На развалинах взорванного в Волгодонске дома. Фото: https://commons.wikimedia.org/w/index.php?curid=18905271

17 сентября 2019, 03:03

Жители Волгодонска в годовщину теракта раскритиковали власти за мизерную помощь

Жители Волгодонска, пострадавшие 20 лет назад в результате теракта, получили ничтожные компенсации за погибших родственников и увечья. Организация "Волга-Дон" добивается принятия законопроекта о социальной защите жертв терактов, рассказала активистка Ирина Халай.

Как писал "Кавказский узел", 16 сентября 2019 года, в 20-ю годовщину теракта в Волгодонске, местные жители и пользователи соцсетей поделились воспоминаниями о последствиях взрыва. В городе прошли траурные мероприятия в память о жертвах теракта 1999 года.

16 сентября 1999 года в грузовике, припаркованном около девятиэтажного дома в Волгодонске, сработало взрывное устройство. Погибли 18 человек, общее число пострадавших составило 310 человек. При взрыве были повреждены 42 дома. Согласно выводам экспертов, мощность взрывного устройства составила 800-1800 кг в тротиловом эквиваленте, говорится в справке "Кавказского узла" "Теракты в Москве, Буйнакске, Волгодонске (1999)".

Все иски, поданные родными жертв в связи с терактом в Волгодонске, уже рассмотрены, подача новых исков не планируется, сообщила руководитель общественной организации по содействию защите прав пострадавших от теракта "Волга-Дон" Ирина Халай в годовщину трагедии.

"В России иски рассмотрели, а ЕСПЧ нам в 2011 году отказал в рассмотрении. Даже до коммуникации дело не дошло, потому что у нас не было признано, что нарушено право на жизнь. Сначала мы сами подали обращения в ЕСПЧ, поскольку наши местные адвокаты не захотели помочь, сами написали жалобы в ЕСПЧ. Они там долго пролежали, а потом их нам вернули с объяснением, что у нас не признано нарушение права на жизнь в рамках этого дела", - сказала Халай корреспонденту "Кавказского узла". 

Новые иски в ЕСПЧ пострадавшие от теракта не готовят, поскольку Страсбургский суд не принимает повторные жалобы по одним и тем же делам. "Поэтому новые иски не будут инициированы", - пояснила она.

"Волга-Дон" продолжает продвигать законопроект о помощи пострадавшим от терактов, несмотря на то что власти уже отклонили один такой законопроект. "Мы создали петицию с требованием к депутатам Госдумы принять федеральный закон о социальной защите не только заложников, но и жертв всех терактов. Очень активно продвигаем эту петицию", - сказала Ирина Халай.

Петицию "Принять закон о социальной защите жертв терактов", созданную активистами "Волга-Дон", за 4 дня поддержали 140 человек. "Граждане России, ставшие инвалидами в результате теракта, не получают возмещение за полученное увечье и приравнены к инвалидам по общему заболеванию, как получившие травмы в быту с минимальными пенсиями. В России отсутствует программа медицинской реабилитации семей, детей и инвалидов, пострадавших от теракта", - говорится в петиции, опубликованной на сайте change.org 12 сентября.

Люди, пострадавшие в результате теракта, получили недостаточную поддержку от государства, уверена активистка. "После теракта семьи погибших получили 16 тысяч рублей, а люди, ставшие инвалидами - 8 тысяч рублей компенсации, и все. За потерянное имущество получили 50 тысяч рублей, это была максимальная сумма компенсации. Еще на протяжении нескольких последующих лет нас отправляли в санатории, потом это прекратилось. Вот вся помощь от государства", - рассказала Халай.

Сразу после теракта никто из пострадавших не задумывался о размере государственной помощи, отмечает жительница Волгодонска Валентина Королькова, чья квартира пострадала от взрыва.

"Знаете, я не задумывалась о размере государственной поддержки тогда, после теракта. Когда случился теракт, волна взрыва прошла по косой линии от нашей квартиры и не все квартиры нашего дома пострадали. Стекла выбило, балконы разрушило и практически все. Нам тогда бесплатно стекла сделали, просчитали ущерб и помогли восстановить полностью разрушенный балкон. Еще дали 300 рублей на каждого члена семьи, нас в семье было четверо. К счастью, никто из нас не пострадал", - сказала Королькова корреспонденту "Кавказского узла".

Психологические травмы, которые нанес жителям Волгодонска теракт 16 сентября, никто не учитывал. "По сравнению с тем, что пережили люди, потерявшие родных, мы могли пережить случившееся, но мы до сих пор мы вспоминаем этот теракт, до сих пор переживаем, вспоминаем крики, вспоминаем новость, что нашли три килограмма тротила, который не взорвался. Ужасные воспоминания, которые и сейчас влияют на нашу жизнь, на нервную систему, на здоровье. Теракт не прошел для нас бесследно", - подчеркнула она.

Жизнь Александра Шалимова после теракта в Волгодонске полностью изменилась - он потерял свою семью и стал инвалидом. "Во время взрыва погиб мой отец, а потом остальные члены семьи, брат и мать. Я уже не помню, какую помощь нам тогда оказали, но хватило, чтобы купить только мебель. Зато прекрасно помню, сколько сейчас получаю как инвалид, 10 тысяч рублей. На них я еле живу. Не работаю, единственный доход - пенсия, и та уходит на квартплату", - рассказал мужчина "Кавказскому узлу".

На дополнительную помощь от государства Шалимов не рассчитывает, но просит хотя бы повысить пенсию. "Столько времени не помогали как пострадавшему от теракта, и дальше не будут помогать, но пусть хотя бы пенсию поднимут, чтобы можно было жить на нее. Пока примут закон о помощи жертвам теракта, пройдет очень много времени, поэтому надо сначала пенсии повысить, хотя бы вдвое", - сказал он.

Надежда Зверева, чья квартира пострадала от взрыва, практически не получила никакой помощи. "Тогда службы плохо работали, наш подъезд вообще не включили в списки, а в администрации списки не проверили, поэтому мы остались без помощи. Когда пошли выяснять, уже было поздно - все деньги они уже раздали, ничего не осталось. Потом, когда в последний раз давали по 600 рублей на человека, нас уже включили в список и мы получили эти деньги. Помощь была маленькой в любом случае", - рассказала она корреспонденту "Кавказского узла". 

Маленький внук Надежды после теракта стал инвалидом. "Ему было два с половиной годика, он только-только начал разговаривать и случился теракт. После этого ребенок перестал разговаривать, только выговаривал слово "взрыв", он говорил "взлыв". Я сразу поняла, что у него начались проблемы. Ему потом дали инвалидность. Мы пытались решить эту проблему, но не смогли. Он сейчас время от времени работает поваром, выбрал эту профессию", - сообщила Зверева.

Государство должно принять федеральный закон о помощи пострадавшим от терактов, уверена женщина. "Закон нужен не нам, а нашим детям, пусть хотя бы им помогут. Нашим детям и внукам нужна ежемесячная помощь от государства, хоть какое-то внимание. Тогда практически ничего не сделали, пусть сейчас начнут делать", - подчеркнула она. 

Жертвам терактов в 1999 году выплачивались незначительные компенсации, так как это были первые трагедии подобного плана, указал ранее "Кавказскому узлу" адвокат Игорь Трунов, который представляет в суде интересы родственников погибших. "При теракте на Каширке пострадавшим выплатили лишь по пять тысяч рублей, что, разумеется, крайне мало. Более того, стало понятно, что возлагать материальную ответственность на виновных бесперспективно", - сказал адвокат корреспонденту "Кавказского узла" в годовщину взрыва на Каширском шоссе в Москве 13 сентября.

Третий из серии терактов в сентябре 1999 года был совершен ранним утром 13 сентября в одном из домов на Каширском шоссе в Москве. В результате взрыва дом был полностью разрушен, погибли 124 жильца дома, девять получили ранения.

Закон о социальной защите жертв терактов очень важен, настаивает Трунов. "Люди получают инвалидность, повреждается здоровье, длительное реабилитационное лечение необходимо на специализированных, недешевых курортах. Кроме того, остаются сироты, [забота о которых] ложится на плечи стареньких бабушек и дедушек. Все это не оплачивается, поэтому нужен закон, защищающий пострадавших", - добавил он.

Петицию с требованием принять закон о жертвах терактов опубликовала в начале сентября российская телеведущая Ксения Собчак. Ее петиция появилась на сайте change.org в годовщину теракта в Беслане, 1 сентября, и по состоянию на 01.30 мск 17 сентября набрала 89 845 подписей. В России не предусмотрено никаких льгот и специальных программ для жертв терактов, многие из которых стали инвалидами, а законопроект разработанный активистами организаций "Волга-Дон", "Норд-Ост", "Голос Беслана" и "Матери Беслана", не могут принять уже более 10 лет - с 2007 года, отмечается в тексте петиции.

О террористических актах, совершенных на территории России с 1999 года, можно прочитать в хронике "Кавказского узла" "Россия: Хроника террора".

Автор: Гор Алексанян источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

09 декабря 2021, 06:33

09 декабря 2021, 05:44

09 декабря 2021, 04:45

09 декабря 2021, 03:50

09 декабря 2021, 02:50

  • 2 Вопрос Зангезурского коридора обострил военную угрозу для Армении

    Президент Азербайджана Ильхам Алиев, требуя от Армении открытия Зангезурского коридора, заручился поддержкой международного сообщества, поэтому его угрозы решить проблему силовыми методами вполне реальны, считают опрошенные "Кавказским узлом" азербайджанские аналитики. Баку использует вопрос коридора как рычаг давления на Армению и страна к нему уязвима, но международное сообщество против силовых решений, указали политологи в Ереване.

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей