Наталья Зубаревич и Михаил Чернышов. Коллаж "Кавказского узла" Фото: http://strateg2050.ru  Андрей Ильин, https://ru.wikipedia.org/

27 октября 2021, 18:55

Экономисты определили особенности дотационности республик Северного Кавказа

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

Северный Кавказ с каждым годом получает все больше денег из Москвы, прокомментировали экономисты информацию о том, что Дагестан и Чечня вошли в число крупнейших получателей дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности регионов. На республики Северного Кавказа приходится 10-11% всех трансфертов, выделяемых субъектам России по различным направлениям, указала Наталья Зубаревич. Дотации с учетом сумм на душу населения позволяют большинству кавказских регионов лишь сводить "концы с концами", считает Михаил Чернышов.

Как писал "Кавказский узел", Дагестан и Чечня вошли в число крупнейших получателей бюджетных трансфертов в России в 2021 году. Эти данные следуют из запланированных бюджетом цифр, в частности о дотациях на выравнивание бюджетной обеспеченности регионов, общая сумма которых составит 718 миллиардов рублей, указало 25 октября РБК. По информации издания, Дагестан в 2021 году получит больше всего - 72,9 миллиарда рублей - на выравнивание бюджетной обеспеченности. В лидерах также Чечня, которой выделят 33,5 миллиарда рублей.

В 2020 году Дагестан, Чечня и Ингушетия стали лидерами по объему федеральной помощи. Бюджетные вливания в Дагестан составили более 134 миллиардов рублей, в Чечню - 106,4 миллиарда рублей. В 2019 году Дагестан четвертый год подряд стал самым крупным получателем дотаций из федерального бюджета, в регион было направлено 66,3 миллиарда рублей. Чечня, как сообщалось тогда, стабильно входит в пятерку высокодотационных регионов.

Регионы Северного Кавказа с каждым годом получают всё больше денег из федерального бюджета

Чечня и Дагестан, как и другие республики Северного Кавказа, с каждым годом получают всё больше денег из федерального бюджета, считает профессор МГУ, доктор эконмических наук Наталья Зубаревич. При этом, по ее словам, число дотаций некорректно мерить в абсолютных цифрах, в миллиардах рублей: уровень бюджета и его дотационности измеряют в процентах от дохода.

"Дотация на выравнивание – это рассчитываемая по формуле сумма денег, которая «подтягивает» регионы с очень низкой бюджетной обеспеченностью до некоторого более высокого уровня. Они нужны там, где очень низкая налоговая база. Дотации на выравнивание даются регионам, которые собирают мало налогов. С тем, чтобы подтянуть их уровень бюджетной обеспеченности повыше", - рассказала корреспонденту "Кавказского узла" Наталья Зубаревич.

Но дотация на выравнивание - это не самая большая часть трансфертов. Это четверть от всех трансфертов, указала профессор. "Помимо этого, существуют субсидии. В отличие от дотации, которую регионы тратят так, как считают нужным, субсидия имеет целевое предназначение. То есть расписано, на что потратить эти деньги. Имеются также субвенции. Это деньги на федеральные полномочия. Федералы их распределяют, а регион - как оператор, как кассир - раздаёт. Наконец, есть иные межбюджетные трансферты. Там чего только нет. Их примерно столько же, сколько дотаций на выравнивание. К тому же имеются «именные» дотации Чечне и Крыму. Они не на выравнивание. Они ради большой любви. И так далее", - отметила Зубаревич.

Поэтому, по её словам, только по одной дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности нельзя судить, кто больше всего получает трансфертов. "С января 2021 года все межбюджетные трансферты составили 2 трлн 61 млрд рублей. Дотации на выравнивание из них составляют 480 млрд рублей. Соответственно, у Дагестана с января по август все трансферты равны 77,8 млрд рублей. Из них дотация на выравнивание - 48,6 млрд рублей. У Чечни дотация на выравнивание за этот же период составила 22,3 млрд рублей. А все трансферты составили 68,9 млрд рублей", - пояснила Зубаревич.

В июне 2017 года глава Минфина Антон Силуанов рассказал, что финансовая помощь Чечне выделяется по особой схеме, которая не применяется к другим российским регионам: министерство финансов выделяет республике дотации, исходя из объема расходов регионального бюджета. Однако глава Чечни Рамзан Кадыров неоднократно выказывал недовольство финансированием республики. Но бюджетные дотации - не единственный источник финансирования Чечни. Все бюджетники Чечни ежемесячно обязаны переводить на благотворительность около 10% своих доходов, говорится в справочном материале "Кавказского узла" "Фонд Кадырова: как тратят "деньги от Аллаха".

Она сообщила, что в связи с пандемией в 2020 году на 72% выросли расходы консолидированных бюджетов на здравоохранение. "За счет, прежде всего, дотаций. Только не выравнивающих, а других. На четверть выросли расходы на соцзащиту. В 2021 году рост расходов на соцполитику продолжался. А расходы на здравоохранение сократились. Потому что сейчас меньше тратится. Новые больницы и койко-места введены", - рассказала Зубаревич

В целом, по её мнению, республики Северного Кавказа, в частности Чечня и Дагестан, с каждым годом получают всё больше межбюджетных трансфертов. "Трансферты растут год от года. На республики Северного Кавказа (без Ставропольского края) приходится 10-11% всех трансфертов, выделяемых субъектам России. По этой причине доля трансфертов в бюджетах этих республик на 2020 год составила: в Ингушетии – 87%, в Чечне – 84%, в Дагестане – 75%. В январе–августе 2021 года, соответственно: в Чечне – 82%, в Ингушетии – 85%, в Дагестане – 74%. Иначе говоря, к примеру, в Ингушетии лишь 15% своих денег в бюджете, в Чечне – 18%, в основном от НДФЛ (налог на доходы физических лиц – прим. «Кавказского узла»). Остальное – помощь из федерального бюджета. Для сравнения: в среднем по всем регионам уровень дотационности в 2020 году – 25%, в январе-августе 2021 года – 19%", - резюмировала Зубаревич.

Денег из Москвы недостаточно для развития экономики регионов Северного Кавказа

Дотации из федерального бюджета позволяют большинству кавказских регионов лишь сводить концы с концами, считает кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник, заведующий Лабораторией проблем пространственного развития Института проблем рынка РАН Михаил Чернышов. Говоря о дотациях на выравнивание бюджетной обеспеченности регионов, он заявил, что бюджет всегда балансирует на грани между желаниями (расходная часть) и возможностями (доходная часть).

"Соотношение доходов и расходов, поступающих в бюджет региона, и есть бюджетная обеспеченность. Большая часть бюджетных расходов – социальные обязательства государства по заработной плате, содержанию сфер образования, здравоохранения, культуры, спорта и прочего. Кроме этого, есть траты на развитие, которые сведены в национальные проекты. Но далеко не у всех регионов собственных доходов хватает на эти цели. К сожалению, экономика несырьевых отраслей в нашей стране развивается плохо, и большинство российских регионов уже давно стали дотационными", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" Михаил Чернышов.

Он пояснил, что при формировании бюджета это учитывается, для этого используется индекс налогового потенциала. "Например, у Калужской области и Татарстана он равен единице. Большинство регионов до этого уровня не дотягивает. У Орловской, Тамбовской областей и Ставропольского края индекс составляет примерно 0,5. У Дагестана и Чечни – 0,22. У Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии – 0,28. У Ингушетии – 0,17. Есть и богатые регионы: Москва – 2,8, у Ненецкого АО индекс выше четырех, у Ямало-Ненецкого АО – выше семи. Поэтому часть денег из сырьевых регионов изымается и перераспределяется между более бедными", - рассказал Михаил Чернышов.

Вместе с тем цель состоит не в выравнивании доходов бюджетов до какого-то среднего уровня, а в том, чтобы покрыть дефицит между обязательствами государства и налоговыми возможностями того или иного региона, добавил экономист.

По его мнению, для Дагестана с 2018 года большой проблемой стало неосвоение средств на развитие социальной инфраструктуры – десятки миллиардов рублей ежегодно возвращаются в федеральный бюджет. "Это негативно влияет на состояние экономики республики и снижает объемы собственных бюджетных доходов", - отметил Чернышов.

Дагестан за первые семь месяцев 2021 года не освоил 10,2 млрд рублей на реализацию нацпроектов, этот показатель стал самым низким среди субъектов СКФО, признал в сентябре руководитель республики Сергей Меликов. По его словам, низкий процент освоения по национальному проекту "Образование", а также по нацпроектам "Безопасные качественные дороги", "Экология", "Культура", "Жилье и городская среда", "Здравоохранение". В начале октября Министерство просвещения России сообщило, что в половине российских регионов освоено менее 40% из отведенных на реализацию нацпроекта "Образование" средств. В регионы "красной" зоны, где ситуация складывается хуже всего, министерство включило три региона юга России - Дагестан, Кабардино-Балкарию и Астраханскую область.

Экономист указал, что, если бедные регионы не из СКФО (к их числу относятся Крым и Севастополь, Адыгея и Калмыкия) обеспечивают себя примерно на 50-70%, то северокавказские республики – лишь на 20-30%.

"Чуть лучше только в Северной Осетии – 38%. Но хотел бы предостеречь от механического подхода в оценке дотаций. Все-таки нужно учитывать численность населения. На душу населения Дагестан, Чечня и Карачаево-Черкессия получают около 22 тысяч рублей в виде дотаций, Ингушетия – 24 тысячи. Но и Бурятия получает более 20 тысяч на человека. Другие регионы Сибири и Дальнего Востока смотрятся куда более интереснее: Алтай – 42 тысячи, Якутия – 47 тысяч, Тува – 56 тысяч, Камчатка – 116 тысяч, Чукотка – 150 тысяч рублей на душу населения. Конечно, в расходах этих регионов есть «северные надбавки», но Тува и Алтай не намного «севернее» кавказских республик", - рассказал Михаил Чернышов.

Поэтому в СКФО, по его словам, "никто не считает, что дают слишком много". "Напротив, заявляют, что «тигру не докладывают мяса!» Если подходить объективно, то дотации позволяют большинству кавказских регионов лишь сводить «концы с концами»", - пояснил Чернышов.

По его словам, развитие экономики регионов за счет государственных ресурсов требует как минимум вдвое больших сумм. "Такие «аппетиты» у регионов есть, достаточно вспомнить анонсированный 300-миллиардный план развития города Дербента. Но возможности федерального бюджета по поддержке региональных инициатив, к сожалению, ограничены, а «заграница» денег давно уже не дает", - подчеркнул Чернышов.  

В то же время, как указал экономист, он не стал бы акцентировать внимание на слове "больше" - что республики СКФО получают с каждым годом все больше денег из федерального бюджета. "Где-то на 5-6% больше, а где-то и меньше. Я уже говорил о том, что, например, Дагестан значительные неосвоенные деньги возвращает в федеральный бюджет. И когда часть из них снова выделяют на достройку объектов по нацпроектам, то это нельзя рассматривать как рост, а просто переходящие кассовые остатки. «Денежный дождь» проливался в 2009 году, когда, например, Дагестану дотации дополнительно увеличили на 40%. Тот экономический кризис на Северном Кавказе был «щедро залит» федеральными деньгами. Сейчас все гораздо скромнее", - считает Чернышов.

Он сообщил, что экономисты проводили исследования влияния последствий пандемии коронавируса и выяснили, что в России в период пандемии от мер государственной поддержки наибольшие выгоды получили "люмпен"-группа, "низший" класс (бедные), "нижний", а также "суперэлитарный" классы.

"Представители «среднего», «высшего», «элитарного» классов больше потеряли, чем приобрели. Государство поддержало беднейших и богатейших. Те группы населения, которые работают в отечественной экономике, ощутили значительные потери, что негативно сказалось на доходах граждан и бизнеса, а, значит, и на налогах. То есть собственные доходы большинства регионов пострадали от пандемии. Но в целом ситуация далека от кризисной – повышение цен на нефть и газ дают сверхдоходы для федерального бюджета. Опять растет Фонд национального благосостояния. В 2021 году планировали получить 21,2 трлн рублей доходов в бюджет страны, а ожидается на уровне 25 трлн рублей. При этом общий объем дотаций на все регионы СКФО – около 174 млрд рублей", - указал Михаил Чернышов.

Но проблема регионов СКФО, по его мнению, лежит глубже. "Вместо того, чтобы использовать значительный трудовой и предпринимательский потенциал кавказцев, федеральный центр держит СКФО на положении иждивенцев: с голоду не дают умереть, но и зарабатывать особо не на чем. Проект «Курорты Северного Кавказа» оказался миражом. Туристический поток в разы ниже необходимого. Стратегия развития СКФО провалилась. Промышленность стагнирует. Региональный банковский сектор уничтожен. Производительность труда в большинстве секторов – низкая, а, значит, на низком уровне доходы и уровень жизни. Вместо развития мы, к сожалению, видим на Северном Кавказе «консервацию бедности». И бюджетные дотации, в их нынешней динамике, эту проблему не решают", - подытожил Михаил Чернышов.  

Ранее Наталья Зубаревич указала "Кавказскому узлу", что адекватно оценить социально-экономическую ситуацию на Кавказе сложно из-за высокой доли теневой экономики в этих регионах. Полный текст интервью "Зубаревич: На Кавказе Кремль считает не рубли, а риски" опубликован в соответствующем разделе "Кавказского узла".

Автор: Нахим Шеломанов источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

23 февраля 2024, 13:43

23 февраля 2024, 13:02

  • Следствие сообщило о 13 обвиняемых по делу о смерти Далгатова

    Готовится окончательное обвинение 13 задержанным по делу о смерти Курбана Далгатова в отделе полиции Махачкалы, сообщил представитель Следкома на встрече с матерью погибшего. Прокуратура планирует требовать для обвиняемых реального лишения свободы, заверил потерпевшую зампрокурора Дагестана.

23 февраля 2024, 12:14

23 февраля 2024, 11:49

23 февраля 2024, 11:10

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей