Дорогой читатель! С 13 июля мы переехали на kavkaz-uzel.eu :)
Портрет Р. Кадырова на митинге в Грозном. Фото Магомеда Магомедова для "Кавказского узла"

05 февраля 2016, 07:01

Эксперты подвергли критике запрет Кадырова на диалог между представителями различных течений ислама

Жесткие заявления главы Чечни Рамзана Кадырова о невозможности диалога с салафитами подрывают стабильность в обществе и мешают выработать механизмы мирного сосуществования различных исламских общин, считают опрошенные "Кавказским узлом" эксперты. При этом они отмечают, что тактика жесткой силы для борьбы с экстремизмом и терроризмом на Кавказе имеет отложенный отрицательный эффект для региона, а профилактика экстремизма должна быть основана на внятной контрпропаганде.

Как сообщал "Кавказский узел", 2 февраля глава Чечни Рамзан Кадыров на сходе последователей суфизма в Грозном заявил, что запрещает вести диалог с салафитами, при этом он высказался с критикой в адрес религиозных деятелей Ингушетии Хамзата Чумакова и Исы Цечоева, сказав, что если они попробуют прочитать проповедь в Чечне, то "у них полетят головы". Сами богословы заявили об абсурдности заявлений Кадырова, а юристы усмотрели в высказываниях главы Чечни угрозу безопасности ингушских имамов.

Каляпин: диалог между представителями различных течений в исламе необходим

Высказывание Кадырова, в котором он запретил представителям суфийского направления в исламе вести диалог с салафитами, подрывает основы мирного сосуществования в обществе, считает член Совета по правам человека и развитию институтов гражданского общества при президенте РФ Игорь Каляпин.

"У нас нет иного выхода, диалог необходим, нам нужно - хотим мы или нет - как-то жить вместе. Надо научиться уважать идеалы, чувства, веру других людей. Альтернатива этому - только гражданская война. И Кадырову, наверное, очень хочется надеть камуфляж и побегать с автоматом", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" Каляпин.

По мнению правозащитника, президенту России необходимо остановить Кадырова, который "просто пытается эпатировать общественное мнение".

"Его кто-то должен поставить на место, и, поскольку он никаких авторитетов не признает, кроме президента, наверное, это нужно сделать ему. В условиях надвигающегося кризиса нам как никогда нужно научиться слышать друг друга и уважать мнение... Да, возможно, представители различных течений в исламе никогда не договорятся, но они должны учиться рядом жить и друг друга уважать. Они должны научиться вместе уважительно, в соответствии со своими представлениями, молиться Всевышнему. То же самое касается и христиан, и иудеев", - считает Каляпин.

По его словам, применение жесткой силы к проповедникам создает иллюзию относительного "замирания" террористической активности, тогда как, считает правозащитник, "подобная тактика способствует лишь усугублению проблемы".

"Проповедники уходят в подполье, и кажется, что они пропали - это отложенный эффект. Эта проблема обязательно вернется, причем с процентами, как только в обществе появится напряжение... Все отрицательные явления, которые в госмашине существуют - и проявления коррупции, и проявление произвола со стороны силовиков, - все будет автоматом давать козыри загнанным в подполье проповедникам и религиозным, и политическим. Это будет усиливать их позиции и будет работать против власти. Хотя первое время жесткое подавление любой идеологии дает иллюзию, что это пресекается", - считает Каляпин.

Ранее опрошенные "Кавказским узлом" правозащитники заявляли об опасности радикализации салафитской общины под давлением силовиков.

Каляпин полагает, что государством должна быть предложена внятная контрпропаганда идеологии, предполагающей насилие.

"Любая идеология, предполагающая насилие, должна быть не просто запрещена, этого не достаточно, более того - вредно, ее нужно разбирать, развенчивать. У нас было очень жесткое тоталитарное советское время, тем не менее тогда не боялись показывать фильмы про фашизм, анализировать идеологию, не запрещали изображения свастики, показывали хронику гебельсовской пропаганды... Это называется нормальная, полноценная идеологическая работа и профилактика", - считает Каляпин.

По мнению правозащитника, государство должно пересмотреть концепцию борьбы с радикализмом, переведя ее в формат конструктивного диалога.

"Нужен именно диалог, спокойное, уважительное обсуждение... Мне совершенно не понятно, когда одна ветвь ислама признается полезной государству, а приверженцы другой объявляются террористами, за ними начинают охотиться, их ставят на профучеты, у них берут образцы ДНК, по 5 раз в день проверяют и демонстрируют к ним нулевой уровень лояльности, да еще и губернаторы из соседнего региона обещают им головы отрезать", - сказал Каляпин.

Он считает, что сложившаяся практика является, "безусловно, ударом в сердце России как многонационального и многоконфессионального государства".

Амелина: власти и обществу давно не хватает диалога

Диалог является необходимым элементом в развитии российского общества. Единственным критерием в определении неприемлемости стороны для участия в диалоге является "непризнание российского государства и приверженность насилию", считает секретарь-координатор Кавказского геополитического клуба Яна Амелина.

"Оставляя за скобками ситуацию в Ингушетии, которая, на мой взгляд, последние полгода развивается по весьма опасному, а главное, непредсказуемому сценарию, замечу, что нашему обществу нужен даже не внутриисламский, а просто – диалог... Мусульмане, придерживающиеся разных подходов, естественно, должны разговаривать друг с другом, и в этом диалоге могут и должны участвовать все желающие. Единственный критерий – признание российского государства и отказ от насильственных методов борьбы", - сказала "Кавказскому узлу" Амелина.

По мнению политолога, не имеет значения религиозная принадлежность или вероубеждение людей, преступающих закон.

"С теми, кто намерен преобразовать Россию в филиал какого-нибудь ИГ (ранее - ИГИЛ, запрещенное в России и признанное террористической организацией "Исламское государство". - Прим. "Кавказского узла"), разумеется, силой - потому что по-другому это невозможно – разговор невозможен и не нужен... Так что к тем, кто прикрывает криминальные склонности якобы религиозными убеждениями, нужно относиться соответствующе. Те же, кто оправдывает свои преступные действия религией, называя себя салафитами или кем угодно, виноваты вдвойне, потому что бросают тень на ислам", - отметила она.

Амелина считает, что в диалоге должны участвовать обе стороны, готовые к компромиссам.

"Пока же больше заметно желание каждой из них настоять на своем, причем не очень понятно, на чем именно. Мир и спокойствие в обществе – не предмет для обсуждения. Кто с этим не согласен - пусть совершает хиджру (переселение верующих. - Прим. "Кавказского узла") на Ближний Восток или куда угодно. В равной мере это относится и к некоторым силовикам, иногда исподтишка нагнетающим ситуацию... И салафитам, и властям неплохо бы немного умерить пыл", - сказала она.

Она считает, что вопрос профилактики экстремизма не возникает там, где общество и власти готовы выслушать и принять иную точку зрения, а "представители всех традиционных конфессий имеют возможность свободно исполнять требования своей религии, не вступая в противоречия с действующим законодательством".

"Если мусульмане могут спокойно молиться и так далее – в чем претензии к властям? Если они спокойно молятся - без гранатометов в домах – в чем претензии властей? Нам всем остро не хватает диалога, я давно это поняла", - заключила Яна Амелина.

Сокирянская: все условия для общественного диалога на Кавказе имеются

Устойчивое и мирное развитие Северного Кавказа невозможно без общественного диалога, считает аналитик и директор проекта по Северному Кавказу "Международной кризисной группы" Екатерина Сокирянская.

"Присутствие салафитского ислама на всем Северном Кавказе, особенно в Дагестане, Чечне и Ингушетии - свершившийся факт, потому выработать механизмы спокойного мирного сосуществования рано или поздно придется. Подавление мирного салафизма и выдавливание его из публичного пространства, жесткие репрессивные меры, особенно в Чечне, а последнее время и в Дагестане, который все больше перенимает чеченскую модель - это однозначный путь к полномасштабному конфликту - вопрос лишь во времени", - сказала Сокирянская "Кавказскому узлу".

"Кавказский узел" писал, что 29 января в Дагестане была закрыта силовиками салафитская мечеть в Шамхале. Прихожанам было объявлено, что мечеть откроют только после назначения туда имама от муфтията. 31 января полицейские закрыли салафитскую мечеть "Северная" в Хасавюрте. 20 ноября 2015 года вокруг мечети на улице Котрова в Махачкале произошел конфликт после решения муфтията назначить имама без согласования с общиной. В этот же день в мечети на Венгерских бойцов прошел рейд полиции, завершившийся задержаниями прихожан. В разделе "Справочник" на "Кавказском узле" опубликована хроника закрытия мечетей в Дагестане.

Сокирянская считает, что "нетерпимость, экстремизм, желание навязать свои взгляды силой необходимо жестко пресекать по закону", вне зависимости от их источника.

"А остальное — то, как разные общины живут и верят, как взаимодействуют в публичном пространстве и как обустраивают совместную жизнь при строгом уважении свободы других – должно стать предметом обсуждения и диалога. Не надо забывать и о правах светских людей, которые тоже должны чувствовать себя защищенно и комфортно. На Кавказе согласительные процедуры всегда были сильны, поэтому все условия для подобного диалога имеются", - сказала она.

Эксперт также считает необходимым ведение диалога и вне религиозного контекста и констатирует рост протестных настроений в республиках Северного Кавказа.

"1 февраля люди вышли на акцию протеста в связи с закрытием мечети в Хасавюрте, а 3 февраля они вышли уже на другой митинг, в связи с тем, что умерла роженица в роддоме... Отсутствие конструктивного диалога с властью и нормальных механизмов канализирования недовольства загоняет проблемы внутрь, приводит к отчуждению граждан и постоянному росту недовольства", - полагает правозащитница.

Она отметила, что "только через диалог, согласование интересов и артикуляцию недовольства, через возможность влиять на власть, сделать ее подотчетной, сменяемой, зависимой от избирателя можно двигаться вперед и развиваться".

Заявление Кадырова о запрете представителям суфизма вести диалог с салафитами, по мнению Сокирянской, является ошибочным.

"К сожалению, государственный ислам в Чечне развивается по пути агрессивного догматизма, при котором любое инакомыслие выводится за рамки правового поля. В Чечне преследуют не только "ваххабитов", но и хабашитов, а это те же суфии, а на сайте центральной мечети мне доводилось читать критичные статьи о шиитах. Любопытно то, что в резолюции последней грозненской конференции не только "ваххабиты" поставлены вне закона, но нелегитимными названы любые решения советов алимов, где не присутствуют сторонники накшбандийского и кадарийского тарикатов. Это же совершенно сектантское мышление", - считает Екатерина Сокирянская.

В разделе "Справочник" на "Кавказском узле" опубликованы справочные статьи "Ваххабизм", "Шиизм", "Суфизм", "Ислам в России".

По мнению Сокирянской, тактика жесткой силы лишь откладывает решение проблемы, накапливая серьезный протестный потенциал. Она также отметила, что несмотря на то, что подполье в Чечне задавлено, конфликт не решен, и это является "отложенной проблемой".

"Послушайте заявления кавказских джихадистов в Сирии, они постоянно говорят о том, что при первой возможности вернутся и будут воевать на Кавказе. Если в Кремле изменятся подходы и видения - в Чечне у некоторых счет пойдет на минуты, чтобы спасать себя, своих детей, родственников, имущество и, мне кажется, именно поэтому они так нервничают сейчас", - полагает Сокирянская.

Модель, которая реализуется главой Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым и которая некоторое время назад была опробована в Дагестане, является альтернативой методам Кадырова, что очень не нравится главе Чечни, считает она.

"Кадырову очень не нравится, что Евкуров независим от него и ведет свою четкую, идеологически отличную линию, направленную на преодоление противоречий среди верующих. Ингушетия - маленькая республика, она и так уже разделена по фамилиям и вирдам, дальнейшая фрагментация для ингушей губительна. Евкуров не хочет внутриингушского конфликта, который был спровоцирован в Чечне. Его предложение совету алимов о замене Хамхоева - в сегодняшней конъюнктуре достаточно смелый шаг. При участии республиканских властей летом (2015 года) удалось избежать конфликта вокруг Насыр-Кортской мечети. Эти успехи впечатляют, но Кадырову не нравятся", - сказала правозащитница.

Как писал "Кавказский узел", 26 декабря 2015 года Евкуров подверг критике деятельность Духовного центра мусульман (ДЦМ) республики и предложил муфтияту принять отставку муфтия Исы Хамхоева. Причиной этого он назвал реакцию ДЦМ на массовую потасовку летом 2015 года в Насыр-Кортской мечети Назрани, которая "подрывает авторитет официального духовенства". В ответ на предложение Евкурова ДЦМ заявил, что не желает отставки Хамхоева. Сам Хамхоев 27 декабря назвал причиной разногласия с Евкуровым поддержку властями мечетей, отделившихся от сельских общин. В итоге решение по вопросу избрания нового муфтия принято не было. После участия Хамхоева в сходе последователей суфизма в Грозном 2 февраля совет тейпов Ингушетии призвал его уйти в отставку.

По мнению Сокирянской, сход в Грозном был организован Кадыровым для укрепления своей модели в противовес действиям Евкурова, в том числе связанным с возможным смещением муфтия Хамхоева.

"Нападки на ингушских духовных лидеров очень опасны не только расколом религиозной общины, они могут спровоцировать межнациональный конфликт, так как многие в Ингушетии болезненно воспринимают вмешательство Кадырова во внутренние дела Ингушетии, видят в них желание посягнуть на ее республиканскую государственность и попытаться восстановить Чечено-Ингушетию", - считает эксперт.

Ранее "Кавказский узел" сообщал о публичном споре глав Чечни и Ингушетии после спецоперации в ингушском поселке Галашки в июле 2012 года. Кадыров тогда выступил с критикой в адрес Евкурова, оценив противостояние ингушских властей терроризму как недостаточно активное. Непосредственным поводом стали слова Евкурова о непричастности силовиков Чечни к спецоперации в Галашках. Обеспокоенность последствиями этого спора высказывали представители общественных организаций Чечни и Ингушетии. Также между Евкуровым и Кадыровым был конфликт, связанный с определением границы между соседними республиками, справочный материал о котором "Территориальные споры между Ингушетией и Чечней" опубликован в разделе "Справочник" на "Кавказском узле".

Сокирянская также отметила, что никакой дерадикализации на Северном Кавказе не произошло.

"Мы просто экспортировали свой радикализм на Ближний Восток, и первой волне джихадистов, по сути, был дан зеленый свет, лишь в последние полтора года силовики стараются предотвратить отток. Репрессивные меры дают краткосрочный эффект, но это не долгосрочное решение проблемы", - считает Сокирянская.

Сокирянская отметила, что комплекс мер для идеологического противодействия экстремизму "должен быть выработан экспертами, конструктивно мыслящими силовиками, работниками образования и журналистами, официальными религиозными деятелями, умеренными салафитскими лидерами".

"Только последние с позиций шариата могут убеждать радикализующуюся молодежь, почему они не должны присягать Аль-Багдади, а потом по его приказу отрезать людям головы. Должны быть доступные интерактивные материалы, где молодежь будет находить достоверную информацию и религиозные разъяснения. Нужна самая разнородная контрпропаганда, но не такая топорная, как сейчас, а тонкая, психологичная, основанная на религиозных аргументах. Нужно также не бояться дать молодежи осуществлять мирные исламские инициативы и проекты", - сказала она.

Разными источниками, включая ФСБ России, подтверждена информация о том, что боевики из России в Сирии воюют на стороне "Исламского государства" (ИГ, ИГИЛ - признанно террористической организацией, деятельность в России запрещена), говорится в опубликованном "Кавказским узлом" в разделе "Справочник" материале "Выходцы с Кавказа в рядах ИГИЛ". Организация демонстрирует себя как привлекательный и перспективный проект, направленный в первую очередь на молодежь, отмечали опрошенные "Кавказским узлом" эксперты. 

Сокирянская видит необходимым предоставить безопасные пути возвращения людям, желающим вернуться c Ближнего Востока и готовым социализироваться.

"В этом смысле комиссия по адаптации в Ингушетии через которую прошло и несколько "сирийцев", снова является примером. Понятно, что среди тех, кто будут возвращаться с Ближнего Востока, может быть немало людей, представляющих собой реальную опасность для общества и государства, кто-то из них совершал ужасные преступления, а в случае ИГ все они примкнули к ультратеррористической организации. Но должна быть разница в подходе к серийному убийце, 16-летнему парню, который был остановлен на границе, или женщиной, которая уехала туда за своим джихадистски настроенным мужем", - сказала она.

По ее словам, сложно расследовать преступления, совершенные на территории другой страны, но "для повышения доверия к следственным органам крайне важно осуждать возвращенцев по результатам профессионального расследования, за реально совершенные деяния и на основе справедливых судебных решений".

"Тех возвращенцев, кто разочаровался и искренне готов рассказывать об этом другим, как это делал Мажаев в Чечне, нужно поощрять снисходительными приговорами и меньшими сроками", - считает Сокирянская.

"Кавказский узел" опубликовал интервью 21-летнего Фурката, побывавшего в рядах ИГ, "Путешествие в "Исламское государство" и обратно", который рассказал свой путь рядового члена ИГ - от увлечения к полному разочарованию в Халифате.

Исламовед Ринат Мухаметов: диалог с салафитами может привести к стабилизации ситуации на Северном Кавказе

Докторант Института Ближневосточных исследований Мармарского университета (Стамбул) Ринат Мухаметов считает тревожной ситуацию, складывающуюся внутри исламского сообщества Северного Кавказа.

"Ситуация весьма тревожная. Фактически, мы на пороге нового витка внутримусульманского конфликта. Да, теология тут лишь прикрывает глубокие социально-политические проблемы, но вовлечение религиозного фактора поднимает ставки в противостоянии и ужесточает его. Это, с одной стороны. С другой, определенная надежда на выход есть в самом заявлении по итогам собрания в Грозном. Там все-таки разделяют ваххабитов и салафитов. Ваххабиты называются "псевдосалафитами", с которыми надо вести непримиримую борьбу", - сказал исламовед "Кавказскому узлу".

Он полагает, что диалог между представителями разных ветвей ислама на Северном Кавказе возможен.

"Значит, есть и настоящие салафиты, с которыми возможен диалог. К слову, чеченское руководство, начиная с Ахмата Кадырова, таковой успешно ведет с саудовской элитой. Этот конструктивный подход, будь он расширен на кавказское пространство, может привести к стабилизации ситуации", - считает эксперт.

Автор: Магомед Туаев; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

27 июля 2016, 16:23

  • Волгоградцы пожаловались на нехватку пляжей

    Специалисты МЧС назвали дефицит мест для купания одной из причин большого количества смертей на водоемах Волгоградской области. Жители Волгограда подтвердили, что пляжей в городе недостаточно.

27 июля 2016, 15:45

27 июля 2016, 15:44

27 июля 2016, 15:23

27 июля 2016, 14:55

Архив новостей