Спецоперация в Назрановском районе Ингушетии 6 апреля 2017 года. Фото: пресс-служба НАК РФ. http://nac.gov.ru/kontrterroristicheskie-operacii/v-ingushetii-obnaruzhen-arsenal-v-banditskom.html#&gid=1&pid=4

16 мая 2020, 22:48

Правозащитники предсказали безрезультативность спецоперации в Ингушетии

Действия силовиков в Ингушетии направлены на поиск отдельных боевиков и не говорят об интенсификации вооруженного сопротивления в регионе, считают ветеран спецназа Сергей Гончаров и востоковед Михаил Рощин. В Ингушетии не осталось активных членов вооруженного подполья, уверены правозащитники Магомед Муцольгов и Тимур Акиев.

Дополнение “Кавказского узла” от 00:10 мск 02.06.2020: в своем комментарии Тимур Акиев отметил, что роль и влияние Бютукаева на ингушский сектор подполья в регионе не известна, численность активных членов вооруженного подполья он не оценивал. При этом в комментарии “Кавказскому узлу” от 01.06.2020 Тимур Акиев обратил внимание на заявление Юнус-Бека Евкурова от 2017 года, когда бывший глава региона заявил о том, что "с организованным бандподпольем в республике покончено". “Неужели всего за три года в Ингушетии зародилось новое вооруженное подполье? Если да, то кто несет ответственность за это?”, - задается вопросом Акиев.

Как писал "Кавказский узел", 13 мая за рекой Асса в Сунженском районе Ингушетии начались оперативно-разыскные мероприятия. Жителей местных сел предупредили, что не следует посещать район проведения операции, сообщил глава администрации Сунженского района Магомед Дзейтов. При этом местные жители отметили, что спецоперация не сказалась на их жизни. Силовики ищут в лесах группировку боевиков Аслана Бютукаева (амира Хамзата), которого считают организатором атаки на Грозный в 2014 году, заявили источники.

Аслан Бютукаев вместе с лидером организации "Имарат Кавказ"* Доку Умаровым причастен к теракту в аэропорту Домодедово в 2011 году. Также силовики считают, что он причастен и к атаке чеченских боевиков на Грозный 4 декабря 2014 года. Бютукаев находится в федеральном розыске, в санкционных списках США и Евросоюза, говорится в биографической справке о нем, подготовленной "Кавказским узлом". Вместе с 45-летним Асланом Бютукаевым силовики ищут 42-летнего Рустама Борчашвили и 40-летнего Ису Бузуркаева, сообщил 14 мая источник "Интерфакса".

Спецоперация не связана с активностью подполья в регионе

Спецоперация в Ингушетии не говорит об интенсификации вооруженного сопротивления в регионе, считает президент Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора "Альфа" Сергей Гончаров. По его мнению, в регионе могут находиться единичные участники ранее организованных вооруженных групп.

"Северный Кавказ неоднороден. На сегодня, пожалуй, самый спокойный регион — это Чечня, в этом заслуга Рамзана Кадырова и правоохранителей, которые контролируют ситуацию. А Ингушетия, к сожалению, долгие годы беспокоит наши спецслужбы, потому что реально там еще есть остатки бандформирований. Та обстановка, которая сейчас в Ингушетии, позволяет боевикам находить покровительство или местного населения, или это вопросы правоохранителей, которые не решаются так кардинально, как в Дагестане или Чечне", — заявил корреспонденту "Кавказского узла" Сергей Гончаров.

По мнению эксперта, операция по поиску боевиков была спланированной и могла быть взаимосвязана с появившейся в апреле информацией о переброске дополнительных подразделений федеральных войск на Северный Кавказ. "Я не соглашусь, что этот лидер [Бютукаев] причастен ко всему перечисленному. Часто два-три боевика представляются чуть ли не руководителями "Исламского государства"*, это их имидж, представление о своей значимости. Операция федеральных войск по вылавливанию этих боевиков, вероятно, планировалась ранее, тем более были сообщения, что выдвигались федеральные силы, пытались сказать, что это учения, но теперь мы понимаем, что это была и готовилась спецоперация. Меня смущает факт, что якобы этот руководитель, который был в 2014 году [организатором нападения на Грозный], еще остался жив, и его не смогли вычислить", — заключил Гончаров.

Аслан Бютукаев является известной фигурой в подполье, человеком, некогда близким к лидеру "Имарата Кавказ"* Докку Умарову, рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Михаил Рощин.

"Его называли организатором нападения на Домодедово, я не слышал, чтобы его задержали. Из того, что ясно, Бютукаев - человек известный, был близок к Докку Умарову... Учитывая, что "Имарат Кавказ"* в целом был разгромлен, кто-то из бывших деятелей мог уцелеть, и их разыскивают, это обычная история. Было бы интереснее, если бы его удалось задержать. Было бы понятно, действительно ли он причастен к теракту в Домодедово", — заявил Михаил Рощин.

Вторая спецоперация с начала года не говорит о неэффективности работы силовиков в регионе, считает эксперт. "Это ни о чем не говорит. Боевики скрываются, несмотря на разгром активных структур, кому-то удается сбежать, и кто-то может скрываться — это имеющая место ситуация. С точки зрения эффективности [работы силовиков] это ни о чем не говорит. Особой активности подполья в Ингушетии не видно. Кто-то из боевиков пережил крах "Имарата Кавказ"*, наверное, их продолжают разыскивать", — отметил Рощин.

Спецоперация, начатая 13 мая, стала второй в Сунженском районе с 4 марта. В тот день в ходе спецоперации в селе Алкун был убит человек, предположительно, приезжий из Дагестана. При себе он, по данным силовиков, имел оружие, продукты и спальный мешок. Больше при спецоперации никто не пострадал. Материалы с ежемесячными, квартальными и годовыми подсчетами жертв вооруженного конфликта на Северном Кавказе "Кавказский узел" публикует в разделе "Северный Кавказ - статистика жертв". Статистика за год представлена на "Кавказском узле" также в виде инфографики.

Правозащитники уверены в отсутствии в Ингушетии активных членов подполья

Организация "Имарат Кавказ"* давно прекратила свое существование, ее представителей или членов нет в регионе, уверен руководитель правозащитного центра "Машр" Магомед Муцольгов.

"Я уверен, что нет никакого ингушского подполья и, тем более, "Имарата Кавказ"*, — заявил корреспонденту "Кавказского узла" Магомед Муцольгов.

Он также сомневается в том, что Аслан Бютукаев, которого подозревают в причастности к теракту в Домодедово и атаке на Грозный, находится в лесах Ингушетии. "Эти события были 6-10 лет назад, и я не понимаю, что можно делать столько лет в лесу — просто так жить? Говорить о каком-то его влиянии безосновательно", — подчеркнул Магомед Муцольгов.

Распространение информации об активности боевиков и проводимых спецоперациях в Ингушетии несет репутационные и инвестиционные потери региону, считает правозащитник. "О каких туристах и туризме может идти речь, когда время от времени нам напоминают о том, чего не существует? Я не исключаю, что такой человек (имеет в виду членов вооруженного подполья, — прим. "Кавказского узла") может жить в лесу, но если он не приносил никакого вреда, живет безвылазно в лесу, что может быть лучше для спецслужб и безопасности граждан? Нам всегда говорят, что вот, [боевики] готовятся, но что 10 лет можно делать в лесу? Жизнь в лесу в окопе, яме, бункере ничего хорошего не несет, и понятно, что это практически невозможно, надо за счет чего-то существовать", — отметил Магомед Муцольгов.

Он указал на то, что Сунженский район включен в охраняемую приграничную зону, как и Джейрахский район. "Эта территория напичкана силовиками, потому волноваться, что там кто-то есть в горах или лесу, не стоит", — сказал Муцольгов.

Правозащитник выразил недоумение относительно информации о том, что Бютукаев и его боевики называются причастными к уничтожению дерева, почитаемого представителями местного религиозного культа. Муцольгов говорит, что второй раз слышит о происшествии с деревом. "Однажды какое-то дерево подожгли и, вероятно, теперь его спилили. Я не понимаю, зачем воевать с деревьями. Это вопрос не ислама, не традиций и даже не правоохранительных органов, а органов охраны природы", — считает Муцольгов.

В районе спецоперации в Сунженском районе неизвестные обстреляли фонари и с помощью бензопилы подпили грушевое дерево на почитаемом членами религиозной баталхаджинской организации месте, вокруг которого в определенное время собирались местные жители для совершения обряда, сообщил 15 мая "Интерфакс". Батал-хаджи Белхороев — ингушский шейх, основатель одной из кадиритских ветвей (вирдов), последователь шейха Кунта-хаджи. Члены братства Батала-хаджи — белхароевцы или баталхаджинцы — имеют большое влияние в современной Ингушетии, указано в справочном материале "Батал-хаджи и его последователи" на "Кавказском узле".

По мнению Муцольгова, в регионе нет противостояния между представителями различных направлений ислама. "Для меня очевидно, пока чиновники и силовики не трогают различные течения мусульман, не противопоставляют их — все нормально, нет никаких конфликтов. Мы все мусульмане, и люди сами по себе конфликты не поднимают, за каждым из них стоят или спецслужбы, или политики. Люди, которые не имеют государственного мышления и которые не хотят благополучия населяющим ту или иную территорию жителям — вот они все это и устраивают. В Ингушетии нет никаких конфликтов до тех пор, пока в отношения между религиозными группами не влезают политики или силовики", — заключил Муцольгов.

Роль и влияние Аслана Бютукаева на ингушский сектор подполья в регионе не известна, отметил и руководитель ингушского отделения Правозащитного центра "Мемориал" Тимур Акиев.

"Все, что мне известно, как думаю и любому обывателю о личности Бютукаеве и его группе,  это информация силовиков", — заявил корреспонденту "Кавказского узла" Тимур Акиев.

Он отметил, что ему не совсем понятно, почему Бютукаеву приписывают спиленную грушу. "Мне ничего не известно о конфликте баталхаджинцев с группировкой Бютукаева. Я бы воздержался и не советовал делать скоропалительных выводов из этой истории и, тем более, пытаться увидеть в ней конфликты между религиозными течениями. Пусть разбираются компетентные органы", — отметил Тимур Акиев.

Он также выразил недоумение относительно информации, что Бютукаев мог пройти через зону проведения спецоперации к месту религиозного культа баталхаджинцев. "Если Бютукаева блокировали в горно-лесистой местности на границе с Чечней, то как он мог оказаться на равнине? Дерево находится в Сурхахах (село Сурхахи расположено в Назрановском районе Ингушетии — прим. "Кавказского узла"). Можно, конечно, допустить, что Бютукаев или кто-то из его группы обошёл кордоны, но что это за спецоперация такая, если боевики спокойно перемещаются по республике из одного района в другой. Кого они тогда там ловят?" — задался вопросом Акиев.

Ранее прокомментировавшие информацию о спецоперации в Сунженском районе Ингушетии пользователи Instagram также заявили, что отрядов боевиков в Ингушетии давно нет.

"Кавказский узел" ведет хронику происходящих в Ингушетии спецопераций, взрывов, вооруженных инцидентов и похищений людей.

* — "Исламское государство" (ИГ, ранее — ИГИЛ), "Имарат Кавказ" признаны террористическими организациями и запрещены в России по решению суда.

Автор: Магомед Туаев; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

05 июня 2020, 10:28

05 июня 2020, 09:23

05 июня 2020, 08:26

05 июня 2020, 07:28

05 июня 2020, 06:32

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей