03 сентября 2019, 20:14

Опубликован альтернативный список политзаключенных в Азербайджане

Рабочая группа азербайджанских правозащитников, активистов неправительственных организаций и юристов обнародовала обновленный список политзаключенных из 119 фамилий. Это на два человека больше, чем в списке союза "За свободу политзаключенных Азербайджана".

Как сообщал "Кавказский узел", союз "За свободу политзаключенных Азербайджана" (ССПЗА) 31 августа распространил обновленный список политзаключенных в связи с освобождением некоторых из них и установлением политических мотивов в делах вновь осужденных. В список включены 117 человек.

61 человек из предыдущего списка был отпущен на свободу, сообщил корреспонденту "Кавказского узла" координатор рабочей группы, глава Общества правового просвещения Интигам Алиев. "52 человека были освобождены в соответствии с мартовским распоряжением главы государства о помиловании. Пятеро освобождены условно – решениями судов. Четыре человека вышли на свободу, полностью отбыв сроки наказания", – рассказал Алиев.

Предыдущая версия списка рабочей группы была 20 февраля. Документ включал имена 127 политзаключенных, еще 54 человека были взяты на мониторинг.

При этом распространенный сегодня список был дополнен новыми политзаключенными. "К сожалению, наш список вновь возрос и достиг почти прежнего объема. Список пополнил журналист Полад Асланов, а также 52 человека, осужденных по "Гянджинскому делу", которые у нас были под мониторингом", – сказал Алиев.

3 июля 2018 года на главу администрации Гянджи Эльмара Велиева было совершено покушение. Силовики назвали покушение терактом и задержали подозреваемого, уроженца Гянджи Юниса Сафарова. Это привело к массовым протестам, участники которых выразили недовольство работой самого Велиева. 10 июля 2018 года около 200 человек приняли участие в акции протеста в Гяндже и потребовали расследовать действия не только нападавших, но и самого Велиева. При разгоне митинга погибли два офицера полиции. В конце августа 2018 года Велиев был освобожден от занимаемой должности. 26 августа апелляционный суд смягчил наказания восьми осужденным за участие в беспорядках в Гяндже. 30 августа апелляционный суд в Азербайджане смягчил наказания еще шести осужденным за участие в беспорядках в Гяндже, освободив одного и сократив сроки пятерым.

119 человек в списке разбиты на восемь групп. В группе "Журналисты и блогеры" пять человек, в том числе главный редактор религиозного сайта xeber44.com Араз Гулиев, главный редактор сайта kent.info Эльчин Исмаиллы, журналист-расследователь Афган Мухтарлы, региональный корреспондент газеты "Азадлыг" Зия Асадли и руководитель сайта xeberman.com Полад Асланов.

Главный редактор двух азербайджанских интернет-порталов xeberman.com и press-az.com Полад Асланов был задержан 12 июня по подозрению в шпионаже. 21 августа он сообщил родственникам об ухудшении состояния своего здоровья и посетовал на отсутствие медицинской помощи в СИЗО. 

В категории "Правозащитники" один человек – Алиаббас Рустамов.

Глава юридической фирмы "Есаул", адвокат Алиаббас Рустамов был задержан по статье "Дача взятки" 28 июня 2014 года. Он был осужден на семь лет, затем этот срок был сокращен до шести. 25 июля Рустамов начал голодовку с тем, чтобы привлечь внимание к своему делу накануне рассмотрения своего обращения об условно-досрочном освобождении. 9 августа он прекратил голодовку.

В группе "Политические и общественные активисты" семь человек. Это активисты партии Народного фронта Азербайджана Асиф Юсифли, Фуад Ахмедли, Орхан Бахышлы, Мирфейзулла Сеидов, Агиль Магеррамов и Бабек Гасанов, а также бывший член Народного фронта Азербайджана и бывший глава Гедабекского района Салех Рустамов.

Группа "Верующие активисты" насчитывает 47 имен. В частности, это осужденные после событий в Нардаране во главе с лидером движения "Мусульманское единство" Талехом Багирзаде, арестованные вместе с лидером Исламской партии Мовсумом Самедовым, а также богослов Абгюль Сулейманов.

Материал о поселке Нардаран и конфликтах его жителей с властями опубликован в разделе "Справочник" "Кавказского узла".

В категории "Приговоренные к пожизненному лишению свободы" остаются трое бывших сотрудников отряда полиции особого назначения (ОПОН) – Эльчин Амирасланов, Сафа Поладов и Ариф Кязимов, которые были приговорены к смертной казни после мятежа в марте 1995 года. Когда смертную казнь отменили, им заменили расстрел на пожизненное заключение.

Кроме того, в списке все еще находятся трое остающихся в тюрьме верующих из "группы Саида Дадашбейли", которые в 2007 году были осуждены по обвинению в сотрудничестве со спецслужбами Ирана и намерении свергнуть конституционный строй. Составители списка считают, что следствие и суд проводились "с настолько грубыми нарушениями, что молодых людей признали виновными даже не в попытке, а в захвате власти, то есть в несуществующем событии".

10 декабря 2007 года суд по тяжким преступлениям приговорил Саида Дадашбейли и еще трех членов его группы к 14 годам лишения свободы в колонии строгого режима, а остальных участников группы – к срокам заключения от 2 до 13 лет. Суд признал Саида Дадашбейли виновным в сотрудничестве с радикальными исламистскими организациями с целью создания религиозного государства, управляемого законами шариата. Подсудимые и их родственники заявили, что считают дело сфабрикованным, а приговор несправедливым.

В группе "Политический заложник" значится Эмин Шагиев (Сагиев), арестованный, как считают активисты, в связи с оппозиционной журналистской деятельностью своего находящегося в политэмиграции свояка Тюркеля Азертюрка.

Самая большая группа – это осужденные по "Гянджинскому делу", в ней 52 человека. "Следствие не представило доказательств того, что на собрании 10 июля 2018 года в Гяндже эти люди совершили насильственные действия. Это была спонтанная акция в связи с распространением в социальных сетях и СМИ фото изображения Юниса Сафарова (обвиняется в покушении на экс-главу города Гянджи Эльмара Велиева) со следами насилия на лице и утверждений о пытках над ним в полиции. Законодательство не требует разрешения на спонтанные акции. В частности, об этом говорится в статье пятой закона о свободе собраний. Несмотря на то, что в официальной версии утверждалось о религиозном характере протеста, наши расследования показали, что причиной недовольства населения было беззаконие местных структур власти. Жестокие действия против собравшихся, пытки над задержанными, назначение судами первой инстанции неадекватно суровых наказаний дают основания полагать, что эти репрессивные шаги преследовали цели мести. Исследование документов уголовного дела, нарушения прав обвиняемых позволяют считать, что этих людей осудили по политическим мотивам", – заявил Интигам Алиев.

По словам Интигама Алиева, по большей части списки совпадают. "В нашем списке, к примеру, нет редактора сайта realliq.info Икрама Рагимова. Дело в том, что у нас в рабочей группе принцип таков, что решения по каждому политзаключенному принимаются консенсусом. В случае с Рагимовым единомыслия не было. Причина сомнений в том, что в публикациях на этом сайте, по мнению некоторых членов группы, были действительно диффамационные нарушения. Что касается конкретного обвинения, по которому его осудили, группа не располагает всей исчерпывающей информацией о материалах дела, и поэтому на данный момент не готова однозначно утверждать о присутствии политических мотивов в деле", – пояснил Алиев.

12 июня суд в Баку признал главного редактора сайта realliq.info Икрама Рагимова виновным в вымогательстве и назначил ему 5,5 года заключения. 7 августа он объявил голодовку, требуя объективного рассмотрения апелляции. Рагимов не принимает пищу 28-е сутки, тогда как врачи считают опасным для жизни голодание свыше 30 дней.

В случае с активистом ПНФА Мирфезуллой Сеидовым напротив рабочая группа признала его политзеком, а ССПЗА – нет. "Тут различия в подходах заключается в том, что мы признаем Сеидова политзаключенным, несмотря на то, что он под домашним арестом. Мы считаем, что домашний арест также является ограничением свободы. Ведь он, как и арестованный, находится в изоляции, лишен возможности контактировать с другими людьми, кроме членов своей семьи. Тем более, что это уже продолжается полтора года", – сказал Алиев.

Принципиальная разница между списками – относительно лиц, отбывающих пожизненное заключение, указал Алиев. "Речь идет о лицах, приговоренных к смертной казни в середине 1990-х годов. В 1998 году, после отмены смертной казни решением парламента, им автоматически в качестве альтернативного наказания назначили пожизненное заключение. Это противоречит принципам права, поскольку закон не имеет обратной силы. На момент назначения им смертной казни альтернативным наказанием было 15 лет лишения свободы", – пояснил Интигам Алиев.

По сути самих обвинений политзаключенными были признаны только трое, отметил он. "Что касается политических мотивов преследования этих лиц, то в свое время экспертами Совета Европы в начале 2000-х годов было взято к рассмотрению дело 16 заключенных. Один из них уже скончался. 12 других не были признаны политзаключенными. Только трое были признаны политзаключенными: это Эльчин Амирасланов, Сафа Поладов и Ариф Кязимов, арестованные и осужденные по делу о попытке мятежа ОПОН в марте 1995 года. В отчете докладчика ПАСЕ Кристофа Штрассера в 2013 году также эти трое были признаны политзаключенными. Мы исходили из этого. Но мы будем поддерживать общественные усилия по пересмотру дел всех пожизненников, кому это наказание было назначено "автоматически". Пожизненное заключение должно быть заменено на конкретные сроки лишения свободы. Тем более что многие из них уже подошли к сроку 25 лет лишения свободы, являющегося максимальным в уголовном законодательстве", – сказал Алиев.

Наконец, в списках есть разница в количестве по делам осужденных в связи с событиями в Гяндже. "Тут у нас принципиальной разницы нет. Дело во времени. Мы уже успели рассмотреть дела 52 человек. Очевидно, что признанные нами политзаключенными лица войдут в списки и других правозащитных структур", – считает Алиев.

Интигам Алиев напомнил, что при составлении списка активисты исходили из критериев понятия политзаключенных, установленных ПАСЕ.

Пять критериев понятия "политзаключенный", согласно принятой 3 октября 2012 года ПАСЕ резолюции: a) если задержание было осуществлено напрямую в нарушение одной из основных гарантий, изложенных в Европейской конвенции по правам человека и протоколов к ней; b) если решение о содержании под стражей было вынесено по чисто политическим причинам без связи с любым уголовным преступлением; c) если по политическим мотивам продолжительность содержания под стражей или его условия явно не пропорциональны преступлению; d) если по политическим мотивам человек задержан на дискриминационной основе по сравнению с другими лицами; e) если задержание является результатом разбирательств, которые были явно несправедливыми, и это, как представляется, связано с политическими мотивами властей.

Другой член рабочей группы, эксперт в области права медиа Халид Агалиев пояснил корреспонденту "Кавказского узла" различия в подходах этой структуры от других правозащитных организаций. "Каждая организация вправе составлять свои списки. Наша группа включает в себя как представителей правозащитной сферы, так и экспертов-юристов и журналистов. Она была создана в 2014 году, как раз после ареста ведущих правозащитников. Тогда мы решили вместе продолжить эту работу, чтобы более всесторонне изучать дела, исключать субъективизм в оценке уголовного дела каждого. И мы договорились принимать решения консенсусом", – сказал Агалиев.

По его словам, у рабочей группы под мониторингом остаются дела 11 человек. Это журналистка Шафаг Агабалаева и еще девять фигурантов "Гянджинского дела". Кроме того, рабочая группа следит за делом Ренада Алиева, брата Риада Алиева, который критикует власти Азербайджана из-за рубежа.

В настоящее время в рабочую группу входят Акиф Гурбанов (глава Института демократических инициатив), Анар Мамедли (глава Центра мониторинга выборов и обучения демократии), Гюнай Исмайлова (юрист Клуба прав человека), Халид Агалиев (член Института права медиа), Хадиджа Исмайлова (журналист-расследователь, сокоординатор группы), Интигам Алиев (глава Общества правового просвещения, сокоординатор группы) Ровшан Гаджибейли (глава Школы демократической журналистики), Самир Казымлы (координатор Альянса защиты политических свобод), Севиндж Вагифгызы (журналист-фрилансер).

Власти Азербайджана отрицают наличие в стране политзаключенных.

Новости о преследовании активистов, правозащитников и журналистов в регионах Кавказа "Кавказский узел" публикует на тематической странице "Преследование активистов". Также "Кавказский узел" опубликовал справку "Преследование правозащитников и гражданских активистов в Азербайджане".

Автор: Фаик Меджид; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

23 сентября 2019, 13:53

23 сентября 2019, 13:24

23 сентября 2019, 12:28

23 сентября 2019, 11:36

23 сентября 2019, 11:12

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей