Пресс конференция в офисе Московской Хельсинкской группы. Фото Рустама Джалилова для "Кавказского узла"

28 декабря 2020, 22:18

Правозащитники назвали "ингушское дело" крупнейшим политическим преследованием современной России

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Лидеры ингушского протестного движения, которые обвиняются в создании экстремистского сообщества, не совершали преступлений и фактически привлекаются к ответственности за свой авторитет, заявили на пресс-конференции в Москве Сергей Давидис и Лев Пономарев. Адвокаты Карина Москаленко и Калой Ахильгов намерены добиваться их оправдания.

Как писал "Кавказский узел", дело семи лидеров протеста в Ингушетии, которых обвиняют в создании экстремистского сообщества, рассматривается с 24 ноября в Ессентукском городском суде в Ставропольском крае. Одно из последних заседаний суда состоялось 17 декабря, на нем выступили два свидетеля из числа бывших чиновников, которые охарактеризовали подсудимых с положительной стороны и заявили, что не слышали с их стороны призывов совершать противозаконные действия. Процесс продолжится 12 января 2021 года.

26 марта 2019 года жители Ингушетии без разрешения властей продлили акцию протеста в Магасе против соглашения о чечено-ингушской границе. Утром 27 марта произошли стычки протестующих с силовиками. С начала апреля того же года в республике прошли массовые аресты оппозиционеров. К 28 декабря был осужден 31 участник митинга. Лидеров протестов обвиняют в создании экстремистского сообщества. Это член Ингушского комитета национального единства (ИКНЕ) и Совета тейпов ингушского народа Ахмед Барахоев, председатель ИКНЕ и сопредседатель Всемирного конгресса ингушского народа Муса Мальсагов, член ИКНЕ и общественной организации "Выбор Ингушетии" Исмаил Нальгиев, член ИКНЕ и бывший замдиректора Мемориального комплекса жертвам репрессий в Ингушетии Зарифа Саутиева, председатель Совета тейпов ингушского народа и член президиума Всемирного конгресса ингушского народа Малсаг Ужахов, член ИКНЕ и глава Совета молодежных организаций Ингушетии Багаудин Хаутиев, член ИКНЕ, председатель движения "Опора России" и член президиума Всемирного конгресса ингушского народа Барах Чемурзиев. Правозащитный центр "Мемориал" признал всех семерых обвиняемых политзаключенными.

Пресс-конференция, посвященная судебному процессу над лидерами ингушского протеста, состоялась сегодня в офисе Московской Хельсинкской группы.

Руководитель программы по признанию политзаключенных Правозащитного центра «Мемориал» Сергей Давидис, руководитель движения «За права человека», освещающий ингушское дело с его начала, Лев Пономарев, журналист «Соты» и сотрудница движения «За права человека» Анастасия Кашкина и адвокат Ахмеда Барахоева Карина Москаленко участвовали в мероприятии очно. Ведущий адвокат Калой Ахильгов, защищающий ряд обвиняемых, и писательница Алиса Ганиева принимали участие через видеоконференцсвязь, передает корреспондент «Кавказского узла».

Правозащитники назвали причины, по которым считают ингушское дело политически мотивированным

Арест и суд над ингушскими оппозиционерами - самое крупное политически мотивированное преследование в России, заявил на пресс-конференции Сергей Давидис.

«Это самое большое политически мотивированное дело, связанное с конкретным событием вообще за всю историю. Ни болотное, ни московское дело не достигают такого масштаба. Это самое большое посягательство на свободу собраний, объединений и в принципе даже на суверенитет народа, если можно так выразиться. При этом всего уголовному преследования подверглось не менее 48 человек, против троих уголовное преследование было прекращено, это как раз-таки подтверждает масштаб», - пояснил Давидис.

Вместе с тем, по его словам, большая активистов часть обвиняется по частям 1 и 2 статьи 318 (насилии в отношение сотрудников полиции) УК РФ. «А поскольку с материалами всех этих дел правозащитники не знакомились, мы их не изучали, то мы этих людей не включали в списки политзаключенных. В этом смысле мы не признали 39 человек политзаключенными, потому что мы не изучали конкретные обстоятельства дела и не знаем конкретно по каждому эпизоды - кто применил, а кто не применил насилие по отношению к полицейскому. Но вне сомнения - инициатива применения неправомерного насилия была осуществлена властью, сотрудниками полиции, Росгвардии. Именно в этом причина последующих событий», - считает Сергей Давидис.

Он указал, что в списки политзаключенных попали те, с обвинениями которых правозащитники смогли ознакомиться. «Это восемь человек, которые обвиняются в организации насилия в отношении сотрудников полиции, а также в создании экстремистского сообщества и участии в нем, и один человек, обвиняемый в подстрекательстве к насилию в отношении сотрудников полиции - всего девять человек. Но это совсем не значит, что мы считаем, что преследование всех остальных, кто обвиняется непосредственно в насилии в отношении сотрудников полиции, является законным и обоснованным. Конечно нет, потому что сам контекст ситуации говорит об ином. Мы имеем ситуацию, когда представители ингушского общества выражали позицию по значимому для ингушского общества вопросу», - полагает Сергей Давидис.

Он отметил, что правозащитники не берутся оценивать то, в чем правда в вопросе о границе. «Но вне сомнения общество вправе высказывать свое мнение. Более того, согласно российской Конституции, власть принадлежит народу, граждане вправе участвовать в управлении государством, и в силу 31 статьи Конституции они вправе реализовывать это через мирные собрания, которые гарантированы конституцией. Граждане реализовывали эти свои права, они были вправе требовать, чтобы к их мнению прислушались, чтобы оно было учтено, чтобы решения власти согласовывались с обществом, они имели право требовать это с помощью мирных собраний. Собрание носило мирный характер, и сам факт того, что продлилось за пределы согласованного времени, проходило ночью, не мешает деятельности предприятий, жизни граждан, ничему вообще не мешало, не является основанием для применения к нему насилия. Вообще для прекращения публичного мероприятия, а уж тем более применения к нему насилия», - подчеркнул Сергей Давидис.

Представитель ПЦ «Мемориал» сообщил также, что фактически ответственными за все произошедшее назначены восемь человек, суд над которыми идет в настоящее время на Ставрополье.  

В Ессентукском городском суде помимо процесса по делу семи лидеров ингушского протеста в настоящее время идет процесс по делу участника митинга в Магасе Магомеда Хамхоева, обвиняемого в подстрекательстве к беспорядкам. В сентябре Правозащитный центр "Мемориал" его политзаключенным

По словам Давидиса, правозащитники считают этих людей политзаключенными по нескольким причинам. «Во-первых, сама эта ситуация связана с неправомерными действиями власти по разгону мирного собрания. И очевидно, что действия участников носили реактивный характер. Говорить о какой-то организации предварительно тут совершенно невозможно», - считает он.

Также, указал правозащитник, в деле присутствуют многочисленные видеосвидетельства, показания свидетелей о том, что все обвиняемые, наоборот, предпринимали максимальные усилия для того, чтобы предотвратить насилие. «[Они] призывали людей уйти, не применять насилие к полицейским, говорили, что насилие не нужно и навредит всем, что с другой стороны такие же люди, к которым насилие применяться не должно. Таким образом, те конкретные эпизоды насилия, которые в первую очередь были вызваны самими полицейскими, никак не могут быть названы следствием каких-то организационных усилий со стороны тех людей, которые сейчас в этом обвиняются в суде. Это просто противоречит фактическим обстоятельствам дела, фактически эти люди привлекаются к ответственности за свой авторитет, за то, что обладая авторитетом и находясь на площади проведения митинга, они не сумели предотвратить того развития событий, которое имело место, но это совершенно необоснованное требование, и за это никого судить нельзя», - подчеркнул Давидис.

Никакого преступления со стороны ингушских активистов не было, считает и Лев Пономарев. «В Ингушетии уничтожается гражданское общество. Исторически возникшее самоуправление - это совет тейпов, мнение которого власть должна была учитывать, - попал под запрет. Сейчас унижают совет тейпов», - заявил он.

Верховный суд Ингушетии постановил ликвидировать Совет тейпов ингушского народа за вмешательство в деятельность властей и обнародование гостайны. В августе апелляционный суд в Сочи признал законной ликвидацию совета. По словам Мурада Даскиева, который был исполняющим обязанности главы ликвидированной организации, тейпы, входившие в ее состав, вошли в Совет тейпов Республики Ингушетия.

По мнению Пономарева, в Ингушетии, как и в других регионах России, источником насилия на митингах часто становится полиция. «Действия полиции могут провоцировать и сталкивать молодежь в радикализм», - считает он.

Адвокаты рассчитывают добиться оправдательного приговора

Относительная «мягкость» судьи, а также отказ свидетелей обвинения давать показания против подсудимых говорит о том, что обвинение беспочвенно, считает адвокат Карина Москаленко

«Мягкий судья - это хорошо, он дает нам работать, я это ценю. Но я ни в коем случае не позволю себя, так сказать, обнадежить. Я знаю, что это дело очень и очень политизированное, а наша задача вывести его на правовые, юридические рельсы. Я думаю, что мы это сделаем», - заявила адвокат, отвечая на вопрос корреспондента «Кавказского узла».

В свою очередь, говоря о приписываемых обвиняемым конкретных действиях и заявлениях, которые можно опровергнуть, адвокат Калой Ахильгов заявил, что это касается обвинений, связанных с экстремистской деятельностью. «Эти обвинения никак не совмещаются с законом, они никак не совмещаются с решениями Пленума Верховного суда относительно того, что может являться экстремистской деятельностью», - рассказал Ахильгов корреспонденту «Кавказского узла».

Более того, если говорить о фактологической составляющей, то, по словам адвоката, здесь есть большой пробел в следствии. «Следствие считает, что все участники создали это сообщество еще в мае 2018 года, и 2 июня 2018 года провели митинг у здания парламента. На самом деле в этом митинге не участвовал никто, кроме одного - Мальсага Ужахова. Все остальные даже не были рядом с этим мероприятием и не были организаторами этого мероприятия. Более того, некоторые из них даже были за пределами республики в этот период и не были друг с другом даже знакомы, потому что все эти знакомства и создание организационно-правовой структуры для проведения митингов (против соглашения с Чечней) - это все уже было осенью. А следствие считает, что в июне еще было создано с целью проведения таких мероприятий. Здесь уже рушатся все эти обвинения, связанные с экстремистским сообществом. И это только маленькая доля того, что есть в деле», - подчеркнул Ахильгов.

Он также сообщил, что очередное заседание суда назначено на середину января и что от подсудимых нет жалоб на условия содержания и давление.

Несмотря на то, что дело семи лидеров ингушского протеста находится в производстве Кисловодского городского суда, судебные заседания проходят в Ессентуках, так как в Кисловодске помещение не приспособлено для такого большого числа обвиняемых, говорится в сообщении на сайте Правозащитного центра «Мемориал».

По мнению Москаленко, раз дело политически мотивировано, то власти хотят предопределить и результат, и считают, что этот результат уже предопределен. «Наша задача - довести все так, чтобы суд не мог и не смог осудить их. А если осудит, чтоб это было настолько очевидным нарушением, что, может быть, не на национальном уровне мы добьемся результата, а на уровне европейском привлечь к этому внимание, и тогда уже всем миром освобождать их, настаивая на том, что справедливого судебного разбирательства не было», - рассказала адвокат.

По ее словам, если судья продолжит «столь же мягкое, корректное ведение процесса», у защиты будут практические возможности для доказательства невиновности обвиняемых. «Если же будет изменена тактика ведения процесса, если защита не будет получать возможности осуществлять свою роль, то в этом случае будет другое нарушение - отказ в праве на справедливое судебное разбирательство. Но при всех обстоятельствах мы будем говорить о криминализации некриминальных действий, непреступного поведения», - пояснила Москаленко.

Защитница Барахоева указала, что для ЕСПЧ важнее будут не обстоятельства смены подсудности над ингушскими активистами, которое было осуществлено на основе непроцессуальной справки ФСБ, а несостоятельность обвинения по сути.

Верховный суд России предписал рассматривать дело семи лидеров протестов, которых, в отличие от рядовых участников митинга, обвиняют в создании экстремистского сообщества на Ставрополье. Защита выступала против изменения подсудности дела.

«Часто мы цепляемся за такие формальные нарушения суда, и нам удается даже на этом сделать защиту, и редко касаемся существа обвинения, существа дела. Для Европейского суда гораздо важнее будет то, что мы уже сейчас видим в процессе: это не доехавший до судебного заседания свидетель обвинения, или другие препятствия в отправлении правосудия. Решающим фактором все-таки будет то, что все наши подзащитные привлекаются за те деяния, которые они не совершали, то есть попытка наказания без преступления», - резюмировала Москаленко.

Между тем, по мнению Льва Пономарева, даже если действительно в настоящий момент все обстоятельства говорят о том, что итог дела предрешен определенным образом, но именно работа адвокатов и политические обстоятельства в стране и поведение ингушского народа могут привести к тому, что это политическое решение изменится. «И такие примеры мы видели неоднократно в России, бывало так, что власть упиралась и доводила до конца совершенно жестокие приговоры, но иногда она сдавалась, понимая, что ей просто невыгодно проводить эту жесткую линию», - заключил Пономарев.

Информация о задержаниях ингушских активистов собрана в хронике "Протесты в Ингушетии: хроника передела границы с Чечней", размещенной на "Кавказском узле". Новости о преследовании активистов в регионах юга России и Южного Кавказа "Кавказский узел" публикует на тематической странице "Преследование активистов".

Автор: Рустам Джалилов источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram. Номер для Телеграм +49 1577 2317856.
Лента новостей
ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

19 мая 2022, 15:06

19 мая 2022, 14:11

19 мая 2022, 13:35

19 мая 2022, 12:58

19 мая 2022, 12:17

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей