Мать обвиняемого Ислама Барзукаева Елена Барзукаева (слева) и бабушка Гасана Курбанова в Кировском районном суде Махачкалы. 13 января 2020г. Фото Расула Магомедова для «Кавказского узла».

14 января 2020, 06:22

В деле о хранении оружия жителями Дербента появилась статья о терроризме

Уголовное дело по террористической статье возбуждено в отношении жителей Дербента Ислама Барзукаева, Гасана Курбанова и Мирзаали Мирзалиева, которые были задержаны по обвинению в хранении оружия и боеприпасов. Барзукаеву и Курбанову суд продлил арест на два месяца, а Мирзалиеву изменил домашний арест на заключение под стражу на тот же срок.

Как сообщал "Кавказский узел", Ислам Барзукаев, Гасан Курбанов и задержанный вместе с ними 15 июня Мирзаали Мирзалиев (в СМИ его имя указывалось также как Миразали Мизаралиев) заподозрены в незаконном обороте оружия и боеприпасов. Они заявили, что их пытками и угрозами вынудили подписать признательные показания. Позже им предъявили обвинение в участии в незаконном вооруженном формировании. В ноябре суд продлил срок содержания под стражей Барзукаева и Курбанова до 16 января 2020 года, а Мирзалиева оставил под домашним арестом. Мать одного из арестованных Елена Барзукаева обратилась в ноябре 2019 года с жалобой на преследование. По словам Барзукаевой, ее и старшего сына необоснованно преследуют звонками, задержаниями и проверками на дорогах.

Родственники настаивают, что Барзукаев и Курбанов невиновны. Матери Ислама Барзукаева и Гасана Курбанова 24 июня объявили у здания полиции в Дербенте голодовку с требованием освободить сыновей. 9 июля женщины прекратили акцию протеста из-за ухудшения здоровья.

Ходатайство следователя в отношении трех жителей Дербента Ислама Барзукаева, Гасана Курбанова и Мирзаали Мирзалиева, обвиняемых в хранении оружия и боеприпасов, рассматривалось в Кировском районном суде Махачкалы 13 января по отдельности, передает присутствовавший в суде корреспондент "Кавказского узла".

Двум обвиняемым Курбанову и Барзукаеву следователь попросил продлить еще на два месяца избранную меру пресечения в виде ареста, а Мирзалиеву – изменить домашний арест на заключение под стражу на тот же срок.

Первым в зал суда был доставлен Гасан Курбанов. Он передвигался с помощью трости. До прихода судьи он успел сообщить матери, что ему должны сделать магнитно-резонансную томографию, а после прооперировать ногу, так как у него разорваны связки.

По версии обвинения, трое молодых людей организовали незаконную вооруженную группу и собирались поселиться в лесном массиве для  «посягательств на сотрудников правоохранительных органов и оказания вооруженного сопротивления».

17 декабря прошлого года в отношении всех троих было возбуждено еще одно уголовное дело по части 1 статьи 205.4 «Создание террористического сообщества» УК РФ, сообщил следователь. Обвинение по этой статье пока еще не предъявлено, пояснил он. При этом он добавил, что вина задержанных подтверждается, в том числе, и признательными показаниями.

Матери Барзукаева и Курбанова 24 июня 2019 года объявили у здания полиции в Дербенте голодовку с требованием освободить сыновей. Ночью 4 июля состояние здоровье обеих женщин резко ухудшилось, но они отказались от госпитализации. 9 июля они приостановили акции протеста.

Следователь сообщил, что предварительное следствие продлено, так как «необходимо провести дополнительные следственные действия, установить и допросить возможных соучастников», а также дождаться заключений по ранее назначенным экспертизам, в том числе по психолого-лингвистической экспертизы видеозаписи допроса обвиняемых.

Наличие у всех троих обвиняемых малолетних детей, по мнению следователя, не является основанием для избрания иной меры пресечения, так как воспитанием и содержанием детей занимаются жены обвиняемых.

Он предположил, что находясь на свободе, они смогут «продолжить преступную деятельность, а также воспрепятствуют производству по уголовному делу путем оказания давления на свидетелей или уничтожения доказательств». Следователь намерен допросить еще десять человек и установить личности двух лиц, с которыми Барзукаев переписывался в мессенджере.

«По статье 205.4 УК РФ предусмотрено максимальное наказание в виде пожизненного заключения. Учитывая это, они могут скрыться от следствия», - посчитал следователь.

Прокурор поддержал следователя и попросил удовлетворить представленные ходатайства.

Адвокат попросил избрать более мягкую меру пресечения

Интересы Курбанова и Барзукаева представлял государственный защитник, так как адвокат по соглашению не смог приехать на процесс. Адвокат попросил избрать более мягкую меру пресечения, отметив, что только лишь тяжесть наказания не может служить основанием для избрания суровой меры. Он отметил, что все остальные доводы следователя не подкреплены документально.

Гасан Курбанов заявил суду, что он является единственным кормильцем в семье. Он уточнил, что его жена ждет появления второго ребенка и имеет инвалидность, поэтому ей сложно будет присматривать за двумя детьми.

«Здесь следователь хочет представить меня плохим человеком, как будто бы я вел разгульный образ жизни. Но я не был замечен ни в чем отрицательном. Я не пил, не курил, не употреблял наркотиков. Пусть покажут хоть одну жалобу на меня. Их попросту нет», - заявил он суду.

Ислам Барзукаев напомнил, что признательные показания были даны под пытками.

«Дело сфабриковано, а оружие было мне подброшено», - заявил он суду. Он также пояснил, что задержан был не 16 июня, как это указано в документах, а был похищен накануне. «Все обвинение вымышлено, я не согласен с ним. Следствие не представило ни одно основание, чтобы мне продлили срок ареста», - сказал он.

В составленном 18 июня Общественной наблюдательной комиссией документе с результатами осмотра Барзукаева, Курбанова и Мирзалиева говорилось, что члены ОНК зафиксировали у Барзукаева синяк, а у всех трех задержанных - точки на руках, похожие на следы от пыток током.

Адвокат по соглашению Мирзалиева Хидир Юсупов обратил внимание суда на то, что его подзащитный за семь месяцев ни разу не нарушил наложенные на него судом ограничения.

«Домашний арест – это достаточно суровая мера пресечения. Он изолирован от общества. И поэтому предположения следователя, что мой подзащитный может скрыться или как-то помешать следствию ни на чем не основаны, и в суд не представлены доказательства», - отметил защитник.

Он предположил, что обвинение по террористической статье было предъявлено для того, чтобы увеличить сроки следствия.

«Обвинения в организации террористической группы появились спустя семь месяцев. Они основаны на показаниях, которые при задержании дал Барзукаев. Но он уже отказался от этих показаний. Зачем нужно было спустя семь месяцев возбуждать дело по этой статье? Я так думаю, что только для того, чтобы продлить срок следствия», - сказал адвокат.

Юсупов также подчеркнул, что одна лишь тяжесть преступления, обвинение в котором еще даже не предъявлено, не может быть основанием для заключения под стражу.

Он отметил, что у Мирзалиева четверо малолетних детей, и чтобы обеспечить их, его подзащитный с утра до позднего вечера работал водителем маршрутного такси.

Сам обвиняемый заявил, что не представляет угрозу для общественности.

«Следователь говорит о создании банды. Но никакой террористической организации я не создавал и не участвовал в ней», - сказал он.

Родственникам не дали поговорить с обвиняемыми

На вынесение каждого постановления суд удалялся в совещательную комнату примерно на час. Во время этого перерыва родственникам Барзукаева и Гасанова запрещали общаться с обвиняемыми. Когда судья удалился в совещательную комнату для вынесения решения по Гасанову, всех попросили покинуть зал. А во время перерыва при рассмотрении дела по Барзукаеву конвоиры вывели из зала суда обвиняемого.

Судья удовлетворил все три ходатайства следователя, оставив Гасанова и Барзукаева под стражей до 16 марта, а Мирзалиеву изменил меру пресечения, поместив его под стражу на тот же срок.

Адвокат Хидир Юсупов заявил, что намерен обжаловать это решение суда в вышестоящей инстанции.

Как рассказал корреспонденту «Кавказского узла» Мирзаали Мирзалиев, о возбуждении уголовного дела по статье 205.4 УК РФ он сам узнали только на судебном заседании, до этого об этом не сообщали ни ему, ни его адвокату.

Мать Гасана Курбанова Шаганаз Курбанова рассказала, что ей впервые удалось увидеться с сыном после того, как его перевели из Дербента в Махачкалу. По ее словам, проблемы с ногой у него начались после задержания.

«До задержания он нормально стоял на ногах, у него не было проблем с коленом. Но после того, как он отказался от первоначальных признательных показаний, его вновь подвергли пыткам и после этого теперь передвигается с помощью трости», - заявила она корреспонденту "Кавказского узла".

Решение по заявлению о пытках, которое подали родственники обвиняемых в конце лета прошлого года, было принято только в конце декабря, рассказала мать Барзукаева Елена Барзукаева.

«Два раза следователи выносили постановление об отказе. Но как только мы просили ознакомиться с материалами проверки, они отменяли свое постановление и проводили дополнительную проверку. Последний раз они продлили его до 12 декабря. До конца декабря они не говорили, какое вынесли решение. И только под конец года я узнала, что вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Самих материалов мы пока еще не видели, нам не дают с ними ознакомиться», - сказала она корреспонденту "Кавказского узла".

Автор: Расул Магомедов; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

26 января 2020, 12:01

26 января 2020, 11:54

26 января 2020, 11:17

  • Минкомсвязи Дагестана отреагировало на отказ журналиста Абдулгамидова от награды

    Дагестанский журналист Алик Абдулгамидов отказался от медали, выпущенной к 20-летию разгрома боевиков Басаева и Хаттаба, указав, что в список награждаемых не включены его коллеги, которые освещали те события. Глава Минкомсвязи Дагестана пообещал Абдулгамидову включить перечисленных журналистов в перечень получателей юбилейной награды.

26 января 2020, 10:36

  • Волгоградцев возмутило сравнение мусора на Кубани с Мамаевым Курганом

    Губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев, сравнивший горы мусора в Белореченске с Мамаевым Курганом в Волгограде, должен публично извиниться за свои слова, заявил председатель реготделения «Движение автомобилистов России» Армен Оганесян. Такие сравнения кощунственны и недопустимы, считает ветеран Борис Усик.

26 января 2020, 09:31

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей