Участники пикета во Владикавказе. Фото Эммы Марзоевой для "Кавказского узла".

16 февраля 2019, 08:02

Юристы сочли бесперспективными дела организаторов акции против "Электроцинка"

Требование полиции привлечь к административной ответственности организаторов пикета во Владикавказе в ноябре 2018 года не имеет судебной перспективы, считают опрошенные "Кавказским узлом" юристы. Они отметили, что организаторы акций не застрахованы от случаев превышения установленного числа участников, и эффективной защиты от этого нет. Сами активисты Индира Габолаева и Герман Ревазов заявили, что подготовили возражения на апелляционные жалобы полиции.

Как информировал "Кавказский узел", около 50 владикавказцев вышли 16 ноября 2018 года на согласованный пикет с требованием закрыть завод "Электроцинк". После пикета активисты Индира Габолаева и Герман Ревазов получили протоколы об административном правонарушении, так как число участников акции оказалось больше заявленного. 28 января дело Ревазова, а затем 31 января дело Габолаевой были прекращены Промышленным райсудом Владикавказа. Однако полиция обжаловала эти решения, требуя отправить дела на новое разбирательство.

Активисты рассказали о цели своей борьбы с "Электроцинком"

Герман Ревазов рассказал корреспонденту «Кавказского узла», что ему 45 лет, имеет высшее образование и занимается производством гипсокартона, а вопросами экологии занялся после мощного выброса с завода в 2009 году.

Особое противостояние "Электроцинка" с местными жителями началось осенью 2009 года, когда на заводе произошел залповый выброс окиси серы. Владикавказ на несколько часов заволокло густым туманом. По городу прошла волна протестов. Тогда были созданы движения «Стоп Электроцинк!» и «Электроцинк. Чем мы дышим?». 1 апреля 2010 года суд постановил приостановить деятельность «Электроцинка» до обустройства санитарно-защитной зоны. Завод обязался это сделать до 31 декабря 2015 года, было заключено мировое соглашение, оставшееся нереализованным. На десятый год борьбы местных жителей и экоактивистов с этим предприятием власти Северной Осетии приняли решение закрыть "Электроцинк". Но владикавказцы не спешат праздновать победу, опасаясь, что обещания и работы по консервации завода делаются лишь для отвода глаз и снижения протестных настроений, говорится в материале "Как жители Владикавказа "Электроцинк" одолели", опубликованном в разделе "Справочник" на "Кавказском узле". 

«Я тогда работал в строительной фирме и приехал из отпуска, не знал ничего о проблеме. На  работе сказали, что были залповые выбросы... Думали, что делать, и решили создать группу в «Одноклассниках» «Электроцинк. Чем мы дышим?». Это название пришло спонтанно. В группу стали вливаться люди. Вот так все началось. Она до сих пор действует, там сейчас около 5 тысяч человек [участников]. Я надеюсь, что когда-нибудь мы закроем ее за ненадобностью», - сказал он.

Затем, по его словам, активисты организовали движение «Стоп Электроцинк!» и как инициативная группа стали работать в рабочих группах Общественных палат России и Северной Осетии, обменивались информацией с другими активистами, такими как Ацамаз Хадиков, собирали деньги на исследования, проводили пикеты, целью которых было информирование населения о проблеме. За 9 лет активистами было роздано более 40 тысяч информационных листовок, отметил Ревазов.

Экоактивист Ацамаз Хадиков входит в правительственную комиссию по вопросам дальнейшей деятельности завода "Электроцинк" и выступает за его закрытие.

«Про нас долго говорили, что мы ангажированные. Мы смеялись, потому что даже транспарантам, которые были на последнем пикете против завода, как минимум семь лет. Мы всегда были ограничены в деньгах. Нам предлагали помощь, но мы отказывались, боясь, что нас заподозрят в том, что мы отстаиваем чьи-то интересы. Сейчас ни один человек не может сказать, что кто-то нам сильно помогал или что мы как-то зависели от чьих-то денег», - заявил он.

По его словам, он был бы не против, чтобы на площадке "Электроцинка" было построено экологически безвредное  производство, и люди были трудоустроены. «Нас беспокоит, что будут есть их [работников "Электроцинка"] семьи и как они будут жить дальше», - добавил Ревазов.

Он не исключил проведения дальнейших акций протеста в зависимости от прояснения ряда открытых вопросов по "Электроцинку", в том числе по поводу соглашения о прекращении работы "Электроцинка", подписанного властями Северной Осетии и руководством предприятия.

Ранее экоактивисты усомнились, что подписанный главой Северной Осетии Вячеславом Битаровым и президентом Уральской горно-металлургической компании Искандаром Махмудовым протокол подразумевает закрытие "Электроцинка", поскольку в документе речь идет о "консервации".

Экоактивистке Индире Габолаевой 42 года, воспитывает двух детей 16 и 14 лет, по образованию является юристом, и до 2015 года работала в уголовном розыске МВД, затем вышла на пенсию по выслуге лет, занималась частной юридической практикой, а сейчас работает юристом в рыбоводческой компании.

Габолаева рассказала "Кавказскому узлу", что присоединилась к противникам металлургического предприятия  лишь после пожара на «Электроцинке» в октябре 2018 года.

Пожар в одном из цехов "Электроцинка" произошел в ночь на 21 октября 2018 года. При тушении погиб сотрудник МЧС, еще двое пострадали. Работа завода была приостановлена, а более 1500 сотрудников завода были отправлены в простой. 345 сотрудников "Электроцинка" 24 декабря вернулись к работе и начали готовить оборудование завода к очистке перед консервацией производства. Закончить эти работы планируется в первом квартале 2019 года, сообщили на предприятии.

«Когда случился пожар на «Электроцинке», я, конечно, испугалась за детей, хотела отправить их из города. Потом я начала разбираться в том, что это за завод, какую опасность он несет», - сказала она, отметив, что начала интересоваться деятельностью завода в связи с проблемами со здоровьем у дочери.

По ее словам, до организации пикета в ноябре 2018 года она поработала в качестве юриста в офисе, где расположилась общественная организация «Глас народа», занимавшаяся вопросами «Электроцинка». "Там я имела возможность знакомиться со всеми материалами по заводу, с которыми приходили люди, изучала их, прежде, чем делать какие-то выводы... У меня не было цели закрыть именно этот завод или какой-то другой. Для меня важно только здоровье. Мне жалко сотрудников завода, я их понимаю и сочувствую тем, кто останется без работы после его закрытия, но если ставить на весы, то здоровье людей важнее. Тут раздумывать не приходится», - рассказала Габолаева.

Она не исключила проведение акций протеста в будущем, отметив, что сфера ее интересов разнообразна и не замыкается на экологии. «Я против уличных акций протеста, но мне пришлось уже дважды в них участвовать. Первый раз я вышла против пенсионной реформы, потому что никто не выходил, а сейчас против «Электроцинка», потому что... нам пришлось показать, что мы все-таки ждем ответа и решения этой проблемы», - отметила активистка.

Экоактивисты сами себя защитят в суде

Информация об обжаловании решений суда полицией стала неожиданностью, заявили Индира Габолаева и Герман Ревазов.

"Я думал, они дальше уже не пойдут. И так всем понятно, что это высосано из пальца, но это их право [обжаловать], я буду защищаться, но адвоката нанимать не буду», - сказал Ревазов, уточнив, что возражение на жалобу полиции ему помог подготовить знакомый юрист.

"Это изначально проигрышное дело, и зачем они это делают, я не понимаю. Они просто тратят свое время. Я  считаю, что мне не нужен адвокат», - считает Габолаева.

Информацию о назначении даты слушаний дел на сайте Верховного суда Северной Осетии по данным на 07.40 мск 16 февраля уточнить не удалось, поскольку при входе в раздел "Судебное делопроизводство" появлялось сообщение: "Информация временно недоступна".

Юристы указали на проблему с числом участников публичных акций

Организаторы уличных акций не могут контролировать число участников, так как у них нет для этого возможностей, заявил «Кавказскому узлу» юрист Валерий Гаглоев. «Они не могут оцепить территорию и не пропускать людей, они не могут кому-либо говорить: «Не подходите». Не имеют на это права, они находятся на общей территории. Когда организаторы подают заявку, они ориентируются на то, сколько человек будет  участвовать в их пикете. Науки о том, сколько присоединится и поддержит акцию, нет. То, что туда люди присоединились, даже может быть провокацией... Рычагов у организаторов не допускать людей на акцию нет», - сказал он.

"Кавказский узел" писал, что в жалобе полиции на постановление районного суда по делу об административном правонарушении в отношении Габолаевой указывается, что организатор пикета допустила превышение установленного количества участников акции (вместо 50 было 90) и присутствие людей в масках.

«Тех, кто пришел туда [на акцию], постоял пять минут, сфотографировался и ушел, нельзя считать участниками акции. Участники - это те, кто разделяет их [организаторов] идеи...  Защитить организаторов от этого невозможно», - полагает юрист.

Юрист Руслан Томаев также считает, что организаторы не могут контролировать поток людей во время акции. «Например, проходили мимо люди, зеваки и просто интересовались, что здесь происходит, их никто не призывал участвовать в данном пикете, их нельзя считать участниками», - сказал Томаев "Кавказскому узлу".

Верховный суд оставит в силе решение суда первой инстанции, считает он.

Поскольку пикет проходил в жилом квартале, то вполне естественно, что люди, зная актуальность темы, подходили и поддерживали пикетчиков, а затем уходили, сказал "Кавказскому узлу" юрист Руслан Калоев. «Как полицейские вычислили, что число превышает на 20 или 50 человек, непонятно. И участвовали ли эти люди [в пикете] или просто мимо проходили, проезжали, останавливались? Это еще стоило бы выяснить сотрудникам... которые, на мой взгляд, поторопились составлять административный материал в отношении Ревазова и Габолаевой. Это, бесспорно, незаконный акт», - полагает он.

Калоев считает, что на будущее организаторам, чтобы обезопасить себя, следует писать в заявке не 50 человек, а 80 или 100. Однако Томаев отметил, что подача заявки с большим количеством участников увеличивает риск отказа в согласовании акции.

ОАО "Электроцинк" входит в состав Уральской горно-металлургической компании с 2003 года. Информация о заводе "Электроцинк" размещена в "Справочнике" "Кавказского узла". Новости о протестах против предприятия "Кавказский узел" публикует на тематической странице "Борьба с "Электроцинком".

Автор: Эмма Марзоева; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

22 июля 2019, 03:15

22 июля 2019, 02:16

22 июля 2019, 01:17

  • Жители Краснодара пожаловались на масштабные последствия сильного дождя

    В течение 21 июля в Краснодаре выпало 46 мм осадков, однако спасателям и городским служба удалось восстановить движение общественного транспорта, сообщили власти Краснодара. Пользователи соцсетей предположили, что одной из причин подтоплений в краевой столице стали забитые ливневки, а также пожаловались на недостаточное количество водооткачивающей техники. О большом ущербе от дождя заявили жители многоквартирного дома на улице Мира, где две недели назад сгорела крыша.

21 июля 2019, 23:58

21 июля 2019, 23:48

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей