назвал не соответствующим реальным обстоятельствам.

«У Абдурашидова взяли явку с повинной и его допросили без участия адвоката. А когда адвоката по назначению туда вызвали и пытались допросить, то Абдурашидов отказался, [а также] отказался от ранее данных им показаний. Это было еще до задержания Раипа Ашикова. Значит, уже нет никаких противоречий и разногласий. Но даже если и допустить наличие каких-то противоречий, то она [Магомедова] не принимала участия ни в одном следственном действии с Абдурашидовым. И вот с апреля месяца сейчас им вздумалось, что нужно отстранять защиту, с чем обратились в Минюст, а затем вынесли постановление об отводе. И даже постановление об отводе они не направили, хотя решением Советского суда Махачкалы по жалобе в порядке статьи 125 УПК уже было вынесено постановление, обязывающее начальника следствия при рассмотрении разных ходатайств и жалоб выносить и направлять постановление. Они постановление выносят, а направляют просто уведомления», - отметил адвокат.

По мнению Гаджиалиева, отстранена Магомедова, в частности, для того, чтобы воспрепятствовать ей представлять дополнения и документы в Европейский суд по правам человека.

По словам Сапият Магомедовой, жалоба в ЕСПЧ на пытки Омара Абдурашидова и угрозы ему была подана 3 сентября.

«Абдурашидов три-четыре месяца назад дал доверенность на адвоката Магомедову, чтобы она приняла участие в евросуде, куда Магомедова отправила жалобу на пытки Омара и незаконное содержание его под стражей. Жалоба в ЕСПЧ зарегистрирована. Магомедова на днях должна была представить в ЕСПЧ дополнение к жалобе», - заключил адвокат.

Адвокат может отказаться давать подписку о неразглашении

Уголовно-процессуальный кодекс не обязывает участников процесса, защитников и их доверителей давать подписку о неразглашении тайны следствия, считает управляющий партнер Адвокатского бюро «Плиев, Лепшаков и партнеры» Муса Плиев.

«По поводу нормы УПК, что адвокат не обязан давать подписку, я считаю так же, и ссылаюсь на то, что у адвоката обязанности нет. Также и в отношении обвиняемого. Это сложившаяся следственная практика, которая многими следователями воспринимается как обязанность. В крайнем случае я всегда прошу следователя указать, какие данные являются неразглашаемыми, поскольку он обязан это делать [...] Но адвокаты сами допускают эти ошибки, дают эти подписки. Отказ от дачи подписки со стороны адвоката правомерен», - заявил Плиев корреспонденту «Кавказского узла», отметив при этом, что «никакой ответственности отказ от дачи подписки для адвоката не влечет, поскольку это не является нарушением адвокатской этики».

Он пояснил, что среди мер дисциплинарного взыскания Законом об адвокатуре и Кодексом адвокатской этики предусмотрены виды взыскания в виде замечания, предупреждения или прекращения статуса.

«Эти вопросы решает квалификационная комиссия, которая рассматривает проступок и направляет рекомендации Совету палаты. А затем Совет палаты принимает решение, какое наказание в зависимости от тяжести совершенного проступка применить в отношении адвоката. Для прекращения статуса должны быть веские основания. Как правило, если адвокат вступил в противоречие с интересами подзащитного. Например, своими действиями он намеренно ухудшил положение своего доверителя. Во главе угла у палаты всегда стоит клиент, доверитель, подозреваемый, обвиняемый - мы обязаны работать на них», - сказал Плиев.

При этом он отметил, что закон обязывает следователя отвести адвоката от участия в деле в том случае, если он представляет обвиняемых, интересы которых противоречат друг другу.

«Закон (пункт 3 части 1 статьи 72 УПК РФ) разрешает и даже вменяет отвести адвоката, если интересы обвиняемых противоречат друг другу. Например, один говорит, что я этого не делал, а второй говорит, что он делал. В этой ситуации однозначно адвокат не может их защищать, потому что их интересы уже противоречат [...] У следователя больше информации, у него результаты ОРД, прослушка... В законе нет положения, что это должно быть с согласия обвиняемого», - сказал Плиев, при этом уточнив, что отвод адвоката на основании представления в ЕСПЧ интересов обвиняемых, показания которых противоречат друг другу, незаконен.

Какими-либо комментариями следствия относительно сведений об отводе Магомедовой и Сусланова "Кавказский узел" пока не располагает.

Автор: Магомед Туаев источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

13 июня 2024, 22:14

13 июня 2024, 21:34

13 июня 2024, 20:42

13 июня 2024, 19:56

13 июня 2024, 19:09

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей