Вход в Пролетарский районный суд. Фото: Валерий Люгаев для "Кавказского узла"

08 февраля 2020, 03:14

Потерпевший усомнился в версии следствия о пожаре на Театральном спуске

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Возгорание свалки, которое, по версии следствия, произошло из-за халатности работников энергокомпании, не могло распространиться на весь квартал в Ростове-на-Дону, заявил в суде погорелец.

Как писал "Кавказский узел", по делу о крупном пожаре в Ростове-на-Дону обвинение в халатности предъявлено бывшей замглавы Пролетарского района города Марине Беляевой. Следствие утверждает, что она не проконтролировала выявление всех несанкционированных свалок. Начальнику филиала ОАО "Донэнерго" "Ростовские городские электрические сети" Павлу Трунову и старшему мастеру производственного участка этой компании Игорю Безземельному обвинение предъявлено по статьям о причинении смерти по неосторожности и уничтожении или повреждении имущества. Все обвиняемые не признали вину. 5 февраля в суде  потерпевшая рассказала о том, что владельцам домов перед пожаром поступали предложения о продаже недвижимости, а тем, кто отказывался, угрожали.

21-22 августа 2017 года в центре Ростова-на-Дону сгорел жилой квартал, в результате было уничтожено и повреждено 125 частных домов и 39 квартир в восьми многоквартирных домах, потерпевшими признаны более 700 человек. Погиб один человек, семеро были госпитализированы. Следствие считает, что причиной пожара стало короткое замыкание на ЛЭП, однако погорельцы и адвокаты обвиняемых уверены, что квартал подожгли.

В Пролетарском районном суде Ростова-на-Дону 7 февраля продолжилось рассмотрение дела о пожаре на Театральном спуске. В зале присутствовали подсудимые Павел Трунов и Игорь Безземельный, три адвоката и восемь потерпевших, передал из зала суда корреспондент "Кавказского узла".

Пенсионер Алексей Крайников, муж допрошенной на заседании 31 января Веры Крайниковой, рассказал, что жил в доме по улице Седова, 82 вместе с женой, двумя дочерями и двумя несовершеннолетними внуками.

«На момент начала пожара в доме я находился один. Утром в 9.30 мск я пошел в магазин, уже пахло дымом. Когда я вернулся домой, то почувствовал, что запах усиливается. Около 11.00 мск я вышел на улицу и увидел, что летят горелые бумажки, что-то напоминающее солому, пепел. Через некоторое время загорелся угловой дом по улице Седова, 78, а за ним и соседний 80-й. Я поднялся на крышу своего дома и начал поливать ее из шланга", - рассказал Крайников. По его словам, пожарные были не местные и не знали, где находятся гидранты, поэтому пожар не тушили. "Задымление уже было очень сильным. Когда я уходил из дома, он был еще целым", - сказал потерпевший.

По словам Крайникова, его дом сгорел полностью, даже кирпичные стены полопались, а металлические предметы - холодильник, стиральная машина, газовая плита - были деформированы от высокой температуры горения. Он также сказал, что общий ущерб от пожара их семья оценивает в четыре миллиона рублей. К подсудимым у потерпевшего претензий не оказалось.

Валерия Крайникова, дочь Алексея Крайникова, также проживавшая на улице Седова, 82, рассказала, что в день пожара дома не была, а приехала на следующий день, когда все уже сгорело. «Я получила 366 тысяч рублей компенсационных выплат на себя и двух моих детей, наша семья получила общий жилищный сертификат на пять миллионов рублей», - сказала Крайникова. Претензий к подсудимым у нее нет.

Индивидуальный предприниматель Владимир Желтобрюхов рассказал, что проживал вместе с женой, двумя детьми и тещей в доме по улице Седова, 145, собственником жилья он не являлся. По его словам, в день пожара он был у своей матери в доме на переулке Державинском, 6. В 13.00 мск позвонил сосед и сказал, что во дворе дома горит летняя кухня, сказал предприниматель.

«Когда я пришел домой, кухню тушить уже было невозможно, она горела полностью, но нам с соседом удалось затушить крышу соседнего дома. Тушили горячей водой, холодной не было», - сказал потерпевший. Он также отметил, что получил компенсацию в размере 110 тысяч рублей и претензий к подсудимым не имеет.

Желтобрюхов сказал, что не верит в версию следствия о том, что пожар произошел от возгорания свалки на переулке Чувашском, 50. «Из средств массовой информации я узнал, что причиной пожара считают халатность работников энергокомпании, что от искры загорелась свалка на переулке Чувашском. Но я не понимаю, как могло загореться мое домовладение на улице Седова, 145, когда пожар остановили на переулке 7 февраля, за целый квартал от него. Непонятно, как... от кучи мусора полрайона сгорело. Я сомневаюсь в этой версии», - заявил потерпевший.

Погорельцы ранее озвучивали версию о поджоге домов в квартале на Театральном спуске. "Мое мнение – это поджог. В течение 10 минут вспыхнули все дома, как мне показалось", - рассказала 9 декабря 2019 года в суде потерпевшая Лариса Попова. На заседании 16 декабря 2019 года одна из потерпевших рассказала об известных ей угрозах поджога домов в квартале. Погорелец Михаил Шубленов  23 декабря 2019 года в суде также настаивал на версии поджога. Очевидцы описывали группу людей с закрытыми лицами, которые заходили во дворы и поджигали дома на Театральном спуске в Ростове-на-Дону, заявили  15 января в суде двое из допрошенных погорельцев.

Сотрудник газовой компании 27-летний Андрей Глухов рассказал, что жил на улице Нижнебульварной, 119 вместе с женой, ее родителями и дедушкой. По его словам, в день пожара он был на работе, а когда вернулся в 13.00 мск, их дом уже горел.

«К самому дому я подойти уже не смог. Две пожарные машины, которые стояли на пересечении улицы Нижнебульварной и переулка Грибоедовского, огонь не тушили, так как у них не было воды. Через час я услышал взрыв в моем доме. Я работаю в газовой сфере и знаю, как горит газ. Это был взрыв газа. В 15.00 мск появились вертолеты, но они не тушили пожар, а отбивали пламя от порта, где стояли танкеры с углем. Дом, где я жил, сгорел полностью», - сказал Глухов.

Он рассказал, что ущерб свой и жены оценивает в 500 тысяч рублей, а ущерб всей семьи вместе с учетом сгоревшей квартиры - в пять миллионов. «Я получил компенсацию в 110 тысяч рублей. Жена, тесть и теща получили жилищный сертификат на 2,5 миллионов рублей, а дедушка на 1,5 миллиона», - сказал Глухов. По его словам, претензий к подсудимым он не имеет.

Специалист отдела образования Татьяна Семакина рассказала, что жила вместе с дочерью на улице Седова, 86, где арендовала дом. По ее словам, 13.30 мс ей на работу позвонила подруга и сказала, что в ее районе сильный пожар. «Я остановила машину на переулке 7 февраля, прорвалась через оцепление, так как в доме оставались запертыми четыре собаки. Мой дом еще не горел, но почти ничего не было видно из-за дыма. Я взяла собак и возвратилась обратно, чтобы отвезти их к матери. Когда я через 40 минут вернулась, дом уже полностью сгорел», - сказала Семакина. Она указала, что оценила свой ущерб в три миллиона рублей, а выплатили ей  160 тысяч рублей компенсации. Претензий к подсудимым у нее нет.

45-летняя Ольга Прокопенко рассказала, что жила вместе с мужем, дочерью и родителями на улице Седова, 181, где имела в собственности 0,68 доли в домовладении. «Я была на работе, когда около 12.00 мск позвонила мать и сказала, что горит наш дом. За мной заехал муж, и мы поехали домой. На улице было большое задымление. В доме никого не было. Родителей уже вывели, мы их нашли на соседней улице. Наш дом сгорел полностью со всем имуществом. Ущерб мы оценили в шесть миллионов рублей. В виде компенсации мы получили 160 тысяч рублей на каждого члена семьи и общий жилищный сертификат на 3,3 миллиона рублей», - сказала Прокопенко. Она сказала, что претензий к подсудимым не имеет.

Ее муж Денис Прокопенко подтвердил показания жены о событиях того дня. «Когда мы подъехали к дому, стало ясно, что пожар наступает, но мне не было видно, откуда горит. На нашей улице Седова пожарных не было. Я только видел, как на перекрестке переулка Грибоедовского и улицы Красных зорь одна пожарная машина набирает воду», - сказал Денис.

Их дочь, 26-летняя Анастасия Прокопенко рассказала, что в день пожара была на работе. О том, что дом сгорел, сообщила по телефону мать, сказала она. "Через неделю, когда сняли оцепление, я смогла подойти к тому месту, где был наш дом. Ничего не осталось", - сказала она.

Рассмотрение дела продолжится в 10.00 мск 12 февраля. Ожидается, что будут допрошены другие потерпевшие.

Материалы о пожаре в Ростове-на-Дону и его последствиях собраны на тематической странице "Ростов: пожар или поджог?" на "Кавказском узле".

Автор: Валерий Люгаев источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram. Номер для Телеграм +49 1577 2317856.
Лента новостей
ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

13 августа 2022, 15:27

13 августа 2022, 14:38

13 августа 2022, 13:39

13 августа 2022, 13:20

13 августа 2022, 12:25

  • Дагестанские активисты усомнились в необходимости ужесточения антиковидных мер

    За последние сутки в Дагестане выявлено 178 случаев заражения коронавирусом, госпитализированы 33 человека. Минздрав Дагестана сообщил, что для пациентов с COVID-19 подготовлено 200 коек. Новые ограничения в регионе пока не нужны, однако официальная статистика может быть недостоверной, отметили руководитель проекта "Монитор пациента" Зияутдин Увайсов и член Общественной палаты республики Шамиль Хадулаев.

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей