Здание районного суда в Малых Дербетах. Фото: Бадма Бюрчиев для "Кавказского узла".

16 декабря 2018, 07:29

Присяжные оправдали обвиняемого в резонансном убийстве в Малых Дербетах

Присяжные заседатели в Малодербетовском районном суде оправдали обвиняемого в убийстве Ивана Когдеева. Родственники Когдеева заявили, что шокированы вердиктом. Адвокат подсудимого выразил уверенность, что приговор был бы оправдательным, даже если бы решение принимали не присяжные, а суд общей юрисдикции.  

Как сообщал "Кавказский узел", 29-летний ветеран боевых действий в Дагестане Иван Когдеев, по словам его отца, был избит на животноводческой стоянке в Малых Дербетах 1 июня, а в ночь на 2 июня от полученных травм скончался. Один мужчина, признавшийся в избиении, был задержан. Остальные, бывшие на месте событий, проходили по делу как свидетели. Родственники Когдеева заявляли, что правоохранительные органы задержали не всех причастных к его смерти, а в районе действует опасная группировка

25 июня жители села провели сход у здания следственного отдела в Малых Дербетах с требованием расследовать убийство Когдеева. По словам организатора схода Намру Булыкова, представитель следствия заявил собравшимся, что версия группового убийства рассматривается. 28 июня в доме Булыкова, в квартире этажом ниже, произошел взрыв, из-за чего чуть не погибла его дочь, рассказал он. 

Подсудимый: я не был заинтересован в смерти Когдеева

Дело о смерти Когдеева присяжные заседатели рассматривали в Малодербетовском районном суде с 26 ноября по 14 декабря, передает корреспондент "Кавказского узла", присутствовавший в зале суда во время прений сторон и оглашения вердикта 13-14 декабря.

Обвиняемому инкриминировалась "преступление, предусмотренное ч.4 ст. 111 УК РФ, то есть умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего" (копия постановления о привлечении в качестве обвиняемого есть в распоряжении "Кавказского узла").  

Согласно версии следствия, конфликт между обвиняемым и Иваном Когдеевым произошел на животноводческой стоянке, где работал Когдеев, из-за пропажи 160 голов крупного рогатого скота, принадлежащего обвиняемому и его тестю, владельцу "точки".

В обвинительном заключении указывалось, что подсудимый, прибывший на стоянку в сопровождении семи человек, "нанес Когдееву своими обеими руками не менее пяти ударов в область лица, затем, находясь на крыльце дома животновода, используя борцовский прием "прогиб", опрокинул Когдеева на землю, после чего, используя деревянную палку с выступающим металлическим гвоздем, нанес не менее четырех ударов в область груди, не менее 13 ударов в область конечностей и левой голени, а также не менее двух ударов в область правового плеча".

По мнению судмедэкспертов, Иван Когдеев скончался "от тупой травмы груди, сопровождавшейся ссадиной и кровоподтеками груди с кровоизлияниями в мягкие ткани, переломом левой лопатки, мелкоочаговыми интраальвеолярными кровоизлияниями, ушибом спинного мозга и в области сплетения спинальных ганглиев на уровне твердой мозговой оболочки грудного отдела спинного мозга, осложнившейся восходящим отеком спинного и головного мозга".

Во время судебного заседания 13 декабря защита попросила до начала прений сторон возобновить допрос подсудимого "для уточнения позиции".

Отвечая на вопросы своих защитников, обвиняемый заявил, что действовал "в условиях необходимой самообороны".

"Я защищался от действий Ивана, который неожиданно напал на меня и ударил палкой по голове в коридоре (дома животновода, – прим. ред.). Началась борьба за эту палку. Я стал отходить и споткнулся о порог. Так получилось, что, падая, я опрокинул его через себя и упал на него. Я не бил его по спине и груди – только по рукам и ногам", - сказал подсудимый.

Из ответов на дальнейшие вопросы адвокатов следовало, что обвиняемый приехал в компании друзей, поскольку, согласно договоренности с Когдеевым, они должны были вместе искать пропавший скот на соседних "точках".

"Но, видимо, из-за психологического давления в эти пять дней (с момента, когда была обнаружена недостача поголовья, – прим. ред.) между нами возник конфликт", - добавил обвиняемый.

По его словам, Иван Когдеев признался в краже части пропавшего скота. "Он согласился выплатить 250 тысяч рублей и помочь мне в поисках остальных голов. Поэтому я не был заинтересован в его смерти. Наоборот, мне нужно было, чтобы он был живым и здоровым", - заверил подсудимый.

Гособвинение: о самообороне не может быть речи

Государственный обвинитель, с выступления которого начались прения сторон, пообещал присяжным "не оставить и следа" от версии подсудимого.

По мнению прокурора, тот факт, что подсудимый приехал на точку "в компании своих друзей", указывает на то, что преступление было спланировано.

"Если они собирались проверить стоянки других фермеров, то почему вся группа, семь человек, едет одновременно в одно место, вслед за подсудимым, а не устремляется в разные места, на другие животноводческие стоянки, чтобы застигнуть возможных похитителей скота?" - задал вопрос гособвинитель.

Он также обратил внимание на то, что все свидетели утверждали, что "было темно, стоянка не освещалась", и в то же время все они заявляли, что подсудимый бил Когдеева палкой "по рукам и ногам".

"Вспомним показания свидетеля Манджиева (рабочий животноводческой стоянки, – прим. ред.), который рассказал, что он проснулся, но его кто-то ткнул в лоб и сказал: "Лежать, не вставать". О какой самообороне мы говорим? Какую реальную угрозу для подсудимого представлял Когдеев, если был нейтрализован единственный человек, который находился в доме и мог хоть как-то помочь Ивану?" - отметил прокурор.

Признанный по делу потерпевшим брат погибшего Борис Когдеев также заявил, что о "самообороне не может быть речи, так как подсудимый приехал на животноводческую стоянку со своей группой поддержки на двух машинах".

"И таких телесных повреждений, которые вы видели на фото, - обратился Когдеев к присяжным, - не бывает от одного броска. Если бы это было так, то в Калмыкии каждая третья драка заканчивалась бы смертью. Потому что у нас в республике многие молодые ребята занимаются борьбой".

Представитель потерпевшего Игорь Колдунов в своей речи отметил, что за время предварительного расследования и рассмотрения дела в судебном заседании "показания подсудимого как минимум дважды претерпели изменения".

"Сначала подсудимый говорил, что применил борцовский прием "бросок с прогибом", сейчас выясняется, что он просто, уклонившись, опрокинул Когдеева. Во время следственного эксперимента подсудимый пояснял, что Когдеев ударил его палкой – цитирую – "по темечку". В дальнейшем, когда экспертиза никаких телесных повреждений на голове и теле подсудимого не обнаружила, показания были видоизменены – удар якобы пришелся по козырьку кепки", - сказал Колдунов.

Защита: вина подсудимого не доказана

В материалах уголовного дела нет прямых доказательств, что подсудимый умышленно нанес телесные повреждения Когдееву, заявил один из трех участвовавших в прениях адвокатов подсудимого Владимир Бембеев.

При этом косвенные доказательства, по его словам, свидетельствуют лишь о том, что между подсудимым и потерпевшим "была борьба".

"Мой подзащитный никогда не скрывал, что он был на месте происшествия. Он же на следующее утро пришел в полицию с явкой с повинной... В этой ситуации он поступил абсолютно правильно, как должен поступать любой другой гражданин. Он не бросился наутек, не стал прятаться, не стал утверждать, что его там не было. Он приехал в полицию и сообщил, что был там и что подрался с Когдеевым", - подчеркнул Бембеев.

По его мнению, доводы обвинения "основаны на предположениях". "Свидетели, которые были допрошены в зале судебного заседания, являются свидетелями обвинения, а не защиты. Других свидетелей на месте происшествия не было. Кто-либо из этих свидетелей сказал, что наш подзащитный наносил тяжкие телесные повреждения? Нет. Согласно их показаниям, наш подзащитный наносил удары палкой по рукам и ногам", - отметил адвокат.

"Если умысел подсудимого был направлен на нанесение тяжких телесных повреждений, - продолжил Бембеев, - и если он видел гвоздь на палке, что мешало ему бить по Когдееву палкой, направив гвоздь в сторону его тела? Когдееву этой палкой было нанесено много телесных повреждений, при этом зафиксировано только две колотые раны. Это говорит о том, что мой подзащитный не видел гвоздь и наносил удары в темноте хаотически".

Закон "дает право защищаться всеми способами", указал адвокат. "Бросок с прогибом у моего подзащитного не получился. Но он вправе был применить этот или любой другой прием. Потому что, по его субъективному мнению, его жизни угрожала опасность. Он не знал, находится ли еще кто-то, кроме Когдеева, в темном коридоре, и не знал, чем его бьют", - пояснил Владимир Бембеев.

Были ли нанесены Когдееву повреждения палкой, "на самом деле неважно", заявила еще один защитник подсудимого Тамара Эльдеева.

"Важно, что Когдеев первым нанес удар. Последующие действия нашего подзащитного были направлены на то, чтобы отобрать эту палку", - добавила Эльдеева.

"Не виновен" – единодушное решение

Присяжные провели в совещательной комнате более трех часов. На оглашение вердикта собрались родственники с обеих сторон – около 25-30 человек. Примерно столько же слушателей было и во время прений сторон. В течение всего заседания в зале суда чувствовалось напряжение, но эмоциональные всплески случились лишь дважды: когда мать погибшего Екатерина Когдеева гневно отреагировала на извинения подсудимого, и когда был обнародован вердикт.

Коллегия присяжных заседателей посчитала доказанным тот факт, что смерть Когдеева наступила в результате описанных в заключении судмедэкспертов телесных повреждений.

При этом, по их мнению, обвинению не удалось доказать, что эти телесные повреждения нанес подсудимый "из личных неприязненных отношений, возникших в ходе ссоры с Когдеевым из-за высказанных им подозрений в причастности Когдеева к пропаже принадлежащего тестю подсудимого скота".

Далее присяжные утвердительно ответили на вопрос: "Доказано ли, что описанное в первом вопросе деяние совершил подсудимый в ответ на действия Когдеева, который, высказав словесную угрозу, ударил его по голове деревянной палкой".

"Если на один из вопросов – второй или третий – дан утвердительный ответ, то виновен ли подсудимый в совершении этого деяния? Нет, не виновен – единодушное решение", - зачитал старшина коллегии ответ на последний вопрос, после чего судье пришлось призвать слушателей соблюдать тишину.

Объявив подсудимого невиновным, судья напомнила участникам процесса, что "в случае оправдательного вердикта исследованию подлежат лишь вопросы, касающиеся гражданского иска, судебных издержек и вещественных доказательств".

Решение по этим вопросам суд вынес 14 декабря. "В период производства по уголовному делу потерпевшим Когдеевым был заявлен гражданский иск, в котором он просил взыскать с подсудимого компенсацию морального вреда в размере миллиона рублей… Гражданский иск Когдеева подлежит оставлению без рассмотрения", - постановила судья.

Она пояснила, что у потерпевшего есть право предъявить новый иск в рамках гражданского судопроизводства "или же, если Верховный суд отменит приговор, продолжать рассматривать его в рамках этого дела".

Близкие Ивана Когдеева шокированы вердиктом

Борис Когдеев, по его словам, был "шокирован" вердиктом присяжных. "У меня нет никаких комментариев. Как только получим на руки протокол судебного заседания, подадим апелляцию в Верховный суд", - заявил Когдеев в интервью "Кавказскому узлу".

Мать погибшего Екатерина Когдеева назвала вердикт "ужасно несправедливым".

"Непонятно, какими принципами руководствовались присяжные, что у них в голове. Может, их кто-то напугал", - посетовала она, комментируя итог судебного заседания корреспонденту "Кавказского узла".

В свою очередь адвокат подсудимого Владимир Бембеев сказал, что защита надеялась на "объективный вердикт". 

"Мы считаем, что вердикт был законно обоснованным, и уверены, что аналогичный приговор вынес бы и суд общей юрисдикции", - подчеркнул Бембеев в интервью "Кавказскому узлу".

Между тем калмыцкий адвокат, попросивший не указывать его имя, предположил, что на вердикты присяжных может влиять политическая ситуация в стране.

"Это ведь уже не первый оправдательный вердикт (присяжных) в Калмыкии. Намечается некая тенденция. И если совсем недавно возмущение вызывал обвинительный уклон российских судов, то теперь есть опасения, что на вердикты присяжных может влиять ряд факторов. Речь не только об их безопасности или коррупции. Не исключено, что оправдательные вердикты – это проявление своего рода протеста. Прокурор ведь представляет государство, и общее недовольство положением дел в стране может сказываться, в том числе на вердиктах", - заявил собеседник "Кавказского узла".  

Автор: Бадма Бюрчиев; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

23 февраля 2019, 11:57

23 февраля 2019, 10:59

  • 1 Евкурова освистали на мемориале жертвам репрессий

    Активисты, собравшиеся на официальные мероприятия по случаю Дня защитника Отечества и 75-летия депортации ингушей, выразили протест против совмещения праздника и траура. Выступление главы Ингушетии сопровождали свист и крики. Недовольство собравшихся заглушила громкая музыка.

23 февраля 2019, 10:29

23 февраля 2019, 09:35

23 февраля 2019, 08:44

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Персоналии

Все персоналии

Архив новостей