02 сентября 2020, 05:07

Медработники в Красном Сулине пожаловались на невыплату надбавок за работу с COVID-19

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

Сотрудники инфекционного отделения районной больницы Красного Сулина сообщили, что не получают доплаты за работу с зараженными коронавирусом пациентами. По словам главврача Инны Мартыновой, медработники не получают президентские выплаты, так как инфекционка не является ковидным госпиталем.

Заведующая инфекционным отделением районной больницы Красного Сулина и Красносулинского района Галина Щербина рассказала 1 сентября корреспонденту "Кавказского узла" о тяжелых условиях работы и нехватке кадров, а также пожаловалась на то, что сотрудники отделения не получают доплаты за работу с пациентами, зараженными COVID-19.

"На время эпидемии нас обязали класть всех больных инфекционных - и детей, и взрослых из четырёх городов - из Красного Сулина, Гуково, Зверево и Каменска-Шахтинского. Мы всех их размещаем в 10 палатах на втором этаже. Лёгкие больные, как вы понимаете, лечатся дома, к нам поступают самые тяжелые. На первом этаже у нас восемь изоляторов, туда мы кладём с тяжёлым воспалением лёгких, с высокой температурой, то есть людей с подозрением на коронавирус. Здесь мы их обследуем, и если подтверждается коронавирус, мы их переводим в ковидный госпиталь - либо в Зверево, либо в Шахты, Каменск-Шахтинский. В общем, где есть места", - рассказала она корреспонденту "Кавказского узла".

По словам Щербиной, с начала пандемии коронавируса через отделение прошли 150 человек, из них 52 человек - с положительными анализами на COVID-19. "Это я не считаю последних, кто два-три дня поступил к нам. Пока ждём анализы. Люди у нас находятся от трех до семи дней. Мы как бы работаем не с потенциальными, а с заведомо ковидными больными. Работать тяжело, все в костюмах, особенно сёстрам достаётся. У нас вот сейчас лежит женщина, 140 кг весит, мужчина - 120 кг. Нужно ставить капельницы, делать уколы. Вот пришлось полтора часа искать вену, чтобы поставить капельницу, и всё это же в полном обмундировании. А тут ещё нет горячей воды, чтобы медработник, когда вышел из бокса весь мокрый, мог обмыться. У нас единственное отделение, где нет кондиционеров. Очень жарко и, конечно, очень трудно работать в таких условиях", - посетовала заведующая отделением.

Она также пожаловалась на нехватку кадров. "Не хватает половины сестёр. Тем более сейчас начались отпуска, несколько девочек ушло в отпуск. Вот положено у нас, чтобы наверху было две сестры и внизу две сестры, а работают по одной. Это, конечно, очень сложно, огромная на них нагрузка. А с санитарками у нас вообще беда. Из санитарок у нас сделали уборщиц насильно, их заставили написать заявления. Это было несколько лет тому назад. Но по факту уборщицы - они же в кавычках бывшие санитарки, так же занимаются больными. Надевают костюмы, ходят делают уборки, дезинфекции и так далее. Несколько санитарок у нас уволилось из-за маленьких зарплат и плохих условий работы", - отметила Щербина.

По ее словам, имеются и проблемы с оплатой труда. "Нам сейчас доплачивают по часовой оплате в условиях коронавируса, но это крохи, примерно от 3 до 15 тысяч рублей. Вот как обещал президент, нам вообще не платят. А санитаркам вообще ничего не доплачивают. Понимаете, мы остались инфекционным отделением, нас не перевели в провизорное отделение. Мы также инфекционное отделение, возможно, поэтому нам ничего не доплачивают, хотя все понимают, что мы работаем с ковидными больными", - отметила заведующая отделением.

Сотрудники инфекционного отделения обращались к руководству по поводу доплат

Ольга Терещенко, по ее словам, работает в инфекционном отделении более 20 лет.

"Ковидные больные лежат у нас по несколько дней. В палатах мы находимся большое время. У нас есть реанимационные больные, от которых отойти нельзя, но мы ничего не получаем. Мы обращались в администрацию больницы, к главному врачу, но нам было отказано, хотя у нас есть вся документация, что у нас лежат ковидные больные. К нам из поликлиники приходит девочка, делает электрокардиограмму больным. Она тоже ничего не получает", - рассказала она корреспонденту "Кавказского узла".

По словам медсестры Светланы Суглобовой, которая работает в инфекционном отделении 25 лет, сотрудники отделения обращались к руководству больницы и в министерство здравоохранения Ростовской области.

"Пришёл не письменный, а устный ответ, нам было сказано, что мы не внесены в реестр по коронавирусной инфекции, поэтому нам не приходят положенные выплаты. После этого мы обратились в министерство здравоохранения Ростовской области и получили такой же ответ. Направили также письмо в приёмную Путина, оттуда наше письмо перенаправили в министерство здравоохранения Российской федерации и в правительство Ростовской области. Вот ждём ответ. Обращались также в трудовую инспекцию, оттуда ответа ещё не было. 15 августа написали жалобу в прокуратуру, пока ответа тоже не получили. Так мы с 21 июня добиваемся справедливости, пишем во все инстанции, пока результата нет. Работает нас тут 22 человека - это 10 медсестёр, 10 санитаров (уборщиков служебных помещений) и два врача", - рассказала она корреспонденту "Кавказского узла".

По словам врача-педиатра Валентины Гайворонской, сотрудникам отделения "доплачивают немного из местного бюджета". "Очень обидно за санитарок, которые по документам сейчас уборщицы. Они ничего вообще не получают, хотя очень много нам помогают. Им приходится контактировать с больными. Поэтому люди и уходят", - сказала она корреспонденту "Кавказского узла".

Возле дверей в инфекционное отделение корреспондент встретил медсестру Елену Никишину, которая в защитном костюме обрабатывала какие-то документы. "Это я вынесла бумаги медицинские из палаты, где лежит больной. Мне их теперь нужно обработать специальным раствором", - рассказала она.

По ее словам, в палату она заходит строго в специальном костюме. "Обычно провожу там час-полтора - ставлю капельницы, слежу за состоянием больного. Бывает, по несколько раз за смену приходится одеваться и заходить в палату к больным. Очень тяжело работать: в маске дышать трудно, кислорода не хватает, начинает бешено биться сердце. Особенно когда делаешь капельницу, а у пациента плохие вены - очень трудно приходится. Также под костюм надевается пижама. Сейчас когда на улице тепло, нам очень жарко, но переживаем, что, когда похолодает, мы, наоборот, будем мёрзнуть. Нам же нужно, когда вышли, обработать костюм. Непонятно сейчас, как будет зимой, наверно, будем болеть от того, что будем мёрзнуть", - пожаловалась девушка. 

По ее словам, пока специальной экипировки хватает. "Не знаю, что будет дальше. Одеваться ведь должны все - и мы, и врачи, и санитарки. Если на прошлой неделе было задействовано три палаты, то сейчас они все заняты. Больных становится больше, и что будет дальше, сказать трудно. К нам привозят больных с пневмонией. Мы не знаем, пока не придут анализы, болеет человек коронавирусом или нет. Но, естественно, сразу принимаем все защитные меры - надеваем костюмы, маски. Я лично работала с подтвержденными ковидными больными. Мне по одному закону доплачивают немного, а по второму, о котором говорил президент, я ничего не получаю", - сказала Никишина.

Главврач больницы поделилась подробностями начисления доплат

По словам главного врача районной больницы Красного Сулина и Красносулинского района Инны Мартыновой, сотрудникам инфекционного отделения "платят согласно 415 постановлению".

"То есть это группа риска, когда диагноз ещё не подтвержден. Согласно этому постановлению, есть определенная группа работников, которые входят в этот перечень. Это сотрудники инфекционного отделения, сотрудники реанимации, участковая служба, лаборатория и рентгенологи. Когда диагноз подтверждается, люди отправляются в ковидные госпиталя. Президентские выплаты получают только те, кто работает с подтверждёнными ковидными больными. У нас не ковидный госпиталь, мы, когда подтверждается диагноз, отправляем таких больных в госпиталь. По факту наши медики встречаются с ковидными больными, но по закону они не могут получать ковидных доплат, тех, о которых говорил президент. Нас неоднократно проверяли по выплатам, никаких нарушений не нашли", - рассказала она корреспонденту "Кавказского узла".

По ее словам, санитарки, "которые сейчас числятся уборщицами, по закону не должны получать доплат". "Единственное, что мы смогли сделать, это доплатить им из своих средств", - уточнила она.

Что касается жалоб на плохое состояние здания, где расположено инфекционное отделение, то, по словам Мартыновой, "небольшой ремонт был сделан своими силами". Кроме того, по ее словам, "проведена экспертиза проектно-сметной документации на ремонт инфекционного отделения и самой районной больницы". "Теперь всё это отослали в область и ждём, когда будут выделены деньги", - сказала главврач.

Автор: Вячеслав Прудников источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

18 апреля 2024, 10:47

18 апреля 2024, 09:53

18 апреля 2024, 09:02

18 апреля 2024, 08:09

18 апреля 2024, 07:14

  • Журналист Мина Алиярлы повторно допрошена по делу Abzas Media

    Следователи в Азербайджане вызвали журналиста-фрилансера Мину Алиярлы и повторно допросили ее по делу Abzas Media. Кроме Алиярлы повторно допрашивались и другие журналисты. Власти имитируют процессуальные действия в ответ на критику со стороны международных организаций за преследование сотрудников СМИ, считает правозащитник Эмин Гусейнов.

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей