Исият Дзаурова c детьми. Фото Татьяны Гантимуровой для "Кавказского узла"

12 апреля 2020, 06:17

ЕСПЧ признал незаконными действия властей в отношении беженки из Чечни

Европейский суд по правам человека признал выселение беженки из Чечни Исият Дзауровой из пункта временного размещения "Промжилбаза" в Ингушетии нарушением права на уважение жилища, прописанного в Европейской конвенции по правам человека.

Как писал "Кавказский узел", 18 семей беженцев из Чечни, которые двадцать лет проживают в пунктах временного размещения в Ингушетии, в августе 2014 года получили жилье в Грозном. По словам мэра города Карабулак Муслима Яндиева, на тот момент в ПВР "Промжилбаза" осталось три семьи вынужденных переселенцев. Мать-одиночка Исият Дзаурова, у которой пятеро детей, сообщила, что "пока силой не выселяют, но начинают выдавливать".

Европейский суд по правам человека признал нарушения статьи 8 (право на уважение жилища) Европейской конвенции по правам человека в отношении жительницы Ингушетии Исият Дзауровой, рассказал 11 апреля корреспонденту "Кавказского узла" правозащитник, юрист Руслан Парчиев, который представлял интересы Дзауровой в Европейском суде.

Исият Дзаурова жила в Грозном, но в конце 1994 года, когда начались боевые действия, ей пришлось покинуть город. "Выезжали под бомбежками, нашу машину обстреливали из вертолета, было очень страшно", - рассказала она корреспонденту "Кавказского узла".

По ее словам, Ингушетия на тот момент была переполнена вынужденными переселенцами из Пригородного района, и снять в аренду жилье было практически невозможно. "Мне повезло: в миграционной службе мне дали статус "внутренне перемещённого лица" (ВПЛ), а в 2003 году мне была предоставлена комната в жилом комплексе "Промжилбаза" который являлся собственностью города Карабулак. И тогда же меня поставили в список для получения жилищного ваучера", - рассказала она.

В этом комплексе она прожила больше десяти лет, вплоть до выселения в 2014 году. «За это время я родила пятерых детей. Младший ребенок был еще грудничком, когда нас выселяли буквально в никуда", - рассказала Дзаурова.

Для беженцев комплекс "Промжилбаза" стал единственным пристанищем

По словам Руслана Парчиева, в этом комплексе проживало 225 человек, все эти люди оказались здесь в результате межнационального конфликта в Пригородном районе или боевых действий в Чечне.

С 30 октября по 6 ноября 1992 года в Северной Осетии на территории Пригородного района и части города Владикавказа в результате обострения межнациональных отношений между осетинами и ингушами, как проживающими в Осетии, так и жителями Ингушетии, произошел вооруженный конфликт. Конфликт быстро перерос в массовые беспорядки, сопровождавшиеся погромами, разрушениями, поджогами, вооруженным сопротивлением власти, убийствами, захватом заложников и другими насильственными действиями. В связи с боевыми действиями и массовыми беспорядками во время конфликта, по данным Генпрокуратуры России, пострадало более 8000 человек, из них погибли 618 человек, ранено 939 человек, говорится в подготовленном "Кавказским узлом" справочном материале "Осетино-ингушский конфликт 1992 года".

"И для них комплекс "Промжилбаза", где они проживали со стариками и детьми, был единственным пристанищем", - отметил Парчиев.

Он сказал, что первый звонок о том, что жильцов "Промжилбазы" собираются выселять, прозвучал в 2010 году. Тогда прокурор города Карабулака возбудил судебное разбирательство против городского совета в связи с нарушениями противопожарных правил на территории "Промжилбазы", в связи с чем поставлена под угрозу жизнь и здоровье жильцов. Райсуд Карабулака удовлетворил иск прокурора и обязал горсовет принять незамедлительные меры, чтобы устранить все нарушения противопожарных правил и обеспечить безопасность жителей. Это решение вступило в силу 7 октября 2010 года, сообщил Парчиев.

По его словам, тяжба между властями Карабулака при активной поддержке прокуратуры и районного суда с одной стороны и жильцами "Промжилбазы" с другой, которых поддерживали только правозащитники и общественные организации, длилась три года.

"Чего только про нас ни говорили: и что мы не имеем статуса ВПЛ, и занимаем жилье незаконно, и что у многих имеются дома и квартиры, которые сдаются в аренду, а здесь, мол, можно жить бесплатно. Мы, жильцы, как могли, сопротивлялись. Даже объявили сухую голодовку. Но нас никто не хотел слышать. Это ужасное состояние -  чувствовать себя беззащитной", - вспоминает Исият Дзаурова.

Государство не вправе выселять людей без предоставления альтернативы 

По мнению руководителя правозащитной организации "Машр" Магомеда Муцольгова, государство не имеет права насильно выселять людей, не предоставляя им взамен альтернативного жилья.

"Выселение возможно, если имеется реальная угроза жизни человека - во время стихийных бедствий, террористических актов и тому подобных случаях. Тогда такие действия госструктур оправданны и соответствуют закону", - сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

По его словам, видя безразличное отношение к проблемам и нуждам беженцев и вынужденных переселенцев, жильцы "Промжилбазы" пошли на крайние меры и объявили сухую голодовку. "В те дни их интересы защищали также и юристы "Машр" в рамках реализации благотворительного проекта", - рассказал Муцольгов.

Он также отметил, что, по его сведениям, никто из жильцов "Промжилбазы" до сих пор так и не получил ни квартиры, ни жилищного сертификата.

Юрист: женщину с детьми фактически выселили на улицу

"4 сентября 2013 года райсуд Карабулака вынес постановление о выселении 35 человек с семьями – всего 228 человек, включая и Исият Дзаурову с детьми. Основная причина, как говорится в постановлении суда - жильцы не имели статуса ВПЛ и поэтому занимали помещение незаконно. На том заседании райсуда Дзаурова не присутствовала. С 1 по 7 сентября 2013 года она с ребенком находилась на лечении в больнице. О решении про выселение, принятом районным судом 9 октября 2013 года, узнала, только когда получила копию с сопроводительным письмом", - отметил Руслан Парчиев.

По его словам, Исият обжаловала постановление о выселении на том основании, что она проживала в "Промжилбазе" на законных основаниях в качестве ВПЛ. Но райсуд не принял к сведению, что на момент принятия решения о выселении многодетная мать все еще нуждалась в жилье, а городской совет не предоставлял ей никакого альтернативного варианта.

"То есть женщину с детьми выселяли на улицу. Нами была подана апелляция на, по сути, незаконное решение райсуда, но Верховный суд Ингушетии оставил решение суда первой инстанции в силе", - рассказал юрист.

Руслан Парчиев. Фото Татьяны Гантимуровой для "Кавказского узла"По словам Парчиева, в принятом решении Европейского суда говорится, "что постановление о выселении от 4 сентября 2013 года было принято в отношении тридцати пяти человек без какого-либо анализа индивидуальной ситуации заявителя".

"Городской совет добивался выселения лиц, которые не имели статуса ВПЛ или потеряли его после выдачи ваучера на жилье. Тем не менее, национальные суды не рассмотрели конкретные обстоятельства заявителя, такие как ее статус ВПЛ, тот факт, что она не получила никакого жилищного сертификата, и тот факт, что она была одиноким родителем, проживающим в этом помещении с пятью несовершеннолетними детьми", - цитирует документ Парчиев.

Он также сказал, что представитель правительства России на заседании суда настаивал на том, что "нарушения противопожарных правил в помещениях "Промжилбазы", определенные решением от 28 сентября 2010 года, были достаточными для оправдания выселения жильцов и заявителя в том числе.

"Это решение обязало городской совет принять незамедлительные меры для устранения всех нарушений противопожарных правил, чтобы обеспечить безопасность жителей. На что суд заметил, что городской совет имел в своем распоряжении три года, чтобы выполнить это решение и обеспечить безопасность проживающих там людей", - сказал Парчиев.

По его словам, Европейский суд считает, что "национальные суды не смогли сбалансировать конкурирующие права и, следовательно, определить пропорциональность вмешательства в право заявителя на уважение ее жилища".

"Суд приходит к выводу, что обжалованное вмешательство не было "необходимым в демократическом обществе". Соответственно, имело место нарушение статьи 8 Конвенции", - процитировал Парчиев решение ЕСПЧ.

Парчиев сказал, что жалобу по статье 8 Конвенции по правам человека относительно выселения заявителя суд объявил приемлемой, а остальную часть жалобы неприемлемой.

Суд присудил Дзауровой 9800 евро компенсации морального вреда

Также, по словам Парчиева, Дзаурова просила суд присудить ей компенсацию материального и морального вреда в соответствии с практикой суда.

Исият Дзаурова c детьми. Фото Татьяны Гантимуровой для "Кавказского узла""Суд признал неприемлемой просьбу о присуждении компенсации материального ущерба, так как заявитель, желающий получить компенсацию материального ущерба, должен предъявить конкретное требование на этот счет. Поскольку в настоящем деле заявитель не указал требуемые суммы, Европейский суд не присуждает компенсацию по этому основанию. В то же время Европейский суд присуждает заявителю 9 800 евро в качестве компенсации морального вреда", - пояснил Парчиев.

Также, по его словам, суд отказал Дзауровой в выплате расходов, которые она понесла на услуги адвокатов, и почтовых расходов. "Она не смогла вовремя отправить документы, обосновавшие траты, и просила присудить ту сумму, которую суд счел бы разумной. Суд ответил, что заявитель имеет право на возмещение судебных расходов и издержек, но поскольку заявительница не представила никаких документов, обосновывающих ее расходы, отклонил это требование", - объяснил позицию суда Парчиев.

Юрист отметил, что решение ЕСПЧ было принято по одному человеку, хотя Верховный суд Ингушетии рассматривал жалобы группы людей, выселенных из "Промжилбазы", так как до Европейского суда дошло только заявление Исият Дзауровой.

"Европейский суд не может отменить решения российских судов, но может рассмотреть жалобу о нарушении прав человека и вынести свой вердикт, по которому жители могут получить компенсацию. Я думаю, что решение ЕСПЧ по жалобе Дзауровой может послужить основанием для пересмотра дел других заявителей", - считает он.

Решение суда по делу Дзауровой может стать прецедентом

С ним согласен адвокат Ингушского отделения правозащитной организации "Мемориал" Иса Гандаров.

"Действительно, решение суда по Дзауровой может послужить основанием для пересмотра дела других фигурантов того судебного процесса, у которых одна и та же проблема, что и у Дзауровой", - сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

При этом он сослался на случай из своей практики. «У меня был такой прецедент. В январе 2000 года после зачистки в поселке Алды Грозного, в результате которой было много убито гражданских лиц, потерпевшие обратились в Европейский суд и выиграли дело. И после того, как Европейский суд признал их жалобу приемлемой, и потерпевшим была выплачена определенная сумма за моральный ущерб, многие жители Алды, чьи родные также были убиты [...], приняли решение обратиться с жалобой в ЕСПЧ по данному факту. Я считаю, по этому принципу могут обратиться в Европейский суд и те, кто незаконно был выселен из жилища. При этом была нарушена статья 8 Конвенции по правам человека», - сказал Гандаров.

По мнению адвоката Татьяны Окушко, у пострадавших есть все шансы подать в Европейский суд, если они не исчерпали средства правовой защиты в национальных судах, например, в суде кассационной инстанции.

Уточнение "Кавказского узла" от 19:10 13.04.20. У пострадавших есть шансы подать в ЕСПЧ, если средства правовой защиты в национальных судах ими уже исчерпаны, указала адвокат Окушко.

"Если они уже все исчерпали и получили решение об отказе в восстановлении их прав, и с этого момента не прошло еще шести месяцев, у них еще остаётся возможность подать жалобу в Европейский суд. Но если решение суда кассационной инстанции было получено и после него прошло шесть месяцев, то уже нет никакой возможности подать жалобу в Европейский суд", - сказала она корреспонденту "Кавказского узла".

Дзаурова рассказала про свою жизнь после выселения

Исият Дзаурова рассказала, что снимает небольшую двухкомнатную квартиру в Магасе. "У меня уже шестеро детей. Самому с младшему – полтора года, старшим – 16 и 14 лет, мои помощники. Комнаты маленькие, когда вечером всех уложишь спать, приходится в темноте пробираться осторожно, как бы никого не задеть, ни толкнуть", - рассказала она.

По ее словам, она открыла интернет-магазин по продаже косметики. "Доходы от этой торговли небольшие, денег не хватает даже на то, чтобы заплатить за съем квартиры 13 тысяч. Просила хозяина снизить хотя бы на две или три тысячи – не согласился", – пожаловалась она.

Она вспоминает, что в то время, когда с детьми жила в "Промжилбазе", работала на ремонте квартир и домов. "Хватало денег и на няню, и на детей, чтобы одеть-обуть. Приходилось работать много и трудно, сейчас вот и спина болит, сердце часто болит, тахикардия. Но что-то делать нужно, вот и занялась косметикой. Правда, торговля идет плохо, у людей денег нет, а тут еще и этот карантин. У меня долгов 200 тысяч. В магазине продукты дают под расписку. Беру самое необходимое, чтобы дети голодными не были. А еще нужны стиральные порошки, зубная паста, мыло, шампуни, лекарства. Короче, куда не кинь, всюду клин", – вздыхает Дзаурова.

Она получает пособия на детей - 800 рублей на четверых, так как на старших уже не платят. По словам Дзауровой, недавно ей позвонили и сообщили, что ее семье положена продуктовая помощь. "Я обрадовалась, думаю, может, фрукты какие будут", – рассказала она. По ее словам, она назвала курьеру адрес, но он отказался ехать "так далеко".

Решение ЕСПЧ она назвала новостью "неожиданной и приятной". "В первую очередь рассчитаюсь с долгами, сброшу с себя этот тяжкий груз. Детей нужно одеть – повырастали старшие из своих одежек", – строит планы Дзаурова.

Она пожаловалась, что надеяться приходится только на себя, так как муж уехал на заработки в Москву. "Ни мужа, ни денег. По его словам, работает на стройке. Редко, когда пришлет две-три тысячи. Все жалуется, что то сидят без дела, то прораб не заплатил", - рассказала Дзаурова.

Быт беженки постепенно наладился после возвращения в Грозный

Марина рассказала корреспонденту "Кавказского узла", что была в числе первой группы из восемнадцати беженцев, которые в сентябре 2014 года получили квартиры в Грозном.

"Когда в мэрии Грозного вручили ордер на квартиру, мне казалось, что все это происходит во сне. После десятилетних мытарств в малоприспособленных для жилья помещениях с пятью детьми, младший из которых инвалид – трёхкомнатная квартира. Новые соседи по дому помогли нам с мебелью, принесли в подарок холодильник, телевизор", – вспоминает она первые дни новоселья.

По ее словам, старшие дочери Седа и Милана с тех про закончили московские вузы, работают в Грозном в госструктурах, а сын Магомед-Башир после окончания нефтяного института работает на севере России в управлении буровых работ.

"У младшего мальчика [...] редкое генетическое заболевание – синдром Вольфа-Хиршхорна. Когда жили в Карабулаке, у него были частые приступы. Я не могла его оставить без присмотра ни на минуту, возила с собой везде в коляске лежачего – он сидеть не мог, не разговаривал. Когда нас стали выселять из детского садика, где мы тогда жили, приехал к нам глава. Стал убеждать нас освободить здание. Взамен предлагал жить на съемных квартирах. "А где взять деньги, чтобы платить за квартиру да кормить-обувать детей?" - спросила я его тогда. И он посоветовал сына отдать в интернат для детей-инвалидов, а самой идти работать. Все равно, мол, такие дети долго не живут, так что с ним мучиться? Я редко когда плачу, а в тот раз, услышав такой совет, долго не могла успокоиться", - рассказала Ялхороева.

По словам женщины, местные власти помогли им обменять квартиру на небольшой домик. "В доме для всех есть место, все удобства, небольшой участок земли, огород, дворик. [Сына] вывожу во двор, ему нравятся такие прогулки. Ведь он уже сам может садиться, а когда устает, сам, без посторонней помощи, ложится [...] Только пока не может говорить и ходить, но дай Бог, может и этому научится", - надеется она.

Автор: Татьяна Гантимурова; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

27 января 2021, 11:52

27 января 2021, 10:53

27 января 2021, 09:54

27 января 2021, 09:04

27 января 2021, 07:56

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей