14 августа 2020, 23:34

Правозащитницы убедили муфтият Дагестана осудить женское обрезание

Официальное религиозное разъяснение о запрете женского обрезания в исламе позволит заметно сократить эту практику в Дагестане. Решение республиканского муфтията издать такую фетву стало следствием кампании по осуждению калечащих операций, считают опрошенные "Кавказским узлом" правозащитницы.

Как сообщал "Кавказский узел", Духовное управление готовит запрет на женское обрезание. Об этом заявил 12 августа глава отдела по фетвам при муфтияте Дагестана Зайнулла-хаджи Атаев. Верующие не обязаны соглашаться с фетвой против женского обрезания, которую готовит Духовное управление мусульман Дагестана, ее признание зависит от личного авторитета муфтия, указали исламоведы.

Проблема женского обрезания особенно остра в Дагестане, где этой калечащей операции ежегодно подвергаются около 1240 девочек. В Ингушетии это практикуют члены братства баталхаджинцев, в Чечне обрезанных можно найти среди пожилых женщин. Общепризнанным в исламе является лишь мужское обрезание, допускается и худэктомия, то есть снятие излишков кожи с женских половых органов, если оно проводится по медицинским и косметологическим соображениям, пояснил Зайнулла-хаджи Атаев. "Любое другое обрезание, предполагающее ампутацию, удаление каких-то органов, в исламе запрещено", - подчеркнул он, добавив, что "ислам запрещает калечить тело человека". На сайте ДУМ Дагестана по состоянию на 22.14 мск 14 августа не появилось информации об этой фетве.

Новость о решении муфтията стала неожиданностью для дагестанских активистов, занимающихся проблемой женского обрезания, сказала корреспонденту "Кавказского узла" журналистка и правозащитница Светлана Анохина.

"Журналист Владимир Севриновский предложил мне снять фильм [по этой проблематике]. Он приехал, мы снимали, он делал интервью со мной, я - с девочкой, он ездил в Цунтинский район, где все это процветает, записывал Саиду Сиражудинову, которая делала доклад «Правовой инициативы», и после отправился в муфтият. 8 августа, в день моего дня рождения, он сделал мне такой подарок, сообщив, что муфтият собирается издать фетву, запрещающую калечащие операции", - рассказала Анохина.

Журналистка с 2016 года является инициатором общественной кампании против женского обрезания. "Я на них давила еще в 2016 году, я беседовала с Айной Гамзатовой (супругой муфтия республики - прим. "Кавказского узла") и убеждала, что нужна фетва. Была уверенность, что решение будет разумным. Они меня обманули: в рубрике «Вопросы и ответы» у себя на сайте они написали, что к ним обратились, а без этого они не были в курсе, что народ этим интересуется. При этом у них в газете «Ас-Салам» были публикации о том, как это хорошо - делать женское обрезание. Также они сообщили, что будут думать и, когда ученые примут решение, - они об этом сообщат", - пояснила Светлана Анохина.

Женское обрезание - жестокая, калечащая практика повреждения женских половых органов, нарушающая права человека на здоровье, безопасность и телесную неприкосновенность. В настоящее время в мире насчитывается примерно 140 миллионов девушек и женщин с последствиями женского обрезания, говорится в справке "Кавказского узла" "Женское обрезание на Кавказе". В ней также собрана информация о типах женского обрезания, его распространении и последствиях для здоровья, а также об отношении к этой практике в исламе.

Реакция муфтията - не просто компромиссное решение для публики, фетва о запрете обрезания станет гарантией от подобных операций для множества женщин, считает журналистка.

"Это безусловно спасет женщин. Муфтият - достаточно влиятельная организация, у них огромная аудитория. Если они выпустят эту фетву и будут стараться доносить это до верующих, у людей появится платформа. Религиозный человек не искажает религиозную доктрину ни под каким давлением", - отметила Анохина.

По данным Анохиной, проводить калечащие операции в Дагестане продолжают до настоящего времени, несмотря на выход доклада "Правовой инициативы" и общественную кампанию против этой практики.

Практика калечащих операций на половых органах у девочек, совершается при молчаливой поддержке мужчин, а государство не предпринимает никаких шагов, чтобы ее прекратить, говорится в исследовании "Правовой инициативы", опубликованном в 2018 году. По оценкам авторов доклада, ежегодно минимум 1240 девочек в Дагестане становятся жертвами калечащих операций на половых органах.

"Все переместилось из сел Дагестана в Москву, где в [одной из клиник] в списке услуг было указано обрезание маленьким девочкам. Также была история в Ингушетии, я сама отвозила по Ингушетии документы. Для меня это очень важная история - и тут нет противоборства с религией, тут есть здравый смысл и положение, основанное на исламе, которое запрещает себе и другим причинять вред, физические повреждения", - заключила Анохина.

Соавтор доклада "Правовой инициативы" о калечащих операциях, президент Центра исследования глобальных вопросов современности и региональных проблем "Кавказ. Мир. Развитие" Саида Сиражудинова выразила надежду, что фетва о запрете женского обрезания все же будет принята дагестанским муфтиятом.

"Я очень надеюсь, что они издадут фетву, от нее зависит будущее многих девочек Дагестана. Реакция и заявление богослова действительно вызваны длительным общественным резонансом вокруг проблемы, а также требованием ислама, который запрещает наносить вред человеку. Эта фетва повлияет на жизнь многих девочек, но не всех, конечно, потому что общество сегментировано. Даже среди тех, кто во многом следует за муфтиятом, часть людей отдает приоритет традициям и адатам", - сказала Сиражудинова корреспонденту "Кавказского узла". 

Согласно исследованию ["Правовой инициативы"], мотивы для совершения подобной операции бывают разными, отметила она. "Некоторые связывали ее с исламом, но многими она воспринималась как часть инициации, принадлежности к локальной общности, дань традиции предков. Но в любом случае подобный шаг со стороны муфтията очень важен - и не только для тех, кто в будущем избежит подобной участи. Это удалит нашу религию от негативных обсуждений и ложных стереотипизаций", - считает Саида Сиражудинова.

После выхода двух докладов "Правовой инициативы", посвященных проблеме, практика калечащих операций не прекратилась, добавила правозащитница. "Более того, она была юридически подтверждена обращениями проекта «Правовой инициативы» к правоохранительным органам из-за ситуации в московской клинике, и первым судебным процессом в Ингушетии", - заключила она.

Жительница Чечни добилась возбуждения в Ингушетии уголовного дела об умышленном причинении легкого вреда здоровью ее девятилетней дочери. Женщина утверждает, что бывший муж без ее ведома отвел девочку в клинику в Магасе, где ей сделали обрезание. Детский гинеколог провела над девочкой хирургическую манипуляцию, но это не было женским обрезанием, заверил руководитель клиники. За обрезание девочки в Ингушетии могут нести ответственность как врач, который провел операцию, так и руководство клиники, предположили опрошенные "Кавказским узлом" юристы.

Появление официального религиозного разъяснения действительно сократит практику проведения женского обрезания в Дагестане, но случаи продолжения этой практики муфтият может списать на частные решения, чтобы уйти от ответственности, считает программный координатор Фонда Белля в Москве, специалист по гендерным проблемам на Северном Кавказе Ирина Костерина.

"Фетва, которую собирается выпустить муфтият — безусловно, реакция на всю предшествующую общественную кампанию, на публикацию доклада «Правовой инициативы» и другие многочисленные публикации. Это давно проникло в публичную сферу и не реагировать на это было невозможно. Хорошо, что сейчас съемки фильма [Владимира Севриновского и Светланы Анохиной] стали поводом наконец прийти к какому-то решению", - сказала правозащитница.

Если фетва действительно появится, людям, которые принимают решения о проведении калечащих операций, придется считаться с официальной религиозной позицией, реагировать на нее, отмечает Костерина.

"В ином случае, получается, что они будут идти против [официальной религиозной позиции]. Часто они в оправдание использовали исламскую аргументацию, но на самом деле ситуации могли быть разные. Если есть официальная религиозная позиция, - с ней было бы сложнее спорить и это привело бы к сильному сокращению этих операций. Не исключено, что муфтият может откреститься: мол, они выразили позицию и ничего не могут поделать, если люди продолжают [эту практику] и их не слушают. Таким образом муфтият сможет снять с себя ответственность. Что касается новых случаев, об этом стало меньше информации, они стали более скрытно происходить и мне не известно, изменилось ли статистически что-либо после публикации доклада [«Правовой инициативы»]", - заключила Костерина.

Автор: Магомед Туаев; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

18 сентября 2020, 16:42

18 сентября 2020, 16:30

18 сентября 2020, 15:39

  • Силовики сочли хулиганством пикет кумыкского активиста Салихова

    Власти Дагестана должны оказать содействие в возвращении земель жителям кумыкских поселков Альбурикент, Кяхулай и Тарки, из которых они были выселены в годы сталинских репрессий, заявил сегодня активист Бектемир Салихов на одиночном пикете в Махачкале. Полицейские составили административный протокол за мелкое хулиганство, поскольку плакаты были прикреплены к постаменту памятника Ленина.

18 сентября 2020, 14:42

18 сентября 2020, 13:42

Персоналии

Все персоналии

Справочник

Все справки

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей