Сгоревший дом в Чувашском переулке на фоне новостроек, 6 февраля 2020 года. Фото Константина Волгина для "Кавказского узла"

20 февраля 2020, 03:09

Погорельцы назвали поджог наиболее вероятной причиной пожара на Театральном спуске

Пожар в квартале на Театральном спуске в Ростове-на-Дону возник сразу в нескольких местах и быстро распространился, рассказали в суде потерпевшие. Защита обвиняемых заявила, что будет добиваться ознакомления с изъятыми из дела документами о поджоге.

Как писал "Кавказский узел", обвинение в халатности по делу о крупном пожаре в Ростове-на-Дону предъявлено бывшей замглавы Пролетарского района города Марине Беляевой. Следствие утверждает, что она не проконтролировала выявление всех несанкционированных свалок. Начальнику филиала ОАО "Донэнерго" "Ростовские городские электрические сети" Павлу Трунову и старшему мастеру производственного участка этой компании Игорю Безземельному обвинение предъявлено по статьям о причинении смерти по неосторожности и уничтожении или повреждении имущества. Все обвиняемые не признали вину. 14 февраля в суде Трунов и его адвокат заявили, что все материалы, которые касаются поджога, были изъяты из материалов настоящего дела, а суд демонстрирует предвзятое отношение, заявили подсудимый и его адвокат.

21-22 августа 2017 года в центре Ростова-на-Дону сгорел жилой квартал, в результате было уничтожено и повреждено 125 частных домов и 39 квартир в восьми многоэтажных домах, потерпевшими признали более 700 человек. Погиб один человек, семеро были госпитализированы. Следствие считает, что причиной пожара стало короткое замыкание на ЛЭП, однако погорельцы и адвокаты обвиняемых уверены, что квартал подожгли.

В Пролетарском районном суде Ростова-на-Дону 19 февраля состоялось очередное заседание по делу о пожаре на Театральном спуске. В зале суда присутствовали подсудимые Павел Трунов и Игорь Безземельный, трое адвокатов и четверо потерпевших, один из которых пришел с родственницей, передал из зала суда корреспондент "Кавказского узла".

Пенсионерка Валентина Непошиваева, жившая в одной из квартир по адресу: улица Нижнебульварная, 119, рассказала, что в день пожара она была дома. "Примерно в 12.00 мск пошел дым, послышались крики. Я с внучкой вышла на улицу, там бежали люди. Загорелась и наша улица, люди начали кричать, чтобы все хватали документы и выходили", - рассказала она. По ее словам, она и члены ее семьи получили по 160 тысяч рублей компенсации на каждого и сертификат на 1 млн 950 тысяч на всех. "Общий ущерб оцениваю в пять миллионов рублей. Дом сгорел дотла", - сообщила потерпевшая.

Проживавшая в переулке Чувашском, 56 Елена Черкасова рассказала, что в день пожара после завтрака она вместе с матерью поехала в церковь, было примерно 12.00 мск. 

"Маме стало плохо в церкви, мы вышли подышать воздухом и почувствовали запах гари, костра. Посмотрели и увидели, что дым валил с нашей стороны, как черное облако. Тут же позвонил сын, спросил, где мы, и сказал, что горит дом тёщи - она недалеко от нас живет, родственники как раз уехали на море. Мы на такси поехали домой, но нас не пустили, уже все было перекрыто. От дома остались только стены", - сказала она. По словам Елены Черкасовой, всей семье был нанесен ущерб порядка 10-15 миллионов, выплаты составили по 130 тысяч на каждого члена семьи,  они также получили сертификат на 2 миллиона 500 тысяч рублей.

"Летом 2017 года приходили люди, беседовали с матерью, узнавали, продается ли дом, предлагали какие-то смешные деньги, очень маленькую сумму. Кто виноват (в пожаре), я не знаю, но мне кажется, тот, кому нужна земля", - заключила Елена Черкасова.

Пенсионерка Валентина Черкасова подтвердила слова дочери. "Утром я полила цветы, деревья, и мы поехали с дочерью в церковь в Кировский сквер, около 12.00 мск. Мне стало плохо, я вышла из церкви и увидела со стороны Театральной площади черный дым. Позвонил внук, сообщил, что дом тещи горит. Нас не пустили к нашему дому, пустили только вечером. Хотя меня не пустили и вечером, мне было плохо. На следующий день по паспортам туда пускали. Остались одни стены, погибла моя большая библиотека, которую оценивали в два миллиона рублей", - рассказала Валентина Черкасова.

"Общий ущерб я оцениваю в 10 миллионов... Я не верю, что это был ветер или замыкание, сразу так бы не загорелось, горели бы по очереди, а не в разных местах, как это было. Пожар был настолько сильным, что от имущества осталась пыль. Замок в двери сплавился, окна вылетели, второй этаж упал", - сказала она.

Валентина Черкасова подтвердила, что летом к ней приходили неизвестные. "Я думала, что это доставка заказа, так как у нас тогда была подготовка к свадьбе, много на дом заказывали. Открыла, а там стоят двое", - рассказала она. По словам потерпевшей, они спросили, продает ли она землю, и поинтересовались размером участка. За три сотки предложили два миллиона рублей, но она сказала, что "это копейки, и закрыла калитку".

Суд в Ростове-на-Дону вынес оправдательный приговор предпринимателю Алексею Манукину по делу об убийстве его отца. Незадолго до смерти убитому поступали угрозы.

Об угрозах при отказе от продажи недвижимости в этом районе ранее заявляли в суде другие потерпевшие. 5 февраля свидетельница заявила в суде, что собственникам перед пожаром 21-22 августа 2017 года поступали предложения о продаже домов, а тем, кто отказывался, угрожали. Очевидцы описывали группу людей с закрытыми лицами, которые заходили во дворы и поджигали дома на Театральном спуске в Ростове-на-Дону, заявили 15 января в суде двое из допрошенных погорельцев. На заседании 16 декабря 2019 года одна из потерпевших также рассказала об известных ей угрозах поджога домов в квартале. Предложения о продаже дома также поступали жителю этого района Владимиру Манукину. Но он отказался, и в ответ прозвучали угрозы, а затем он был избит и умер, рассказала его бывшая жена. В его смерти подозревали сына Алексея Манукина, однако 18 февраля суд оправдал его.

Ростовчанин Сергей Минаев рассказал, что до пожара жил в доме по адресу: Чувашский переулок, 30. "Утро (21 августа 2017 года) началось обычно, я уехал на работу. Дома мать была. В 11.30 мск примерно мне позвонили и сказали, что горим. Мама позвонила первой, сказала, что рядом горит. Поехал домой, а когда по улице Нансена ехал и стоял в пробке, около 12.00 мск уже видел столб дыма. Доехал до Театральной площади, там было задымление, не было ничего уже видно там, где находился мой дом. Мы тогда делали ремонт, и нанятые рабочие вывели мать, иначе сама она не выбралась бы. Все сгорело полностью. Ущерб оцениваю миллионов в пять. Выплаты были 20, 30 и 110 тысяч рублей на каждого. Получил сертификат на 1 миллион 700 тысяч на свою семью и 1 500 тысяч на мать, мы их соединили", - сказал потерпевший.

Он также рассказал, что балка с мусором, с которой, по версии следствия, начался пожар, много лет уже местными жителями не использовалась как свалка. "У нас были баки, и приезжала машина за мусором", - пояснил он.

"Странно было - пожар был похож на вспышки. Вдруг рядом загорелась веранда и деревце зеленое - неожиданно. Не шел пожар единым фронтом", - сказал Минаев.

Он добавил, что об  угрозах ему известно "только по слухам", к нему лично "никто не обращался ни с угрозами, ни с предложением о продаже".

Следующее заседание назначено на 10.00 мск 21 февраля. Ожидается, что будут допрошены другие потерпевшие.

Защита указала на отказ следствия в ознакомлении с изъятыми из дела документами

По постановлению следователя из уголовного дела были изъяты материалы, касающиеся поджога, в итоге дело поступило в суд уже без них, рассказала корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Марины Беляевой Екатерина Водяник.

"Всего документов на 36 томов. Это различные допросы, акты, протоколы, а также журналы, диски, фото- и видеоматериалы. Собирало это материалы само следствие, а потом просто решило, что их не стоит показывать", - рассказала адвокат.

Она сказала, что адвокаты просили на этапе окончания расследования предоставить им возможность ознакомиться с этими материалами,  но "следствие отказало, сославшись на то, что это теперь документы не из нашего дела".

"Защита просила истребовать эти документы ещё на этапе предварительного слушания, суд нам отказал, но, безусловно, мы к этому вопросу ещё вернёмся. Мы имеем право заявить об этом повторно в свете того, что потерпевшие дают показания об отсутствии в гидрантах воды, из-за чего пожарные не могли тушить дома. Думаю, суд вынужден будет вернуться к вопросу об истребовании документов об этом. Пожаловаться в вышестоящую инстанцию нельзя, пока дело не будет рассмотрено по существу до конца. Если в истребовании этих материалов суд все же откажет и вынесет приговор, то мы можем ссылаться на это в апелляционной жалобе и повторно заявлять такое ходатайство в апелляции", - рассказала Водяник.

Материалы о пожаре в Ростове-на-Дону и его последствиях собраны на тематической странице "Ростов: пожар или поджог?" на "Кавказском узле".

Автор: Константин Волгин ; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

31 марта 2020, 22:30

31 марта 2020, 21:41

31 марта 2020, 21:03

31 марта 2020, 20:35

31 марта 2020, 18:58

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей