Здание Страсбургского суда . Фото http://european-court-help.com/?_openstat=ZGlyZWN0LnlhbmRleC5ydTszMjAyMTg3Nzs1MzQ3MzgwNzUzO3lhbmRleC5ydTpwcmVtaXVt&yclid=6960959976909585353

23 ноября 2018, 06:24

Правозащитницы назвали прецедентом решение ЕСПЧ по делу жертвы изнасилования в Дагестане

Решение Страсбургского суда по делу о многократном групповом изнасиловании жительницы Дагестана должно подтолкнуть российские власти к совершенствованию механизма расследования сексуальных преступлений, заявили опрошенные "Кавказским узлом" правозащитницы.

Как сообщал "Кавказский узел", 20 ноября ЕСПЧ принял сторону жительницы Дагестана, которая пожаловалась на неэффективное следствие по делу о ее многократном групповом изнасиловании. Девушке, которая на момент преступления была несовершеннолетней, присуждена компенсация морального вреда в размере 18 тысяч евро и компенсация судебных издержек на сумму 12 585 евро.

Житель Дагестана Магомеднаби Нажмудинов, подал в РОВД Карабудахкентского района заявление о групповом изнасиловании его несовершеннолетней дочери летом 2012 года. Впоследствии мужчина долго добивался расследования, многократно заявляя о бездействии следователей и угрозах со стороны подозреваемых. По словам отца, в октябре 2010 года его несовершеннолетнюю дочь склонил к интимной связи житель Карабудахкента, который впоследствии рассказал об этом друзьям.  "В течение двух лет разные лица, а их, по словам дочери, было 11 человек, шантажировали девочку и склоняли к половым связям", - рассказал мужчина. Отец узнал об изнасилованиях и шантаже дочери только летом 2012 года, когда девушка все ему рассказала.

Решение, принятое ЕСПЧ по делу жительницы Дагестана, является важным прецедентом для Северного Кавказа, считает директор «Правовой инициативы» Ольга Гнездилова. По словам Гнездиловой, правозащитники помогают девушкам, которые стали жертвами аналогичных преступлений.

«Ситуация, к сожалению, не редкая. Проект «Правовая инициатива» представляет сейчас интересы девушки с Северного Кавказа, которая попала в аналогичную ситуацию. Насильники сделали записи и шантажировали ее «позором», а родственники действительно ее не поддержали», - сказала Гнездилова корреспонденту «Кавказского узла».

Европейский суд по правам человека, как следует из решения, рассматривает сексуальное насилие как жестокое обращение, запрещенное статьей 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

«Это решение отражает сложившуюся практику Европейского Суда по делам о расследовании изнасилований. Суд относит насилие к жестокому обращению, а в ряде случаев может приравнять и к пытке. Государство, если не отвечает за действия преступников, то отвечает, по крайней мере, за проведение эффективного расследования», - отметила она.

Гнездилова обратила внимание, что ход расследования по делам об изнасиловании часто бывает некорректным. Для улучшения ситуации с расследованием заявлений о сексуальном насилии необходимы комплексные меры, уверена правозащитница.

«Чтобы добиться серьезных изменений в расследовании таких дел, необходимо принятие комплексных мер: введения специального обучения для следователей, совершенствования системы защиты потерпевшей, оказания ей психологической и юридической помощи за счет государства. Надеюсь, что решение ЕСПЧ подтолкнет к этому власти», - подчеркнула она.

Правозащитницы отметили принципиальность отца жертвы

На Северном Кавказе преступления, связанные с сексуальным насилием, замалчиваются еще упорнее, чем во всем мире, отметила дагестанская журналистка и правозащитница Светлана Анохина. «Это проблема не только Северного Кавказа, во всем мире женщинам очень сложно решиться заявить об изнасиловании, но у нас это усугубляется спецификой региона. Все друг друга знают, клеймо “изнасилованная” будет все равно висеть. Я помню случай, когда после группового изнасилования силовиками родственники жертвы заставили одного из насильников жениться на ней. Так они решили покрыть этот стыд, но как будет житься девочке в этом браке, как будет она ложиться с таким мужем в одну постель, рожать от него детей, никто не подумал. Главное было скрыть «позор», - сказала Анохина корреспонденту «Кавказского узла».

Не только окружающие, но и сами жертвы изнасилования склонны винить себя в случившемся, обратила внимание Анохина.

«Женщинам кажется, что они сами в этом виноваты, и общество наше поддерживает эту мысль, что «пятно» не на насильнике, а на жертве. Знаю другой случай, давний, когда в одном селе несколько парней из  влиятельной семьи изнасиловали девочку. История всплыла, так как [насильники] все снимали на видео. Семья девочки, братья ее оказались перед дилеммой: что-то необходимо предпринять, но с насильниками тягаться не по силам, на закон надежды мало, а дома у них сестра с «запятнанной репутацией». Девочку убили, повернули все так, чтобы выглядеть защитниками «чести семьи», наказавшими «оступившуюся». Возможно, им нелегко далось такое решение, но обстоятельства и неготовность сопротивляться общественному мнению загнали их в угол», - рассказала журналистка.

Изнасилование и последующая огласка этого факта для женщины на Северном Кавказе связаны с давлением родственников, сложностями при замужестве и стрессом в связи с расследованием дела, указала она. Действия Магомеднаби Нажмудинова, который встал на защиту дочери и действовал в правовом поле, Анохина назвала редким случаем.

«Первый вопрос, который задают жертвам изнасилования даже родственники: «во что ты была одета?». Этот же вопрос зададут еще множество раз и почти всегда спрашивать будут мужчины. Такой разговор - страшная травма для кавказской девушки. Чаще всего семья либо разбирается с обидчиками самостоятельно, либо девушку отсылают за пределы Дагестана, к кому-то из родственников. Эта история с папой, который встал на защиту дочери и сам двигал процесс - один из немногих случаев на моей памяти. Отец разбирался через суд и стоял как скала до конца, защищал свою девочку, огромное спасибо ему! Это решение ЕСПЧ создает прецедент: оказывается, можно добиться справедливости, даже если  следствие и тормозится намеренно, если не принимаются заявления, если все как будто против тебя», - подчеркнула Светлана Анохина.

Из-за стремления скрыть факт насилия составить реальную статистику преступлений на сексуальной почве невозможно ни на Северном Кавказе, ни в России, уверена Анохина. 

Девушке, в интересах которой было принято решение, на сегодняшний день уже больше 22 лет, следует из текста решения ЕСПЧ, опубликованного на сайте суда. Летом 2017 года представитель потерпевшей уведомил суд, что она сменила имя в связи с замужеством.

Имеющиеся статистические данные показывают, что на Северном Кавказе преступления на сексуальной почве совершаются в целом не реже, чем в других регионах России, сообщила координатор проектов по Северному Кавказу московского центра "Анна" Наталия Войкова.

"В эту статистику входят также другие формы насилия: убийство чести, семейное насилие. На Кавказе не принято рассказывать о насилии, кавказская семья герметично закрыта и никто в ее дела не допускается, стараются никому ничего не рассказывать. В этом плане решение ЕСПЧ – это серьезный прецедент. На Северном Кавказе немало подобных случаев, но это единственный отец, который не побоялся пойти против течения и защитить свою дочь”, - сказала Войкова корреспонденту "Кавказского узла".  

Войкова надеется, что решение Европейского суда мотивирует пострадавших обращаться в правоохранительные органы.

"Важно создание прецедента, когда родственники не стали осуждать, а встали на защиту жертвы. Надеюсь, после этого решения люди будут обращаться в полицию, поскольку проблема обращений в правоохранительные органы есть, к сожалению: люди опасаются, что это вызовет пересуды, все узнают об изнасиловании по сарафанному радио. Как результат - принимают решение никуда не обращаться. В целом в мире высок процент необращений, а на Кавказе он еще выше", - сообщила Наталия Войкова.

Правозащитница: убийств чести становится меньше

На Северном Кавказе присутствует коллективный страх обращения в полицию с заявлением об изнасиловании, но в последние годы ситуация начала меняться, обратила внимание правозащитница, работающая в регионе.

"В целом есть некоторый сдвиг: люди стали реже прибегать к убийству чести. Они стали более религиозными и не все готовы убивать девушку или женщину, предпочитая обращаться в полицию. Не все так плохо, есть сдвиги", - сказала она корреспонденту "Кавказского узла". 

По данным правозащитницы, до 2008 года в регионе вовсе не фиксировались обращения в полицию от жертв насилия, затем были единичные случаи, а после 2012 года таких обращений стало заметно больше.

"Есть семьи, которые, наоборот, готовы решать вопросы только через правоохранительные органы. Защиту своей чести они видят в решении суда. Таких семей много, особенно небогатых", - пояснила она.

Автор: Гор Алексанян; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

23 января 2019, 03:37

  • Amnesty International назвала "опасным прецедентом" дело Анастасии Шевченко

    Российские власти впервые использовали репрессивный закон о «нежелательных организациях» для уголовного преследования ростовской активистки Анастасии Шевченко, заявила Amnesty International. Активистке грозит до шести лет лишения свободы в случае признания виновной, отметили правозащитники.

23 января 2019, 03:25

  • Активисты собрали 80 тысяч рублей на памятник поэтессе Инне Кашежевой в Нальчике

    Необходимые 80 тысяч рублей на памятный камень поэтессе Инне Кашежевой в Нальчике собраны. Однако, по словам одного из инициаторов установки памятника Ратмира Карова, денег может понадобиться больше, потому сбор средств продолжается. Городские власти одобрили один из эскизов памятника, предложенных скульптором Арсеном Гучапшевым - раскрытую книгу в рост человека со стихами поэтессы.

23 января 2019, 03:07

  • Правозащитники связали чеченскую практику публичных извинений с законопроектом Клишаса

    Законных оснований для ловли критиков власти и принуждения их к покаянию нет, отметил адвокат Евгений Черноусов. Законопроект сенатора Андрея Клишаса о наказании за "неуважение к государству" показывает, что практика принудительных извинений распространяется из Чечни на всю Россию, считает директор информационно-аналитического центра "Сова" Александр Верховский. "Закон Клишаса" - производная чеченского опыта воздействия на пользователей, но не везде такая практика пройдет, заявил исполнительный директор "Общества защиты интернета" Михаил Климарев. Программный директор Human Rights Watch в России Татьяна Локшина охарактеризовала попытку поставить практику публичных извинений на поток как "полное безумие".

23 января 2019, 02:08

23 января 2019, 01:09

  • Кадыров озадачил Кремль списанием газовых долгов

    Вопрос о списании долгов Чечни за газ и цепная реакция других регионов поставили федеральный центр в сложное положение, Кремль находится в растерянности, считают политолог Алексей Малашенко и аналитик RusEnergy Михаил Крутихин. Газовый долг Чечни сформирован не жителями республики, а предприятиями, и если он будет списан, Кремль возместит "Газпрому" убытки, указали эксперты в области энергетики Александр Фролов и Михаил Корчемкин.

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей
Персоналии

Все персоналии