Зелимхан Муцольгов. Скриншот видео Youtube канала "Кавказский узел"

30 мая 2018, 01:39

Зелимхан Муцольгов рассказал суду о пытках в ингушском центре "Э"

Уроженец Ингушетии Зелимхан Муцольгов рассказал на процессе по делу сотрудников ингушского центра "Э", как силовики заставляли его сознаться в нападении на милиционера, и как он узнал в одном из них своего однокурсника. Двое свидетелей-силовиков в суде отказались от своих показаний, данных на предварительном следствии.

Как писал "Кавказский узел", Нальчикский гарнизонный военный суд рассматривает дело семи сотрудников Центра по противодействию экстремизму МВД Ингушетии, которые обвиняются в убийстве, вымогательстве, превышении должностных полномочий с применением насилия к задержанным и других преступлениях. Подсудимые отказались признать вину. 28 мая потерпевший Магомед Аушев рассказал суду об избиении с пакетом на голове и пытках током, а суд постановил доставить на следующее заседание потерпевшего Муцольгова.

Житель Ингушетии Зелимхан Муцольгов рассказал ранее "Кавказскому узлу", что почти пять дней после задержания в 2010 году он провел с пакетом на голове, а на пятые сутки после задержания его под угрозой расстрела заставили написать расписку, что он не имеет претензий к правоохранителям. По словам Муцольгова, его "током пытали, подвешивали, били в пах и по бедрам, поставили на растяжку и били, спрашивая: „Ну, как тебе наше тхэквондо", говорится в материале "Кавказского узла" "Пытки, убийства и шантаж — борьба с экстремизмом в Ингушетии".

На заседании 29 мая потерпевший Зелимхан Муцольгов рассказал суду, что проснулся рано утром 5 августа 2010 года от того, что в его дом ломились неизвестные. По словам Муцольгова, он едва успел надеть брюки, когда в дом ворвались люди в масках и с автоматами, сообщил из суда корреспондент "Кавказского узла". 

"Они на меня накинулись, бросили на пол, руки завязали мне моим ремнем. Схватили за волосы, ударили головой об пол", - рассказал потерпевший.

Затем его подняли, вывели из дома и посадили в машину. Куда его везли, Муцольгов не видел, так как на голову ему надели пакет. Далее, по словам потерпевшего, его завели в какое-то помещение и посадили на стул.

"Часа два-три ко мне никто не подходил, я сидел с пакетом на голове. Потом один из них со словами: "Что он здесь расселся", ударил меня ногой, я упал. Они меня подняли, посадили обратно на стул, пакет затянули скотчем. Потом положили меня на пол и начали бить. Спрашивали меня про оружие, схроны, разбои и прочее. Когда поняли, что я ничего не расскажу, принесли какой-то аппарат и стали меня бить током. Спрашивали про нападение на сотрудника полиции, жителя нашего села Нальгиева, которое произошло накануне", - рассказал Муцольгов.

По словам Муцольгова, пытки продолжились и на следующий день, когда его положили на пол и били наполненной водой пластиковой бутылкой по голове и пяткам. Затем ему связали руки и ноги, надели еще один пакет и подвесили на продетой между ног трубе.

"Меня продолжали спрашивать про нападение на Нальгиева. Мне нечего было сказать, но было так больно, что я готов был подписать все, что они хотят, любую бумагу. Они меня оставили подвешенным на час, а когда вошли, дернули трубу, и я упал, ударившись головой об пол. Меня продолжали бить ногами, бутылкой с водой", - рассказал он.

Пытки, как утверждает потерпевший, продолжались пять дней, и все это время на его голове был пакет. За исключением одного раза, когда Муцольгову дали кусок торта, его не кормили. Неизвестный человек, который дважды приходил к Муцольгову ночью, когда никого не было, в первый раз отвел его в туалет, а во второй раз срезал скотч, которым были стянуты руки потерпевшего, и снял с него пакет. Неизвестный просил никому не рассказывать об этом, отметил Зелимхан Муцольгов. "Я долго не мог перевести руки вперед, они опухли и затекли", - сказал он.

Осмотревшись, Муцольгов увидел, что его держали в комнате с бетонным полом и железными решетками размером примерно три на четыре метра. Человек, который снимал с него скотч, завязал ему руки снова, но не так туго - это позволило Муцольгову растянуть скотч и периодически освобождать руки, а затем снова засовывать их в кольцо. Также он проделал отверстие в пакете на уровне одного глаза. По словам Муцольгова, через это отверстие он смог разглядеть оперативника Ису Аспиева, знакомого ему по учебе в колледже, а затем и начальника ингушского центра "Э" Тимура Хамхоева. Он также рассмотрел в глазок двери дежурную комнату с выведенным на мониторы изображением с камер внешнего видеонаблюдения и так понял, что находится в ЦПЭ.

Глава ЦПЭ Тимур Хамхоев, начальник отдела ЦПЭ Андрей Безносюк, оперативники Алихан Беков и Мустафа Цороев, сотрудник ФСБ находятся под стражей. Замначальника ЦПЭ Сергей Хандогин, начальник Сунженского РОВД Магомед Беков и оперативник Иса Аспиев ожидают суда под домашним арестом.

По словам Муцольгова, пытавшие его люди говорили только по-русски. "Меня пытались убедить, что я в Северной Осетии, спрашивали: "А где это ваше Экажево?", но я понимал, что это ингуши. Один раз кому-то из них позвонили, он вышел, чтобы ответить, и я услышал, как он говорил по-ингушски", - отметил потерпевший.

Не добившись от него признания, силовики взяли с Муцольгова расписку, что он был задержан на три часа, допрошен и отпущен. Затем его вывезли в лес в багажнике автомобиля и выбросили, пригрозив, что убьют его, если он кому-то пожалуется.

Вскоре после случившегося Муцольгов покинул Ингушетию и уехал в Читу, а затем перебрался в Магаданскую область, где живет до сих пор.

Родственник Тимура Хамхоева отказался от прежних показаний

Суд 29 мая также допросил свидетеля Алана Хамхоева, который работал старшим оперуполномоченным ЦПЭ МВД по Ингушетии. Свидетель сообщил, что приходится дальним родственником подсудимому Тимуру Хамхоеву.

Алан Хамхоев давал показания по эпизоду дела, связанного с задержанием потерпевшего Амила Назарова. Свидетель сообщил, что руководитель ЦПЭ Тимур Хамхоев поставил своим подчиненным задачу поехать в Карабулак и доставить оттуда человека вместе с его автомобилем - подозреваемого в незаконном обороте оружия и боеприпасов, которые он, по данным начальника, возил в машине. По словам свидетеля, во время этого разговора в кабинете находился также сотрудник республиканского ФСБ Мустафа Цороев. Точную дату этих событий свидетель назвать не смог.

Потерпевший по делу сотрудников ингушского Центра "Э" Амил Назаров 21 мая рассказал суду, как силовики избивали его и обещали убить в лесу, требуя деньги с угрозами распространить информацию о его интимной связи. Назаров также сообщил, что не может опознать кого-либо из пытавших его силовиков.

Свидетель Хамхоев заявил, что не помнит фамилию человека, на задержание которого он выехал вместе с тремя коллегами, а в марках машин не разбирается. Он указал лишь, что автомобиль задержанного был черного цвета. "Мы поехали дважды. Первый раз – не нашли, второй раз задержали и вывезли", - коротко сообщил свидетель.

На вопрос, были ли в машине боеприпасы, свидетель ответил, что он сам машину не осматривал, но предполагает, что их не было. На вопрос прокурора, почему машину не поставили на штрафстоянку, а отогнали в частный двор, свидетель ответил: "Я сам не знаю". Он также не смог ответить на вопрос, составлялся ли протокол об изъятии машины.

Свидетель Хамхоев заявил в суде, что не видел ни самого Назарова, ни черного пакета у него на голове, и о применении к задержанному физического насилия он ничего не знает. Он также заверил, что ничего не знает о применении силы к другим потерпевшим - супругам Далиевым, Магомеду Аушеву, Зелимхану Муцольгову.

В суде были оглашены показания Алана Хамхоева на предварительном следствии. Из этих показаний следовало, что автомобиль Audi, принадлежащий гражданину Азербайджана Амилу Назарову, был оставлен во дворе одного из подсудимых, оперативника Исы Аспиева, по распоряжению начальника ЦПЭ. Хамхоев сообщал также, что через два дня Аспиев позвонил ему на мобильный телефон и попросил убрать эту машину из его двора, пояснив, что автомобиль загораживает двор и мешает членам его семьи. Кто и когда забрал Audi со двора Аспиева, свидетелю неизвестно.

Согласно показаниям свидетеля Хамхоева, он не знал, что автомобиль отогнали в частный двор оперативника с целью вымогать у Назарова деньги. Свидетель, по его словам, получил от Хамхоева Тимура другую информацию – что автомобиль изымается как залог, пока Назаров не предоставит информацию о людях, занимающихся незаконным оборотом оружия.

На предварительном следствии Хамхоев также показал, что видел на территории ЦПЭ черный автомобиль "Лада Приора", в котором привезли Назарова, и видел на заднем сиденье мужчину с черным полиэтиленовым пакетом на голове. Впоследствии ему стало известно, что этим человеком был Назаров.

"Это был обычный черный полиэтиленовый пакет, без рисунков, непрозрачный. Было видно, что его руки были чем-то застегнуты. Пакет закрывал не все лицо этого мужчины, на открытой части лица у этого мужчины была кровь, а именно на правой стороне лица. Откуда кровь взялась, как полиэтиленовый пакет оказался на его лице, мне неизвестно", - говорилось в показаниях Алана Хамхоева.

Также Хамхоев показал на следствии, что 10 ноября 2016 года узнал о применении насилия к Назарову из личного разговора с сотрудником центра "Э" Хасаном Осмиевым - последний, согласно показаниям свидетеля, сообщил ему, что видел днем ранее Цороева, избивавшего Назарова в салоне "Приоры".

Отвечая на вопрос обвинения, свидетель Хамхоев заявил, что не подтверждает свои показания, данные на предварительном следствии. По словам Хамхоева, он подписал протокол, не читая, поскольку плохо себя чувствовал. Свидетель также сообщил суду, что является обвиняемым по уголовному делу о хранении боеприпасов по факту изъятия у него патронов и заключил досудебное соглашение.

Водитель Тимура Хамхоева запутался в показаниях

Свидетель Бекхан Тамасханов работал личным водителем начальника ЦПЭ Ингушетии. Он рассказал суду, что перегонял Audi Назарова из Карабулака в Назрань по поручению Тимура Хамхоева.

"Ребята выехали на место и доставили, не доставили, а попросили проехать. Кто давал такое указание – не знаю. Лично мне сказал Хамхоев Алан. Что натворил задержанный – тоже не знаю", - заявил Тамасханов в суде.

По словам свидетеля, он не знает, сколько человек выезжали на задержание и кто организовал мероприятие. "По словам Алана Хамхоева, информация поступила от сотрудника, но не МВД. [...] Кто-то попросил меня сесть за руль Audi. Сам хозяин находился в другой автомашине", - указал Тамасханов.

На вопрос, кто ему дал ключи от автомашины, свидетель ответил, что машина была заведенной. По дороге ему позвонил Алан Хамхоев и сказал, что машину нужно поставить во дворе дома Исы Аспиева, что он и сделал, указал свидетель. Он впоследствии не возвращался за машиной и не знает, осматривали ли ее.

Обвинитель огласил протокол допроса Тамасханова на предварительном следствии. Свидетель указывал, что в задержании гражданина Азербайджана он участвовал по поручению Тимура Хамхоева, организовал мероприятие, со слов Алана Хамхоева, сотрудник УФСБ Мустафа Цороев, который часто приходил на работу к Тимуру Хамхоеву.

В протоколе также указывалось, что 9 ноября 2016 года свидетель поставил Audi во дворе Аспиева и приехал вместе с Аланом Хамхоевым в ЦПЭ. Там свидетель видел черную "Ладу Приору", на которой привезли гражданина Азербайджана и сидящего в ней на переднем пассажирском сидении "сотрудника УФСБ по имени Мустафа", говорится в протоколе допроса свидетеля на предварительном следствии.

"Мустафа сидел, обернувшись назад, и о чем-то оживленно разговаривал с сидящем на заднем сидении человеком. Поскольку машина тонированная, сидящего сзади азербайджанца я не увидел. Только позже мне стало известно, что азербайджанца не заводили в здание ЦПЭ, и что он все время оставался на заднем сидении указанной автомашины", - огласил показания Тамасханова обвинитель.

Далее в показаниях говорилось, что азербайджанцу стало плохо после того, как с ним поговорили Тимур Хамхоев и Мустафа. Почему именно ему стало плохо, свидетель не знал. Вместе с Хасаном Осмиевым он поехал купить лекарства для задержанного, а по возвращении обратно увидели его на заднем сиденье "Приоры".

"У него на голове был черный пакет, он закрывал ему глаза. Пакет вокруг головы еще был обмотан скотчем. Мужчина сидел, облокотившись головой о заднюю стойку машины, руки держал между колен. Мужчина дрожал, как при ломках у наркомана. Каких-либо ссадин, кровоподтеков, крови на нем и его одежде, я не заметил. Хасан спросил у него, сколько таблеток ему дать, на что он ответил, чтобы он дал ему две таблетки. Хасан передал ему две таблетки и всю пачку с лекарствами", - говорилось в показаниях.

На вопрос обвинителя, давал ли он такие показания, свидетель также ответил, что подписал протокол, не читая. Судья предложил свидетелю "не юлить" и напомнил об ответственности за дачу ложных показаний.

В итоге свидетель заявил, что видел в машине с задержанным Назаровым Хамхоева и Цороева, а пакета на голове задержанного не видел. После уточняющего вопроса адвоката Бабаевой, видел ли в машине с Назаровым Цороева, свидетель сообщил, что видел ноги Цороева, но не его самого. "Хамхоева Тимура в машине вообще не видел, а что касается Мустафы Цороева, то увидел только ноги его, и я на сто процентов не уверен, что это были именно его ноги", - сказал Тамасханов.

Следующее заседание суда состоится 30 мая. По ходатайству адвоката Бабаевой суд принял решение сделать перерыв в заседаниях с 7 по 19 июня, чтобы новые адвокаты подсудимых смогли ознакомиться с материалами дела.

Автор: Людмила Маратова; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

25 июня 2019, 07:05

  • Армянские правозащитники и деятели культуры поддержали сестер Хачатурян

    Армянские активисты присоединились к международной акции солидарности в поддержку сестер Хачатурян, обвиняемых в убийстве родного отца. В защиту сестер высказались рок-музыкант Серж Танкян и писательница Нарине Абгарян. Общественность не должна оставаться безразличной к проявлениям семейного насилия, заявили участники акции в Ереване.

25 июня 2019, 06:21

  • Военные эксперты заявили об активизации боевиков на Северном Кавказе

    Инцидент в Грозном и перестрелка в Дагестане непосредственно не связаны, но говорят об активизации боевиков на Северном Кавказе, считает президент ассоциации ветеранов "Альфы" Сергей Гончаров. Обострение на Северном Кавказе связано с экономическим и политическим кризисом, считают военный политолог Александр Перенджиев и генерал ФСБ в запасе Геннадий Гудков.

25 июня 2019, 05:02

25 июня 2019, 03:54

  • 2 Вузы Москвы успокоили чеченских выпускников

    Родители выпускников чеченских школ выразили недовольство в связи с переносом ЕГЭ по физике и иностранным языкам на резервные дни. Они опасаются, что из-за этого у детей возникнут сложности с поступлением. Сотрудники приемных комиссий МГУ, МИФИ и РГГУ уверены, что выпускники из Чечни успеют сдать документы.

25 июня 2019, 02:55

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей