Вход в Пролетарский районный суд, январь 2019 года.  Фото: Валерий Люгаев для "Кавказского узла"

15 февраля 2020, 02:40

Защита по делу о пожаре на Театральном спуске заявила о предвзятости суда

Все материалы, которые касаются поджога в квартале на Театральном спуске в Ростове-на-Дону, были изъяты из материалов настоящего дела, а суд демонстрирует предвзятое отношение, заявили подсудимый и его адвокат.

Как писал "Кавказский узел", обвинение в халатности по делу о крупном пожаре в Ростове-на-Дону предъявлено бывшей замглавы Пролетарского района города Марине Беляевой. Следствие утверждает, что она не проконтролировала выявление всех несанкционированных свалок. Начальнику филиала ОАО "Донэнерго" "Ростовские городские электрические сети" Павлу Трунову и старшему мастеру производственного участка этой компании Игорю Безземельному обвинение предъявлено по статьям о причинении смерти по неосторожности и уничтожении или повреждении имущества. Все обвиняемые не признали вину. 12 февраля в суде погорельцы рассказали, что несанкционированной свалки, на которую ссылается в своей версии о причинах пожара на Театральном спуске в Ростове-на-Дону следствие, не было. Они также указали на тяжелое материальное положение после пожара.

21-22 августа 2017 года в центре Ростова-на-Дону сгорел жилой квартал, в результате было уничтожено и повреждено 125 частных домов и 39 квартир в восьми многоэтажных домах, потерпевшими признали более 700 человек. Погиб один человек, семеро были госпитализированы. Следствие считает, что причиной пожара стало короткое замыкание на ЛЭП, однако погорельцы и адвокаты обвиняемых уверены, что квартал подожгли.

В Пролетарском районном суде Ростова-на-Дону 14 февраля состоялось очередное заседание по делу о пожаре на Театральном спуске. В зале суда присутствовали подсудимые Павел Трунов и Игорь Безземельный, три адвоката и семь потерпевших, передал из зала суда корреспондент "Кавказского узла".

В начале заседания подсудимый Павел Трунов заявил отвод судье Надежде Тапчанян. Он сказал, что на прошлых заседаниях она оказывала давление на допрашиваемых потерпевших, и в нарушение процессуальных норм задает вопросы первой - вместо стороны, заявившей о привлечении свидетелей.

Судья Надежда Тапчанян посчитала, что данное ходатайство не подлежит удовлетворению, так как «изложенные подсудимым Труновым обстоятельства не являются законным основанием для удовлетворения отвода». Но после этого на заседании первой потерпевшим задавала вопросы прокурор.

Пенсионер Юрий Арабенко рассказал, что после пожара пережил три инсульта. По его словам, он жил в переулке Чувашском, 42. Арабенко рассказал, что пожар начался около 12.00 мск, загорелись строения напротив его дома. После этого он еще два часа находился в своем доме, пытаясь не допустить его возгорания, а затем ему пришлось уйти, при этом он получил сильные ожоги левой стороны тела. «После этого я еще пошел на работу. Я в шоке был. Меня уже потом сын забрал и отвез в больницу. Полтора месяца ходил на перевязки. И еще полгода ходил, чтобы дали мне 200 тысяч за полученные ожоги. Получил и компенсацию на 160 тысяч», - рассказал Арабенко.

39-летний Павел Гладуненко рассказал, что жил в переулке Чувашском, 32б. Во время пожара был на работе, а когда свернулся, его дом уже сгорел полностью. По словам потерпевшего, он получил компенсацию 160 тысяч рублей и «транспортную карту сроком на один год».

Его мать Ирина Гладуненко сказала, что являлась собственником жилья в переулке Чувашском, 32б, а в день пожара была в другом районе города и произошедшего не видела. «Я получила только компенсацию 160 тысяч рублей, сертификат мне не дали, так как у меня в собственности есть другое жилье», - сообщила она.

На вопрос адвоката Ольги Селиховой о том, поступали ли ей предложения о продаже дома до пожара, Гладуненко ответила отрицательно. Однако она рассказала, что жилье предлагали продать соцработнику Валентине Лившиц, которая также живет в этом районе, но пожар не дошел до ее дома. Лившиц говорила, что к ней приходили и предлагали выкупить землю, но не сговорились в цене. "Они сказали, что вас легче спалить, чем у вас купить", - процитировала соцработника Гладуненко.

Диспетчер пожарной части Кристина Рудова, 1993 года рождения, которая приходится внучкой Юрию Арабенко, рассказала, что жила в переулке Чувашском, 42. По ее словам, в момент начала пожара она гуляла с дочкой. Она сказала, что свой ущерб она оценила в один миллион рублей, а получила 160 тысяч рублей компенсации и жилищный сертификат на их семью в размере 3,3 миллиона рублей. Рудова указала, что к подсудимым у нее претензий нет, а есть много вопросов к водоснабжающей организации, так как к моменту приезда пожарных «в гидрантах воды не было».

Пенсионерка Татьяна Нестеренко в суде рассказала, что зарегистрирована в доме в переулке Чувашском, 50, но жила у сына в Аксайском районе. По ее словам, она получила компенсацию 160 тысяч рублей, а за утраченное жилье ей и ее сыну ничего не дали. Нестеренко также сказала, что  в переулках Чувашский и Марти "было много разрушенных домов, из которых выселили жильцов, но большой свалки не было".

Монтер путей Михаил Халин сказал, что жил вместе с женой, сыном, невесткой и внучкой в переулке Чувашском, 52, этот дом находится рядом с тем местом, где, по версии следствия, находился очаг возгорания. Он рассказал, что его дом сгорел полностью, когда он был на работе. Он также пояснил, что свалки за их домом не было. «Там не свалка была, а трава росла очень высокая и хмелем было все заросшее», - сообщил Халин.

Его супруга Татьяна Халина рассказала, что в день пожара была с матерью в больнице. По ее словам, она получила компенсацию 160 тысяч рублей, а ее семья - жилищный сертификат на 3,4 миллиона рублей. Она подтвердила слова мужа, что около их дома свалки не было. «За нашим домом, в балке, мусора не было. Там трава была высокая, хмель рос, который тянулся к нашему забору. Мы следили всегда, мусор выносили к жбанам на переулке Грибоедовском. За домом 50 в переулке Чувашском тоже чисто было. Мусора я не видела», - сказала Халина.

Следующее заседание назначено на 19 февраля в 10.00 мск.

Погорельцы рассказали об ухудшении жилищных условий после пожара

"Все материалы, которые касаются поджога: дело о поджоге, допросы о поджоге - были изъяты из материалов настоящего дела. На первом заседании мы заявляли ходатайство, чтобы эти материалы истребовать, но суд нам отказал. Эксперты в своих первых заключениях прямо сказали, что был поджог", - рассказал после заседания корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Роман Яньшин. Суд должен в совокупности исследовать все доказательства и дать им оценку, сказал он. Однако сейчас суд "рассматривает дело необъективно, не всесторонне, поэтому на сегодняшнем заседании заявили отвод судье", - пояснил адвокат.

Потерпевший Павел Гладуненко рассказал корреспонденту "Кавказского узла", что ему не выдали жилищный сертификат, но и официального отказа он тоже не получили. "Моя мать за месяц до пожара вступила в наследство и получила бабушкин дом, где сейчас и живет. Она же была собственником дома на Чувашском, 32б, где я был прописан. Мне должны были доплатить за жилье, но почему-то меня приплюсовали к матери, как будто у меня есть второе жилье", - сказал он. По его словам, земельный участок был в бессрочной аренде, но в их собственность его по разным причинам не переводили. "Земельный участок теперь изъяли для нужд города. Кроме компенсации в 160 тысяч я ничего не получил. Я оцениваю свой ущерб в 400 тысяч рублей, не считая дома. Кому предъявлять иски, я не знаю. Сейчас живу на съемной квартире с женой и двумя детьми», - сказал Гладуненко.

По словам Михаила Халина,  жилищного сертификата, который получила его семья, хватило «не на новую квартиру, а на квартиру в старом доме на окраине Ростова-на-Дону». "Мы оценили ущерб для всей семьи в четыре миллиона рублей, а получили сертификат на 3,4 миллиона. Нам нужна была трехкомнатная квартира, потому что нас пять человек. Центр города оказался не по средствам. Пришлось покупать (квартиру) в Западном микрорайоне. Земельный участок, где располагался их дом, приватизировать не дали", - отметил Халин. "Ущерб мы заявлять не будем", - сказал он.

Материалы о пожаре в Ростове-на-Дону и его последствиях собраны на тематической странице "Ростов: пожар или поджог?" на "Кавказском узле".

Автор: Валерий Люгаев; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

27 февраля 2020, 04:30

  • Случай Идрисова указал на проблему выдачи из Чечни

    Чечня могла стать местом, где скрывается сбежавший из-под домашнего ареста в Махачкале Махи Идрисов, считает правозащитник Светлана Ганнушкина. Ранее в республике уже скрывались от розыска подозреваемые в причастности к резонансным преступлениям. Попытка задержания как минимум один раз привела к угрозам со стороны Кадырова стрелять в силовиков из других регионов.

27 февраля 2020, 04:17

27 февраля 2020, 03:55

27 февраля 2020, 03:28

27 февраля 2020, 02:48

  • Подписчики поддержали Тумсо после покушения

    Пользователи YouTube оставляют ободряющие комментарии под последними видео, опубликованными в каналах Тумсо Абдурахманова. Критики блогера пытаются поставить под сомнение информацию о покушении на него.

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей