Занятия в мусульманской школе "Новое поколение" в Махачкале. Фото: сайт школы "Новое поколение", http://www.ng05.ru

15 сентября 2021, 15:20

Конфликт из-за косынок выявил крайности школьного дресс-кода в Дагестане

В одних школах Дагестана права девочек нарушаются требованием носить платок, а в других, наоборот, запрещают носить хиджаб, указали журналистка Светлана Анохина и блогер Марьям Алиева. Запрет на ношение платка как религиозного атрибута нарушает еще и свободу вероисповедания, отметили юристы.

"Кавказский узел" сообщал, что в начале сентября появилось резонансное видео о том, как заместитель директора в школе села Маджалис Кайтагского района Дагестана осматривает учеников у рамки металлоискателя и пропускает в классы лишь тех девочек, которые пришли в косынках. Действия завуча вызвали негодование родителей учеников. Чиновники Минобразования Дагестана пояснили, что даже если косынка — часть школьной формы, ее отсутствие не может быть основанием для отстранения от занятий. Недопустимыми сочла действия завуча и администрация Кайтагского района.

Заместитель директора школы в Маджалисе Адамкади Курбанкадиев уволился по собственному желанию, но утверждает, что сделал это под давлением руководства, которое выставило его инициатором проверки наличия головных платков у учениц. Родители учеников посчитали увольнение завуча чрезмерной мерой, поскольку, как заявил сам Курбанкадиев, он лишь выполнял распоряжение директора школы.

Инициатива не пускать в школу без косынки возникла на уровне школы, это не спущенное сверху распоряжение, считает дагестанская журналистка, активистка правозащитной группы "Марем" Светлана Анохина.

"Не пускать ребенка без платка в школу — это все равно, что не пускать в школу девочку в хиджабе. Если во втором случае государство немного кривовато, то в первом случае, как с этой школой, думаю, все же это частная инициатива. Уволенный завуч говорит, что делал это по предложению директора. Даже если он лукавит и это его личное ноу-хау, то все равно он не сделал бы этого без внутреннего одобрения, ожидания поддержки от [школьного] начальства", — сказала Анохина корреспонденту "Кавказского узла".

Жители Дагестана ранее жаловались на сбор сведений о девочках в хиджабах в школах Махачкалы, которым занимались чиновники Минобрнауки и городского управления образования. Чиновники списали тогда свои действия на инициативу педагогов. Обязательное ношение головного платка школьницами (с десяти, а в некоторых школах и с семи лет) практикуется в соседней с Дагестаном Чечне. Это правило введено еще в 2006 году, оно распространяется и на студенток. Нарушителей попросту не пропускали в учебные заведения, хотя новые требования не имели под собой никаких правовых оснований, рассказывается в справке "Кавказского узла" "Покрыть голову, но не лицо: женский дресс-код в Чечне". 

Недопустимо ни требовать ношения платков, ни запрещать девочкам носить хиджаб, подчеркнула Анохина.

"У меня по поводу хиджаба в школах есть годами выношенное мнение, это один из пунктов программы группы "Марем": что насильственно стаскивать с кавказских девочек хиджабы — это перекрывать им доступ к образованию и загонять их в гетто. Чем меньше возможностей у девушки — тем менее она самостоятельна и обречена. Ей отсекают возможность получить образование и быть более свободной, хотя бы финансово. Точно так же, как девушкам в буркини (купальный костюм для мусульманок, максимально закрывающий тело. — Прим. "Кавказского узла") запрещают ходить на пляж — мы чего этим добиваемся? Того, что они будут лишены пляжа. Идеальный мир в моих снах — это девчонки, идущие рядом, в шортах и никабе. И им есть, что обсуждать, помимо своей одежды", — заключила Светлана Анохина.

Она указала, что попытка ужесточить в маджалисской школе дресс-код для девочек была сделана на фоне других подобных инициатив республиканского уровня.

"У нас сейчас очень много общественников, которые любят выступать с всякими нововведениями, как дресс-код для туристов, другие мертворожденные инициативы. Все эти разговоры о правильном воспитании, о каком-то отдельном "горском духе" — это все приводит в первую очередь к тому, что все берутся за девочек, женщин, и они в первую очередь оказываются в положении жертв", — отметила Светлана Анохина.

В июле на общественных слушаниях по проблемам развития туризма в Дагестане была презентована памятка для туристов. Женщинам при посещении республики рекомендовано не носить облегающие джинсы или короткие юбки, а мужчинам — не надевать шорты. Критики этой инициативы написали в Telegram, что сами жители Дагестана зачастую не соблюдают эти правила в одежде. В августе в соцсетях появилось сразу несколько видео о том, как жители Дагестана предъявляют туристам претензии из-за их внешнего вида.

Светлана Анохина также напомнила об аналогичных инициативах в других регионах Северного Кавказа.

"Некоторое время назад мэр одного из городов Ингушетии выпустил книжку о достойном поведении, о нормах, и, разумеется, все упиралось в правильное поведение женщин — что они должны молчать, когда рядом мужчины. Вся эта история встречает очень горячую поддержку, потому что здесь можно упомянуть наши прекрасные традиции, и это отбивает критическое мышление — что есть вещи, которые делать нельзя…", — указала Анохина.

В некоторых населенных пунктах Дагестана головной платок носят, но не как требование религии, отметила журналистка. "Например, в Кубачи, когда девочки подъезжают из Махачкалы, они на подъезде надевают платок. Это дань уважения к тому месту, где этот платок является отличительной чертой кубачинки. Приезжаешь в село — одеваешься так, как там принято, в городе — так, как тебе комфортно", — пояснила Анохина.

Требование носить платки в школе — это очевидное нарушение прав девочек, как и в том случае, если в другом учебном заведении будут заставлять девочек снимать платки, считает автор блога "Дневник горянки" в Instagram Марьям Алиева. "Речь идет о нарушении и права на образование. Поскольку если девочки не будут носить платки, их к образовательному процессу могли не допустить, и тем самым лишить права на образование и права на свободное ношение одежды", — сказала Марьям Алиева корреспонденту "Кавказского узла".

Она указала на случай в другой сельской школе Дагестана, когда школьниц, наоборот, не пускали на учебу в платках. "Этот инцидент был в сельской школе в горах, я им занималась. И тогда учитель запрещал девочкам носить платки. Причем полностью запретить он не мог, и он всячески издевался над ними, выгонял с уроков. Мы привлекли правоохранительные органы. Я не знаю, уволили ли его или нет, но проблема была решена, и более он так не поступал, хотя до этого на протяжении нескольких лет подобная практика им велась", — рассказала Алиева.

Блогер полагает, что требование о ношении платков в качестве школьной формы может предъявляться лишь в религиозных школах. "Если уставом установлена школьная форма, где обязательным атрибутом является платок — это одно. Однако если речь о религиозном атрибуте, то в обычной общеобразовательной школе могут учиться и вовсе немусульмане, и им не имеют права это навязывать. Другое дело, если это медресе", — указала Марьям Алиева.

С тем, что принуждение к ношению платков является нарушением прав девочек, согласна и президент Центра исследований глобальных вопросов современности и региональных проблем "Кавказ. Мир. Развитие" Саида Сиражудинова.

"Не должны учителя заставлять носить платки или, напротив, их снимать. Раньше платок был народной традицией. В настоящее время религиозный контекст доминирует. Изменился сам платок. Была национальная косынка, а сейчас стал преобладать хиджаб — это, скорее, мода на формальный ислам", — сказала Сиражудинова корреспонденту "Кавказского узла".

Эксперт отметила и обратные случаи с запретом на ношение платков в школах, которые даже приводили к убийству учителей. "Были случаи, когда девочкам делали замечание по поводу платка. Например, в Шамхале радикально настроенные молодые преступники совершили убийство учительницы, которая запретила девочкам приходить на занятия в хиджабах. И сейчас в некоторых школах делают замечания, но они, как правило, касаются тех случаев, когда в школу старшеклассницы приходят в никабе. Учителя привыкли делать замечания и поступать так, как им нравится. Главный вопрос — в этике общения, когда учителя не смотрят ни на законы, ни на религиозные традиции. Нужно учитывать региональный аспект. Если говорить о Дагестане, может, есть какие-то правила и запреты. В то же время им не следуют и, скорее всего, следуют местным, локальным традициям", — заключила Сиражудинова.

Юристы указали на правовую неопределенность относительно школьной формы

Федеральный закон (ФЗ-273) об образовании не содержит прямого запрета на дресс-код, что создает условия для манипуляции правом граждан, считает управляющий партнер адвокатского бюро "Плиев, Лепшаков и партнеры" Муса Плиев.

"Конкретных требований к одежде этот ФЗ не регулирует, но там сказано, что требования к одежде, цвету, фасону, общему виду самостоятельно устанавливает образовательная организация. Закон отсылает к ним, как хотите, так и устанавливайте. Если бы это было в ФЗ — это было бы прямым нарушением Конституции, поскольку есть конституционная норма (статья 28 Конституции), к тому же есть норма 125-ФЗ "О свободе совести и религиозных объединениях", где сказано, что в РФ гарантируется свобода совести и вероисповедания. Каждый имеет право на распространение религиозных убеждений, исповедание. Если девочка носит платок — значит, она исповедует [религию]. Потому, если бы в закон "Об образовании" внесли запрет, он бы противоречил конституционным гарантиям. Они сделали по-хитрому, отдали вопрос на усмотрение образовательного учреждения. А там уже это решает педсовет, как нужно руководству школы. А руководство школы подчиняется кому угодно, кроме Бога", — пояснил корреспонденту "Кавказского узла" Муса Плиев.

Адвокат также отметил, что согласно статье 55 Конституции России, федеральными законами не должны ограничиваться права и свободы граждан — не иначе, как введением отдельного ФЗ. "И это при условии, если это будет нарушать госинтересы, угрожать национальной безопасности, общественным интересам. А как можно в законе "Об образовании" написать, что ношение платка угрожает национальной безопасности?" — указал юрист.

По его словам, формально школы, вводящие дресс-код для учащихся, не нарушают федеральное законодательство при условии, что такие дресс-коды закреплены локальными актами.

"В статье 38 федерального закона "Об образовании" право устанавливать требования к одежде обучающихся отдано учебному учреждению с учетом мнения советов учащихся, родителей, педсовета. Это должно быть закреплено локальным актом. Если такого локального акта нет — это предмет разбирательства для прокуратуры и руководителя учебного заведения — надо привлекать к ответственности за дискриминацию, злоупотребление должностными полномочиями, нарушений будет много. Если локальный акт есть, де-юре нет нарушения федерального закона об образовании. Но сам ФЗ это не регулирует, и этим создаются условия для манипуляции законом и ограничения конституционных прав учащихся, как введением запрета на ношение платка, так и введением обязанности носить платок", — заключил Плиев.

На первый взгляд, с точки зрения российского закона требование носить платок и запрет на ношение платка равнозначны, указал корреспонденту "Кавказского узла" управляющий партнер адвокатского бюро "Мусаев и партнеры" Мурад Мусаев.

"Это дресс-коды. На самом деле разница есть. Требование носить платок может кому-то не нравиться, может быть неприятно, и все. А вот запрет ношения платка, кроме этого, еще и нарушает свободу вероисповедания (статья 28 Конституции РФ). Вы не просто запрещаете человеку одеваться, как он хочет, вы еще и запрещаете ему жить в соответствии с его религиозными убеждениями. С точки зрения закона, дресс-код, обязывающий носить платок, имеет больше права на существование, чем запрет на ношение этого самого платка", — заключил Мурад Мусаев.

Адвокат полагает, что ношение платка надо оставить на усмотрение учениц и их родителей.

"Можно ли запретить носить платок, если бы это не было религиозным предписанием? Да, можно было бы. Можно обязать носить платок так же, как галстук, фартук, маску. Все, что не унижает достоинство, не вредит здоровью — любое учреждение может ввести такой дресс-код. Другое дело — это вопрос целесообразности. Когда мы говорим, что запрет на ношение платка ущемляет права девочек-мусульманок или глубоко верующих христианок, иудеек — мы говорим не о том, что им запрещают одеваться, как им вздумалось. Мы говорим, что это их религиозная обязанность, это часть их права жить в соответствии со своими религиозными убеждениями. И их без всякого основания лишают этого конституционного права. Это наш единственный аргумент на протяжении всех этих лет", — пояснил Мусаев.

Отстаивая в судах возможность запрета на ношение платков в школах, чиновники указывают на право общеобразовательного учреждения устанавливать любой дресс-код. «Когда они пытались обосновать возможность на запрет ношение платка — нам заявили, что каждое образовательное учреждение имеет право ввести свой дресс-код, который обязателен для учеников. И они начали вводить дресс-коды, запрещая религиозную символику и так далее. А тут (в истории со школой в Маджалисе. — Прим. "Кавказского узла") решили, что головной убор обязателен. Чем отличается это решение с точки зрения права, если не считать свободу вероисповедания? Ничем. Почему запретить носить энный предмет можно, а обязать нельзя?" — сказал Мурад Мусаев.

Автор: Магомед Туаев источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

21 сентября 2021, 07:14

  • Жители волгоградского поселка Мирный пожаловались на текущие во время капремонта крыши

    В поселке Мирный в Волгограде жители домов получили ущерб во время капремонта - крыши пяти двухэтажек стоят раскрытыми, дожди заливают квартиры, рассказали сами жильцы. Договор с подрядчиком расторгнут из-за систематических срывов сроков работы, сообщили в областной администрации. Ответственность за исполнение обязательств по капремонту несет фонд капремонта, указали эксперты.

21 сентября 2021, 06:20

  • Жители Гегамасара сочли объединение с Варденисом политическим решением

    Решение об объединении общины Гегамасар с Варденисом носит политический подтекст, заявили жители общины. Правящая сила стремиться сосредоточить власть в одних руках, чтобы легче было контролировать избирательный процесс, считает политтехнолог Армен Бадалян. Иного мнения придерживается демограф Артак Маркосян, который считает, что объединение выгодно небольшим общинам с точки зрения экономики.

21 сентября 2021, 05:23

  • Коммунисты Калмыкии оценили роль наблюдателей в победе на выборах

    Калмыцкие коммунисты показали неплохие результаты не только в Элисте, но и в некоторых районах республики, особенно на участках, где работали наблюдатели и члены комиссий с правом совещательного голоса от партии, отметил глава отделения КПРФ Николай Нуров. Руководитель реготделения "Справедливой России" Наталья Манжикова назвала выборы "грязными", а результаты партии - плохими.

21 сентября 2021, 04:24

  • Суд в Степанакерте обязал инвестфонд отчитаться о кредитах чиновникам

    Суд первой инстанции Нагорного Карабаха вынес решение по иску сооснователя движения «Мое право» Артура Осипяна, обязав "Инвестиционный фонд Арцаха (Нагорного Карабаха)" предоставить информацию о предоставленных субсидиях и кредитах. Оппозиционеры требовали предоставить сведения о кредитах узкому кругу чиновников и олигархов.

21 сентября 2021, 03:25

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей