Обложка книги "Хаджи-Мурат. Хаджимурад из Хунзаха". Фото Патимат Тахнаевой.

16 февраля 2020, 03:43

Книга Патимат Тахнаевой о Хаджи-Мурате вызвала ажиотаж

Из двух тысяч экземпляров книги историка Патимат Тахнаевой "Хаджи-Мурат. Хаджимурад из Хунзаха", посвященной одному из самых известных участников Кавказской войны, за два месяца была распродана половина. В книжных магазинах сложно достать монографию, и продавцы признаются, что не ожидали такого спроса на академическое издание. При этом работы Тахнаевой вызывают споры и автор столкнулась с "доносами в стиле 37 года".

Старший научный сотрудник Института востоковедения Российской академии наук, ученый секретарь Центра исследований Центральной Азии, Кавказа, Урало-Поволжья Патимат Тахнаева опубликовала книгу "Хаджи-Мурат. Хаджимурад из Хунзаха". Книга выпущена в 2019 году издательством "Садра". Дополнение "Кавказского узла" от 12.00 мск 18.02.2020: книга издавалась в авторской редакции, позже издательство «Садра" занялось ее распространением в сетевых книжных магазинах.

Участник освободительной борьбы кавказских горцев Хаджи-Мурат был наибом имама Шамиля во время Кавказской войны, но в 1851 году между Шамилем и его наибом произошел разрыв, Хаджи-Мурат бежал в Чечню и 5 мая 1852 года был убит. Голова Хаджи-Мурата после его смерти была отсечена неизвестным. Головy переслали в Петербург, где череп хранился в Военно-медицинской академии. Затем в 1959 году он был передан в коллекцию черепов Музея антропологии и этнографии (бывшую Кунсткамеру). Могила Хаджи-Мурата находится в селе Тангыт Гахского района Азербайджана, говорится в биографии Хаджи-Мурата, размещенной в разделе "Персоналии" на "Кавказском узле".

Патимат Тахнаева. Фото из личного архива, предоставлено "Кавказскому узлу" Патимат ТахнаевойЕдиной точки зрения на фигуру Хаджи-Мурата в Дагестане нет, «поскольку единой точки зрения в отношении той или иной исторической фигуры никогда не было и не может быть», сказала 15 февраля корреспонденту "Кавказского узла" Патимат Тахнаева.

По ее словам, Хаджи-Мурат на протяжении дореволюционной, советской и пост-советской историографии получал самые различные характеристики от «предводителя горцев» до «крупного феодала, участника реакционного антинародного движения мюридизма», а чуть позже - просто до безликого «участника национально-освободительной борьбы кавказских горцев». При этом Тахнаева отметила, что народный фольклор не изменял себе ни тогда, ни сейчас, возводя наиба в герои.

Современные попытки рассмотреть поступки мятежного наиба сквозь спектр религиозно-этических норм бесцеремонно низводят его в предатели, посетовала автор книги.

Тахнаева также отметила, что настаивает на своей точки зрения о том, что останки, тайком перенесенные из Азербайджана в Дагестан и захороненные в Хунзахе как останки Хаджи-Мурата, вряд ли в действительности ему принадлежат.

В июне 2019 года в СМИ появились фото- и видеоматериалы с церемонии перезахоронения останков Хаджи-Мурата в Хунзахе. Власти района назвали данные о перезахоронении фейком. Она вызвала споры среди пользователей соцсетей. Историки Патимат Тахнаева и Хаджимурад Доного предположили, что могли быть перезахоронены останки не Хаджи-Мурата, а одного из его сторонников, погибших с ним вместе. Глава азербайджанской партии "Мусават" Ариф Гаджилы заявил, что обнаружил следы вскрытия могли Хаджи-Мурата в Гахском районе Азербайджана, а местный краевед Намик Манташ считает, что останки наиба могли похитить, так как могила не охранялась.

В 1959 году археолог М. Гусейнов, который вел раскопки на месте захоронения Хаджи-Мурата, известном как пир (могила) «Хаджи-Мурат-баба», обнаружил останки скелета без черепа и тут же решил, что они принадлежали наибу Хаджи-Мурату, рассказала Тахнаева. При этом, по ее словам, он почему-то «забыл» про рассказы местных жителей, которые сообщили, что в могиле лежали трое – Хаджи-Мурат и две его товарищей, которые также были обезглавлены в тот день.

В братской могиле лежало три обезглавленных тела. В останках тела Хаджи-Мурата должны были находиться пули, не меньше четырех. Но в тех останках, которые археолог принял за останки тела наиба, пуль выявлено не было, рассказала историк.

По словам Тахнаевой, книга «Хаджи-Мурат. Хаджимурад из Хунзаха» издавалась под авторской редакцией, чуть позже издательство «Садра» любезно предложило свои услуги по ее распространению в сетевых книжных магазинах столицы.

Историк отметила, что и «Хаджи-Мурат», и ее предыдущая книга «Гуниб, август 1859. «Последние дни джихада в Дагестане»» вызвали большой читательский интерес. «Гуниб» вышел год назад тиражом 1500 экземпляров, весь тираж разошелся, осталось не больше ста экземпляров, который автор хранит для дарения. Из двух тысяч экземпляров «Хаджи-Мурата» менее чем за два месяца разошлась половина тиража.

«Это очень неожиданный и высокий спрос. Я не ожидала такого. В Facebook получаю отзывы первых читателей, и мне приятно, что они спешат им поделиться не только со мной, но и со всем читающим Facebook-сообществом», - рассказала она.  

"Сразу скажу, что после её «Гуниба…» можно смело брать любую её книгу. Патимат Тахнаева копает на полный штык и буквально катком проходится по всем лакунам по данной теме [...] Погружение в тему полное. Женщина пишет о Кавказской войне так, как не каждый мужчина сможет [...] По книге про Аварское ханство, примерно с гибели Умахана и до отъезда Ермолова с Кавказа (то есть с 1802 по 1826 гг.), можно снять отличный сериал, типа «Викинги» или что-то типа «Игры престолов», настолько там всё сурово замешано (и люди, и события). И показать всё именно со стороны руководства ханства и безо всяких штампованных "кавказцев", - написал в Facebook о книге Алексей Пленцов.

Второго издания в ближайшее время не будет, сообщила Тахнаева.

«Для второго издания нужно доработать некоторые главы, которые напрашиваются на самостоятельные полноценные исследования. На это надо как минимум еще 2-3 года, которых у меня сейчас нет», - заключила она.

По словам Тахнаевой, Кавказская война остается одна из ключевых тем в культурной и исторической памяти дагестанцев. «Исследование Кавказской войны в отечественной историографии изначально развивалось под сильнейшим партийно-идеологическим контролем, оказывающим определяющее воздействие на характер исследований, на трактовку источников, построение концептуальных работ», - подчеркнула Тахнаева.

Она отметила, что, к сожалению, современные региональные историки продолжают придерживаться устаревших подходов советской школы, в которых Кавказская война предстает как разновидность «национально-освободительного движения». Для их работ характерны многочисленные интерполяции, компиляции, избыточная публицистичность, методологическая несостоятельность, а способы аргументации чаще всего не соответствуют научному формату.

«В частности, это утверждение можно проиллюстрировать популярным тезисом одного из «ведущих» современных дагестанских историков, согласно которому имамат Шамиля являлся «многоконфессиональным государством». Однако имамат не может им быть по определению, поскольку в многоконфессиональном государстве религия отделена от государства, а каждый человек может исповедовать любую религию или не исповедовать никакой. Между тем, как известно, имамат – теократическое исламское государство и по определению является «особой формой организации государственной власти, при которой она принадлежит конфессиональной иерархии». В целом в исследованиях последних двух десятилетий история Кавказской войны выглядит вечной  борьбой за независимость горцев против русских агрессоров (чуть стилизованная под борьбу советского народа с немецко-фашистскими захватчиками в Великой отечественной войне), отражая региональный историографический кризис по проблеме», - отметила она.

Эксперты положительно оценили книгу Тахнаевой

Фигура Хаджи-Мурата в книге Патимат Тахнаевой – центральная, но ею содержание далеко не исчерпывается, отметил журналист Владимир Севриновский.

«Патимат задалась целью показать через одного человека Кавказскую войну в Дагестане и Чечне. Меня прежде всего интересовало именно это – рассказ о ключевой для понимания региона странице истории с глубочайшим знанием и большой смелостью. Историки часто обходят «скользкие» моменты, справедливо опасаясь реакции националистических псевдоученых и людей, далеких от науки. Тахнаева же пишет обо всем. Меня, к примеру, в этой книге больше всего интересовала история истребления имамом Гамзатом аварского правящего дома и последующего убийства самого Гамзата. Думаю, этот эпизод столь же важен, как и обстоятельства окончания джихада и пленения Шамиля, раскрытые в прошлой работе историка. Она собрала воедино свидетельства разных людей, проанализировала их и предложила убедительную версию событий», - рассказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Имам Шамиль - лидер горцев Дагестана и Чечни в борьбе за независимость против Российской империи в годы Кавказской войны, третий имам Имамата Нагорного Дагестана и Чечни. В 1859 году был осажден в Гунибе и 7 сентября (по новому стилю) сдался в плен, говорится в биографии Имама Шамиля на "Кавказском узле".

По его словам, книга о Хаджи-Мурате оказалась очень популярна. «Когда я зашел за книгой в магазин «Библио-Глобус», ее там не было. Администратор с удивлением сказал, что они не ожидали такого спроса и не успели взять достаточно экземпляров. Самые разные люди  не только историки - читают этот труд, спорят о нем», - рассказал он.

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Вадим Муханов отметил, что в книге Тахнаевой "представлена цельная картина происходящего".

«Это очень достойная работа. Представлена цельная картина происходящего, а не отдельные кусочки, которые некоторые современные интеллектуалы стремятся склеить в книгу. Там дается хороший фон происходившего во время движения Хаджи-Мурата к политическому Олимпу, разбираются его контакты с русской стороной», - рассказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Махачкалинский историк Сергей Манышев отметил, что книга рассказывает об истории Восточного Кавказа. «Если говорить о ее новизне, то можно вспомнить, что до настоящего момента не было ни одной научной биографии Хаджи-Мурата, а его образ СМИ в основном воспринимали через призм повести Толстого», - рассказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Тахнаеву обвинили в разжигании вражды

Патимат Тахнаева рассказала также, что из-за предыдущих работ на нее был написан донос "в стиле 1937 года".

Обложка книги «Гуниб, август 1859. "Последние дни джихада в Дагестане". Фото Патимат Тахнаевой."В 2018 году у меня вышла индивидуальная монография «Гуниб, август 1859. "Последние дни джихада в Дагестане". А в самом конце 2019 года, в декабре на два адреса - директора института востоковедения РАН, доктора исторических наук, профессора В. П. Андросова и президента ФГБУ «Российская академия наук» академика РАН А.М. Сергеева поступило заявление [...] Я была ознакомлена с ним", - рассказала она.

По словам Тахнаевой, заявление ее "несколько ошеломило". "Авторы заявления ставили своих адресатов в известность, что «под покровительством, протекцией и содействием авторитетных государственных научных ведомств легализовано издание и выпуск экстремистской, агрессивной, низкопробной, ненаучной, антиисторической пропаганды, прямо подпадающей под признаки совершения преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 280, статьи 282 Уголовного Кодекса Российской Федерации", - рассказала историк.

Часть 2 статьи 280 УК РФ предусматривает наказание за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, совершенное с использованием средств массовой информации, а статья 282 УК РФ - наказание за возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства.

"Авторы (заявления) утверждали, что «Тахнаева тиражирует пропагандистские клише, специфический сленг, лексикон, распространенный в среде экстремистских формирований – более 40 раз употребляет слово «джихад». Кроме того, десятки раз по тексту книги Тахнаева приводит экстремистские словосочетания-призывы «священная война», «священная борьба», «священный газават», «избиение правоверных», «гяуры», «кафиры». Авторы также утверждали, что в книге «содержатся, тиражируются и распространяются среди граждан России и особенно Северного Кавказа вербальные установки к разжиганию межнациональной, межрелигиозной вражды, экстремистские лозунги и призывы к межрелигиозной войне, к стравливанию между собой народов Кавказа и России, основанные на сфабрикованной военной пропаганде», - процитировала послание Тахнаева.

По ее словам, монографию авторы заявления назвали немного запутанным определением «антинаучной пропагандистской клеветы на историю Кавказской войны, горцев Кавказа, кавказских мужчин, женщин, их обычаи, традиции взаимоотношений, любви, быта».

«Тахнаева, используя трибуну и авторитет Российского Института Востоковедения РАН и Российской Академии Наук, творит свои идеологические злодеяния по фальсификации истории Кавказской войны, разжиганию межнациональной вражды, тиражируя экстремистские лозунги и призывы к священной войне с Россией, с русскими, с традиционными вероисповеданиями нашего Отечества – от имени и под прикрытием уважаемых, заслуженных и достойных учреждений и организаций, которые, тем не менее, несут полную юридическую ответственность за все, что выходит под их именем и грифами», - говорится в заявлении.

В заключение его авторы выразили надежду, что «после проверки изложенных ниже фактов будут приняты меры соответствующего реагирования для пресечения низкопробного, антиисторического, уголовно наказуемого «творчества» компилятора, «историка Академии Наук» П. Тахнаевой и будет решен вопрос о ее ответственности в соответствии с законами России».

По словам Тахнаевой, отзывы на ее книгу могут быть самые различные. Но, по ее словам, использование уголовных статей отсылает к традициям доносительства в 1930-х годах XX века и террора НКВД. «Эти откровенные попытки надеть намордник на свободное научное творчество и ввести цензуру на историческую мысль не могут не тревожить современное научное сообщество», - резюмировала она.

Анчабадзе: книга Тахнаевой привлечет многочисленных читателей

Поступившее заявление Отделение историко-филологических наук РАН направила в Институт этнологии и антропологии РАН для представления заключения на книгу Тахнаевой.

Ведущий научный сотрудник отдела Кавказа ИАЭ РАН Юрий Анчабадзе, который рецензировал книгу, рассказал корреспонденту "Кавказского узла", что монография Тахнаевой, посвященная «самому драматичному эпизоду Кавказской войны» - периоду от падения последней столицы Шамиля Ведено до его капитуляции в ауле Гуниб, является «значительным и выдающимся явлением в современном кавказоведении».

Отметив, что в современной историографии наблюдается противостояние двух групп историков, Анчабадзе подчеркнул, что Тахнаева дистанцируется от этих «боев», основывая свой труд на огромном количестве источников - российских и кавказских.

«Работа прекрасно написана, не сухими академическим языком, а в лучших традициях российского историописания. Яркое исследование, в котором строгое академическое изложение сочетается с увлекательностью сюжетного обрамления и ясностью хорошего русского литературного языка, привлечет многочисленных, в том числе молодых читателей», - заключил Анчабадзе.

О заявлении упомянул и Владимир Севриновский, который отметил, что "поскольку научно опровергнуть тезисы Патимат затруднительно", недоброжелатели "строчат доносы в стиле 1937 года, где пытаются подвести ее под статью".

"Так, в октябре 2019 года вопреки всем историческим источникам они постановили, что Шамиль не был пленен, а противников такой версии объявили «лжеисториками». Патимат Тахнаева, разумеется, тоже попала в этот список после своей предыдущей книги. В доносе ее за добросовестный научный труд пытаются подвести под уголовные статьи – публичные призывы к экстремизму и разжигание межнациональной вражды. Не в силах противостоять историку силой аргументов, они пытаются представить ее книги экстремистской литературой – хотя абсурдность этих обвинений ясна любому, кто читал работы Тахнаевой», - отметил журналист.

«К сожалению, история на Северном Кавказе давно превратилась из науки в орудие политиков, и каждый настоящий ученый, который не боится высказывать свои взгляды публично, да еще и с грамотным обоснованием, неминуемо сталкивается с агрессивным сопротивлением среды. Тем выше заслуга и ценнее вклад тех, кто не боится это делать» - заключил Севриновский.

Отметим, что созданный в Дагестане "Фонд Шамиля" и его руководитель Алиасхаб Хархачаев работу Тахнаевой оценивают критически.

Алиасхаб Хархачаев заявил корреспонденту «Кавказского узла», что, в частности, он и его фонд выступают против «псевдоисториков, неправильно пишущих об имаме Шамиле». «Все, что надо знать о Шамиле, уже написали его современники», - подчеркнул он.

Он отрицает, что Шамиль был пленен. «Слова «плен» не существовало. При Александре II оно не применялось вообще, и начало употребляться лишь позже. Было заключено мирное соглашение, одним из условий которого было не трогать ислам, причем не только на Кавказе, но и по всей стране», - подчеркнул Хархачаев.

Автор: Семен Чарный; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

26 мая 2020, 08:54

  • Дольщики в Ростовской области потребовали решить проблему с самостроями

    Ростовские участники онлайн-акции обманутых дольщиков потребовали от федеральных властей легализовать самострои, в которых они купили квартиры, или обеспечить им компенсации. Действующее законодательство не предусматривает государственных гарантий дольщикам, купившим жилье в самостроях, указал юрист Денис Булгаков.

26 мая 2020, 08:10

26 мая 2020, 07:29

26 мая 2020, 06:55

26 мая 2020, 06:03

  • Правозащитники в Баку сочли актом давления призыв в армию 31-летнего активиста

    31-летний лидер азербайджанского оппозиционного движения D18 Руслан Иззетли призван в армию, несмотря на то, что ранее он был признан негодным к несению службы по состоянию здоровья. Он считает, что таким образом власти мстят ему за политическую деятельность. Аналогичного мнения придерживаются опрошенные "Кавказским узлом" правозащитники.

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей