Табличка при входе в  Южный окружной военный суд 
 Фото: Валерий Люгаев для "Кавказского узла"

13 ноября 2019, 02:15

Мать Рамазана Закарьяева сообщила о пытках сына

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

На заседании суда по делу четверых жителей Буйнакска, которые обвиняются в хранении оружия и создании отряда "Исламского государства"*, мать одного из них – Рамазана Закарьяева – сообщила, что видела на теле сына следы пыток.

Как писал "Кавказский узел", расследование дела четырех жителей Буйнакска – Самата Татарханова, Данияла Загирова, Рамазана Закарьяева и Али Рамазанова – было завершено в начале сентября. Родственники арестованных заявляли об их невиновности, а защита требовала у следователей видео с присягой ИГ*, чтобы доказать его постановочный характер. На заседании суда 29 октября подсудимые отказались признать свою вину и пообещали пояснить свою позицию в ходе процесса.

23 мая правозащитники сообщили, что все четверо обвиняемых отказались от своих показаний, сославшись на самооговор под пытками. Молодые люди заявляли, что после задержания их пытали током, а также вывезли в лес и под дулами автоматов заставили прочитать перед видеокамерой присягу лидеру запрещенной в России судом террористической организации "Исламское государство"*. Заявление жителей Буйнакска о вынужденной записи присяги ИГ* – уникальное для Дагестана явление, отметили ранее опрошенные "Кавказским узлом" правозащитник и адвокат.

12 ноября в Южном военном суде в Ростове-на-Дону состоялось очередное заседание по делу четверых молодых жителей Буйнакска, обвиняемых в приобретении и хранении оружия, а также создании ячейки запрещенной в РФ террористической организации «Исламское государство»*. На заседании была допрошена мать одного из подсудимых Рамазана Закарьяева и четверо свидетелей со стороны гособвинения, передает присутствовавший в зале суда корреспондент "Кавказского узла", который был единственным представителем СМИ.

В суде присутствовали около десяти родственников и друзей подсудимых, шесть адвокатов и гособвинитель.

На заседании к предоставлению доказательств должна была приступить сторона гособвинения. Но так как сначала видеоконференцсвязь с Махачкалинским гарнизонным военным судом отсутствовала, по ходатайству защиты была допрошена мать Рамазана Закарьяева Заира.

Заира Закарьяева, по ее словам, родилась в 1975 году. Она говорила очень взволнованно, ее выступления регулярно прерывались из-за плача. 

Закарьяева рассказала, что воспитывает сына и дочь в одиночку, так как с мужем развелась в 2011 году. По ее словам, он задолжал ей около 700 тысяч алиментов. Работает Закарьяева социальным работником, денег на содержание детей не хватает, и ей приходится подрабатывать поваром и официанткой на свадьбах и других массовых мероприятиях.

Она рассказала, что сын хорошо учился и на момент ареста был студентом сельхозколледжа. Никаких конфликтов у нее с ним не было, наоборот, он во всем ей помогал. Денег не брал, а отдавал свою стипендию. У Рамазана, по ее словам, была мечта стать дальнобойщиком.

«У нас были большие планы на будущее. Я думала, что он станет моей опорой в дальнейшей жизни», – сказала женщина.

Для Заиры Закарьяевой день 18 октября 2018 года, когда был задержан ее сын, стал, по ее словам, самым трагичным в ее жизни.

«Я утром отправила детей на занятия, а сама отправилась в Махачкалу, чтобы купить одежду для них. Я планировала вернуться на следующий день, но вечером мне позвонила сестра и спросила, где находится Рамазан. Я очень разволновалась и тут же отправилась домой в Буйнакск. С сестрой мы всю ночь искали моего сына, но так и не нашли. В морге искала, везде искала, я думала, что он где-то лежит», – рассказала о событиях мать обвиняемого.

На следующий день она обратилась к уполномоченному участковому и написала заявление о пропаже сына. В тот же день, по ее словам, пропал ее племянник Самат Рамазанов и Даниял Загитов.

На третьи сутки, 20 октября ей позвонила мать Данияла и сообщила, что их дети задержаны

«Лишь на следующий день в полвосьмого утра мне был звонок... Мне сказали, что сын задержан за террористическую деятельность», – сообщила женщина.

Ранее сообщалось, что родственники подсудимых заявили об исчезновении молодых людей как минимум за четыре дня до сообщения СКР об их задержании. По их словам, правоохранители в течение нескольких дней отрицали, что юноши задержаны.

В этот же день 21 октября, по словам женщины, у нее случился микроинсульт. По словам Закарьяевой, сотрудники правоохранительных органов предлагали ей "убрать две статьи из четырех, предъявленных сыну, в обмен на сделку со следствием". Однако женщина не согласилась, так как считала сына невиновным.

«Я возмутилась тем, что со мной играют в какую-то игру. Но я знаю, что мой ребенок ни в чем не виноват», –  заявила она.

Также Закарьяева рассказала, что видела следы пыток на теле сына (кровоподтёки на лице и ссадины на пальцах).

«Утром 18 октября он не пошел на занятия, так как почувствовал себя плохо, а отправился к своему брату. На улице к нему подошли двое мужчин и заставили сесть в белую машину. Там его начали бить по голове. Надели что-то на голову, били-били, отвезли, а потом начали пытать током. Потом привезли Рамазанова Али и тоже начали пытать. На следующий день привезли Самата (Рамазанова), а чуть позже Данияла (Загитова)» – пересказала слова своего сына Заира.

Закарьяева утверждает, что оружие обвиняемым дали силовики, они же снимали постановочное видео в лесу, принудив молодых людей дать клятву Аль-Багдади. Она также сказала, что они с адвокатом писали заявления, чтобы ее сына обследовали и сделали медицинское заключение по поводу пыток, однако эти заявления не принимались.

Получив видео присяги, адвокаты направили ее в "Санкт-Петербургский институт независимой экспертизы и оценки". Экспертиза показала, что клятвы были даны под давлением – за кадром на молодых людей воздействовал манипулятор, заявил в начале сентября адвокат Арсен Магомедов. "Кавказский узел" на тот момент не располагал копией итогового заключения экспертизы, проведенной "Санкт-Петербургским институтом независимой экспертизы и оценки".

Силовики рассказали о подсудимых

После того, как связь с Махачкалой была восстановлена, были допрошены четыре свидетеля, представляющие правоохранительные органы Буйнакска.

Участковый уполномоченный лейтенант Арсен Аскерханов рассказал, что подсудимый Али Рамазанов Али вел «скрытный образ жизни» и посещал «салафитскую» мечеть, где собирались люди, исповедовавшие нетрадиционный ислам. Он отметил, что лично не общался с Рамазановым и другими подсудимыми, но знает, что они встречались и общались. Из каких источников Аскерханов получил эти сведения, он не пояснил.

«Лично я не могу сказать, что какой-то конкретный человек мне это сказал. Просто слухи ходят», – сообщил Аскерханов. «То есть все со слухов?» – спросил адвокат Арсен Шабанов. «Да», – подтвердил участковый.

Следующий свидетель – инспектор по делам несовершеннолетних по городу Буйнакску, капитан Ханмурзаев рассказал, что Али Рамазанов на учете не состоял, и о приверженности его к радикальным религиозным движениям информации он не знает.

«Один раз я встречался с Рамазановым и вел с ним беседу на общие темы, чтобы Али не совершал правонарушения. То, что Рамазанов придерживается нетрадиционного ислама или экстремистских взглядов, я не установил», –  сказал Ханмурзаев.

Участковый уполномоченный лейтенант Тагир Гаджиев рассказал про подсудимого Данияла Загирова, что тот рос в интеллигентной семье. По его словам, Загиров был заместителем имама салафитской мечети, и участковый проводил с ними беседу о опасности экстремизма.

«Один раз я вел беседу с Загировым. Чтобы он мечеть не посещал, а ходил на учебу. Он мне ничего не ответил и ушел молча», – рассказал Гаджиев.

Четвертый свидетель – старший участковый лейтенант Заирбек Гаджиев рассказал, что знаком с Рамазаном Закарьяевым. С ним лично беседы он не вел, но общался с его матерью.

«Противоправной деятельностью он не занимался. Я знал, что у него есть такие родственники. Я предупреждал его мать, чтобы Рамазан был осторожен в общении с ними», – пояснил суду участковый.

Адвокат заявил о фабрикации дела

Адвокат Закарьяева, Загирова и Татарханова по соглашению Арсен Шабанов сказал после заседания корреспонденту "Кавказского узла", что свидетельства фабрикации дела силовиками есть, они будут стороной защиты представлены в суде.

«Доказательства, что молодые люди дали присягу Аль-Багдади в лесу, у стороны обвинения – это их признательные показания и видео с присягой. Сторона обвинения представит их в суде... Была видеозапись в телефоне одно из них, где они взрывают жидкость для очистки труб «Крот». Таких видеозаписей в YouTube множество, где подростки играются. И вот эту детскую игру, когда «Крот» смешивают с фольгой или чем-то еще, следствие расценило по статье 205.3 УК РФ», – пояснил Шабанов.

Какими-либо комментариями других сторон процесса относительно показаний свидетелей и слов адвоката "Кавказский узел" пока не располагает.

"В Дагестане – и не только в Дагестане – за полтора десятилетия формирования правоохранительных практик по борьбе с терроризмом и экстремизмом КТО, массовые аресты в мечетях, постановка на учет, похищения людей, организация уголовных дел на основе оговора под давлением, фальсификации улик или самооговора под пытками сложились в самоподдерживающуюся систему. Эта машина функционирует в интересах большой группы работников правоохранительных органов", – отметил ранее руководитель Центра социально-экономических исследований регионов RAMCOM Денис Соколов. Подробности о сложившейся в Дагестане системе приведены Соколовым в материале "Соколов: "антитеррористический комбайн" ломает жизни дагестанцев" на "Кавказском узле".

"Кавказский узел" публикует материалы о влиянии войны на Ближнем Востоке на ситуацию в регионах Кавказа на специальных тематических страницах "Сирия в огне" и "Кавказ под прицелом халифата". В разделе "Справочник" на "Кавказском узле" также размещена справка "Выходцы с Кавказа в рядах ИГИЛ"*.

* "Исламское государство" (ИГ, ранее – ИГИЛ) признано террористической организацией и запрещено в России решением суда.

Автор: Валерий Люгаев источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

24 июля 2024, 11:31

24 июля 2024, 10:44

  • Карабахские беженцы поделились опытом обустройства в Лорийской области

    Лорийская область Армении стала одним из мест компактного размещения беженцев из Нагорного Карабаха. На новом месте беженцы занимаются земледелием, так как имеются все условия. Чувствительным вопросом остаются меры поддержки, предложенные властями Армении, так как многих беженцев не устраивает госпрограмма по финансированию покупки жилья.

24 июля 2024, 09:52

24 июля 2024, 08:57

  • Приставы добрались до автопарка Хабиба Нурмагомедова

    Судебные приставы начали процедуру изъятия имущества бывшего чемпиона UFC из Дагестана Хабиба Нурмагомедова в счет погашения его долга на сумму более 79,3 миллиона рублей перед налоговой. По данным источника, у Нурмагомедова изъята недвижимость, а также машины премиум-класса, среди которых Ferrari и несколько автомобилей Mercedes.

24 июля 2024, 08:04

  • 3 Разведчик из Чечни убит на Украине

    Старший сержант разведроты Рамзан Висарханов убит на Украине. С начала военной операции официально признаны убитыми не менее 192 силовиков из Чечни.

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей