19 апреля 2007, 16:54

Юсупова: в Чечне нет государственной программы по реабилитации детей

Последствия взрослой политики терпят на себе самые незащищенные - дети. В условиях существования современно оснащенного аэропорта в Чечне не хватает интернатов для детей с ограниченными возможностями. Нет также и специальных заведений, где бы родители могли оставлять своих детей, пока сами находятся на работе. Проблемы со школами испытывают селяне, особенно в горных районах республики. Обо всем этом в интервью корреспонденту "Кавказского узла" рассказала руководитель региональной общественной организации "Созидание" (г. Гудермес) Лиля Юсупова.

- С какими проблемами сегодня сталкиваются дети в Чечне?

- Прежде всего, существует проблема здравоохранения, в частности у нас очень слабая диагностическая база. Людям приходится выезжать за пределы республики, а средства ограничены в рамках программы здравоохранения. Мы стараемся помочь в этом плане, покупаем билеты до места назначения, но оказывается, что у людей нет элементарно денег на карманные расходы, чтобы выехать куда-то. Не так давно мы объезжали школы в горных районах Чечни совместно с московскими коллегами, так вот: ситуация удручающая, здания школ ветхие, нуждаются в капитальном ремонте. Особо остро стоит проблема дефицита учебников. Из школьных фондов выдают их процентов 20-30, не больше. Все приходится покупать самим. В основном не найти учебников литературы и родной речи, которые как раз и нужны для того, чтобы развивать языковой ресурс.

- В республике существует единая программа по реабилитации детей, пострадавших в результате боевых действий?

- Проблема реабилитации детей решается силами малых проектов общественных организаций. Например, помощь оказывается гуманитарной французской организацией "Каритес", из Чехии, Канады. В основном это тренинги и психологические упражнения. А вот большой серьезной государственной программы по реабилитации детей и взрослых в республике пока нет. Имеется в виду психологическая реабилитация. Населению, которое находится в стрессовой ситуации уже в течение десятилетия, не оказывается никакой поддержки. Я как-то читала, что даже в благополучном регионе на население в пять тысяч человек должен быть как минимум один реабилитационный центр.

Сейчас же правительство начинает заниматься ликвидацией детских домов. Мол, не принято это у нас в народе, чтобы дети без присмотра оставались. В Чечне очень много детей, которые предоставлены сами себе в силу того, что родители вынуждены зарабатывать копейки где-то на рынках. А интернатных учреждений нет. Еще одна проблем - это школа для глухих. Такая есть в Грозном, однако она не может принять всех нуждающихся, поэтому родители приводят детей, они сидят в коридоре, а потом забирают их обратно. В регионах же совсем нет учреждений для детей с ограниченными возможностями, только в Аргуне. Дети, которые пострадали в военном конфликте, физически и психологически, не получают нужной реабилитационной помощи.

- Известно ли точное число сирот, оставшихся в Чечне после войны?

- Точное мне лично не известно, но сирот очень много. Цифры пугают. Если в результате войны погибло более 200 тысяч человек, то можете себе представить, сколько оказалось сирот. Те детские дома, которые у нас были, сейчас расформировываются по инициативе правительства. Такие действия оно объясняет тем, что кто-то из родственников должен следить за детьми.

- Каков уровень знания русского языка среди детей, не живущих в центральных городах?

- Уровень знания русского языка чрезвычайно низок. Раньше у нас было много русскоязычных учителей, да и население тоже состояло частично из русских. Сейчас республика стала моноэтничная, нет общения. У детей возникает языковой барьер, хотя русский изучается в школе столько же часов, сколько и раньше. Просто общение в основном идет на чеченском языке, а поэтому и знание русского очень слабое. В горных селах Чечни русским языком не владеет практически никто, а на равнине и в городских условиях еще более или менее.

- Расскажите, пожалуйста, подробности проведенного Вашими коллегами исследования жизни беженцев из горных сел. Какие трудности они испытывают на равнине?

- Вместе с сотрудниками комитета "Гражданское содействие" мы проводили исследование сел в Гудермесском районе Чечни, где размещено мигрировавшее гор наделение. Было опрошено более ста семей.

Самая большая проблема - моральная. Люди живут в чужих домах и испытывают постоянный страх за то, что вот-вот придет хозяин и начнет выселять. Такое действительно случается где-то два раза в год. Люди вновь ищут дом. Положение временного жильца очень угнетает людей. Наблюдается повальное отсутствие работы. Мы опросили свыше ста семей, из которых лишь два человека имели постоянную работу, а остальные - на сезонных заработках. Это, в основном, строительство, где за сезон люди зарабатывают от пяти до семи тысяч рублей. Большая проблема также возникает тогда, когда детей необходимо собрать в школу, на это элементарно нет денег. Для семей, которые не имеют постоянного дохода, покупка даже канцтоваров выливается в большую, порой непосильную сумму. Кстати говоря, Европейская комиссия обещала оказать помощь именно семьям школьников.

- Семьи беженцев не испытывают трудностей в устройстве детей в школы на равнине?

- К счастью, нет. Администрация школ идет на уступки, даже не смотря на то, что у семей отсутствует постоянная прописка.

Дело в том, что когда люди жили в горных селах, не было нормального учебного процесса, а потому дети отстали от сверстников на равнине. Поэтому так получается, что кто-то оставил учебу, отчаявшись догнать материал, кто-то купил себе аттестат, кто-то просто не отправляет своих детей в школу из-за того, что ему нечего одеть. Мы сейчас занимаемся вопросом устройства детей, которые не имеют начальной учебной базы, ищем финансирование на обеспечение ликвидации безграмотности. Такой программы нет в республике, хотя в послевоенные годы проблема эта стоит очень остро. Но ее стараются замалчивать сотрудниками министерства образования. Может это и не по их вине, но сейчас надо ситуацию исправлять, а мы предпочитаем говорить, что все хорошо.

- Почему правительство Чечни так инертно к "детской" проблеме?

- Правительство занимается вопросами образования. Однако равнинная часть Чечни находится в привилегированном положении, горные же села - без внимания. Дети, которые выпали из процесса учебы - вот это проблема, которую власть не признает.

Автор: Александра Кондрашева, корреспондент "Кавказского узла";

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

16 ноября 2018, 03:27

  • Суд в Баку оставил активиста Заура Ровшанли под арестом

    Бакинский апелляционный суд (БАС) оставил без удовлетворения жалобу на административный арест сроком на 10 суток члена правления гражданского движения D18 Заура Ровшанли. Защита намерена оспаривать правомерность ареста активиста в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ).

16 ноября 2018, 02:31

  • Вопросы активистов о бюджете Ингушетии поставили в тупик чиновников

    Многие чиновники покинули публичные слушания по проекту бюджета Ингушетии после неудобных вопросов, министр здравоохранения позволила себе резкие эмоциональные выпады, а замминистра финансов и глава налоговой службы не смогли ответить ни на один вопрос по бюджету, рассказали опрошенные "Кавказским узлом" активисты.

16 ноября 2018, 01:20

16 ноября 2018, 01:11

16 ноября 2018, 01:08

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Персоналии

Все персоналии

Архив новостей