Скриншот видео "Захватывающая кража невесты в Осетии", https://youtu.be/6cEFeoo-83A

02 мая 2019, 23:51

Сообщение из Ингушетии подтвердило сохранение обычая похищения невест

Ингушский депутат опроверг информацию о том, что он украл невесту. Похищений невест в Ингушетии происходит все меньше, обычно о них договариваются, прокомментировали эту историю адвокат Костоев и социолог Костерина. Дела о похищении невест закрываются, если все завершается свадьбой, отметил адвокат Широков.

Как писал "Кавказский узел",  1 мая со ссылкой на неназванный источник «Интерфакс» сообщил о том, что депутат парламента Ингушетии в Малгобекском районе похитил жительницу республики, чтобы жениться на ней. Ситуация уже урегулирована старейшинами, свадьба намечена на ближайшее воскресенье, 5 мая, а похитителю придется заплатить штраф в 200 тысяч рублей, сообщило агентство.

Обычай похищения невест остается довольно распространенным на Кавказе, особенно в Чечне, Дагестане и Ингушетии. Главная причина похищения невест на Кавказе – не запрет родителей на брак, а экономические трудности: родственники девушки и парня могут договориться о похищении, чтобы сэкономить на свадебных обрядах. Тем не менее, в значительной части случаев похищения происходят без согласия девушек, говорится в справке "Кавказского узла" "Похищение невест – преступление или традиция?"

Ингушский депутат заявил, что не крал невесту

Сегодня депутат Народного собрания Ингушетии, член фракции "Единая Россия" Магомед Дарсигов прокомментировал информацию о том, что он украл невесту для женитьбы. Он заявил, что эта информация не соответствует действительности.

"Обряд бракосочетания совершен по исламским традициям, без регистрации в органах ЗАГСа", - заявил Дарсигов "Интерфаксу".

В Ингушетии все чаще похищения невесты происходят по сговору

Случаи похищения невест в Ингушетии в последнее время крайне редки и в большинстве своем происходят по взаимной договоренности жениха и невесты, отмечает адвокат Московской коллегии адвокатов "Стратегия" Ахмед Костоев, уроженец Ингушетии.

По поводу возможного похищения невесты ингушским депутатом он сообщил корреспонденту «Кавказского узла», что не знает подробностей, кроме того, что невеста не очень молода и была ранее замужем.

По словам Костоева, в целом же проблема похищения невест в Ингушетии часто решается без участия правоохранителей. «Если родственники договорились, и факт похищения не зафиксирован, заявления нет, то проблема решается без участия правоохранительных органов», - заявил Ахмед Костоев.

Помимо этого, по его словам, с юридической точки зрения должен быть установлен факт похищения. «Как доказательство этого может быть заявление от самой женщины и её родственников. Если же этого нет, то правоохранительные органы могут «замять» дело или оформить его как добровольный отказ от совершения данного преступления», - пояснил Костоев, добавив, что, конечно, бывает, что семья похищенной категорически выступает против урегулирования.

13 декабря 2018 года в Ингушетии было возбуждено дело по части первой статьи "Похищение человека" после того, как молодой человек насильно увез 24-летнюю жительницу Малгобека, чтобы жениться на ней. Эта статья предусматривает до 5 лет лишения свободы.

Между тем, по его мнению, в основном похищения происходят по сговору между женихом и невестой. «Потому что при традиционном сватовстве женитьба растягивается и обходится в очень солидную сумму. Из-за всякого рода трат на подарки и угощения. Или другой вариант: семья по какой-то причине против. Например, невеста – вторая, третья дочь в семье, родители говорят, что не имеют возможности сыграть свадьбу. Поэтому по взаимной договоренности молодых девушку умыкают и затем, как правило, семья соглашается на брак», - рассказал Ахмед Костоев.

По его словам, крайне редки случаи, когда какой-нибудь «отмороженный» похищает понравившуюся девушку без её согласия. «Тогда, конечно, родственники обращаются в правоохранительные органы», - уточнил Костоев.

В настоящее время, отметил он, в любом случае, даже за умыкание невесты по согласию в Ингушетии установлен штраф по адату в 200 тысяч рублей, а тем, кто помогал в умыкании, – штраф в 100 тысяч рублей.

Религиозные деятели Ингушетии в 2013 году на прошедшей в республике Исламской конференции решили увеличить штраф за похищение невесты. Молодые люди, похищающие девушек для вступления в брак, должны быть оштрафованы на 200 тысяч рублей. Пособники жениха обязаны будут выплатить по 100 тысяч рублей, на такую же сумму будут наказаны старейшины, если попытаются принять участие в этом мероприятии, и хозяин дома, куда похитители привезут невесту.

«Деньги отдаются в главную мечеть того города или селения, где произошло похищение невесты. За урегулирование, взимание и распределение средств из штрафа отвечают имам мечети и староста местности. Можно сказать, что из-за такого штрафа обычай умыкания почти сошёл на нет, один-два случая за год. И, учитывая немалые деньги штрафа за этот поступок, даже если всё разрешилось благополучно, умыкать невест стало невыгодно. Ведь это очень большие деньги, которых вполне хватит для того, чтобы провести свадьбу по обычаю со всеми тратами», - рассказал Ахмед Костоев.

Он, при этом отметил, что уйти от оплаты штрафа в традиционной структуре ингушского общества практически невозможно. «Есть рычаги влияния. Воздействие, конечно, больше моральное, санкций каких-то нет. Ведь если кто-то не выполнил обязательства, наложенные имамом за нарушение, то это воспринимается отрицательно обществом», - подчеркнул Костоев.

Также он заявил, что в Ингушетии не припоминает случаев, когда высокопоставленный жених умыкал бы девушку с большой разницей в возрасте и без её воли.

 «В Ингушетии никакое влияние, никакая должность не позволит человеку забрать юную девушку против её воли. Случай как с женитьбой Гучигова в Чечне вряд ли возможен. В Чечне на семью девушки повлияли, указав, что он человек из «команды». В Ингушетии, наоборот, такое восприняли бы как унижение, сочли бы попыткой влезть в дела семьи. Родственники бы ещё больше воспротивились, лишь бы никто не сказал, что их заставили отдать дочь», - заявил Костоев.

В мае 2015 года в Грозном прошла свадьба главы РОВД Ножай-Юртовского района Чечни Нажуда Гучигова с 17-летней местной жительницей. Церемония регистрации брака состоялась в грозненском ЗАГСе. Этот случай вызвал общественный резонанс, так как сообщалось о возможном принуждении девушки к браку. При этом сам Гучигов, руководство региона и детский омбудсмен Павел Астахов эту информацию опровергли.

Также адвокат полагает, что предложение ужесточить наказание за похищение требует внесения поправок в федеральное уголовное законодательство, но федеральному центру «мало интересно этим заниматься».

В апреле 2017 года парламент Ингушетии внес на рассмотрение Госдумы России законопроект, устанавливающий уголовную ответственность за похищение человека с целью вступления в брак. Инициатором законопроекта выступил спикер парламента Ингушетии Зелимхан Евлоев, предложивший наказывать за похищение невесты тремя годами лишения свободы. Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров выступил против введения уголовной ответственности за похищение невест, заявив, что похищение человека и так преследуется в уголовном порядке.

К похищению невесты прибегают в случае отсутствия согласия по поводу женитьбы с родственниками

В истории похищения депутатом невесты в Малгобекском районе Ингушетии имела место предварительная договоренность мужчины и женщины, сообщила координатор программы "Гендерная демократия" Фонда Генриха Белля Ирина Костерина.

«Я выяснила, кто эта женщина. Она действительно уже человек взрослый, разведена. Она свободный человек, который может сама решать свою судьбу. Но по каким-то причинам они договорились о похищении. Видимо, всё-таки кто-то из близких препятствовал. Может быть, её родственники считали, что она не в том возрасте, чтобы выходить заново замуж. Возможно, родственники мужчины не хотели этого брака из-за статусности человека. Так или иначе - единственный способ устранить барьеры стало похищение по договоренности», - рассказала корреспонденту «Кавказского узла» Ирина Костерина, добавив, что на добровольность указывает и то, что инцидент был быстро урегулирован и завершается свадьбой.

В целом же, отмечает Костерина, после введения крупных штрафов по адату за участие в похищении невесты и в Ингушетии, и в Чечне число умыканий сильно сократилось. В то же время, по её мнению, на Северном Кавказе в последние годы наиболее распространённая форма умыкания невест - это похищения по договоренности. «Они происходят или по причине того, что родственники с одной или другой стороны против свадьбы. Тогда умыкание решает вопрос, потому что если женщину похитили, то её родственникам некуда деваться, и они соглашаются на брак. Либо из экономии расходов на свадьбу. Некоторые люди, кто не может позволить больших расходов на свадьбу, подобным образом решали эту проблему», - рассказала Ирина Костерина.

Она отметила, что, конечно, случаются и реальные похищения, когда девушку увозят против её воли. «Но их почти нет. Потому что, если обнаружат недобровольность умыкания, то становится трудно урегулировать конфликт. Это выходит на уровень отношений тейпов и может дойти до кровной мести», - указала Костерина.

Она считает, что своей инициативой ужесточить наказание за похищение невест ингушские депутаты просто решили «отметиться» в глазах федеральной власти. «Ингушетия довольно традиционная республика, одна из самых консервативных на Северном Кавказе. Эти разговоры о каких-то экзотичных проблемах неприятны и бьют по имиджу республики. Очевидно, что местные депутаты решили, чтобы быть более лояльными к федеральному центру, выступить с инициативой. Москва будет думать, что они предпринимают усилия искоренить «дикие, варварские» обычаи», - описала ситуацию Костерина.

Эксперт также считает, что в реальных похищениях женщин могут манипулировать законом. «Многое зависит от тейпа. Заступятся за женщину родственники или нет. Самой девушке насколько хватит сил, чтобы противостоять похитителю, не соглашаться на замужество и на то, чтобы убедить родственников в этом», - подчеркнула Костерина. По её мнению, в целом закон, наказывающий за похищение человека, применяется выборочно. «С реальными похищениями происходит так, что эту статью не рассматривают, не применяют. Человека просто не ищут… А похищения на Северном Кавказе не редкость, но чаще похищают мужчин, а не женщин. И не ради свадьбы, а совсем по другим причинам», - указала Костерина.

Добровольность освобождения украденной невесты необходимо доказать

Вообще похищения человека, к которым относятся и умыкания невест, - это дела публичного обвинения, и расследоваться они должны вне зависимости от заявлений потерпевших, отмечает адвокат Московской коллегии адвокатов "Стратегия" Тимофей Широков.

«Уголовные дела по такому преступлению должны возбуждаться вне зависимости от заявлений потерпевших, по самому факту. Но этот факт, как и само похищение, добровольность или принужденность освобождения подлежат доказыванию», - заявил корреспонденту «Кавказского узла» Тимофей Широков.

По его словам, очень многое зависит от показаний потерпевшего. «Если женщина уже выходит замуж за умыкателя, то вряд ли она будет говорить о своем похищении и настаивать на уголовном наказании мужа, тем более в условиях ингушского общества. Маловероятно, что жена будет говорить о том, что её принудили к свадьбе, разве что после сильной ссоры с мужем», - полагает Широков.

Он также отметил, что в такого рода делах важна «воля следствия». «Насколько захотят посадить именно этого человека. Если человека по какой-то причине захотят «сожрать», то это сделают. Если такой цели нет, то ограничатся заверениями невесты, что с ней поступили по согласию», - рассказал Тимофей Широков.

Адвокат отметил, что есть и формальная сторона - например, показания очевидцев, которые могут рассказать, что женщина при похищении кричала и сопротивлялась, или упоминала где-то, что была против замужества.

Кроме того, как пояснил Широков, в статье 126 (похищение человека) УК РФ есть норма о том, что добровольно освободивший похищенного освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления. «Но каждая ситуация индивидуальна. Должны быть выявлены признаки добровольности в действиях похитителя. Если, к примеру, братья похищенной девушки пришли и угрозами заставили освободить её, такой вариант не добровольный. Если же похититель отпустил девушку после каких-то переговоров и уговоров, то это может рассматриваться как добровольный отказ», - уверен Тимофей Широков.

Автор: Рустам Джалилов; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

15 декабря 2019, 22:55

15 декабря 2019, 21:58

15 декабря 2019, 20:56

15 декабря 2019, 19:56

  • 1 Гуковские шахтеры получили остаток долга по зарплате

    Задолженность по заработной плате перед бывшими работниками "Кингкоула" полностью погашена, но еще не решен вопрос с получением компенсационных выплат, рассказала координатор шахтерских протестов после пикета в Гуково.

15 декабря 2019, 19:15

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей