21 февраля 2019, 12:35

Азербайджанские правозащитники внесли в список политзаключенных 127 имен

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

Рабочая группа азербайджанских правозащитников, активистов неправительственных организаций и юристов обнародовала обновленный список политзаключенных из 127 фамилий. Дела еще 54 заключенных находятся на мониторинге.

Как сообщал "Кавказский узел", предыдущая версия списка рабочей группы была опубликована 1 сентября. Документ включал имена 128 политзаключенных, еще два человека были взяты на мониторинг.

Рабочая группа гражданского общества по составлению списка политзаключенных распространила очередной обновленный список политзаключенных в Азербайджане 20 февраля. В него включены фамилии 181 лица, 127 человек признаны политзаключенными, дела еще 54 взяты под мониторинг.

"На основе документов, находящихся в распоряжении нашей группы, опросов адвокатов, мониторингов судебных процессов, мы можем с уверенностью считать 127 человек политзаключенными»,  - сказал корреспонденту "Кавказского узла» координатор рабочей группы, глава НПО «Общество правового просвещения» Интигам Алиев.

Он отметил, что из предыдущего списка четыре человека были освобождены из тюремного заключения.

«В частности, после 1 сентября 2018 года на свободу по истечению срока наказания вышли верующие Микаила Идрисов  и Эмиль Мохбалыева, осужденные по так называемому «делу Саида Дадашбейли». Кроме того, на свободу вышли советник главы партии Народного фронта Азербайджана (ПНФА) Мамед Ибрагим и активист Тельман Ширалиев. Интересно, что за это время их успели осудить повторно за незаконное хранение в тюремном учреждении запрещенных предметов. Вдобавок к первым срокам они провели в заключении почти еще пять месяцев и вышли на свободу буквально на днях», - сказал Алиев.

При этом список пополнили Эмин Шагиев, Азад Гасанов и Абульфаз Садыгбейли.

«Эмин Шагиев у нас был уже под мониторингом. Молодого человека осудили по обвинению в незаконном хранении наркотиков, однако достоверных доказательств вины представлено не было. Рабочая группа сошлась во мнении, что его преследуют из-за того, что он является родственником оппозиционного журналиста Тюркеля Азертюрка – ведущего вещающего из-за рубежа телеканала Turan Tv», - сказал Алиев.

Гасанов и Садыгбейли являются членами партии «Мусават». Первый был арестован на следующий день по приезду из Литвы, где получил политическое убежище. Садыгбейли привлекли по обвинению в мошенничестве и подделке документов, хотя он представил следствие заверенные банковской печатью документы о возвращении кредита, говорится в отчете.

127 политзаключенных классифицированы по 10 категориям

В группе "Журналисты и блогеры" - 9 человек, в том числе Ниджат Алиев, Араз Гулиев, Рашад Рамазанов, Сеймур Хази, Фикрет Фарамазоглу, Эльчин Исмаиллы, Мехман Гусейнов, Афган Мухтарлы и Зия Асадли. В группе "поэт" - только сатирик Тафиг Гасанли. В категории "правозащитники" также один человек – Алиаббас Рустамов. В группе "активисты политических и общественных организаций" - 18 человек. В их числе два зампредседателя партии Народного фронта Азербайджана - Гезяль Байрамлы и Фуад Гахраманлы. В эту же группу вошли активисты движения Nida Илькин Рустамзаде, Гияс Ибрагимов, Байрам Мамедов, активист партии Народного фронта Орхан Бахышлы.

Самая большая группа - "верующие активисты" - насчитывает 67 фамилий, в том числе осужденный по Нардаранским событиям лидер движения "Мусульманское единство" Талех Багирзаде и группа других активистов этой организации, лица, арестованные вместе с лидером Исламской партии Мовсумом Самедовым, богослов Абгюль Сулейманов.

Материал о поселке Нардаран и конфликтах его жителей с властями опубликован в разделе "Справочник" "Кавказского узла".

В категории "приговоренные к пожизненному лишению свободы" остаются трое бывших сотрудников отряда полиции особого назначения, которые были приговорены к смертной казни после мятежа в марте 1995 года. Когда смертную казнь отменили, им заменили расстрел на пожизненное заключение вместо максимального на тот момент срока наказания в 15 лет. 14 человек из списка были осуждены после акций протестов социального характера в Исмаиллы в 2013 году, Мингячевире в 2015 году и Сиязани в 2016 году.

В группе "бывшие госчиновники" — бывший министр здравоохранения Али Инсанов и бывший следователь прокуратуры Руфат Сафаров. В группе "политические заложники" два человека: Мурад Адилов и Эльнур Сеидов, которых, как считают составители списка, осудили из-за политической деятельности родственников.

Кроме того, в список включены восемь остающихся в тюрьме верующих из "группы Саида Дадашбейли", которые в 2007 году были осуждены по обвинению в сотрудничестве со спецслужбами Ирана и намерении свергнуть конституционный строй. Составители списка считают, что следствие и суд проводились "с настолько грубыми нарушениями, что молодых людей признали виновными даже не в попытке, а в захвате власти, то есть в несуществующем событии".

Дела еще 54 человек остаются под мониторингом, сказал корреспонденту «Кавказского узла» член рабочей группы, координатор Альянса защиты политических свобод Самир Казымлы.

Из них 52 человека – это арестованные в связи с покушением на бывшего главу Гянджи Эльмара Bелиева 3 июля 2018 года и убийством двух сотрудников полиции в этом городе 10 июля.

3  июля 2018 года на главу администрации Гянджи Эльмара Велиева было совершено покушение. Силовики назвали покушение терактом. Был задержан подозреваемый, 35-летний уроженец Гянджи Юнис Сафаров. 10 июля около 200 человек собрались у здания городской администрации в Гяндже. Участники акции протеста потребовали расследовать действия не только нападавших, но и самого Велиева. Полицейские пресекли митинг, применив силу. В ходе столкновения с протестующими погибли два офицера полиции. По данным на 30 июля, 61 человек, подозреваемый в участии в беспорядках, арестован, еще 13 человек объявлены в розыск. Пятеро были убиты при задержании. 28 августа Велиев был освобожден от занимаемой должности

«Достоверность обвинения вызывает определенные сомнения, поскольку в деле есть нарушения прав подследственных. Так госорганы нарушили их презумпцию невиновности, представив в официальных сообщениях как лиц, совершивших преступления, хотя в отношении нет вступившего в законную силу приговора. Кроме того, членам семей арестованных информации об их судьбе в течение 9 дней после задержания не представляли», - сказал Казымлы.

По версии следствия, события 10 июля в Гяндже были беспорядками, однако это не подтверждено видеозаписями и другими доказательствами, говорится в отчете.

«На любительских видеосъемках, распространенных в социальных сетях, видны лишь перемещения людей группами. Кроме того, правоохранительные органы в ходе последующих операций в отношении подозреваемых по Гянджинским событиям использовали избыточную силу, убив в результате шесть человек. Суд над обвиняемыми проходит в Гяндже в полузакрытом режиме, от журналистов требуют аккредитации, не дают делать заметки в ходе заседаний, удаляют журналистов из зала», - рассказал корреспонденту член рабочей группы, юрист Халид Агалиев.

Кроме того, рабочая группа следит за делом Ренада Алиева, брата Риада Алиева, который критикуют власти Азербайджана из-за рубежа. В мониторинг взято и дело главного редактора сайта realliq.info Икрама Рагимова.

В настоящее время в рабочую группу входят Акиф Гурбанов (глава Института демократических инициатив), Анар Мамедли (глава Центра мониторинга выборов и обучения демократии), Гюнай Исмайлова (юрист Клуба прав человека), Халид Агалиев (член Института права медиа), Хадиджа Исмайлова (журналист-расследователь, сокоординатор группы), Интигам Алиев (глава Общества правового просвещения, сокоординатор группы) Ровшан Гаджибейли (глава Школы демократической журналистики), Самир Казымлы (координатор Альянса защиты политических свобод), Севиндж Вагифгызы (журналист-фрилансер).

Напомним, что Союз "За свободу политзаключенных Азербайджана" 6 декабря 2018 года огласил свой список политзаключенных, в который включены 150 человек. 

«Список рабочей группы полностью совпадает с нашим. Разница только в том, что в нашем списке больше лиц из числа осужденных к пожизненному заключению и верующих. Мы признаем политзаключенными и тех верующих, которые не были публичными фигурами, однако пострадали из-за религиозных убеждений. Мы считаем политзаключенными всех тех, кому после отмены смертной казни автоматически заменили высшую меру на пожизненное заключение», - пояснил корреспонденту «Кавказского узла» координатор союза Эльшан Гасанов.

Напомним, что власти Азербайджана отрицают наличие в стране политзаключенных.

Новости о преследовании активистов, правозащитников и журналистов в регионах Кавказа "Кавказский узел" публикует на тематической странице "Преследование активистов". Также "Кавказский узел" опубликовал справку "Преследование правозащитников и гражданских активистов в Азербайджане".

Автор: Фаик Меджид источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

13 апреля 2024, 18:46

13 апреля 2024, 17:47

  • Смягчены ограничения на подачу электричества в Абхазии

    Ежедневные отключения подачи света жителям Абхазии сокращены с шести до четырех часов, сообщило "Черноморэнерго". Ингурская ГЭС после аварии возобновила работу, но за время ремонта накопились долги перед грузинским поставщиком электроэнергии, объяснило руководство станции.

13 апреля 2024, 16:49

13 апреля 2024, 15:51

13 апреля 2024, 14:52

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей