Женщина на фоне разрушенного здания в Сирии. Фото: REUTERS/Sertac Kayar

11 мая 2021, 20:10

"Медуза" рассказала о судьбах чеченок на территории ИГ*

Жительницы Чечни, чьи дочери оказались в зоне боевых действий на Ближнем Востоке, не теряют надежды вернуть их домой, даже если о судьбе женщин несколько лет нет вестей. Рассказы семи матерей опубликовала сегодня "Медуза".

Как писал "Кавказский узел", российские вооруженные силы на территории Сирии используют методы, применявшиеся ранее в Чечне, в том числе неизбирательные бомбардировки и зачистки, указала 2 апреля директор Центра анализа и предотвращения конфликтов Екатерина Сокирянская. Выезд в Сирию заметного числа жителей Северного Кавказа был спровоцирован местными властями, которые преследовали всех потенциально сочувствующих вооруженному подполью, отметил правозащитник Олег Орлов.

Российские правозащитники выпустили аналитический доклад о проблемах соблюдения прав человека и нарушениях гуманитарных норм в Сирии за последние 10 лет конфликта. "Кавказский узел" опубликовал справку об этом докладе. 

Матери чеченских девушек, которые в середине 2010-х годов уехали в Сирию, не теряют надежды вернуть домой своих дочерей. Оказавшись на территории, подконтрольной боевикам запрещенной в России террористической организации "Исламское государство", некоторые из этих девушек пропали без вести, а другие были приговорены к длительным срокам заключения, вплоть до пожизненного. Истории нескольких чеченок, оказавшихся на территории ИГ*, сегодня опубликовала "Медуза" (издание внесено Минюстом России в реестр организаций, выполняющих функции иноагента - прим. "Кавказского узла").

Автором проекта о судьбах чеченок в Сирии "Ищи свою внучку, а нас уже нет" стал фотограф Сергей Строителев. Он создал иллюстрации к историям, спроецировав изображения пропавших или плененных в Сирии девушек на фигуры их матерей. "Они ощущают присутствие детей каждый день, живут их жизнью и видят их во снах", - объяснил фотограф замысел иллюстраций.

Большинство историй рассказаны матерями девушек, но о судьбе Айшат рассказала ее свекровь Зара. По словам женщины, Айшат с четырьмя детьми уехала на Ближний Восток втайне от мужа. Сын Зары нашел работу в Москве и планировал перевезти в столицу и жену с детьми.

Как утверждает Зара, невестка еще до отъезда начала носить исключительно черную одежду, хотя окружающие настороженно относились к такому дресс-коду. Пока сын Зары работал в Москве, Айшат начала много времени проводить в интернете. "В какой-то момент внуки начали жаловаться, что мама постоянно сидит в телефоне. Я тоже стала это замечать (...) Айшат познакомилась с каким-то мужчиной в социальных сетях. Потом [сотрудники] ФСБ показывали нам его фотографию и говорили, что именно с ним она уехала", - вспоминает свекровь.

Айшат уехала из дома свекрови вместе с детьми под предлогом поездки к своей матери в село: периодически она уезжала на день или два, поэтому отъезд не вызвал у родственницы никаких подозрений. Лишь через два дня Зара узнала, что в действительности Айшат с внуками уехала в Турцию. "Мой сын вернулся из Москвы после того, как я сообщила ему эту новость. Забежал в квартиру, даже не переоделся, взял деньги на дорогу и улетел в Турцию их [Айшат и вербовщика] искать. Был на телевидении, везде показывал их фотографии (...) Но все тщетно", - рассказала она.

О судьбе Айшат семья узнала только спустя два года. "Один раз удалось связаться, Айшат попросила прощения, сказала «извини, мама», прислала фотографии внуков и просила выслать деньги, но тогда с этим было очень строго (...) Еще мы с сыном узнали, что она там вроде бы два раза была замужем и, возможно, от одного из этих браков есть дети (...) Старшему [внуку] уже 14, а самого младшего убило осколком при обстреле — ему было восемь лет. У сына новая семья и ребенок, еле-еле уговорили его [снова] жениться. Но я очень хочу, чтобы Айшат с внуками вернулась, я на нее зла не держу, хотя поначалу обида сильная была. Она мне как дочь", - сообщила Зара.

По различным данным, на Ближнем Востоке находятся сотни или даже тысячи детей из Дагестана, Чечни и других регионов Кавказа, говорится в материале "Кавказского узла" "Дети халифата: что их ждет после ИГ*".

Жительница Чечни Роза рассказала историю своей дочери Хадижат, которая летом 2015 года уехала на Ближний Восток вслед за мужем Магомедом. Женщина предполагает, что на отъезд в Сирию зятя могли толкнуть неудачи с работой. "Тогда был большой поток молодых из Чечни. Странно, ведь все ужасы, творящиеся там, он видел по телевизору. Ночью в марте 2017 года дочка связалась со мной. У нее была забинтована рука. Сначала сказала, что, когда арбуз резала, поранилась, потом созналась, что рикошетом задело после взрыва", - рассказывает она.

В 2017 году Хадижат и ее муж пытались сбежать обратно в Турцию, но не смогли этого сделать. "В боевых действиях дочь с мужем не участвовали, они были в бегах, скрывались. Три раза боевики сажали их в тюрьму за неповиновение. Дочку выбрасывали на улицу в тот же вечер — видимо, с женщинами обращались помягче. Магомед сидел [в тюрьме] по два-три месяца, а Хадижат скиталась, просила милостыню на пропитание. Были и издевательства со стороны боевиков: били, бросали в яму с водой", - утверждает Роза.

Мать, пытаясь вытащить Хадижат из Сирии, смогла заручиться поддержкой силовиков. В результате доставить в Россию удалось только двух внучек Розы: Магомед оказался в заключении, а Хадижат отказалась лететь в Москву без мужа. "Я узнала, что их разлучили с мужем и перевели в разные временные изоляторы. (...) Как только Ураза закончится, буду ходить, ездить, стучаться во все двери. Я понимаю, что на Хадижат и Магомеда заведены уголовные дела в России, тут они должны предстать перед судом. Но это не главное. Главное, чтобы они приехали, были тут", - заявила женщина.

19 апреля из Сирии в Россию были возвращены 44 ребенка, чьи родные живут, в том числе, в Дагестане, Кабардино-Балкарии и Ставропольском крае. Среди этих детей оказались двое внуков жительницы Нальчика Айшат Джангуразовой: зять женщины погиб, дочь попала в плен, четверо их детей оказались в лагерях для беженцев и двое из них еще остаются в Сирии, рассказала она "Кавказскому узлу".

Дочь Фариды обманом вывез на Ближний Восток ее муж, с которым она с ноября 2014 года жила в Москве. В 2015 году она оказалась в Мосуле. "Дочка все время плакала и просила прощения: «Мама, мама, ну как же так». Уже тогда на ней был черный хиджаб, хотя в Чечне носила цветные платочки (...) В Мосуле у меня появился внук, дочь присылала фото. В итоге мужа убили — так сказала дочка, но тела она не видела: не положено у них этого. После смерти мужа ее перевели во вдовий дом, где она прожила до 2017 года с другими девочками, заботясь о ребенке. Выходила на связь время от времени, плакали вместе", - рассказала женщина.

Через некоторое время связь с дочерью прервалась - впоследствии Фарида нашла имя дочери в списке заключенных одного из многочисленных лагерей в Ираке, но больше ничего не смогла выяснить о ее судьбе. "Мы очень хотим, чтобы она вернулась (...) Это единственная моя доченька, я всегда очень старалась для нее. Молю, чтобы она вернулась вместе с внуком, которому уже шесть", - сожалеет она.

Дочь Бирлант Фатима в 2014 году уехала вместе с тремя детьми за мужем в Турцию. Мать уже тогда опасалась, что зять вывезет их в Сирию или Ирак. "Фатима меня успокаивала, мол, под страхом смерти не поеду никуда из Турции. Но ей, видимо, пришлось. (...) С дочерью последний раз мы контактировали в августе 2017 года", - рассказала женщина.

Бирлант узнала, что ее дочь попала в лагерь, а затем была ранена во время теракта на его территории. "Дети оказались у Красного Креста, и 5 февраля 2018 года их удалось вывезти из Ирака. (...) В итоге дочь посадили в тюрьму. В какую точно, не знаю, но где-то в Багдаде, поэтому на связь она не выходит. Посадили несмотря на то, что она не участвовала в боевых действиях, просто боялась детей оставить одних", - приводит издание ее слова. 

Дочь Маймулат Иман вместе с мужем и детьми уехала из Грозного в Турцию и оказалась на Ближнем Востоке. Только в 2015 году, когда мужа Иман убили в результате ракетного обстрела, родственники поняли, где они находятся в действительности. "По словам дочки, зять в боевых действиях участия не принимал, его тоже обманули, заманив работой. (...) После его смерти Иман определили во вдовий дом. Мы созванивались. Я чувствовала, что она общается по инструкциям, что, возможно, кто-то стоит сзади и контролирует ее", - вспоминает женщина.

С 2017 по 2019 год связи с Иман у семьи не было. Позже удалось узнать, что ее поместили в тюрьму, а ее детей забрали в приют. "Приговор дочери пока не вынесли. (...) Детей вернули — двух девочек и мальчика — в августе 2020 года", - рассказала Маймулат.

Жительница Чечни Макка, которая после развода родителей осталась с отцом, вышла замуж в 2014 году, в 18-летнем возрасте. Мать узнала о ее замужестве постфактум, когда девушка уже оказалась на Ближнем Востоке против своей воли. "Несколько раз я пыталась заехать в Сирию, чтобы искать там дочь. Меня каждый раз не пускали в страну, услышав, для чего я приехала", - вспоминает Зара.

Во время одного из редких контактов с дочерью мать узнала, что Макка находилась в 2015 году в городе Манбидж в Сирии. В сентябре 2015 года она родила девочку, после чего их увезли в Мосул. "Она рассказала мне, что хотела бежать оттуда. Ее поймали, избили (...) В тюрьме девушек содержали по 200 человек в камере, была полная антисанитария. Маленькая внучка серьезно заболела", - поделилась женщина. Через некоторое время в Россию привезли внучку Зары, но дочь оставили в Ираке.

Дочь Ларисы Ава вышла замуж в 20-летнем возрасте без согласия матери и в 2015 году уехала с мужем в Египет. "То, что [дочь с мужем] собираются в Ирак, мне, конечно же, не сказали. Я узнала об этом только в тот момент, когда их начали бомбить самолеты. Зять погиб под обстрелами. После этого дочь перебралась жить в семью брата по отцу, который уехал следом за ней со своей семьей. Он же второй раз выдал ее замуж", - рассказала мать.

Спустя некоторое время второй муж Авы тоже погиб, и она оказалась в тюрьме, беременная вторым ребенком. "Потом она несколько раз звонила мне, говорила, что в тюрьме ад. (...) Внуков удалось вернуть домой — после судебных процессов, оформления документов на детей и опеки. Последний раз с ней выходили на связь в 2019 году из Москвы, когда привезли мальчиков", - сообщила Лариса.

Жительница Чечни Мадина уехала на Ближний Восток вслед за мужем в 2014 году. Ее мать Разет долгое время считала, что дочь живет в Турции. "Дочка не хотела меня расстраивать и до последнего мне не говорила, что они в Ираке. Только в 2017 году, я узнала, что они перешли границу. В один из дней дочка прислала сообщение через третьих лиц, мол, если что-то случится и ее не станет, чтобы мы начали поиски внучки. Сказала, что в Ираке война", - вспоминает она.

Через некоторое время мать узнала, что дочь в плену. Позднее ее перевели в государственную тюрьму и осудили, приговорив к 15 годам заключения. "27 декабря 2018 года позвонили и сказали, что моя внучка в списках тех, кого должны вывезти из Ирака, и что мне нужно полететь в Москву. 30 декабря внучка прилетела. Помню этот день как сейчас, была очень счастлива. С борта их выносили по одному в одеялках. Я ее даже и не узнала, ведь когда ее забирали, ей было четыре годика (...) Мне очень тяжело, вспоминаю о дочери каждый день", - сказала Разет.

Жительница Чечни Мизан вспоминает, что у ее дочери Марек еще до отъезда на Ближний Восток была "сложная судьба". В первый раз девушка вышла замуж в 14 лет за 16-летнего парня. "Все родственники и я тоже были против этого брака. Семь классов только окончила. Муж любил наркотики и погулять, но в то же время мою дочь одел в хиджаб. То бил, а если уходила дочь от него — плакать начинал. Наблюдать за этим было тяжело, но не положено вмешиваться. 10 лет так маялась. В этом браке появилось двое детей. В итоге мужа посадили за наркотики (...) Спустя какое-то время встретила другого мужчину, опять вышла замуж. В один день муж собрался на работу в Турцию", - рассказала она.

Несмотря на протесты матери, Марек уехала за супругом. "Были мысли даже данные их сдать, чтобы на границе их не пропустили, если они соберутся ее пересекать. Так и сделали. В итоге уехали они почти без вещей и попали в Ирак. Никто их не остановил", - сетует женщина.

Уже в Ираке у Марек родилась дочь. "Последний раз дочь выходила на связь 14 февраля 2017 года. После смерти мужа жила дочка во вдовьем доме", - цитирует издание Мизан. Несмотря на долгое отсутствие известий о дочери, женщина надеется, что она вернется.

Материалы о влиянии войны на Ближнем Востоке на ситуацию в регионах Кавказа "Кавказский узел" публикует на тематической странице "Дорога домой: на Кавказ после ИГ"*.

* организация признана террористической и запрещена в России судом.

Автор: Кавказский Узел

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

24 июня 2021, 13:10

  • 1 Жители Дагогней пожаловались на перебои с подачей воды и электричества

    В Дагестанских Огнях регулярно происходят отключения подачи воды и электричества, пожаловались местные жители. В связи с проблемами с ЖКХ группа активистов направила уведомление о проведении очередной акции протеста. Обострение протестных настроений в преддверии выборов может обернуться для администрации Дагогней сменой мэра, отметил политолог.

24 июня 2021, 12:22

24 июня 2021, 11:47

24 июня 2021, 11:40

  • Аналитики исключили травлю Макоевой в соцсетях

    Пользователи соцсетей высказались в адрес руководителя Комитета женщин "Высшего совета осетин" Ирины Макоевой в недопустимой форме, однако в их комментариях не прослеживается признаков травли и реальных угроз, а сам инцидент вскоре будет забыт, считают опрошенные "Кавказским узлом" аналитики.

24 июня 2021, 10:32

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей