22 февраля 2020, 20:30

Полицейский назвал оговором слова подсудимых буйнакцев о давлении

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

Жители Буйнакска, обвиняемые в причастности к террористам, заявили о давлении со стороны допрошенного в суде свидетеля Файзутдинова. Полицейский настаивает, что подсудимые его "с кем-то путают".

Как писал "Кавказский узел", в начале сентября 2019 года было завершено расследование дела четырех жителей Буйнакска - Самата Татарханова, Данияла Загирова, Рамазана Закарьяева и Али Рамазанова. Родственники арестованных заявляли об их невиновности, а защита требовала у следователей видео с присягой ИГ*, чтобы доказать его постановочный характер. Мать одного из обвиняемых, Рамазана Закарьяева, сообщила, что видела на теле сына следы пыток. На заседании 14 января Загиров и Татарханов узнали в суде силовика и заявили о давлении с его стороны. Свидетель объявил показания молодых людей оговором. 23 января родной брат Али Рамазанова сообщил в суде, что следователь дописал его показания и угрозами требовал подписать протокол допроса.

Все четверо обвиняемых отказались от своих показаний, сославшись на самооговор под пытками, сообщили правозащитники. Молодые люди заявляли, что после задержания их пытали током, а также вывезли в лес и под дулами автоматов заставили прочитать перед видеокамерой присягу лидеру запрещенной в России судом террористической организации "Исламское государство"*. Заявление жителей Буйнакска о вынужденной записи присяги ИГ* - уникальное для Дагестана явление, отметили ранее опрошенные "Кавказским узлом" правозащитник и адвокат.

Свидетель обвинения не смог вспомнить обстоятельств задержания подсудимых

Рассмотрение дела четырех молодых жителей Буйнакска, обвиняемых в причастности к террористам, продолжилось в Южном военном суде 21 февраля. На процессе присутствовали гособвинитель, шесть адвокатов и трое родственников подсудимых, сообщил корреспондент "Кавказского узла", который был единственным представителем СМИ на процессе.

Показания давали трое свидетелей обвинения при помощи видеоконференцсвязи с Махачкалинским гарнизонным судом. Первым давал показания отец одного из фигурантов дела, 46-летний Заур Сиражутдинов, проживающий в Буйнакском районе Дагестана. По версии следствия, его сын Назир Сиражутдинов передавал оружие подсудимым.

Допрос свидетеля был коротким, и об обстоятельствах дела он ничего пояснить не мог. "Сиражутдинов мой сын. Как он погиб - неизвестно. Он был в Москве… 15 сентября 2018 года его обнаружили (силовики), сказали, (что погиб) во время спецоперации, а он находился в Москве, пропал в Москве, как он здесь (в Дагестане) оказался, я не знаю", - сказал Заур Сиражутдинов, отметив, что он ничего не знает о деятельности своего сына.

Затем показания давал свидетель обвинения, сотрудник силовой структуры в Буйнакске Ратшхан Файзутдинов. Он заявил, что подсудимых не знал и видел их в октябре 2018 года всего лишь один раз в Буйнакском РОВД, куда их доставили после задержания. "Я этих людей видел в коридоре в Буйнакском РОВД… вопросы задавал, но насилия к ним не применял", - сказал полицейский.

Вместе с тем он не смог пояснить, на какие темы он беседовал с молодыми людьми. По словам свидетеля, он практически полностью забыл события 18-19 октября 2018 года, не может о них ничего рассказать, а также он забыл, составлялись ли в эти дни какие-либо документы.

Адвокат Али Рамазанова Сергей Заикин раскритиковал свидетеля за эти слова, отметив, что "мероприятия по задержанию особо опасных преступников, которые создали в районе НВФ, приоритетное направление". "Это издевательство, Ваша честь", - эмоционально заявил адвокат, обращаясь к суду.

"Не вам учить, что мне нужно делать", - ответил Файзутдинов.

Силовик также не смог пояснить, почему подсудимые указывают, что он присутствовал при их похищении. "Я их знать не знаю. Вот это тоже очень интересно. Пусть объяснят сами", - заявил Файзутдинов.

Трое подсудимых рассказали суду о том, что он находился в лесу, когда происходила съемка присяги ИГ*.

Получив видео присяги, адвокаты направили ее в "Санкт-Петербургский институт независимой экспертизы и оценки". Экспертиза показала, что клятвы были даны под давлением - за кадром на молодых людей воздействовал манипулятор, заявил в начале сентября адвокат Арсен Магомедов. "Кавказский узел" на тот момент не располагал копией итогового заключения экспертизы, проведенной "Санкт-Петербургским институтом независимой экспертизы и оценки".

По словам Рамазана Закарьяева, вместе с Файзутдиновым были один из высокопоставленных в районе силовиков и человек в маске. Кроме того, Закарьяев рассказал, что Файзутдинов приходил к нему в ИВС и колонию для несовершеннолетних и проводил беседу по поводу ранее данных им показаний.

Подсудимый Али Рамазанов также сообщил суду, что Файзутдинов присутствовал при его похищении в Буйнакске. "Я тогда домой шел в пять часов вечера. Подъехала серебристая "Приора", меня поймали, повезли в сторону Махачкалы, надели маску, били, говорили: "Ты хотел в Сирию уехать…", - рассказал Рамазанов. Подсудимый также упомянул о работе Файзутдинова с ним по признательным показаниям, данными, по словам Рамазанова, под пытками.

Подсудимый Самат Татарханов рассказал, что был задержан в Буйнакске на улице Советской и увезен в Махачкалу на машине ВАЗ-2114 черного цвета, за рулем которой находился свидетель обвинения. "Файзутдинов был в лесу, где снимали видео, но в пытках током не участвовал", - сказал Татарханов. По его словам, Файзутдинов также приходил к нему в ноябре 2018 года в СИЗО, где беседовал по поводу данных ранее следствию показаний.

Даниял Загиров сказал, что видел Файзутдинова один раз в райотделе полиции в Буйнакске.

Файзутдинов заявил, что подсудимые его "с кем-то путают", и указал, что их показания не соответствуют действительности, потому что он не мог посещать молодых людей в ИВС, в СИЗО, в колонии без разрешения следователя.

Слова Файзутдинова вызвали эмоциональную реакцию со стороны всех подсудимых. "Мы уверены, что это он", - заявили молодые люди.

Сосед подсудимого не увидел в нем "экстремистских наклонностей"

Последним давал показания житель Буйнакска Ибадулла Джамбулатов, сосед подсудимого Данияла Загирова. Отвечая на вопросы сторон, он сказал, что с Загировым общался в основном по телефону или через социальную сеть "ВКонтакте", где у Загирова была страница с аудио и видео, которые следствие сочли пропагандой терроризма и экстремизма. Джамбулатов сказал, что эти аудио- и видеозаписи он не комментировал и лайки под ними не ставил. Также он сообщил, что не замечал у Загирова экстремистских наклонностей.

"Мы общались "ВКонтакте". О том, что он хотел вступить в НВФ, ничего не говорил. Меня не вербовал. Мы говорили на религиозные темы, но не экстремистские", - сказал свидетель.

Следующее заседание по этому делу состоится 27 февраля в 14.00 мск. Стороне обвинения осталось допросить всего шесть свидетелей, после чего состоится допрос подсудимых, и к предъявлению доказательств приступит сторона защиты.

Адвокат надеется на исключение судом некоторых статей обвинения для смягчения приговора

Адвокат Арсен Шабанов рассказал корреспонденту "Кавказского узла", по какой причине сторона обвинения вызвала на допрос в качестве свидетеля Заура Сиражутдинова. "Это отец Назира Сиражутдинова, убитого в Талгах (пригород Махачкалы), то есть тело которого нашли в Талгах. Он, по сути, никаких обстоятельств дела не знает и даже обстоятельств убийства своего сына не знает. Но следствие связывает подсудимых с вот этим Назиром, что он якобы продал им оружие", - сказал адвокат.

Также Арсен Шабанов пояснил, что суд будет давать оценку показаниям ключевого свидетеля обвинения Исы Рамазанова только в приговоре. "Правила оценки доказательств законодательством не предусмотрены. С учетом того, насколько они соотносятся с другими доказательствами, суд должен принимать решение. Все на усмотрение суда", - пояснил адвокат.

Протокол показаний Исы Рамазанов, данных им на стадии предварительного следствия, необходимо исключить из уголовного дела, считает Шабанов. "Показания Исы Рамазанова по процессуальным основаниям можно исключить из дела, поскольку он предупрежден об уголовной ответственности за отказ давать показания, хотя вправе был не давать показаний на родного брата. Это существенное, я считаю, процессуальное нарушение", - пояснил он.

Арсен Шабанов сообщил, что, исходя из его адвокатской практики, суды не выносят оправдательных приговоров по террористическим статьям, но могут исключить некоторые статьи из массива обвинения, тем самым смягчив приговор. "У нас объем обвинения одной статьей не ограничивается. У нас их около шести у каждого, и поэтому судам несложно иногда исключать статьи из обвинения, если самих людей полностью не оправдывать, не освобождать от уголовной ответственности", - сказал он.

Мать Рамазана Закарьяева Заура Закарьяева рассказала, что последний раз виделась с сыном в СИЗО в ноябре 2019 года. Затем она получила разрешение встретиться с ним в январе текущего года, но не смогла этого сделать по причине своей болезни. "Мы видимся пока только в суде, поскольку я приезжаю на заседания", - сказала женщина корреспонденту "Кавказского узла". Она также отметила, что ее сын ни на что не жалуется и не просит ее что-либо ему передать.

Она также сообщила, что считает своего сына случайно попавшим в это дело. "Это дело я вообще ни с чем не связываю. Мой сын не был замешан ни в какие дела, ни в терроризме, ни в ваххабизме. Наши дети ни в чем не виноваты. Я не понимаю, за что забрали моего сына, а потом в машине стали бить по голове, в первый день его пытали и во второй день пытали", - утверждает Заура Закарьяева.

По ее мнению, лет 10-15 назад в лесах были боевики, но их давно убили, а силы полиции остались раздутыми. "Вот они и зарабатывают себе на звездочки и на премии такими делами, как это", - уверена мать молодого человека.

"В Дагестане – и не только в Дагестане – за полтора десятилетия формирования правоохранительных практик по борьбе с терроризмом и экстремизмом КТО, массовые аресты в мечетях, постановка на учет, похищения людей, организация уголовных дел на основе оговора под давлением, фальсификации улик или самооговора под пытками сложились в самоподдерживающуюся систему", - отмечал ранее руководитель Центра социально-экономических исследований регионов RAMCOM Денис Соколов.  Он считает, что эта машина "функционирует в интересах большой группы работников правоохранительных органов". Подробности о сложившейся в Дагестане системе приведены Соколовым в материале "Соколов: "антитеррористический комбайн" ломает жизни дагестанцев", опубликованном на "Кавказском узле".

"Кавказский узел" собрал материалы о влиянии войны на Ближнем Востоке на ситуацию в регионах Кавказа на специальных тематических страницах "Сирия в огне" и "Кавказ под прицелом халифата". В разделе "Справочник" на "Кавказском узле" также размещена справка "Выходцы с Кавказа в рядах ИГИЛ"*.

* "Исламское государство" (ИГ, ранее – ИГИЛ) признано террористической организацией и запрещено в России решением суда.

Автор: Валерий Люгаев источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

26 мая 2024, 23:08

26 мая 2024, 22:09

26 мая 2024, 21:09

26 мая 2024, 20:10

26 мая 2024, 19:28

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей