Валерий Черных в суде. Фото Татьяны Филимоновой для "Кавказского узла".

01 февраля 2019, 06:13

Суд изучил действия газовщиков перед взрывом дома в Волгограде

Слесарь аварийно–диспетчерских работ АО «Волгоградгоргаз» Валерий Черных подтвердил в суде показания коллег об отсутствии газа в помещениях дома в Волгограде, где впоследствии произошел взрыв. Подсудимый Владимир Лексункин рассказал, что видел, как прибор зафиксировал утечку газа во дворе дома. Он потребовал суд поставить под сомнение либо результаты взрывотехнической экспертизы, либо показания свидетелей.

Как писал "Кавказский узел", на заседании 24 декабря 2018 года одна из потерпевших рассказала суду, что сотрудники горгаза приезжали по вызову, но не приняли мер по эвакуации жильцов или устранению утечки газа. 28 января сотрудник горгаза Дмитрий Босомыгин заявил, что газоанализаторы показали нулевой уровень загазованности квартир в доме. 30 января свидетель обвинения по делу о взрыве в волгоградской многоэтажке слесарь "Волгоградгоргаза" Андрей Махин рассказал в суде, что перед взрывом обследовал газоанализатором помещения дома, и там не было газаПотерпевшие поставили под сомнение его показания.

16 мая 2017 года на Университетском проспекте в Советском районе Волгограда в результате взрыва газа произошло обрушение подъезда четырехэтажного жилого дома №60. Погибли четыре человека, еще 11 жильцов были госпитализированы. Взрывом были повреждены 45 квартир, в которых, по данным властей города, проживали 47 семей. Установлено, что взрыв произошел из-за повреждения газовой трубы. По версии обвинения, это произошло при проведении земляных работ по подключению к водоснабжению расположенного рядом с домом киоска предпринимателя Юраслава Бабаяна. Признаков халатности коммунальных служб следствие не нашло.  С 14 августа 2018 года Советский районный суд Волгограда рассматривает дело о взрыве газа в доме, на скамье подсудимых Юраслав Бабаян, его 80-летний отец Юрий Бабаян и нанятый ими 35-летний работник Владимир Лексункин. Подсудимые вину не признают.

На заседание в Советский районный суд Волгограда 31 января пришло около 15 родственников осужденных и потерпевших, был допрошен свидетель обвинения слесарь аварийно–диспетчерских работ АО "Волгоградгоргаз" Валерий Черных, передает корреспондент "Кавказского узла".

Потерпевшие в зале суда. Волгоград, 31 января 2019 г. Фото Татьяны Филимоновой для "Кавказского узла"Он подтвердил ранее данные суду показания мастера смены Дмитрия Босомыгина и слесаря Андрея Махина о том, что газоанализаторы показали отсутствие загазованности помещений. По словам Черных, он слышал, как Махин стучал в двери, но открыл ему только житель четвертого подъезда. По словам слесаря, он открыл форточки в подъездах. Так как в подвал дома попасть не удалось, Махин брал пробы воздуха через щели дверей, сказал Черных. По его словам, оснований для эвакуации жителей не былопоскольку прибор не показывал наличие метана.

У слесаря Махина при себе было два газоанализатора – "один в карманах брюк, один в куртке", но он ими не пользовался и делал замеры другим прибором, который ему дал мастер, сказал Черных.

Пострадавший Самвел Багиян обратил внимание Черных на то, что в подъезде, где он живет, сложно открыть окна. "Вы с вашим ростом не могли дотянуться, чтобы открыть окна. Я лестницу ставил, не мог открыть", - сказал Багиян.Подсудимые Владимир Лексункин (справа) и Юраслав Бабаян. Волгоград, 31 января 2019 г. Фото Татьяны Филимоновой для "Кавказского узла"

На вопрос потерпевшей Аллы Соколовой о том, зачем газовщики открывали форточки, если газа не было, Черных ответил: "Для создания вашей безопасности".

Соколова отметила, что перед взрывом была дома, никто в ее дверь не звонил. Дверь второго подъезда была закрыта, и газовщики не смогли бы в нее зайти, сказала она. "Никто не звонил и не ходил. И тем более форточки никто не открывал, они были закрыты. Никто из вас не был в подъезде", - заявила она. Соколова подтвердила, что для открытия форточки на четвертом этаже "нужна стремянка".

Подсудимый Владимир Лексункин обратил внимание суда, что его показания разнятся с показаниями сотрудников горгаза. По его словам, при замерах газовщиками газа на уровне земли, газоанализатор показал его наличие.

"На моих глазах они (газовщики) подъехали к месту аварии, Босомыгин дал команду работникам из багажника "Соболя" достать газоанализатор. Один из работников достал кейс, в котором был газоанализатор... У них точно не было другого газоанализатора на руках", - рассказал он. Работник вытащил газоанализатор и дал его мастеру, Босомыгин включил прибор, вспоминал Лексункин. "Я увидел, что там были нули. Босомыгин дал указание проверить газ, который выходил из земли. Газоанализатор запищал. Я увидел, что там была цифра 1, точка и еще какие-то цифры", - сказал подсудимый.

Лексункин попросил суд "в целях устранения противоречий поставить под сомнение либо экспертизу, либо свидетелей".

Адвокат Юраслава Бабаяна Игорь Власов на заседании 30 января привел результаты взрывотехнической экспертизы, которая показала, что концентрация газовоздушной смеси в доме составляла от 5 до 15 процентов. Свидетель Махин сказал, что с экспертизой он не знаком и пояснить ничего не может.

Потерпевшие усомнились в проверке помещений газовщиками

Прокуроры в зале суда. Фото Татьяны Филимоновой для "Кавказского узла"После заседания потерпевшая Алла Соколова рассказала корреспонденту "Кавказского узла", что все желающие зайти в подъезд обычно звонят ей в домофон. "В нашем подъезде две лежачих бабушки, остальные были всегда на работе, одна я была дома", - пояснила она. "Не были газовщики в нашем втором подъезде", - утверждает Соколова.

Потерпевший Самвел Багиян сказал корреспонденту "Кавказского узла", что перед взрывом к нему в квартиру никто не стучал. "Странные были заявления свидетеля о том, что он открывал форточки в подъезде. На первом, втором и третьем этажах стоят решетки. А на четвертом надо ставить большую лестницу, чтобы форточку открыть", - отметил он.

Багиян также рассказал, что решил свой жилищный вопрос, получив компенсацию.

Бывшая жительница дома Светлана Долгополова рассказала корреспонденту "Кавказского узла", что показания газовщиков и свидетелей разнятся. "Газовщики жаловались, что подвал был закрыт изнутри. Но его никто не мог закрыть изнутри, оттуда выхода никуда не было... Еще газовщики говорили, что открывали в подъезде окна, но у нас окна не откроешь, там были толстые решетки", - сказала она. Долгополова добавила, что во время взрыва ее сын был дома, в квартиру никто не стучал. 

Свидетель отвечает на вопросы подсудимого. Волгоград, 31 января 2019 г. Фото Татьяны Филимоновой для "Кавказского узла"омпенсации мы получили по 100 тысяч на человека, также мы получили сертификаты на жилье. Когда риелторы узнавали, из какого мы дома, то сразу поднимали цены", - рассказала Долгополова. По ее словам, по сертификату была возможность приобрести жилье площадью более 100 квадратных метров, они купили две квартиры, но потребовалась доплата и поэтому пришлось брать ипотеку, покупать мебель.

"Нас не впустили в квартиру. Забрали только то, что сразу вынесли сотрудники МЧС. Сначала обещали, что мы сможем вынести вещи, но потом не дали. Там осталось то, что долго наживали – хорошая библиотека, например. Мебель вся там осталась. В большой кладовке осталась вся моя одежда. У моего отца были ордена, я не смогла их найти", - рассказала Долгополова.

"Отсутствие в доме газа говорит о том, что подсудимые не виноваты. Суд может признать, что дом взорвался не по их вине", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Лексункина Александр Адамчук.  По его словам, газовщики сейчас пытаются доказать, что дом взорвался не от повреждения газопровода, а где-то в доме был газ, откуда он взялся они не знают. При этом они не признают, что неправильно замеряли газ, например, в подвальных помещениях", - отметил он.

Адвокат Юраслава Бабаяна Игорь Власов пояснил, что в показаниях свидетелей видит "заученность определенных фраз, заученность текста, по которому должны отвечать". "Большое сомнение в правдивости их показаний. Сегодня свое несогласие выразил Лексункин. Газовщики говорят, что газа не было, согласно экспертизе – есть. Экспертиза есть, взрыв есть, дома нет", - сказал адвокат.

Следующие заседания суда запланированы на 11.00 часов по местному времени (10.00 мск) 12 февраля и 14.30 по местному времени (13.30 мск) 14 февраля. На следующем заседании планируется продолжить допрос сотрудников горгаза.

Автор: Татьяна Филимонова; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

28 сентября 2020, 17:53

28 сентября 2020, 17:19

  • Дело семи лидеров протестов в Ингушетии передано в суд

    Верховный суд России, вопреки позиции защиты, предписал рассматривать на Ставрополье дело лидеров ингушского протестного движения, сообщил сегодня Правозащитный центр "Мемориал". Вступили в силу приговоры 25 из 44 обвиняемых в столкновениях с силовиками на митинге в Магасе.

28 сентября 2020, 16:44

28 сентября 2020, 16:01

28 сентября 2020, 15:11

ГЕРОЙ КАВКАЗА
Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей