Кадр документального фильма Deyer TV о Кавказской исламской армии. https://www.youtube.com/watch?v=7HPfmn8C-Gk

23 декабря 2018, 21:29

Памятник турецким воинам в Дагестане напомнил о спорных аспектах гражданской войны

Жители кумыкских селений близ Махачкалы установили памятник бойцам Османской империи, изгнавшим 100 лет назад из Дагестана отряды генерала Лазаря Бичерахова. Местные жители ассоциируют бичераховцев с насилием, воспринимая турков как освободителей, а у историков нет общего мнения, являлись ли эти действия Османской империи на Северном Кавказе интервенцией.

Памятник, открытый 15 декабря в дагестанском селе Агачаул, символизирует благодарную память кумыкского народа воинам Кавказской Исламской армии, защитившим дагестанцев от террора в 1918 году, написал блогер "Кавказского узла" Кямал Али в своем блоге "Ветер с Апшерона". Решение установить памятник принято и реализовано общинами селений Тарки, Агачаул, Кяхулай, Альбурикент, Атлыбоюн (Ленинкент), Бойнак (Уллубийаул) и Казаныш, говорится в его посте "Кумыки благодарны Кавказской армии за спасение" от 18 декабря.

Памятный знак османским воинам, погибшим 5-7 ноября 1918 года в боях за освобождение Порт-Петровска, или Анжикалы (ныне Махачкала; Анжикала — кумыкское устаревшее название города — прим. "Кавказского узла"), расположен у подножия горы Тарки-Тау в Агачауле. Инициаторы установки памятника указывают, что Кавказская исламская армия освободила город и прилегающие к нему кумыкские села от отрядов генерала Бичерахова (представитель белого движения, генерал-майор британской армии, осетин Лазарь Бичерахов — прим. "Кавказского узла"), опиравшегося на помощь Британии. Критики инициативы в соцсетях и ряде СМИ усмотрели в этой инициативе антироссийские настроения — они называют интервентами именно турецких солдат, которые воевали против войск "русского офицера" Бичерахова, передал корреспондент "Кавказского узла".

Надпись на монументе гласит: "Священной памяти солдат Османской армии, павших 5-8 ноября 1918 года смертью храбрых в боях за освобождение Анжикалы (Порт-Петровска) от оккупационных войск генерала Л. Бичерахова. Мир и покой их душам". По информации кумыкской газеты "Ёлдаш", на кладбище Агачаула похоронены 69 турецких солдат, их могилы есть также в селах Тарки, Кяхулай и Альбурикент.

Глава кумыкской организации призвал не политизировать жест сельчан

Открытие памятного знака — выражение человеческой благодарности местных жителей людям, которые избавили их от страшного насилия, указал глава московской общественной организации кумыков "Кумуклар" Руслан Салахбеков.

Кумыки – народ, этническую основу которого составило коренное население равнинных территорий Дагестана. Небольшие группы кумыков живут в Чечне, Ингушетии и Северной Осетии, говорится в материале "Кумыки" в разделе "Справочник" на "Кавказском узле".

"Политической подоплеки здесь нет, как нет попытки "продолжить гражданскую войну", разбираться вновь кто интервенты, а кто нет, и какие у кого были геополитические планы. Это желание выразить благодарность воинам Кавказской исламской армии, которые выбили отряды генерала Лазаря Бичерахова, творившие насилие, [из Дагестана]", — пояснил он корреспонденту "Кавказского узла".

Салахбеков обратил внимание, что турки не задержались в Дагестане после освобождения Анжикалы и дагестанских сел.

"Через месяц они уже покинули Дагестан по требованию Антанты после капитуляции руководства [Османской империи]. А власть была передана местным жителям, Горской республике. Османская империя потерпела поражение в Первой мировой войне и развалилась, особой пользы для нее не было от этого похода, но этот эпизод важен именно для жителей Дагестана, пострадавших от бичераховцев и освобожденных фактически турецкими войсками", — заявил он.

Установка памятника приурочена к столетию событий гражданской войны в Дагестане, в которых принимали участие отряды Бичерахова, и похода турецких войск на помощь Горской республике. Памятник был установлен исключительно на средства местных жителей, указал Салахбеков.

"В народной исторической памяти кумыков те события — вторжение бичераховцев и действия против них османских войск — имеют совершенно определенное значение. Поход отрядов Бичерахова, захват им Порт-Петровска и окрестных сел у кумыков ассоциируется с насилием и погромами в отношении местного населения. Живы люди, чьи дедушки и бабушки были очевидцами тех событий, испытали их на себе и сообщают о них не понаслышке. Поскольку многие люди пострадали от рук бичераховцев, то приход турецких войск, которые выбили их из кумыкских сел и Порт-Петровска, воспринимается как освобождение от этого насилия. Даже дальнейшие события гражданской войны не ощущаются [кумыками] столь драматически, как насильственные действия бичераховцев", — рассказал руководитель московской кумыкской организации.

При том, что и турки, и бичераховцы были чужими в Дагестане, однако их историческая роль для кумыков принципиально различается, обратил внимание Салахбеков.

"Турецкая армия была чужой по отношению к местным жителям, но абсолютно чуждыми были и бойцы отрядов Бичерахова, который получил звание генерала от британцев и не скрывал сам, что опирается на их помощь. Некоторые пишут, мол, установление памятника турецким солдатам свидетельствует, что гражданская война не закончилась, но в восприятии кумыков именно с приходом турок удалось гражданскую войну остановить. Этим и ценен поход турецких войск — установлением относительного мира. Одни иностранные войска принесли насилие, другие от него избавили. Кумыки помнят о Кавказской исламской армии только хорошее, ведь ее солдаты пожертвовали своим жизнями за их избавление от бичераховцев. Если бы всё было наоборот — турки творили насилие, а бичераховцы или кто-либо еще освободил их от этого, — народная память сохранила бы это", — резюмировал он.

Муханов рассказал о политических целых турков

Действия османских войск были интервенционистскими и реваншистскими, указывает российский историк, старший научный сотрудник Центра изучения Кавказа МГИМО Вадим Муханов.

"Фон событий был таков: Российская империя перестала существовать, и ни одно государство фактически не владело этими территориями. 1918 год — первый год гражданской войны на территории бывшей Российской империи, в то же время это последний год Первой мировой войны и, соответственно, последний год боевой активности турецкой армии на Кавказе. Для османцев Южный Кавказ и впоследствии Дагестан был таким же фронтом, как фронт Салоников или Галлиполи", — считает Муханов.

По словам ученого, события 1918 года на Северном Кавказе не являются предметом исторических дискуссий, однако имеют место разные трактовки описываемых событий в зависимости от политической конъюнктуры, взглядов, конфессиональной и этнической принадлежности авторов. Сам Муханов видит в действиях турков желание взять реванш.

"Турки имели целью наступать и занять как можно больше территорий развалившейся Российской империи, вплоть до тех, что контролировались ими до начала XIX века. Считать их интервентами можно и в силу того, что даже по заключенному Брестскому миру Османская империя не имела права на оккупацию территорий Северного Кавказа. Ей передавались некоторые земли в Закавказье — Карс, Ардаган и другие, что вызвало, в свою очередь, трения с национальными силами Армении и Грузии. Вследствие этого в мае 1918 года были провозглашены самостоятельные закавказские государства – Грузия, Армения, Азербайджан. [Национальные силы этих государств хотели сами] вести переговоры с Турцией и другими державами, участвовавшими в Первой мировой войне. Все три республики подписали сепаратное соглашение с Германией и Османской империей, в итоге Грузия позволила зайти германским войскам, Азербайджан — турецким, а Армения оказалась между двух огней", — рассказал Муханов корреспонденту "Кавказского узла".

Кавказская исламская армия была сформирована после того, как азербайджанское правительство перебралось из Тифлиса в Гянджу. По информации историка, она на 70-75% состояла из кадровых турецких военных, и только на 25-30% из примкнувших к ним азербайджанских отрядов. В сентябре 1918 года, когда турецкие войска заняли Баку, правительство Азербайджана перебралось туда, а Кавказская исламская армия двинулась на север, к Дербенту.

По словам Муханова, Северный Кавказ после революции 1917 года оказался в большей степени охвачен гражданской войной и анархией, чем Южный Кавказ, где были более концентрированные политические национальные силы.

"В Дагестане столкнулись бичераховцы и противостоящие им отряды Горской республики, а также большевики и другие силы. Никто из них не был легитимной силой, и все силы в той или иной степени опирались на внешнюю поддержку: Бичерахов — на англичан, Горская республика — на турков. Хотя к 1 января 1919 года турецкие войска ушли с Кавказа, но в частном порядке там оставались турецкие офицеры и солдаты в качестве инструкторов", — подчеркнул он.

Религиозный фактор использовался турками, которые в первую очередь заявляли о желании остановить убийства мусульманского населения Закавказья, признает Муханов.

"Ещё в начале 1918 года турецкий командующий Кавказским фронтом Вехиб Паша обратил внимание в своей телеграмме командующему российскими войсками в Закавказье [Михаилу] Пржевальскому, "на страдания, причиняемые мусульманам", указывая, что он не сможет оставаться "безучастным свидетелем убийств". Но турки вели наступление в своих геополитических интересах, а то, что они интерпретировали его как защиту мусульман, это такой вид "реальной политики", — считает он.

Муханов отметил, что деятельность Кавказской исламской армии повлияла на враждебные взаимоотношения азербайджанцев и армян. "Наступление велось на Баку, и целью было установление контроля мусульман над Восточным Закавказьем. А население этого региона состояло как из тюрков (азербайджанцев), называвшихся тогда закавказскими татарами, так и из армян", — пояснил он.

События 1918 года нельзя считать началом армяно-азербайджанского конфликта, поскольку большую роль в них сыграли Турция и Англия, имевшие свои армии на Кавказе. При этом массовые убийства совершались всеми сторонами конфликта, а приводимые разными сторонами цифры жертв существенно разнятся, указывал ранее "Кавказскому узлу" координатор рабочей группы Центра изучения Центральной Азии и Кавказа Института востоковедения РАН Александр Скаков.

У современной Турции нет никакой заинтересованности в установке памятника османским солдатам в Дагестане, тогда как для Азербайджана это событие является значимым, считает историк.

"Воспоминание об этом событии — это своего рода "мягкая сила" для современного Азербайджана. Ведь для Азербайджана Дагестан является приграничным регионом, в республике значительная азербайджанская диаспора, свои экономические интересы. Современная внешняя политика Турции работает на более высоком уровне", — отметил Муханов.

Последний бой Кавказской исламской армии у кумыкских селений

Иную трактовку событий изложил дагестанский историк, профессор истории Дагестанского государственного университета Хаджи Мурад Доного. 

Османские войска в лице Кавказской исламской армии помогали Горской республике по просьбе ее руководства утвердить ее власть и избавиться от отрядов английского агента Бичерахова, поэтому их поход нельзя считать интервенционистским.  

"Российская империя перестала существовать, а власти новоиспеченной Горской республики не имели достаточно собственных сил, чтобы защитить себя, и пригласили войска единоверной Турции, находившиеся в то время на Южном Кавказе. Ничего удивительного и неожиданного в этом не было: еще в период борьбы с Российской империей, в годы Кавказской войны, дагестанские владетели, черкесские правители и другие регулярно обращались за помощью к Османской империи. Дело в том, что до конца Первой мировой войны у султана в Стамбуле был титул халифа всех мусульман, и для исламской уммы халиф представлялся защитником их интересов. Османская империя в то время была мировой державой и мусульманские правители на Кавказе искали у нее поддержки", — рассказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Фактически турецкие войска пригласил в Дагестан глава Горской республики Тапа Чермоев. Впоследствии он сам прибыл в Дагестан вместе с отрядами чеченских и дагестанских ополченцев, которые влились в состав Кавказской исламской армии.

"В трудный период в Стамбул поехал глава Горской республики Тапа Чермоев и турки в лице Кавказской исламской армии откликнулись [на его призыв]. После освобождения Баку в сентябре 1918 года в Дагестан были направлены отдельные подразделения 15-й дивизии этой армии под командованием Юсуфа Иззет-паши. Кстати, этот османский генерал был по происхождению черкесом, из числа мухаджиров. Среди османских солдат также было немало детей и внуков кавказских мухаджиров", — сообщил Доного.

Лазарь Бичерахов выполнял на Кавказе заказ британской короны в качестве наемника, уверен историк.

"Бичерахов действовал по указке командования британских войск, которые заняли в августе 1918 года Баку. Об этом говорится, к примеру, в воспоминаниях командующего британского оккупационного корпуса генерала Денстервилля: он пишет, что [англичане] дали средства Бичерахову для формирования отряда и оплаты его бойцам. Любой, кто называет турков интервентами, может ознакомиться с документами о деятельности Лазаря Бичерахова — вопрос в том, как же в таком случае его следует называть", — подчеркнул он.

"Суммы, выдаваемые Бичерахову, действительно были немалыми. Первый платеж англичан составил 1 млн персидских кран (около 30 тыс. фунтов стерлингов). Для сравнения можно привести порядок оплаты строителей объездной дороги вокруг города Хамадана из числа местных жителей, которым англичане в это же время платили по три крана в день. [...] В дальнейшем выплаты отряду Бичерахова значительно выросли. По агентурным данным лидера бакинских комиссаров Степана Шаумяна, ежемесячно на текущие нужды Бичерахов получал по 9 млн рублей. За полный 1918 год отрядом было израсходовано 75,1 млн рублей и 10,2 млн иранских кран (в мае 1918 г. 5 кран обменивались на один николаевский рубль)", — пишет историк Алексей Безугольный в своей книге "Генерал Бичерахов и его Кавказская армия" (издана в Москве в 2011 году).

После захвата Баку турками в сентябре 1918 года отряд Бичерахова, состоявший в большинстве своем из казаков и армян, двинулся на север и захватил Дербент, Темир-Хан-Шуру (ныне Буйнакск) и Порт-Петровск (ныне Махачкалу). Основной целью похода Лазарь Бичерахов ставил соединение с казачьими отрядами своего брата Георгия Бичерахова, которые располагались в районе Моздока, указывает Доного.

На том месте, где установлен памятник погибшим воинам, 7 ноября 1918 года произошёл бой между Кавказской исламской армией и Кавказской армией Бичерахова, как называл он сам свой отряд.

"В таких условиях части Кавказской исламской армии и двинулись в Дагестан. Они взяли Дербент, над городом было поднято знамя Горской республики. Крупные бои были вдоль побережья Каспия — у Мамедкалы, Каякента. Затем турки прибыли в Темир-Хан-Шуру, минуя Порт-Петровск, и местное мусульманское население встречало их как освободителей. Через некоторое время Кавказская исламская армия двинулась на Порт-Петровск и именно в том месте, где установлен памятник, в районе кумыкского селения Агачаул, у них произошел решающий бой с бичераховцами. Взяв высоту Тарки-Тау, турки спокойно спустились и освободили Порт-Петровск от бичераховцев, которые бежали, погрузившись на корабли и баржи", — сообщил Доного.

Местные жители ухаживали за могилами османских солдат, погибших рядом с ними, и в этом нет ничего странного, подчеркнул историк.

"Они смотрели за могилами и в советское, и в постсоветское время из гуманных и нравственных соображений, а потом пришла мысль поставить мемориал. Это не помпезный памятник, а скромный камень, на котором высечена информация на трех языках о том событии. Камень установлен на народные средства, на взносы жителей, никаких денег, к примеру, из Турции не было. Утверждения, что турки спонсировали этот памятник, не соответствуют действительности. Кумыки стали инициаторами этого, так как последние бои Кавказской исламской армии были вблизи их селений", — подытожил Хаджи Мурад Доного.

Автор: Рустам Джалилов источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

04 августа 2021, 06:30

04 августа 2021, 05:34

04 августа 2021, 05:19

04 августа 2021, 04:20

  • Сочинцы пожаловались на многочасовые отключения света

    Жители Центрального и Адлерского районов Сочи 3 августа на несколько часов остались без электроэнергии в жару. Старые электросети не выдерживают нагрузки, которая возросла в связи хаотичной застройкой курорта и незаконными подключениями к электросетям, предположили местные жители.

04 августа 2021, 03:20

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей