Коллаж "Кавказского узла". Открытие памятного знака османским воинам, погибшим 5-7 ноября 1918 года в боях за освобождение Порт-Петровска, портрет А. П. Ермолова кисти П. Захарова-Чеченца, памятник  атаману  Григорию Рашпилю. Фото: кадр видео  Памятник османским воинам в Дагестане OK.ru, wikipedia.org, Елена Синеок, Юга.ру

27 января 2020, 04:54

Историки указали на угрозу конфликтов из-за памятников завоевателям на Кавказе

Установка спорных памятников в регионах Кавказа вызвана стремлением властей выслужиться перед федеральным центром, считают дагестанский историк Хаджимурад Доного и востоковед Ахмет Ярлыкапов. К установке новых памятников нужно подходить осторожно, но сносить существующие спорные монументы не следует, полагают кавказоведы Вадим Муханов и Николай Силаев.

Как писал "Кавказский узел", Всемирный форум татарской молодежи и астраханские мусульмане ранее раскритиковали горадминистрацию за интернет-голосование по вопросу об увековечивании памяти царя Ивана Грозного на центральной площади. Памятник покорителю Астраханского ханства подорвет основы межнационального и межконфессионального мира в городе, говорится в обращении форума к губернатору. Администрация города сообщила, что голосование по вопросу установки памятника Ивану Грозному в Астрахани продлено "в связи с широким общественным резонансом". Установка памятника Грозному может спровоцировать конфликт в будущем, считают опрошенные "Кавказским узлом" астраханские имамы.

В январе 2019 года конфликт, связанный с установкой памятника, возник в селе Агачаул близ Махачкалы: там был установлен памятник бойцам Османской империи, изгнавшим 100 лет назад из Дагестана отряды генерала Лазаря Бичерахова. Решение установить памятник было принято и реализовано общинами нескольких местных селений: их жители ассоциируют бичераховцев с насилием, воспринимая турок как освободителей. После установки монумента представители кумыкских организаций заявили, что надпись на памятнике была изменена без согласования с его авторами, и потребовали вернуть первоначальный текст.

Конфликты и споры из-за установки памятников на Северном Кавказе и юге России связаны с практикой коммеморации, "которой придается гипертофированное значение", считает ведущий научный сотрудник отдела Кавказа Института этнологии и антропологии РАН, доктор исторических наук Юрий Анчабадзе.

"Это связано с тем, что наше общество находится в кризисном состоянии. За счет коммеморации памятных дат, исторических событий, общество пытается упрочить свое сознание. Эти действия, обращение к прошлому, показывают неуверенность в своем будущем, в будущем страны", —- сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Войны исторической памяти и "войны памятников" обусловлены  тем, что в каждой из кавказских республик почитаются свои герои, считает старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Вадим Муханов.

"Поскольку единой государственной линии в этом отношении на Северном Кавказе нет, то часто это зависит от регионального руководителя, которому нужно укрепить свой имидж и показать лоббистские способности, возвышая своих национальных героев. Мы видим разное отношение даже к такому периоду как Великая Отечественная война: федеральный центр ее максимально возвышает, а для ряда народов Северного Кавказа - это трагедия", — заявил ученый корреспонденту "Кавказского узла". 

Ведущий научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Николай Силаев также обратил внимание на различия политики памяти в разных регионах. "К примеру, в Чечне Ермолов — враг, но есть памятник женщинам Дади-Юрта (захваченного солдатами Ермолова в 1819 году, — прим. "Кавказского узла"), абреку Зелимхану. Любой памятник является  не самым очевидным способом донесения политических взглядов до окружающих, поэтому в каждом памятнике есть доля политических манипуляций", —- отметил он.

В октябре 2008 года в Минеральных Водах Ставропольского края был установлен памятник генералу Алексею Ермолову. Спустя три года, в октябре 2011 года, местные власти сообщили, что неизвестные осквернили памятник. Инцидент в администрации связали с попыткой столкнуть интересы разных этнических групп во время предвыборной кампании.

Осенью 2010 года еще один памятник Ермолову был установлен также в Пятигорске по инициативе местных казаков. Члены Общественного совета Пятигорска единогласно проголосовали за установку мемориала. При этом все национальные общины народов Кавказа резко осудили установку памятника Ермолову.

Памятники Ермолову были установлены в городах с преобладающим русским населением, отметил дагестанский историк Хаджимурад Доного. "Те, кто устанавливает эти памятники, делает это в силу своих убеждений, что это их герои. Но для другой стороны, представителей народов Кавказа, эти люди не являются героями. Как может быть героем для чеченцев и дагестанцев Ермолов, чьи действия были связаны с уничтожением людей, сожжением аулов?" — сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Историк также связывает вопросы установки памятников с активностью региональных властей, которые стремятся продемонстрировать федеральному центру свою лояльность. Доного отметил, что в Дагестане нет памятника имаму Шамилю, но зато есть три памятника Петру Первому. "Почему нет памятника имаму Шамилю? Не обязательно в виде статуи, но хотя бы в виде стелы. Но зато есть три памятника Петру Первому — по сути, завоевателю, пришедшему в Дагестан с огнем и мечом. Как можно ставить ему памятник? Это инициатива местных властей, которые хотя выслужиться перед Москвой", — заявил он.

Руководитель краснодарской краевой организации "Адыге Хасэ" Аскер Сохт связывает конфликты из-за памятников с тем, что в России "нет единого взгляда на прошлое", который поддерживался бы большинством населения многонациональной страны. "Существуют люди, для которых колонизаторская деятельность Российской империи является ценностью. С другой стороны, есть те, для кого эти памятники — очень тяжелые вспоминания", — сказал Сохт корреспонденту "Кавказского узла".

Он также отметил, что установкой памятников занимаются чиновники, которые не обращают внимания на настроения населения, а цель объединить общество с помощью памятников не ставится. "Этой темой занимается достаточно узкий круг лиц, решения принимаются чиновниками келейно. Это идеологическая манифестация достаточно узкой группы людей, пробившихся к руководству. У нас не принято ориентироваться на мнение общества", — считает активист.

Старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Ахмет Ярлыкапов видит конфликтогенный потенциал в установке памятников завоевателям Кавказа. Памятники российским царям и генералам призваны утвердить "российскость" Кавказа, но на деле может быть достигнут обратный эффект, отмечает он. 

"Эти памятники — не нейтральная вещь. С их помощью люди пытаются  утвердить свое видение истории Кавказа или отдельных народов, его населявших. Получается очень странная ситуация — одной рукой выбрасывается масса денег на утверждение положительного имиджа России, и тут же все дискредитируется", — сказал Ярлыкапов корреспонденту "Кавказского узла".

Неуместные памятники закладывают предпосылки для будущих конфликтов

Споры вокруг памятника турецким воинам в Агачауле Вадим Муханов связывает с тем, что власти не смогли отреагировать на его установку своевременно. По данным Муханова, установку монумента лоббировали представители Азербайджана, а российские чиновники "откровенно проспали" ее. Как результат, власти "задним числом были вынуждены менять надпись на памятнике на более нейтральную". 

При всем уважении к воинским захоронениям, этот памятник, по оценке Николая Силаева, "вещь малоприятная" для российских чиновников. "Мы же, например, не ставим  памятник русским солдатам, погибшим во время Сарыкамышского сражения  на территории современной Турции", — заметил он.

Хаджимурад Доного, в свою очередь, критически относится к "поднявшейся в сети шумихе вокруг памятника". По словам историка, турки пришли в Дагестан по просьбе главы местного Горского правительства Тапы Чермоева, чтобы бороться с вооруженными формированиями Лазаря Бичерахова, который "пролил очень много крови" в Дагестане. Через 20 дней после разгрома Бичерахова турки ушли из Дагестана. "Поэтому говорить о них, как о завоевателях, не приходится", — заявил историк.

Негативная реакция местного населения на установку памятников завоевателям естественна и понятна, подчеркнул Доного. "Если в Москве поставить памятник Наполеону, москвичи вряд ли будут довольны, хотя Наполеон был великим человеком, у него до сих пор есть масса почитателей. То же самое и здесь", — заявил он. 

Ахмет Ярлыкапов напомнил о мифе про регулярные подрывы памятника Ермолову в Грозном. "Это, конечно, был миф, но памятник был раздражающим элементом городского пейзажа. Он, в числе многих других факторов, сыграл свою роль в том, что в 1990-х годах события в Чечне пошли именно тем путем, которым он пошли", — подчеркнул востоковед.

Юрий Анчабадзе отметил, что частые случаи вандализма совершаются в отношении памятников, неприятных местным жителям, а значит, населению ситуация с памятниками небезразлична. Аскер Сохт, в свою очередь, не считает, что широкие слои населения интересуются историческими событиями, происходившими несколько веков назад.

"Если посмотреть на современное общество, к Астраханскому ханству у большинства населения нет интереса. Он есть к событиям Великой Отечественной войны, событиям советского периода — это более близкая эпоха, воспоминания более близкие, живые", — полагает активист.

Историки поспорили о целесообразности сноса конфликтогенных памятников

Конфликты из-за памятников сойдут на нет "по мере того, как дискуссия будет более уважительной", при этом людей "надо занять делом", полагает Силаев. "Активисты 1990-х себя исчерпали, но поскольку они этого еще не поняли, то нашли себе занятие  в борьбе с памятниками  Ермолову, Лазареву. Меня, как обычного гражданина, это монументобесие удивляет. Сделайте что-то для живых. У нас разве много осталось реальных памятников 16 века в хорошем состоянии? Приведите их в порядок или хотя бы организуйте археологические раскопки вместо памятника Ивану Грозному. Это будет лучшим памятником, чем замусоривать страну бессодержательными монументами", — заявил он корреспонденту "Кавказского узла".

Заниматься вопросами памятников должны компетентные специалисты, а их недостаточно, отметил Вадим Муханов. Он убежден, что к вопросу установки новых памятников необходимо подходить максимально осторожно. "Власть должна реагировать, а не спать. Принцип "не навредить" должен быть приоритетным", — заключил Муханов.  

И Силаев, и Муханов полагают, что сносить либо перемещать спорные монументы не следует. "Демонтаж — это очень грубо и топорно", — считает Муханов. 

В 2014 году историки и активисты выступили против установки во Владикавказе памятника герою Кавказской войны Архипу Осипову, не желая, чтобы Осетия была противопоставлена своим адыгским соседям. Кавказоведы, представители черкесских организаций и блогеры подвергли критике инициативу городских властей. Также в 2014 году черкесские активисты высказались против установки бюста Суворову на территории 33-й мотострелковой бригады, а в 2015 году они же потребовали демонтировать памятник Александру II в Сочи.

Для прекращения "войны памятников" необходимо сформировать единую позицию в отношении прошлого, полагает Аскер Сохт. "Памятники — это выражение существующих в обществе диаметрально противоположных позиций.  В наши дни я не вижу условий для [консолидации] общества. Возможно, существование подобных диаметрально противоположных взглядов будет вечным", — сказал он.

Установку памятников завоевателям на территории завоеванных народов активист назвал "неумной". "Генерал Засс, к примеру, родился в Германии, так пусть ему там и ставят памятник. Установка подобных памятников в принципе недопустима", — заключил Сохт.

Юрий Анчабадзе видит предпосылку конфликтов из-за памятников в том, что общество охотнее всматривается в прошлое, чем в будущее. "Большую роль в прекращении "войны памятников" должно сыграть научное сообщество. Оно должно научить полемике и адекватному восприятию истории", — отметил ученый.

При установке новых памятников, посвященных историческим событиям, "нужно останавливаться там, где есть явное раздражение, и понимать, к чему это может привести", отмечает Ахмет Ярлыкапов. "Если нужно увековечить представителей российской власти на Кавказе, можно вполне подобрать не одиозных персонажей, а людей, оставивших по себе хорошую память", — сказал он.

Хаджимурад Доного согласен с мнением, что к сооружению новых памятников надо подходить крайне осторожно. "Возможно, нужно обсуждать с помощью референдума, нужен или не нужен памятник. Или должна быть группа авторитетных ученых и политиков, обсуждающая, стоит ли устанавливать этот памятник, если он вызывает раздоры", — считает историк.

Памятники, которые вызывают раздражение, лучше переместить туда, где отношение к ним будет спокойным, считает Ярлыкапов. Доного, в свою очередь, находит целесообразным снос памятников, если они вызывают скандал.

Автор: Семен Чарный; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

20 февраля 2020, 04:46

  • Ростовские активисты поддержали идею «широкой амнистии» для Сидорова и Мордасова

    Предложенный московскими депутатами проект «широкой амнистии» к 75-летию Великой Отечественной войны коснется осужденных за подготовку массовых беспорядков в Ростове-на-Дону Яна Сидорова и Влада Мордасова, сообщили поддержавшие идею ростовские активисты. Мать Сидорова рассказала, что общественные организации продолжают помогать осужденным.

20 февраля 2020, 03:54

20 февраля 2020, 03:48

20 февраля 2020, 03:21

20 февраля 2020, 03:09

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей