Вывеска благотворительного центра "Теплый дом на горе". Скриншот публикации в Instagram центра https://www.instagram.com/p/BuREf43AIHR/

24 июня 2020, 02:45

Приют для жертв насилия в Махачкале изменил правила после резонансных публикаций

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

Работа организаций в сфере защиты жертв домашнего насилия должна быть открытой, в том числе для СМИ, заявили в коллегии по жалобам на прессу в ответ на претензии приюта "Теплый дом на горе" к публикациям Светланы Анохиной. При этом правила для постояльцев приюта после резонансных публикаций были изменены. 

Как сообщал "Кавказский узел", дагестанская журналистка Светлана Анохина сообщила 31 января о том, что руководители махачкалинского приюта для жертв семейного насилия "Теплый дом на горе" пытались выставить на улицу своих подопечных. Жертв насилия, живущих в махачкалинском приюте "Теплый дом на горе", не принуждали к безвозмездному труду и общению с журналистами. Требование о выселении женщин связано с нарушением ими правил шелтера, заявило руководство приюта в ответ на публикацию Светланы Анохиной. 

Сотрудники кавказских кризисных центров для женщин имеют дело со специфическими проблемами, поскольку в регионе распространены убийства чести и похищения невест, а добрачные связи осуждаются, отмечается в материале о "Теплом доме на горе", опубликованном 10 января 2020 года изданием "Медуза". Материал, подготовленный в рамках инициированной изданием программы поддержки благотворителей, подробно описывает историю одной из подопечных центра: девушке пришлось выйти замуж за силовика, который похитил ее и изнасиловал за неделю до запланированной свадьбы. Муж избивал Мадину, а затем и их общего ребенка, а однажды порезал ее ножом. Через два года после заключения брака они развелись, Мадина вышла замуж повторно, но второй муж через некоторое время выгнал ее из дома.

Скриншот фрагмента публикации на странице коллегии по жалобам на прессу в Facebook. https://www.facebook.com/Kollegia/photos/a.610321772372608/3917162645021821/?type=3&theaterПретензии к руководителям махачкалинского приюта для жертв семейного насилия "Теплый дом на горе"  были изложены дагестанской журналисткой Светланой Анохиной в многочисленных публикациях на интернет-сайте "Даптар". После чего от приюта поступило обращение в коллегию по жалобам на прессу о "клевете и заказном характере критических публикаций", говорится в публикации на странице коллегии в Facebook.

"Коллегия не признала (наличие в публикациях клеветы и заказного характера), главным образом выявив лишь пристрастность и слияние журналистики и гражданского активизма", - приводятся выводы коллегии на странице организации в соцсети 17 июня.

При этом коллегия признала, что "деятельность социально ориентированных некоммерческих организаций, специализирующихся в сфере защиты жертв домашнего насилия, нуждается в полноценной законодательной базе, квалифицированном методическом обеспечении и системной финансовой поддержке. Она должна быть максимально открытой, в том числе для средств массовой информации. Представление о том, что деятельность кризисных центров должна быть вне общественного контроля, в том числе со стороны СМИ, неприемлемо".

Общественная коллегия по жалобам на прессу – независимая структура гражданского общества, осуществляющая саморегулирование и сорегулирование в сфере массовой информации, говорится на сайте коллегии. Коллегия была создана в 2005 году неофициальным соглашением между более чем 80 средствами массовой информации и немедийными неправительственными организациями для осуществления функций третейского суда.

Светлана Анохина осталась недовольна решением коллегии и написала жалобу, сообщила она корреспонденту "Кавказского узла". "Коллегия вынесла вердикт, что мы отстаивали не права женщин, которые находятся (в приюте), а свое видение, как надо им помогать. Но мы опирались исключительно на положения самого Центра (защиты материнства и детства "Тёплый дом на горе"), которые не выполняются и полностью игнорируются его руководством, а также на нормы закона", – пояснила Анохина.

По словам журналистки, ее претензии касались исключительно функционирования шелтера "Теплый дом на горе", а не всех приютов такого рода.   "Безусловно, приюты, шелтеры и кризисные центры для женщин – очень нужны! […] Все женщины, которых мы опросили – а это уже 23 человека, – говорят, что руководство (приюта "Теплый дом") свою часть обязательств не выполняло, при этом подопечным все время грозили выселением", – отметила Анохина. 

В некоторых случаях, по словам журналистки,  подопечных выгоняли из приюта без объяснения причин из-за отсутствия, по предположению Анохиной, строгой регламентации правоотношений руководства шелтера с теми людьми,  кто поступил в приют, и отсутствия общественного контроля над тем, что происходит в приюте. «Какой бы плохой договор ни был, если он соблюдается, то ты, как минимум, знаешь правила. Но (в приюте) и сам договор очень мутный: последний его вариант, который мы видели, включает в себя пункт на запрет несанкционированных контактов с журналистами", – отметила Анохина.  

Она добавила, что приют не имеет профильных специалистов, которые должны работать с женщинами, оказавшимися в трудной жизненной ситуации. Все фотографии женщин с детьми, побывавших в приюте, публиковались на сайте центра и в его официальных аккаунтах в соцсетях, что помогало отчитываться перед грантодателями, демонстрировать активную деятельность центра и привлекать благотворителей, считает Анохина. По ее мнению, это нарушает не только закон о праве на изображение, но и протокол безопасности, потому что "публикация фото раскрывает местонахождение женщины и ее детей и подвергает их дополнительному риску".  

"Почему бы не отправлять фотографии вместе с прочими отчетами напрямую грантодателям без обнародования их в открытых источниках!? А для привлечения благотворителей можно придумать и другие способы", – заявила Анохина о своих претензиях к работе приюта "Теплый дом на горе".

В приют при Центре "Теплый дом на горе" принимают матерей с детьми и беременных женщин, оказавшихся в трудных жизненных обстоятельствах, говорится на сайте центра. На кризисной квартире могут бесплатно проживать до пяти матерей с детьми одновременно, получать помощь психолога, юриста, социального работника и временной няни для ребёнка. Мамы могут проживать в приюте 3-6 месяцев. Каждая мама должна соблюдать режим и правила проживания в общежитии. "На улицу от нас никто не попадает: мамы находят съёмное жильё, покупают жильё с помощью маткапитала, находят напарницу из числа других мам и совместно снимают жильё, работают и смотрят за детьми", – говорится на сайте центра. Вместе с сообщением на сайте размещено несколько фотографий подопечных с их детьми.

Правила для обитателей шелтера изменились

Кризисный центр "Теплый дом на горе" функционирует в полной мере, в приюте реабилитацию проходят две женщины, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации, сообщила корреспонденту "Кавказского узла" руководитель  центра Евгения Величкина. По ее словам, в шелтер обращаются не только жительницы Дагестана, но и женщины из других регионов России.  Динамика обращений не изменилась: за помощью обращаются один-два человека в месяц, добавила Величкина.

"Кто-то решает свои проблемы и уходит, а кто-то новый приходит", – пояснила Величкина.

Шелтер работает в контакте с другими подобными организациями и нередко принимает и переправляет женщин, оказавшихся в трудных жизненных ситуациях, добавила Величкина. По ее словам, это необходимо для соблюдения протокола безопасности, а иногда для удобства дальнейшей реабилитации и восстановления. "Приходится (постоялице приюта) эвакуироваться, потому что ее преследуют, например. А иногда эта (переправка) – для удобства, потому что прописка в этом регионе, и будет удобнее оформлять все справки", – рассказала Величкина.

После критики со стороны Светланы Анохиной некоторые правила поведения внутри шелтера изменились, уточнила руководитель приюта. "Мы хотим шелтер сделать полностью анонимным, чтобы туда не ходил никто. Мы решили, что если женщины согласны общаться (с журналистами), они идут общаться на безопасной нейтральной территории", –  уточнила Величкина.

Руководитель центра отметила, что полного запрета на общение с журналистами нет, а есть запрет на общение с журналистами на территории приюта. При этом Величкина отметила, что критика со стороны Светланы Анохиной положительно также повлияла на деятельность организации. "Многие нас услышали, многие начали звонить и интересоваться, даже некоторые сотрудничать начали", – рассказала Величкина, добавив, что договор постояльцев с приютом был изменен, также претерпели изменения и правила поведения подопечных. 

Ранее юрист Марат Исмаилов заявил, что статус приюта "не совсем понятен", так как у него должен быть устав и правила внутреннего распорядка. "Сложно сказать, какой процесс регулирования в частных учреждениях. Это упирается в устав", – сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Две женщины, находящиеся сейчас в приюте, проходят реабилитацию с психологом, также сотрудники центра помогают им в восстановлении документов и оказывают консультативную юридическую помощь, сообщила корреспонденту "Кавказского узла" заместитель руководителя шелтера Фарида Бахшиева.

Одна из женщин находится в приюте с ребенком, и у нее вид на жительство, так как она не является гражданкой  России, а ребенок является гражданином так же, как и его отец, сообщила Бахшиева. Она добавила, что женщине была нужна помощь в юридической оценке ситуации. Вторая постоялица шелтера изъявила желание повысить навыки косметолога, а центр со своей стороны будет содействовать в этом, добавила замруководителя приюта.

"После того как мы вступим во второй и третий этап [снятия ограничительных мер в связи с эпидемией],  мы сможем ее бесплатно  отправить на повышение квалификации и  обучить эстетической косметологии с получением диплома", – отметила Бахшиева, добавив, что параллельно будет решаться вопрос устройства ее ребенка в детский сад.

Бахшиева также отметила, что в период пандемии количество обращений с просьбой предоставить приют осталось на прежнем уровне, однако увеличилось количество звонков с запросами оказания гуманитарной и психологической помощи. "Очень много обращений было с домашним насилием и гуманитарной помощью. Им не нужен был приют, они не готовы были уходить, но им нужно было решить вопрос, решить проблему", – рассказала Бахшиева, добавив, что после такого обращения человек перенаправлялся профильному специалисту, который его консультировал.

Подопечные приюта рассказали о работе центра

Одна из подопечных кризисного центра, находящаяся в шелтере, сообщила корреспонденту "Кавказского узла", что обращается за помощью уже во второй раз, первый раз она ей требовалась юридическая помощь. Она добавила, что после развода с мужем она в течении года жила одна,  так как отношения с родственниками не заладились, а после того как мать попросила женщину освободить квартиру, она обратилась в кризисный центр во второй раз, и сотрудники  определили ее в шелтер. Женщина начинает реабилитацию с психологом, уже решила вопрос с трудоустройством – она устроилась работать косметологом, добавила постоялица.

Бывшая подопечная центра София оказалась в трудной жизненной ситуации, и ей было нечем платить за квартиру, поэтому она решила связаться с центром. И пробыла в шелтере с сентября по декабрь 2019 года, после чего ее попросили освободить квартиру. По словам Софии, сейчас она находится в другом приюте.

После того как София покинула "Теплый дом на горе", она обнаружила фотографии своих детей на официальном аккаунте кризисного центра в Instagram. "Фотографии, как нам говорили, делали для внутреннего отчета, и пока мы там находились, не размещались", – сообщила женщина.

София написала администрации центра, чтобы они удалили фотографии, однако руководство приюта отказало в этом, сославшись на определенный договор. По словам Софии, она никакой договор не подписывала, а заполняла лишь анкету, в которой не было пункта о разрешении публикации фотографии малолетних детей на официальном аккаунте кризисного центра. "Я не давала разрешения на публикацию фотографий детей. Я их просила [удалить фотографии]  – они мне отказали", – уточнила женщина.

 Фотографии детей были удалены только после того, как к ситуации подключились журналисты, заключила София.

Автор:  Магомед Ахмедов источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

24 июля 2024, 05:27

  • Сергей Сидаш оспорил приговор в Верховном суде России

    Защита бывшего заместителя губернатора Ростовской области Сергея Сидаша, осужденного из-за финансовых нарушений при строительстве стадиона "Ростов-Арена", обратилась в Верховный суд Российской Федерации с требованием отменить обвинительный приговор.

24 июля 2024, 04:28

24 июля 2024, 03:29

24 июля 2024, 02:30

  • Политологи заявили о вмешательстве суда в полномочия президента Грузии

    Суд в Грузии приостановил указ президента Саломе Зурабишвили о назначении члена Высшего совета юстиции, запретив проводить новый конкурс по отбору кандидата до конца рассмотрения дела. Суд посягнул на права главы государства, в новейшей истории Грузии подобных случаев не было, указали опрошенные "Кавказским узлом" политологи.

24 июля 2024, 01:31

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей