Участники регионального общественного движения "Чеченский комитет национального спасения". Фото: www.mashr.org

08 марта 2011, 09:50

Акиев: работа "Чеченского комитета национального спасения" остается востребованной

Проблем у беженцев из Чечни, которые находятся сейчас в Ингушетии, остается немало, поэтому деятельность таких организаций как "Чеченский комитет национального спасения" (ЧКНС), который в эти дни отмечает свое десятилетие, остается востребованной, считает Тимур Акиев, представитель Правозащитного центра "Мемориал" в Назрани. По мнению других собеседников, занимающихся защитой прав человека в Чечне и Ингушетии, на Северном Кавказе достаточно обширное поле деятельности для правозащитных организаций.

"Интересы беженцев из Чечни по-прежнему нарушаются"

Деятельность организации "Чеченский комитет национального спасения началась со съезда чеченских беженцев, который прошел 4 марта 1991 года в Ингушетии, рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Тимур Акиев.

"Тогда на территории Ингушетии было очень большое количество беженцев из Чечни, около 200 тысяч человек. На этом съезде они решили создать организацию, которая бы представляла их интересы - "Чеченский комитет национального спасения". Его возглавил один из вдохновителей съезда Руслан Бадалов. Он был известен в свое время в Чечне как спортсмен, но война все поменяла, и он стал правозащитником", - сказал Акиев.

По словам собеседника, в то время был мало правозащитных организаций в Ингушетии, особенно таких, которые оказывали юридическую помощь беженцам.

"Был "Мемориал", "Чеченское общество национального спасения", "Общество российско-чеченской дружбы" и "Правовая инициатива по Чечне". Эти организации эффективно помогали осуществлять защиту прав переселенцев и прав всех жителей Чечни, которые тогда в большом количестве находились на территории Ингушетии", - отметил Акиев.

За прошедшие десять лет, по его словам, в Ингушетии, стало меньше беженцев. "Сейчас, по неофициальным данным, в Ингушетии находится около семи тысяч беженцев. Плюс около десяти тысяч из Пригородного района Северной Осетии", - сообщил Акиев.

По его мнению, жизнь беженцев не стала лучше, их интересы по-прежнему нарушаются. "В Ингушетии есть беженцы из Чечни, но, согласно официальным документам, их не существует, потому что в 2009 году их просто сняли с миграционного учета. Я бы не сказал, что за десять лет что-то в судьбе беженцев изменилось. Но организации наподобие "Чеченского комитета национального спасения" набрались опыта в отстаивании интересов беженцев даже в таких сложных условиях, когда государство просто не замечает этих людей", - считает Акиев.

По его мнению, Руслан Бадалов, а также те, кто занимаются проблемами беженцев, научились искать компромисс и работать в существующих условиях.

"Сегодня перед ингушским правительством стоит задача в течение марта ликвидировать все места компактного проживания беженцев. Как обычно, есть первые сигналы о том, что власти подходят к этому не скрупулёзно, не адресно. Просто дают срок людям освободить места их компактного проживания, при этом не заботятся о том, куда эти люди пойдут и что с ними будет, есть ли у них возможность уйти", - сообщил правозащитник.

Никто, по словам Акиева, не задается вопросом, почему люди изначально живут в таких, порой антисанитарных условиях.

"Им предлагается просто уйти с территории, пойти к родственникам, найти место временного проживания. Будет ли решен их вопрос, предоставят ли им что-то взамен, ничего не ясно. Выселяемым указали срок, до которого им надо покинуть территорию места их пребывания, но не сказали, куда им пойти, и что им за это дадут взамен. Получается, что беженцев стало меньше, а проблемы остались те же. Государство не стало по-другому относиться к этой категории граждан, поэтому необходимость в таких организациях, как "Чеченский комитет национального спасения" в той же степени остается", - добавил представитель ПЦ "Мемориал".

"В Чечне к правозащитникам власти стали относиться лучше"

Руководитель независимого информационного агентства "Объектив" Хеда Саратова считает, что дела в правозащитном мире на Северном Кавказе несколько изменились.

"Были времена похуже. Сейчас, например, в Чеченской республике к правозащитникам власти стали уже относиться лучше. Им уже дают выразить свое мнение. Руководителям некоторых правозащитных организаций уже можно общаться с чиновниками и представителями правоохранительных органов", - заметила собеседница.

"Хочется верить, что все будет еще лучше, ведь некоторые правозащитники отдали за это свои жизни. В память о них мы не имеем права отходить от той работы, которую делаем", - сказала Хеда Саратова корреспонденту "Кавказского узла".

По ее мнению, "Чеченский комитет национального спасения" делает огромную работу, и ее лидер Руслан Бадалов отдал много сил, чтобы поставить ее на хороший уровень.

В то же время, отмечает собеседница, людей, обращающихся за помощью к правозащитникам, становится меньше. "То ли люди боятся, то ли нарушений прав человека происходит меньше", - сказала Хеда Саратова.

"Работа правозащитника остается опасной"

Магомед Муцольгов, руководитель ингушкой правозащитной организации "МАШР", сказал корреспонденту "Кавказского узла", что помощь, которую оказали люди из организации "Чеченский комитет национального спасения", членом которой являлся и он сам, была оказана десяткам тысяч пострадавшим беженцам.

"Работа правозащитника как была опасной, так и остается. Тем не менее, есть разные ситуации. Когда-то было много беженцев из Чечни в Ингушетии, мы были на волоске от гуманитарной катастрофы. Если бы не федеральный центр и не международные гуманитарные организации, Ингушетия захлебнулась бы в количестве беженцев", - считает правозащитник.

Он отмечает, что во время чеченских войн в Ингушетию прибыло около 70 тысяч беженцев из Пригородного района Северной Осетии и около 327 тысяч беженцев из Чеченской республики.

"При населении в 400 тысяч человек это практически один к одному. Тем более, что после того, как Дудаев объявил независимость Чеченской республики, Ингушетия осталась в составе Российской Федерации. Мы начинали даже не с нуля, а с минуса. Была очень тяжелая ситуация, приходилось бороться и выживать. С годами часть беженцев вернулась в Северную Осетию, часть - в Чеченскую республику, кто-то уехал и в другие страны", - отмечает Муцольгов.

В Ингушетии, по его словам, поменялся образ жизни, стало легче с беженцами, но появлялись другие проблемы.

"В 2000 году начали проводить спецоперации, появились похищенные, жертвы внесудебных казней. С усилением проявлений этих "спецопераций" стало больше терактов, обстрелов, при которых погибали опять-таки как представители силовых структур, так и мирные жители. Погибали и члены незаконных вооруженных формирований. Все это очень сильно влияло на ситуацию, меняло общественно политическую ситуацию в целом, не только в нашей республике, но и на Северном Кавказе", - говорит Муцольгов корреспонденту "Кавказского узла".

Во всей этой трагедии правозащитники были теми, кто не участвует в политике, сказал он. "Я не могу назвать никого другого, кто так целенаправленно и так позитивно работал на ситуацию. Политические игры привели к тому, что погибло и пропало без вести очень много людей. Это последствие двух чеченских войн", - заметил глава "МАШР".

По мнению собеседника, где-то ситуация стабилизируется, но где-то ухудшается, при этом правозащитникам нужно быть справедливым и говорить о том, что есть.

"Риск в работе правозащитника реален, и многие наши коллеги за эти годы погибли. Аня Политковская, Наташа Эстемирова, Стас Маркелов, Магомед Евлоев - это люди, с которыми мы работали, встречались. Они участвовали и в семинарах, кто-то писал о ситуации в регионе. Они, безусловно, достойны уважения. Я безгранично уважаю людей, которые защищают чужие права, так как они пытаются сделать так, чтобы у нас было мощное гражданское общество, которое пытается отстаивать права человека и пытаются влиять на сложившуюся ситуацию", - добавил Магомед Муцольгов.

"Правозащитники в Чечне работают и будут работать"

Как считает председатель Правозащитного центра Чеченской Республики Минкаил Эжиев, согласно ошибочному мнению СМИ, в Чеченской республике правозащита и правозащитное движение похоронено после гибели Натальи Эстемировой.

"Мы, конечно, потеряли хорошего друга, но правозащита в Чечне была, есть и будет. Работали и во время, и между двумя войнами. Те, кто вышел на эту тропу войны с беззаконием, с коррупцией, и с другими многими негативными явлениями в нашем обществе, прекрасно отдают себе отчет, что это за работа, с чем она связана, с какими рисками она сопряжена. Многие, рассуждая о правозащитниках в Чечне, говорят – если о них не слышно, значит, их нет. Однако как председатель союза неправительственных организации Чеченской республики и как председатель Правозащитного центра Чеченской республики могу официально заявить, что как бы сложно не было, правозащитники работают в Чечне и будут работать", - сказал Эжиев.

"Бывают, безусловно, напряженные ситуации. В любом случае мы идем прямо туда, откуда мы слышим про негатив и на месте разбираемся. И в этом направлении у нас есть успехи. В Чечне мы создали, например, общественный совет при МВД, куда входят и представители правозащитных организаций, и представители общественности, учебных заведений нашей республики. Нужно отметить, что к нашим заявлениям в руководстве МВД относятся должным образом", - сообщил Эжиев.

Сейчас, по его словам, очень большое внимание приковано к событиям на Кавказе – в Дагестане, Чечне, Ингушетии.

"Я не буду говорить, что там сложно, плохо, все знают сложившуюся там ситуацию. Правозащитная работа идет. Руслана Бадалова могу поздравить с десятилетием организации. Сам когда-то стоял у истоков создания "Чеченского комитета национального спасения", могу сказать только положительное о работе комитета и поблагодарить за ту работу, которую он проводил и проводит на территории Северного Кавказа", - отметил Минкаил Эжиев.

Как сообщал "Кавказский узел", ситуация в Чечне сейчас не перестает вызывать обеспокоенность у правозащитников и международного сообщества. Так, в ходе дебатов по поводу обстановки на Северном Кавказе в октябре прошлого года депутаты Европарламента призвали Россию выполнять международные обязательства в области прав человека и положить конец безнаказанности в регионе. В проекте резолюции говорилось, что в Чечне власти продолжают поддерживать "атмосферу страха", исчезают оппозиционеры и правозащитники. Все это, как говорится в документе, происходит в атмосфере персонализации власти, "шокирующей при демократии".

Автор: Екатерина Селезнева; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

22 октября 2020, 17:14

  • Суд в Баку назначил журналистке Вагифгызы штраф за невыплату компенсации

    Азербайджанская журналистка Севиндж Вагифгызы приговорена к штрафу за то, что не исполнила решение суда о выплате компенсации замдиректора бакинской школы Эльмире Аландаровой. Журналистка связала наказание с обнародованием нарушений на выборах 2018 года и обратилась в ЕСПЧ с жалобой на первый штраф.

22 октября 2020, 16:46

22 октября 2020, 15:58

22 октября 2020, 15:37

  • Девочка призналась в оговоре Мусы Алиева по делу об изнасиловании

    Жительница дагестанского села Муцалаул заявила "Кавказскому узлу", что оговорила Мусу Алиева и еще нескольких односельчан в изнасиловании. Алиев изначально не побоялся предать дело огласке, что нетипично для подозреваемых в изнасиловании, указала активистка Светлана Анохина. Девочка и ее родители опасаются давления со стороны силовиков, правозащитники помогли им покинуть Муцалаул.

22 октября 2020, 15:08

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей