Мусульманская девочка. Фото: REUTERS/Brittany Greeson

27 мая 2020, 06:15

Юристы сочли возможным наказание руководства клиники в Магасе за обрезание девочки

За обрезание девочки в Ингушетии могут нести ответственность как врач, который провел операцию, так и руководство клиники, предположили опрошенные "Кавказским узлом" юристы. Женское обрезание - явление в республике редкое, отметили правозащитник Тимур Акиев, журналист Изабелла Евлоева и адвокат Тамерлан Акиев.

Как писал "Кавказский узел", жительница Чечни добилась возбуждения в Ингушетии уголовного дела об умышленном причинении легкого вреда здоровью ее девятилетней дочери. Женщина утверждает, что бывший муж с новой женой без ведома матери отвели девочку в клинику в Магасе, где ей сделали обрезание. Детский гинеколог, работавший по совместительству, провела над девочкой хирургическую манипуляцию, но это не было женским обрезанием, заверил руководитель клиники. Врачи заявили, что женское обрезание не является обычной практикой в клиниках Дагестана и Ингушетии, но есть возможность сделать такую операцию скрытно.

Женское обрезание - жестокая, калечащая практика повреждения женских половых органов, нарушающая права человека на здоровье, безопасность и телесную неприкосновенность. В настоящее время в мире насчитывается примерно 140 миллионов девушек и женщин с последствиями женского обрезания, говорится в справке "Кавказского узла" "Женское обрезание на Кавказе". В ней также собрана информация о типах женского обрезания, его распространении и последствиях для здоровья, а также об отношении к этой практике в исламе.

Ответственность за незаконную операцию по женскому обрезанию в Ингушетии могут понести врачи и руководство клиники, сообщила корреспонденту "Кавказского узла" 26 мая пресс-секретарь "Правовой инициативы", которая подала жалобу на клинику, Ксения Бабич.

"Сейчас из-за карантина возникают трудности с быстрой подачей нужных документов. Но предполагается, что круг лиц, которые участвовали в незаконной калечащей операции, будет расширен до всех врачей клиники и руководства", - сказала она.

По ее словам, "будет проведена дополнительно проверка, и к ответственности будут привлечены все, кто непосредственно проводил и организовывал операции такого рода".

В ситуации с обрезанием девочки может быть состав как гражданско-правовой ответственности, так и уголовной, считает управляющий партнер адвокатского бюро "Плиев, Лепшаков и партнеры" Муса Плиев.

"Статья 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации говорит о том, что юридическое лицо либо гражданин возмещает ущерб, причиненный работником при исполнении его обязанностей. В данном случае клиника должна возместить ущерб, который причинил ее врач. При этом врач должен быть оформлен по трудовому договору или договору гражданско-правового характера и действовать по регламенту, установленному клиникой, будучи уполномоченным на проведение перечня операций. За вред, причиненный некачественной медуслугой, несет ответственность учреждение. Если же в действиях имеется состав уголовного преступления - врач несет ответственность сам лично, так как в Уголовном кодексе у нас для юрлиц уголовной ответственности не предусмотрено. В статье 1085 Гражданского кодекса сказано, что при причинении гражданину увечья возмещению подлежит заработок, возмещение на лечение", - сообщил Плиев.

Только руководитель клиники, гендиректор по должности, будет являться представителем клиники в гражданско-правовом разбирательстве, никто более не будет нести ответственность, считает юрист. "Если это ООО, учредитель также не отвечает по его обязательствам. Если будет иск в суд, то вместе с клиникой в качестве соответчика будет привлечен только именно этот врач. В правовой системе РФ отсутствует коллективная ответственность", - заключил Плиев.

Некоторые общины в Ингушетии практикуют женские обрезания, а власти недостаточно серьезно относятся к этой проблеме, заявили ранее авторы доклада "Практики калечащих операций в республиках Северного Кавказа: стратегии преодоления", президент Центра исследований глобальных вопросов современности и региональных проблем "Кавказ. Мир. Развитие" Саида Сиражудинова и старший юрист проекта "Правовая инициатива" Юлия Антонова.

"Существование практик калечащих операций на женских половых органах, оказывающих на женщин дискриминационное и вредоносное воздействие, налагает на государства обязательства принимать законы, направленные на их ликвидацию, а в рамках уголовного права – криминализировать все виды практик, наносящих ущерб неприкосновенности, достоинству и здоровью женщины. Данные обязательства в полной мере распространяются и на Российскую Федерацию, которая грубо ими пренебрегает. Государство не включает в свои отчеты перед Комитетом ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин и Комитетом ООН по правам ребенка какую-либо информацию о существовании и распространенности практик калечащих операций на половых органах у девочек", – говорится в их отчете по результатам качественного исследования "Производство калечащих операций на половых органах у девочек в Республике Дагестан", опубликованном в 2016 году.

Не исключает расширения уголовной ответственности на руководителя клиники и адвокат адвокатского бюро "Мусаев и партнеры" Надежда Ермолаева.

"Говорить об ответственности руководства клиники нужно, разобравшись в деталях. Размещалось ли, например, какое-то рекламное сообщение о подобных услугах. В этом случае врач и руководитель клиники будут привлечены в качестве соучастников. Нет сомнения в том, что подобная практика осуществлялась вне всяких правовых и лицензионных процедур, никто никогда не выдаст лицензию на проведение таких варварских операций. Другой вопрос, были ли в курсе сотрудники, ассистировал ли кто-то, удерживал ребенка, к примеру, знали о проведении в клинике такой операции", - сказала она корреспонденту "Кавказского узла".

Ситуация отягчается из-за возраста пострадавшей, отметила Ермолаева. "Вопрос в определении круга лиц, в том, были ли они в курсе, что операция вообще проводится, оказывали ли содействие при проведении таких операций. Речь идет об уголовной ответственности, совершенной при отягчающих обстоятельствах. Деяния совершены по отношению к несовершеннолетней и, более того, потерпевшие не лишены возможности предъявить иск о компенсации морального вреда в связи с причинением вреда здоровью, чтобы виновные лица понесли наказание не только в соответствии с уголовным законом, но отчасти и компенсировали вред здоровью. Если руководство клиники знало о проведении таких операций в клинике, то к ответственности будут привлечены в соучастии врач и руководство клиники", - заключила она.

Женское обрезание мало распространено в Ингушетии

Тема женского обрезания в целом неактуальна для Ингушетии, считает руководитель ингушского отделения Правозащитного центра "Мемориал" Тимур Акиев.

"Насколько мне известно, женское обрезание не практикуется среди ингушей. И если кто-то и прибегает к этому варварскому методу, то делает это скрыто, тайно", - сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

По словам Акиева, история девочки получила огласку благодаря действиям матери. "Мать девочки обратилась в суд и только после того, как историю опубликовали в СМИ, её стали обсуждать. Обычно, если такое и происходит в некоторых семьях, это не афишируют", - отметил он.

Правозащитник подчеркнул, что помогать жертвам подобных операций сложно, если они сами не хотят помощи. "ООН и ВОЗ признали женское обрезание нарушением прав человека. В некоторых странах, таких как Египет и Йемен, оно запрещено законом. И естественно, все правозащитники осуждают эту порочную практику, где бы и кем она не проводилась. Но в России иная ситуация. Если нет заявлений о помощи, о том, что делается это против воли женщины или девочки, это ограничивает возможности правозащитников или правоохранителей вмешиваться и как-то препятствовать этому. Прежде всего, эту калечащую операцию нужно запретить на законодательном уровне и делать её только в тех случаях, когда есть медицинские показания", - сказал Акиев.

Главный редактор издания "Фортанга" Изабелла Евлоева ранее не слышала про случаи женского обрезания в Ингушетии.

"Говоря откровенно, о том, что женское обрезание в природе вообще существует, я узнала пару лет назад, когда эта тема получила широкий общественный резонанс в Дагестане. И уж подумать не могла, что такая практика есть в Ингушетии. В моём окружении никто это не обсуждал, и я не сталкивалась с этим, пока не прочла о вопиющем случае с девятилетней девочкой. Это отвратительно и ужасно по многим причинам", - сказала она корреспонденту "Кавказского узла".

Евлоева уверена, что врачи, практикующие подобное, должны быть привлечены к ответственности, а девочкам нужна психологическая помощь. "Если это ребёнок, то, думаю, ему нужна психологическая помощь, потому что, скорее всего, такие операции неизбежно скажутся на его психике", - отметила она. 

В декабре 2018 года Росздравнадзор напомнил о запрете на обрезание девочек после проверки московской клиники, которая предлагала услугу "женского обрезания", выполняемого "по религиозным и ритуальным мотивам". Удаление клитора не входит в список разрешенных медуслуг, а такие операции над девочками содержат признаки уголовного преступления, заявило тогда ведомство.

Ингушский адвокат Тамерлан Акиев также считает, что для Ингушетии тема женского обрезания в целом неактуальна.

"В Ингушетии, конечно, есть люди, которые прибегают к этому. Но это не носит массовый характер. Скорее единичные случаи. Этот случай у нас особо не обсуждается", - сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

По его мнению, про этот случай женского обрезания стало известно из-за конфликта между родителями девочки. "Мать была против, насколько я понял, и обратилась в суд. Поэтому об этом узнала общественность. Обычно люди предпочитают молчать, не говорить про это", - отметил адвокат. 

Напомним, в Дагестане широкое обсуждение проблемы женского обрезания началось в августе 2016 года после публикации результатов исследования "Правовой инициативы". Правозащитники отмечали, что калечащие операции на девочках совершаются при поддержке духовенства и рассматриваются населением как религиозная обязанность. По предварительной оценке авторов исследования, подобные операции были проведены над десятками тысяч женщин в Дагестане.

Большинство читателей "Кавказского узла" сочли женское обрезание калечащей и не соответствующей традициям ислама практикой, показал проведенный в 2018 году опрос "Дагестан – надо ли обрезать женщин?".

Автор: Гор Алексанян, Магомед Туаев; источник: корреспонденты "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

15 июля 2020, 10:25

  • Азербайджан и Армения сообщили об обстрелах и сбитых беспилотниках

    Позиции азербайджанских войск на границе с Арменией и в зоне карабахского конфликта были обстреляны из пулеметов, минометов и артиллерийских орудий, сообщило сегодня Минобороны Азербайджана. Военное ведомство Армении отчиталось о двух сбитых беспилотниках вооруженных сил соседней страны.

15 июля 2020, 09:58

15 июля 2020, 09:16

15 июля 2020, 08:21

15 июля 2020, 07:28

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей