23 июня 2018, 06:12

Свидетели рассказали об избиениях потерпевших в ингушском центре "Э"

На проходящем в Нальчике процессе по делу оперативников Центра по противодействию экстремизму МВД Ингушетии свидетели рассказали об обстоятельствах, предшествующих избиению силовиками потерпевшего Адама Дакиева. Он вступил в конфликт с братом полицейского, после чего оказался жестоко избит. Родственник потерпевшего Зелимхана Муцольгова рассказал, при каких обстоятельствах нашелся его брат, выброшенный в реку в бессознательном состоянии силовиками после недели пыток и избиений. 

Как сообщал "Кавказский узел", Нальчикский гарнизонный военный суд рассматривает дело семи сотрудников Центра по противодействию экстремизму МВД Ингушетии. Им предъявлены обвинения в убийстве, вымогательстве, превышении должностных полномочий с применением насилия к задержанным и других преступлениях. Подсудимые отказались признать вину. Заседание 20 июня прошло в нервной обстановке,  подсудимый Тимур Хамхоев вступал в перепалки со свидетелями и выкрикивал оскорбления, а адвокат обвиняемых провоцировал судью на замечания, заявив о желании сорвать заседание.

Глава ЦПЭ Тимур Хамхоев, начальник отдела ЦПЭ Андрей Безносюк, оперативники Алихан Беков и Мустафа Цороев (бывший сотрудник ФСБ) находятся под стражей. Замначальника ЦПЭ Сергей Хандогин, начальник Сунженского РОВД Магомед Беков и оперативник Иса Аспиев находятся под домашним арестом. Силовики, допрошенные в качестве свидетелей с начала процесса, заявили, что не видели, как к задержанным применяли насилие.

Свидетели дали противоречивые показания об эпизоде с избиением потерпевшего Адама Дакиева

На заседании суда, состоявшемся 22 июня, были допрошены шесть свидетелей по эпизоду с потерпевшим Адамом Дакиевым. 

Старший уполномоченный уголовного розыска МВД РФ по Ингушетии Рустам Куштов рассказал, что в 2012 году к нему на работу приехал его брат Тимур, работавший в подразделении "Газпрома". "Он был избит и пожаловался, что на работе некоторые радикально настроенные сослуживцы обвиняют его в том, что он живет не по шариату", - свидетельствует майор полиции. Одним из участников конфликта был Адам Дакиев.

В мае 2012 года вооруженные люди в масках и черной камуфляжной форме похитили жителя села Сурхахи Назрановского района Ингушетии Адама Дакиева. Дакиеву нанесли несколько ударов по лицу руками и прикладом автомата, а когда он упал, стали бить по всему телу. В неизвестном месте, куда его привезли, примотанного к стулу Дакиева с пакетом на голове избивали несколько часов. Один из участников избиения сказал, что Дакиев незадолго перед этим имел конфликт "с его братом", говорится в материале "Кавказского узла" "Пытки, убийства и шантаж — борьба с экстремизмом в Ингушетии".

Рустам Куштов пояснил, что счел нужным сообщить об этом своему руководству, а те передали информацию в ЦПЭ.

После этого к месту работы его брата практически в одно время с ним приехали сотрудники ЦПЭ, которые предложили Дакиеву проехать с ними. "Но Дакиев сопротивлялся. Его пришлось доставить в ЦПЭ", - рассказал Куштов. На вопрос гособвинителя, видел ли он, как Аспиев избивал Дакиева, в том числе нанося автоматом удары по лицу, Рустам Куштов ответил, что ничего такого он не заметил.

Отвечая на вопросы гособвинителя, Куштов сказал также, что вообще никаких следов физического насилия в отношении Дакиева он не видел, но зато видел царапины на лице своего брата.

Он также довольно подробно остановился на процедуре примирения по ингушским обычаям, которую провел с парнями начальник ЦПЭ Тимур Хамхоев. "Мой брат Тимур и Адам Дакиев после беседы с Хамхоевым пожали друг другу руки, и конфликт был исчерпан", - сказал он, особо отметив при этом, что в ЦПЭ Адам пробыл минут 20, не более, а уехал он домой вместе со своим дядей, который прибыл в полицию буквально через несколько минут после того, как туда доставили его племянника.

Несколько иную картину произошедшего конфликта представил на суде свидетель обвинения Руслан Яндиев, который работает вместе с Тимуром Куштовым и Адамом Дакиевым. По словам молодого человека, никаких острых религиозных диспутов между сослуживцами не было. Конфликт между Русланом и Тимуром возник совершенно на другой почве. Яндиев, по его словам, сделал замечание Куштову о его неподобающем поведении в отношении их общей сослуживицы.

"На следующий день Тимур говорит, давай поедем, поговорить надо. Сели в машину, отъехали от офиса, подрались. Вернулись на работу. А часа через три приехали на двух машинах вооруженные люди в масках. Только брат Куштова был без маски", - рассказал Яндиев.

По его словам, они кричали, называя его фамилию и, как ему показалось, Дакиева. Все сотрудники вышли на шум в коридор. Вышел и Дакиев. "Они кинулись на него, а я побежал по коридору и убежал. Спрятался в соседней школе, посидел там час, а потом пошел домой", - рассказал он. Руслан Яндиев считает, что силовики приехали в их офис по его душу из-за драки. "Дакиев вообще ни с кем не дрался. Никаких разговорах о религии, об исламе у нас не было ни с Адамом, ни с кем другим", - уверил он. На вопрос гособвинителя, почему он убежал, Яндиев ответил, что тогда бы силовики схватили и его.

Настоятельные требования адвокатов назвать имя девушки и причину, по которой защищал ее Яндиев, были пресечены судьей, который сказал, что данные вопросы не касаются Адама Дакиева.

Свидетель Тимур Куштов подтвердил, что у него была стычка сначала с Яндиевым, затем с Адамом Дакиевым.

Сообщив о случившихся конфликтах брату, он стал заниматься своим делом на работе. Сказал, что в тот же день его пригласили в ЦПЭ для опознания Адама Дакиева и для примирения. "Хамхоев сказал, помиритесь и пожмите друг другу руки. Мы пожали руки и поехали по домам", - сказал Тимур Куштов. На вопрос, видел ли он, как приехали силовики, как забирали Адама, Тимур Куштов отвечал отрицательно.

О том, как проходило задержание Адама Дакиева, рассказал свидетель Ибрагим Майсигов. По его словам, приехали вооруженные люди, которые стали спрашивать, где находятся Руслан Яндиев и Адам Дакиев. В это время, свидетельствует Майсигов, Дакиев вышел из своей комнаты, на него сразу набросились несколько человек и стали его бить. Майсигов старался освободить Адама, но ему не удавалось это сделать. Свидетель рассказал, что запомнил человека в маске, который сильно избивал парня, автоматом бил его в лицо. Впоследствии он опознал его. Это был Иса Аспиев.

"Эти люди волоком тащили Адама в машину, он сопротивлялся, в какой-то момент смог вырваться и побежал прочь. Но раздались выстрелы из автомата, и я крикнул Адаму, чтобы он не бежал. Они повалили его на пол, продолжали избивать, забросили в машину и уехали", - рассказал Ибрагим Майсигов.

По его словам, ему и его коллеге по работе удалось проследить, куда уехала машина. "Находясь у ворот ЦПЭ, я увидел выходящего оттуда Ису Аспиева", - рассказал Ибрагим. По его словам, подойдя к нему, он сказал, что он преступник, перепалка грозила перерасти в драку, но их вовремя разнял сослуживец.

Подсудимый Иса Аспиев отрицает, что автоматом бил в лицо Дакиева. 

Сам же Адам Дакиев после окончания заседания рассказал корреспонденту "Кавказского узла", что после нанесенных ударов по лицу автоматом у него раскрошились зубы, и хотя прошло больше пяти лет, но его до сих пор мучают головные боли.

Выброшенного силовиками из машины в реку Зелимхана Муцольгова случайные свидетели приняли за труп

Посредством конференц-связи из Москвы показания дал свидетель Муса Зинар, родственник Зелимхана Муцольгова.

 Сотрудники Центра "Э" подозреваются в том, что похитили и пытали жителя села Сурхахи Назрановского района Зелимхана Муцольгова, считая его виновным в нападении на полицейских. В течении суток силовики издевались и избивали его, а потом сфабриковали дело о посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительных органов и незаконном хранении оружия. Через полгода дело было прекращено. После того как он обратился к правозащитникам, Муцольгова схватили снова и опять подвергли издевательствам.  Почти неделю о его местонахождении ничего не было известно, затем неизвестные люди выбросили избитого Муцольгова в бессознательном состоянии на окраине станицы Нестеровская Сунженского района. По словам Муцольгов, его "током пытали, подвешивали, били в пах и по бедрам, поставили на растяжку и били, спрашивая: "Ну, как тебе наше тхэквондо". Сам  Зелимхан Муцольгов рассказал на процессе по делу сотрудников ингушского центра "Э", как силовики заставляли его сознаться в нападении на милиционера, и как он узнал в одном из них своего однокурсника.

Муса Зинар рассказал, что ему позвонили парни из станицы Нестеровской, которые мыли в реке машину, и увидев, как из машины вывалили в реку тело человека, вначале решили, что это труп. Но человек кое-как поднялся на ноги, и они подумали, что это пьяный бомж. "А что можно подумать, когда перед тобой избитый, весь в жутких гематомах, полуголый человек. Вот таким мне довелось увидеть своего родственника", - рассказал Муса.

Он отвез его домой, привел немного в порядок и после отвез Зелимхана в больницу. Муса сказал, что его потрясли глаза родственника: потухшие, ничего не выражающие. По его словам, не менее, чем его, вид Зелимхана потряс врачей. Они, оказав первую помощь, настаивали на его госпитализации. "Но мы побоялись его оставить там, мало ли что. Лечили целый месяц с лишним дома: капельницы, уколы, домашний уход и питание привели его в нормальное состояние", - рассказывает Муса.

Подсудимый Тимур Хамхоев задал вопрос, есть ли заключение медсудэкспертизы о состоянии здоровья Муцольгова. Муса Зинар ответил, что медицинское освидетельствование было, но насчет экспертизы он не помнит – было ли заключение или нет.

Иса Аспиев задал вопрос о судимости Зелимхана, и по какой статье он отбывал срок. "Зелимхан не был судим, он был под следствием. Его с оправдательным приговором освободили из зала суда с компенсацией за тот период, который он провел под стражей", - сказал свидетель.

Следующее заседание назначено на 25 июня. 

Представители защиты не комментируют ход процесса. Одна из адвокатов, попросив сохранить анонимность, заявила, что прокомментировать ход судебного следствия  она сможет лишь после того, как будет допрошен ее подзащитный.

После окончания заседания обвиняемый Сергей Хандогин сказал корреспонденту, что, по его оценке, суд проходит без нарушений, в строгом соответствии с российским законодательством. В то же время он заявил, что виновным он себя не считает, что он только выполнял свою работу. "Мое воинское звание – полковник, у меня есть государственные награды, и получил я их за участие в серьезных воинских операциях", - сказал обвиняемый.

Автор: Татьяна Гантимурова; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

15 ноября 2018, 05:19

15 ноября 2018, 04:20

  • Специалисты скептически оценили перспективы милитари-туризма в Чечне 

    В России сфера милитари-туризма, который решили продвигать власти Чечни, развита слабо, отметили опрошенные "Кавказским узлом" представители туриндустрии. Для продвижения проекта чеченским специалистам по туризму нужно проделать кропотливую и тонкую работу, считает главред портала о туристическом бизнесе Дмитрий Даниленко. Туризм не исправит ситуацию с нарушением прав человека в Чечне, заявил правозащитник Олег Орлов.

15 ноября 2018, 03:54

  • Уроженец Даттыха рассказал о жизни покинутого села

    Село Даттых, которое решили восстановить власти Ингушетии, было покинуто жителями после обстрела в 2015 году. Люди приезжают сюда ухаживать за скотом и присматривать за кладбищами. Корреспондент "Кавказского узла" побывал в разоренном селении, которое привлекло внимание на фоне противостояния из-за передела границы с Чечней.

15 ноября 2018, 03:01

15 ноября 2018, 01:54

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей