Девочка-мусульманка. Фото:  Фото: pxhere.com / CC0 Public Domain

26 июля 2019, 23:09

Гибель ребенка в Дагестане актуализировала проблему защиты прав матерей на опеку

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

Разведенным женщинам на Северном Кавказе тяжело добиться опеки над детьми, если бывший муж решает оставить их себе. Родственники могут препятствовать общению матери с детьми и давить на самих детей, указали опрошенные "Кавказским узлом" правозащитники после гибели четырехлетней махачкалинки в семье мачехи.

Как сообщал  "Кавказский узел", 22 июля МВД сообщило о задержании махачкалинки, чья четырехлетняя падчерица умерла от побоев. Женщина арестована, двое ее детей переданы бабушке. Следствие заявило, что не имеет претензий к органам опеки в связи с гибелью ребенка, а пользователи сети напомнили об ответственности разведенных супругов за своих детей.

В соцсетях призвали строже наказывать и за причиненные детям увечья, как в резонансном случае с семилетней жительницей Ингушетии. Девочка, попавшая в больницу с тяжелыми травмами и угрозой ампутации рук, жила под опекой в семье тети, ей предъявлено обвинение в умышленном причинении малолетнему опасного для жизни вреда здоровью. Мать девочки утверждает, что ей не давали видеться с дочерью после развода. Традиция оставлять детей в семье отца зачастую приводит к изоляции ребенка от общества, указала юрист "Правовой инициативы" Ольга Гнездилова.

Махачкалинка, арестованная по делу о смерти своей падчерице, настаивает на версии о несчастном случае. По ее версии, девочка упала со стола и ударилась головой. Травма головы послужила причиной смерти ребенка, но эксперты обнаружили у девочки и другие повреждения, сообщил представитель республиканского управления СКР корреспонденту «Кавказского узла».

Суды на Северном Кавказе при разводе супругов нередко оставляют детей с отцом. Добиться права опеки после такого решения удается не всем женщинам, отметила журналист и правозащитник Светлана Анохина.

«Власти, основываясь на традициях и на нашем менталитете, в этой ситуации поддерживают именно отцов, ущемляя права женщин. По этому поводу очень много дел: так, например, жительница Чечни много лет билась за своих детей, которых суд оставил в семье ее погибшего мужа. У женщин есть возможность отстаивать своих детей, но это непросто, это постоянные судебные разбирательства, потраченные силы и деньги», - сказала она корреспонденту "Кавказского узла".

Тот родитель, который получил в разводе право жить с ребенком, нередко начинает препятствовать его общению со вторым родителем. По словам Анохиной, это касается как мужчин, так и женщин, причем женщины иногда боятся, что бывший супруг заберет ребенка.

«Пример этому  - случай из Чечни. У женщины распался брак, в котором она родила двух детей. Поначалу дети проживали с ней в Саратовской области, общению их с бывшим мужем она никак не препятствовала. На летних каникулах тот попросил на месяц привезти старшую 8-летнюю дочь в Чечню. Домой, к матери девочка не вернулась. На первых порах она обращалась к старейшинам и представителям духовенства, просила помочь, уговорить бывшего мужа вернуть ей дочь, однако это не помогло. Все попытки вернуть ребенка оказались неудачными. Есть все основания полагать, что на девочку оказывается постоянное давление и у нее серьезная психологическая травма: еще год назад, до поездки к отцу, это был веселый и ласковый ребенок, а сейчас, если матери удается добиться встречи, девочка от нее убегает. Вернуть ребенка ей помогает организация «Права женщин», которая занимается проблемами семейных конфликтов на Северном Кавказе», - рассказала Светлана Анохина.

Дискуссия о трагической судьбе девочки из Ингушетии привлекла внимание к кавказским адатам. По мнению некоторых экспертов и журналистов, "адаты на Кавказе безоговорочно предписывают, чтобы дети после развода родителей оставались у отца", обратила внимание автор блога на "Кавказском узле" "Северный Кавказ сквозь столетия" Наима Нефляшева. "И даже если суд на Кавказе принимает решение оставить ребенка после развода с матерью, его решения не исполняются, и фактически родная мать оказывается изолированной от ребенка", отметила она.

У женщин, чьих детей суд оставил при разводе с отцом, есть шанс добиться опеки уже в следующей инстанции, отмечает адвокат Баканай Гусейнова, специализирующаяся на семейном праве. В Дагестане Верховный суд нередко принимает сторону матери, даже если первая инстанция решила оставить ребенка с отцом, отмечает она.

«В Дагестане ребенка, достигшего десятилетнего возраста, могут оставить с отцом, если ребенок сам этого захочет, а у отца есть материальные условия для воспитания ребенка. Для этого нужно заключение психолога-педагога, а также заключение органов опеки», - сказала Гусейнова корреспонденту "Кавказского узла".

В 15-летней практике адвоката был только один случай, когда мать не смогла добиться в Верховном суде Дагестана опеки над ребенком.

«Семейный спор рассматривался в Казбековском районном суде. Супруг жил в Дагестане, а супруга после развода вернулась в Москву. Она пыталась забрать свою дочь с собой, но суд первой инстанции отказал ей. Служба опеки тогда посчитала, что ребенку лучше остаться с отцом в той атмосфере и климате, где она живет с рождения. Мы подали апелляцию в Верховный суд - обосновали, что материальное положение у матери намного лучше, она живет в Москве в своей квартире, получает высокую зарплату, может отдать ребенка в частный сад. Процесс шел тяжело, много раз откладывался, и в итоге Верховный суд решил оставить девочку с отцом. Это решение тогда шокировало нас», - рассказала адвокат.

Если суд оставил детей с отцом и разрешил матери видеться с ними, отец не вправе препятствовать ей, отметила Гусейнова. «Неисполнение судебного решения чревато тем, что судебные приставы могут наложить штраф на отца или принять иные ограничительные меры. В таких ситуациях приставы работают хорошо. Они способствуют тому, чтобы матери могли воспользоваться своим правом и общаться с ребенком», - считает она.

Гражданка Эстонии Аминат Махмудова с 2016 года добивается возвращения своих двоих детей, которых увез в Дагестан ее бывший муж. Пятигорский городской суд еще 20 июля 2016 года постановил, что дети должны жить с матерью в Эстонии, но это решение уже почти три года не исполняется, рассказала в мае 2019 года ее адвокат женщины Оксана Садчикова.

В Чечне суды не всегда оставляют детей с отцом, но если это происходит, женщины могут добиваться опеки, отметила директор автономной некоммерческой организации «Женщины за развитие» Либкан Базаева.

 «Точную статистику никто не ведет. Возможно, это происходит в 40-50 процентах случаев, и это, конечно много. Это не означает, что матери не могут оспорить эти решения - они добиваются пересмотра, но этого стоит большого труда, сил, и нервов. Добиться можно, но, к сожалению, редко у кого хватает на это сил. Матери не верят в успех, сдаются, но при этом страдают и впадают в депрессию из-за того, что не могут жить вместе с детьми», - рассказала она корреспонденту "Кавказского узла".

Важным фактором служит материальное положение женщины после развода - она должна иметь жилье и работу с достойной зарплатой, чтобы получить право опеки. «Если у матери нет ничего своего личного, нет образования, своей квартиры, в отличии от обеспеченного отца, то очень сложно утверждать, что ребенку будет лучше с матерью», - сказала Базаева.

Случаи, когда отец получил опеку и препятствует бывшей жене во встречах с ребенком, не редкость. Суд может определить график посещений, но женщине в такой ситуации придется побороться за его выполнение, отмечает она.

«Прошлой осенью у нас был случай, когда отец всячески препятствовал матери во встречах с детьми. Женщина родом из Казахстана, после развода вернулась на родину. Через суд она получила разрешение на встречу с детьми, но муж постоянно ей говорил, что их нет дома, они поехали в Москву. После третьего отказа мать пошла в школу, где училась ее старшая дочь. Она увидела, что ее ребенок выходит из школы, но тогда родственники мужа, которые встречали девочку, так и не дали им пообщаться. Женщина пошла к начальнику службы судебных приставов, тот пригласил отца и после напряженного разговора, матери удалось забрать на пару месяцев детей к себе. Сейчас они спокойно общаются по телефону и скайпу», - рассказала правозащитница.

Дела матерей с Северного Кавказа в ЕСПЧ

Проект "Правовая инициатива" с 2009 года ведет уже 29 дел об опеке над детьми на Северном Кавказе. В апреле 2018 года ЕСПЧ признал нарушение права жительницы Москвы Элиты Магомадовой: отец ее сына в 2013 году увез ребенка в Грозный и не давал ей видеться с мальчиком, следует из постановления, опубликованного на сайте ЕСПЧ 10 апреля 2018 года. 

Суд в Грозном принял сторону отца и определил место жительства ребенка с ним, а Верховный суд Чечни подтвердил это решение. В 2014 году мужчина погиб, и Магомадова добилась в суде права опеки над сыном, однако мать погибшего отказывалась передать ей мальчика до 2016 года. ЕСПЧ пришел к выводу, что власти не провели тщательного рассмотрения дела об опеке над ребенком, и присудил Элите Магомадовой компенсацию в 15 тысяч евро.

В мае 2018 года ЕСПЧ признал нарушения прав москвички Лейлы Муружуевой, которая четыре года добивалась возвращения ей детей. Бывший муж после развода увез двоих ее детей в Ингушетию, суд определил место жительства детей с матерью, однако приставы не исполнили это решение, следует из постановления на сайте ЕСПЧ 9 мая 2018 года.

"За нарушение права на семейную жизнь Лейле присуждена компенсация в размере 12 500 евро. Однако, приставы до сих пор не выполнили указания ЕСПЧ до конца и не вернули женщине ее второго ребенка - дочь”, - цитирует слова адвоката Ольги Гнездиловой "Правовая инициатива" в публикации на своем сайте от 13 ноября 2018 года.

В ноябре 2018 года ЕСПЧ принял к рассмотрению жалобу Луизы Тапаевой на дискриминацию по гендерному признаку и нарушение права на семейную жизнь. Тапаева воспитывала четверых детей, которые родились в браке с ее бывшем мужем. Супруг Тапаевой умер в 2015 году, отец умершего мужа забрал детей и препятствовал их общению с матерью. Урус-Мартановский городской суд встал на сторону свекра Луизы, она обжаловала это решение в Верховном суде Чечни и впоследствии добилась опеки над детьми.

"Однако, исполнительные действия по передаче детей матери не были выполнены: судебные приставы не проводили никаких исполнительных действий, не объявляли отца мужа в розыск и не привлекали его к судебной ответственности. Все это время Луиза Тапаева не знала, где находятся ее дети", - указывала правозащитная организация "Правовая инициатива".

Автор: Расул Магомедов источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

22 июня 2024, 08:28

22 июня 2024, 07:32

  • Политологи скептически оценили перспективу вступления Армении в ЕС

    Если Армения вступит в Евросоюз, то это может привести к разрыву отношений с Россией и эскалации конфликта с Азербайджаном. Текущие заявления властей Армении о проведении референдума о вступлении в ЕС, это не более чем политические спекуляции, считают опрошенные "Кавказским узлом" армянские политологи.

22 июня 2024, 06:39

22 июня 2024, 05:44

22 июня 2024, 04:51

  • Беженцы из Нагорного Карабаха посетовали на низкие зарплаты в Армении

    Власти Армении возможности программы по трудоустройству для беженцев из Нагорного Карабаха. По их данным, в настоящее время более 10 тысяч вынужденных переселенцев трудоустроены. Устроиться на работу в Армении довольно проблематично, к тому же очень низок уровень зарплат, посетовали опрошенные "Кавказским узлом" беженцы.

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей