Станция скорой медицинской помощи в горорде Черкесске. Карачаево-Черкесия, 21 мая 2012 г. Фото Аси Капаевой для "Кавказского узла"

01 июня 2012, 19:52

Минздрав Карачаево-Черкесии проводит проверку обстоятельств смерти шестилетнего ребенка

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

В Карачаево-Черкесии министерство здравоохранения и курортов проводит проверку по факту смерти шестилетнего Дамира Орзалиева, скончавшегося 23 мая в отделении детской реанимации и анестезиологии Карачаево-Черкесской республиканской клинической больницы (КЧРКБ). Родные Дамира Орзалиева заявляют, что причиной смерти ребенка стала халатность врачей.

За два дня до смерти у Дамира Орзалиева поднялась температура, рассказала корреспонденту "Кавказского узла" его бабушка Елена Амирокова. "В ночь на 22 мая у него поднялась температура до 37, 5 градуса, его начало рвать. Я вызвала участкового педиатра Батаркуль Тарахову. Она поставила диагноз ОРВИ, выписала лекарства для лечения горла. Также она выписала для улучшения аппетита панкреатин", – рассказывает женщина.

По ее словам, 23 мая утром у ребенка температуры не было. "Но после завтрака он вырвал. Стал зевать, был бледный. Я позвонила участковому педиатру. Нам сказали подойти к гастроэнтерологу в поликлинику. Врач поставил диагноз "гастрит" и не исключил "гастроэнтерит", сделал кое-какие назначения. Мы сдали анализы. Окончательное лечение врач должен был выписать после получения результатов анализов через два дня, 25 мая. Мы результаты анализов уже забрали после похорон, особых отклонений от нормы в них нет", - добавила Елена Амирокова.

После сдачи анализов она вместе с внуком вернулась домой. "Ребенок чуть-чуть поспал, потом позвал меня и говорит: "У меня быстро бьется сердечко". Действительно, у него была тахикардия (в выписке из истории болезни, выданной кардиологами Черкесской городской детской больницы, говорится, что ребенок поступил с диагнозом "синдром вегетативных дисфункций по типу тахикардии", прошел курс лечения с 5 по 19 марта 2012 года и выписан в удовлетворительном состоянии; даны рекомендации: наблюдение у кардиолога 1 раз в полгода и наблюдение у невропатолога. Прим. "Кавказского узла"). В 15.25 я вызывала "скорую", сказала, что у ребенка сильная тахикардия", - сообщила бабушка ребенка.

По ее словам, через 15 минут после звонка, в 15.40, приехала машина скорой помощи с фельдшером Эльвирой Шевхужевой. "Фельдшер посмотрела ребенка и сказала, что это естественно для его состояния", - вспоминает Елена Амирокова.

Примерно в 15.50 машина скорой помощи повезла больного ребенка в Карачаево-Черкесскую республиканскую инфекционную больницу. "Я и здесь говорила, что у ребенка тахикардия. Но дежурный врач Ирина Мельцова нас отправила в детское хирургическое отделение КЧРКБ, чтобы там посмотрели, могут ли быть у ребенка проблемы с аппендицитом", - сказала Елена Амирокова.

Далее, по  словам бабушки, детский хирург Идрис Аджиев осмотрел Дамира, сказал, что состояние ребенка не указывает на проблемы с аппендицитом. "Там мы пробыли более часа. После того, как были сделаны результаты анализов и УЗИ, врач сказал, что у ребенка нет проблем с аппендицитом. Нас отправили в детскую городскую больницу, чтобы там были приняты дальнейшие меры. В приемном покое детской больницы, куда мы приехали примерно в 18.30, у ребенка были уже ледяные руки и синие губы", - продолжила Елена Амирокова.

"В приемном покое детской больницы я сообщила медикам о том, что у Дамира проблемы с сердцем. Показала документы о том, что нам ставили соответствующий диагноз, и мы проходили два месяца назад лечение в кардиологическом отделении. Но в итоге нас направили в инфекционное отделение, где нас приняла дежурный врач. Нам поставили капельницу, ему стало чуть лучше, но руки и ноги были ледяные, губы синие, мраморного цвета лицо", - рассказала бабушка Дамира Орзалиева.

Галимат Амирокова: мы просили вызвать кардиолога, но этого не было сделано

Примерено в 19.30 в инфекционное отделение детской городской больницы приехала мать ребенка Галимат Амирокова. "Я просила дежурного врача Эркенову, чтобы вызвали кардиолога. Потому что подобный приступ был два месяца назад. Тогда принимала также Эркенова, она вызвала кардиолога, и Дамиру вкололи лекарство, которое успокоило его сердце. Я не знаю, почему в этот раз не позвали кардиолога", - пояснила мама Дамира Орзалиева.

По ее словам, спустя какое то время после поступления в инфекционное отделение детской больницы ребенок вскочил и начал кричать "Мне жарко, я задыхаюсь". "Голова у него была горячая, сердце стало стучать в 2-3 раза быстрее секундной стрелки", - рассказала Галимат Амирокова.

После приступа ребенка вместе с матерью направили в реанимацию. "Я беру ребенка на руки, тащу на себе, спускаемся в приемный покой, ждем минут 5-10 машину. Подъехала легковая машина "Жигули", ребенок у меня на руках. По пути также было потеряно время, так как две машины перегородили дорогу", - вспоминает женщина.

В реанимации, по ее словам, они с ребенком прождали еще несколько минут врача. "Врач Туган Кипкеев спустился, послушал Дамира, сказал, что нужно делать срочно кардиограмму. После этого привезли каталку, подняли наверх. Ребенок лежал, отвечал на вопросы. Там поставили капельницу. Потом начал выгибаться, хриплым не своим голосом стал кричать. Вскрикнул два-три раза. Тогда меня и родственников попросили спуститься вниз", - говорит мать Дамира Орзалиева.

Спустя час, по ее словам, вышел врач и сообщил об остановке сердце ребенка и о том, что родители привезли мальчика в больницу тогда, когда медики уже не могли его спасти.

Галимат Амирокова считает, что ее ребенок умер из-за сердечной недостаточности, и его не удалось спасти по причине халатности и безразличия врачей: "С момента вызова скорой и до наступления смерти прошло 5,5 часа. За это время ребенка катали по всему городу, теряли время, мы прошли через республиканскую инфекционную больницу, хирургическое отделение КЧРКБ, детскую городскую больницу и реанимационное отделение. Фельдшер скорой помощи обязан был сделать кардиограмму. Везде мы говорили, что у ребенка тахикардия. Даже скорую помощь вызвали, указав на этот диагноз".

Маренич: фельдшер станции скорой медпомощи действовала, исходя из установленного в поликлинике диагноза

Фельдшер Эльвира Шевхужева действовала, исходя из диагноза, поставленного ребенку в детской поликлинике, заявил главный врач станции скорой медицинской помощи Юрий Маренич.

"Когда ребенок заболел, в поликлинике ему поставили диагноз "острый гастроэнтерит". Фельдшер был обязан получить консультацию гастроэнтеролога. У нас нет единой специализированной детской больницы, где бы были и терапевтическая, и инфекционная, и хирургическая детские службы. У нас все разбросано по разным больницам и приходится скорой помощи развозить больных по разным медицинским учреждениям", - сказал Маренич.

Заведующая детской поликлиникой Черкесска Изабелла Тлябичева отказалась давать комментарии по поводу действий педиатра и гастроэнтеролога поликлиники, осматривавших Дамира Орзалиева 22 и 23 мая. "В Министерстве здравоохранения и курортов Карачаево-Черкесии идет разбирательство. Будет официальная версия случившегося, и нужно дождаться результатов проверки", - сказала Тлябичева.

Борлакова: предполагаю, что причиной смерти Дамира был "острый живот"

Сердечно-сосудистая недостаточность была конечной точкой критического состояния ребенка, считает заведующая кардиологическим отделением Черкесской городской детской больницы Роза Борлакова. "Я предполагаю, что причиной смерти ребенка был "острый живот". Сейчас в Минздраве проходит разбирательство по данному случаю, и надо дождаться его результатов", - считает Роза Борлакова, отмечая, что, так как вскрытия тела ребенка не было, невозможно точно назвать причину его смерти.

Анализируя последние дни и часы жизни Дамира Орзалиева, заведующая кардиологическим отделением Черкесской городской детской больницы напомнила, что у него был подъем температуры, рвота в течение двух суток. "Это говорит о возможной тяжелой инфекции или о какой-то патологии в животе. УЗИ брюшной полости показало, что у него была там свободная жидкость. Там были электролитные нарушения. Может это синдром, который так реализовался. Ребенка должны были госпитализировать сразу, как наступили симптомы болезни. Потом его столько провозили по врачам, столько было потеряно времени", - констатирует кардиолог.

Рассказывая о пройденном в марте в кардиологическом отделении курсе лечения ребенка, Борлакова сообщила, что он поступил в детскую городскую больницу 5 марта: "Сначала его привезли в инфекционное отделение больницы. У него был однократный подъем температуры. На следующий день к нам обратился врач инфекционного отделения, сказал, что повышенной температуры нет у ребенка, есть тахикардия. Ребенка перевели в наше отделение. Мы сделали ЭКГ, УЗИ. Чтобы исключить серьезную патологию, хотя и оснований для этого не было, мы назначили суточное мониторирование ЭКГ".

По ее словам, мониторирование было сделано в Черкесской городской поликлинике, так как в детской городской больнице нет специального для этого аппарата. "Там было сделано заключение, что нет органической патологии в проводящей системе сердца. Есть умеренная тахикардия, которая абсолютно свойственна детям такого возраста", - заключила Роза Борлакова.

Аджиев: у ребенка не было патологий в области живота

Никаких патологий в области живота у Дамира Орзалиева не выявлено, сказал врач детского хирургического отделения и заведующий эндоскопическим отделением КЧРКБ Идрис Аджиев.

"30 мая по поводу случившегося в министерстве здравоохранения и курортов заседала комиссия. Нужно дождаться официального ее заключения. На заседании говорили, что ребенок умер от сердечной недостаточности. Я не хочу делать заявления о том, что именно могло привести к сердечной недостаточности. Давайте дождемся результатов проверки", - сказал Аджиев.

В то же время детский хирург отмечает, что жалоб у ребенка на боли в области живота не было. "В день смерти ребенок поступил в детское хирургическое отделение КЧРКБ в 16.40. Где-то в течение 40 минут мы сделали ребенку и УЗИ, и снимок, анализ крови. То, что УЗИ показало в животе небольшое количество жидкости, это для детей, тем более в таком состоянии, не считается патологией. Боли были в области желудка, у ребенка была неоднократная рвота. Это отдавало и на живот. Перед этим врачи ему поставили диагноз "острый гастрит" и ОРВИ", – констатировал врач.

По его словам, "даже если бы у ребенка были проблемы в животе и даже если бы лопнул аппендицит, от этого за несколько часов он не мог умереть".

Кипкеев: ЭКГ показала, что сердце у Дамира Орзалиева работало в ненормальном ритме

Дамир Орзалиев поступил в КЧРКБ около 20.40 23 мая, рассказывает заведующий детским отделением анестезиологии и реанимации больницы Туган Кипкеев.

"Он был синий. Давление очень низкое, его даже уловить было невозможно. Я установил, что у него сердечная недостаточность. Мы сделали ЭКГ, которая показала, что сердце работает в ненормальном ритме. Мы только сделали кардиограмму и на каталке повезли его наверх. Необходимые реанимационные мероприятия выполняли непрерывно. Где-то через 10 минут после поступления ко мне больного его сердце остановилось", - сказал Туган Кипкеев.

По его словам, реаниматологи боролись за жизнь ребенка всеми силами. "Мы боролись, как могли, включили дефибрилляцию. Но в таком состоянии его невозможно было спасти. Дело до вызова кардиолога или до того, чтобы сделать рентген грудной клетки так и не дошло", – добавил заведующий детским отделением реаниматологии и анестезиологии КЧРКБ.

"Я по виду ребенка определил, что у него проблемы с сердцем. В то же время я видел документы, особо серьезный диагноз по сердечным болезням врачи ему не ставили. Родные не дали согласия на вскрытие тела", – заключил Кипкеев.

Представители Министерства здравоохранения и курортов Карачаево-Черкесии отказались в устной форме комментировать ситуацию. "Нужно направить официальный запрос", – заявили в ведомстве.

"Кавказский узел" готовит официальный запрос в Минздрав республики с просьбой дать информацию о ходе и результатах разбирательства по факту смерти Дамира Орзалиева.

"Кавказский узел" ранее писал о проверках, проводимых в лечебных учреждениях Юга России по заявлениям о врачебной ошибке и халатности. В частности, в марте в Пятигорске и Ессентуках была начата доследственная проверка по факту смерти двух пациенток медицинских учреждений после укола лидокаина.

В Нальчике 24 января в Министерстве здравоохранения КБР с участием независимых экспертов проходил детальный разбор причин смерти восьми детей, скончавшихся с 3 по 11 января 2011 года в реанимационном отделении больницы. По факту смерти младенцев следователи возбудили уголовное дело по статье "Халатность, повлекшая по неосторожности смерть двух и более лиц". Минздрав Кабардино-Балкарии в ходе проверки не нашел нарушений в работе больницы, где умерли новорожденные. Однако проверку по факту смерти детей начал Следственный комитет республики.

Автор: Алла Савина, Ася Капаева источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

14 апреля 2024, 05:05

14 апреля 2024, 04:06

14 апреля 2024, 03:07

14 апреля 2024, 02:08

  • Ливень с градом затопил улицы Нальчика

    В Нальчике прошел сильный ливень с градом, затопивший часть городских улиц. Для устранения последствий непогоды пришлось применять спецтехнику, сообщила глава Кабардино-Балкарии Казбек Коков.

14 апреля 2024, 01:09

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей