Сотрудник силовой структуры. Фото: пресс-служба Национального антитеррористического комитета http://nac.gov.ru/

23 марта 2019, 17:55

Аналитики указали на риск одиночных терактов в Дагестане

Несмотря на снижение террористической угрозы, в Дагестане сохраняется вероятность новых атак террористов-одиночек, констатировали опрошенные «Кавказским узлом» журналисты Магомед Магомедов и Милрад Фатуллаев, а также политолог Эдуард Уразаев.

Как писал "Кавказский узел", глава дагестанского управления Росгвардии Магомед Баачилов 20  марта объявил об отсутствии в республике активных участников вооруженного подполья. База пособников и угроза возвращения боевиков из Сирии, по словам Баачилова, сохраняются. Начальник Росгвардии также отметил новую тенденцию - по его словам, на Ближний Восток из Дагестана начали уезжать не жены боевиков, а незамужние молодые девушки.

Вооруженное подполье в Дагестане изменило образ своего существования и пришло к форме законспирированных ячеек, поэтому заявлять о полном отсутствии боевиков в республике преждевременно, заявили опрошенные "Кавказским узлом" аналитики. Подавляющее большинство боевиков действительно покинуло Дагестан, считает старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Ахмет Ярлыкапов. По его мнению, организованное подполье в республике отсутствует. Слова Баачилова об отсутствии активного подполья в республике справедливы, но сама структура вооруженного подполья в Дагестане претерпела изменения, и понятие «активный участник подполья» потеряло свою актуальность, считает директор Центра анализа и предотвращения конфликтов Екатерина Сокирянская. Симпатии к участникам вооруженного подполья и пособническую активность подпитывают преследования мусульман и острые социальные проблемы, считает старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Михаил Рощин.

Показателем отсутствия на территории Дагестана боевиков должно служить отсутствие спецопераций

То, что в Дагестане не осталось боевиков, должно показать более длительное время, нежели отдельный отчетный период, считает заместитель главного редактора «Черновика» Магомед Магомедов. Журналист отметил, что показателем отсутствия на территории Дагестана боевиков должно служить отсутствие спецопераций и активных действий как со стороны силовиков, так и со стороны боевиков.

«Но пока что к этим утверждениям можно относиться с определенным скепсисом»,- заявил корреспонденту «Кавказского узла» Магомед Магомедов.

В 2018 году произошло 11 нападений на правоохранителей и боестолкновений с участием силовиков и боевиков. Кроме того, в феврале 2018 года силовики застрелили мужчину, который открыл стрельбу по прихожанам православного храма в Кизляре, а в марте отчитались об убийстве боевика в селе Анди Ботлихского района. В целом число жертв вооруженного конфликта в Дагестане за 2018 год сократилось почти на 11% по сравнению с предыдущим годом. За весь 2017 год в Дагестане было зарегистрировано 24 вооруженных инцидента. Согласно рапортам силовиков, в 2017 году были убиты лидеры "махачкалинской", "губденской", "кадарской", "малгобекской", "хасавюртовской" и "хунзахской" группировок. По итогам года "Кавказский узел" зафиксировал значительное снижение числа жертв конфликта, вооруженных инцидентов и подрывов. Подробнее со статистическим выкладками о ситуации на Северном Кавказе можно ознакомиться в разделе «Северный Кавказ — статистика жертв».

Он отметил, что, согласно российскому законодательству, понятие пособническая база очень широкое – в нее могут входить различные люди, которые тем или иным образом участвовали в жизни боевика. При этом не учитываются те обстоятельства, при которых тот или иной человек оказывает помощь боевику, считает Магомедов.

«Могут быть какие-то родственники, которые купили ему буханку хлеба, и в этом случае формально они являются пособниками и могут быть привлечены к уголовной ответственности», - пояснил главред. Он добавил, что понятие пособничество - широкое, расплывчатое, и его можно конкретизировать в ходе уголовного процесса. При этом журналист отметил, что иногда пособническая помощь оказывается человеком под угрозой со стороны боевиков.

Рекрутская база боевиков на данный момент очень слабая и представляет в основном молодых людей, которые не обладают навыками обращения с огнестрельным оружием и взрывчатыми веществами, указал Магомедов. Тем не менее, по мнению журналиста, в Дагестане сохраняется потенциальная угроза атак отдельных боевиков с элементом непредсказуемости.

Силовики препятствуют формированию серьезной террористической структуры в Дагестане

Заявления о полной ликвидации вооруженного подполья Дагестана звучат не впервые, делать такие заявления начали еще с приходом Рамазана Абдулатипова, отмечает главный редактор РИА «Дербент» Милрад Фатуллаев.

Министр внутренних дел Дагестана Абдурашид Магомедов в середине января отчитался Владимиру Васильеву о практически полной нейтрализации вооруженного подполья в республике. О том, что дагестанское подполье почти ликвидировано, силовики заявляли с середины 2018 года, но вооруженные инциденты в республике происходили регулярно. Последний инцидент, зафиксированный в Дагестане, - спецоперация в селе Белиджи Дербентского района, где 19 февраля был убит один предполагаемый боевик.

Фатуллаев считает, что террористическая активность на Северном Кавказе и в Дагестане, в частности, сведена на нет. Ряд причин – такие, как санкции, международная обстановка, международное давление на Россию - способствовали более пристальному вниманию к «чувствительному и периферийному региону» со стороны силовых структур и более детальной работе, как на всем Северном Кавказе, так и в Дагестане в частности, отмечает журналист.

«С этим связано более внимательное отношение, более действенное участие силовых структур в налаживании и нормализации ситуации с экстремизмом и терроризмом»,- заявил корреспонденту «Кавказского узла» Милрад Фатуллаев.

По мнению журналиста, под отсутствием боевиков глава Росгвардии имел в виду отсутствие представителей вооруженного подполья в «традиционном понимании смысла этого слова». «Это люди, которые имеют какую-то структуру, находятся на нелегальном положении либо в городских кварталах, в селах, в населенных пунктах, либо в лесной части», - отметил Милрад Фатуллаев. Таких людей на территории Дагестана на данный момент действительно нет, считает он.

Трудно называть боевиками любую небольшую ячейку со сравнительно недавней историей возникновения, если они не получили ряд таких специфических черт, как налаженная конспирация, рекрутирование, определенное количество боевиков, отметил журналист.

Также он считает, что под «пособнической базой» следует понимать категорию граждан, которые в той или иной степени сочувствуют и помогают боевикам. По мнению Фатуллаева, если сочувствующий солидаризируется с поступками и взглядами боевиков в социальных сетях, например, то активный пособник оказывает непосредственную помощь представителю подполья.

Фатуллаев отметил, что на одного активного представителя подполья необходимо несколько человек, которые его так или иначе сопровождают, обеспечивают его деньгами мобильной связью. «Самостоятельно активный подпольщик решать эти вопросы одновременно просто не в состоянии, поэтому эта некая пирамида», - пояснил журналист.

В основании данной пирамиды, по мнению Фатуллаева, стоят просто сочувствующие боевику, далее - более активные пособники, а вершину пирамиды представляет сам активный участник подполья.

При этом, как указывает журналист, формирование серьезной экстремистской и террористической структуры сегодня не представляется возможным, так как вся экстремистская и террористическая деятельность переместилась на уровень одиночек и автономных групп, которые не контактируют. «Как правило, эти группы и одиночки имеют совершенно небольшую историю с момента своего появления до фактической ликвидации», - обратил внимание Милрад Фатуллаев.

Как отметил журналист, формирование более серьезной террористической структуры невозможно в виду того, что силовые структуры достаточно серьезно контролируют ситуацию. «Все каналы, которые были раньше по доставке финансовых средств, соответствующей литературы, координаторов, информаторов - они уже отслежены, блокированы спецслужбами», - подчеркнул Фатуллаев.

При этом он убежден, что взять ситуацию под полный контроль у спецслужб не получится. «Проявление отдельных одиночек, безусловно, будет. Боевики, выращенные на интернете, как и небольшие автономные группы, тоже будут реальностью в ближайшее время»,- отметил журналист.

Деятельность международных террористов ведёт к вспышкам активности одиночек и спящих ячеек

Статистика и отсутствие резонансных действий боевиков в последнее время говорит о том, что старая база террористических группировок, сформировавшаяся за последние два десятка лет, почти полностью уничтожена, считает и политолог Эдуард Уразаев.  

«Это произошло, по-моему, и из-за более высокой технической оснащённости оперативно-розыскных подразделений управлений по противодействию экстремизму и терроризму», - заявил корреспонденту «Кавказского узла» Эдуард Уразаев.  

При этом он считает, что международный терроризм сохраняет определённые позиции в организационном плане и в информационном пространстве, что, по мнению Уразаева, ведёт к вспышкам активности за счёт или так называемых спящих ячеек, или за счёт рекрутирования новых молодых людей. «Мы и ранее неоднократно слышали подобные победные рапорты с разными подсчётами оставшихся боевиков, которые опровергались, однако, новыми преступлениями и инцидентами. Поэтому хочется верить, но надо подождать с окончательными выводами», - отметил политолог.

Вероятнее всего, Баачилов использует понятие «пособническая база» в более широком смысле, так как само понятие «пособник» имеет четкое определение в Уголовном кодексе России, отметил Уразаев. Он предположил, что глава Росгвардии в данную пособническую базу включил и круг лояльных к боевикам родственников и знакомых, либо значительную часть верующих или заблудших, придерживающихся радикальных взглядов на переустройство общества и государства, но не включающихся пока в конкретные действия в виде правонарушений.

«В любом случае силовики видят в этих лицах потенциальную опасность и тем самым пытаются доказать обществу и государству свою необходимость и значимость»,- отметил Эдуард Уразаев.

Политолог считает, что, несмотря на отсутствие сложных террористических объединений на Северном Кавказе, угроза одиночных «атак вдохновений» остается высокой.

«Как показывают события последних двух лет, так называемые "атаки вдохновения" происходят и на Северном Кавказе, поэтому угроза этой новой формы терроризма сохраняется», - подчеркнул Эдуард Уразаев.

"Кавказский узел" ведет хронику происходящих в Дагестане вооруженных инцидентов, нападений, подрывов и похищений людей. Материалы о влиянии войны на Ближнем Востоке на регионы Кавказа "Кавказский узел" публикует на тематических страницах "Сирия в огне" и "Кавказ под прицелом халифата".

источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

21 июля 2019, 23:58

21 июля 2019, 23:48

21 июля 2019, 23:07

21 июля 2019, 22:45

21 июля 2019, 22:14

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей