07 февраля 2020, 07:26

Адвокат указал на нестыковки в версии обвинения по делу убитых в Чечне дагестанцев

На заседании по делу восьми убитых в Чечне дагестанцах в прениях прокурор заявил, что их вина в посягательстве на полицейских доказана. Обвинение представило в суд несуразную версию о том, как происходило боестолкновение, она опровергается имеющимися в деле доказательствами, считает адвокат обвиняемых. 

Как писал "Кавказский узел", жители Дагестана Гашим Узданов, Пахрудин Махаев, Ислам Магомедов и Шамиль Джамалутдинов пропали 28 сентября 2016 года по дороге из Каспийска в Махачкалу. По словам матерей пропавших, они провели биллинг телефонов и у них есть сведения, что в ночь пропажи молодые люди находились в Махачкале на проспекте Шамиля, где расположен ЦПЭ при МВД Дагестана. 4 октября того же года в Хасавюрте пропали Гусейн Гусейнов, Клыч Клычев, Шамиль Джамалутдинов и Камиль Джамалудинов. Силовики утверждают, что эти люди готовили теракт и были убиты в перестрелке. На заседании суда 3 февраля сотрудник станции техобслуживания подтвердил, что трое из восьми дагестанцев были похищены у него на глазах. Шамиль Джамалутдинов и Ислам Магомедов, в последние часы перед похищением уверяли родных, что скоро вернутся, рассказали на суде 4 февраля родственники.

По версии силовиков, инцидент произошел в ночь 9 октября 2016 года в Гудермесском районе Чечни. Сотрудники полиции попытались остановить две легковые автомашины. Однако водители отказались выполнить требования полицейских, и тогда силовики открыли огонь. В перестрелке были убиты восемь предполагаемых боевиков и ранены четверо полицейских. МВД республики заявило, что все убитые входили в одну группировку и планировали диверсионно-террористические акции. Сотрудники МВД Чечни были представлены к государственным наградам. Свое предложение наградить полицейских Рамзан Кадыров ранее объяснил тем, что "они, рискуя жизнью, нейтрализовали особо опасных бандитов".

На судебном заседании в Верховном суде Чечни 6 февраля был продолжен допрос свидетелей защиты и представителей обвиняемых. Первой была допрошена мать обвиняемого Пахрудина Махаева Бурлият Махаева. Представителем по делу проходит отец Махаева, поэтому Бурлият Махаева была допрошена в качестве свидетеля.

Бурлият Махаева рассказала суду, что ее сын за полтора месяца до похищения женился, вместе с женой он жил отдельно. Последний раз она видела сына 28 сентября 2016 года.

"В тот день я пришла в дом к сыну, так как у него были проблемы со здоровьем. Пока я находилась у него, сыну позвонил его друг Ислам Магомедов. По разговору я поняла, что Ислам его куда-то зовет. Пахрудин сначала отказался, но его, видимо, стали уговаривать, и он в итоге согласился. Затем к дому подъехала машина с его друзьями, и они уехали в Каспийск за цементом", - рассказала суду свидетель.

По ее словам, она с ним весь вечер переписывалась в мессенджере WhatsApp, последнее сообщение она отправила в 12 часов ночи, но оно до него не дошло.

"Он носил бороду, у нас на это смотрят как-то настороженно, поэтому, когда я утром не смогла до него дозвониться, то мы сразу начали его искать. Муж позвонил своим знакомым, работавшим в правоохранительных органах. Они пробили его телефон и выяснили, что с 12 ночи до 10 утра телефон находился в Махачкале, в районе дома №46 по проспекту имама Шамиля. Это здание Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ). У нас в республике практикуется, что забирают парней и потом за деньги возвращают. Мы ждали этого предложения, но никто об этом нам не сказал", - отметила она.

Рассказывая об этом, женщина едва сдерживала слезы. По данным, которым родным Пахрудина Махаева сообщили знакомые работники правоохранительных органов, серую "Газель" со стройматериалами останавливали на улице Шоссе Аэропортовское в Махачкале.

"Три дня нам говорили, что их задержали по ошибке и скоро должны выпустить", - сообщила Бурлият Махаева. 4 и 5 октября они выходили на митинг в Махачкале, в ходе которого их принял один из руководителей правительства Дагестана.

"Он зачитал нам сводку о задержании четверых ребят в Хасавюрте, но фамилии были другие. Про наших ребят он сказал, что не знает ничего. А потом и вовсе стал отрицать, что нам говорил это", - рассказала женщина.

Утром 9 октября, когда в новостях появилось сообщение о том, что на территории Чечни, недалеко от дагестанской границы, убиты восемь человек, Махаева вместе с другими родственниками выехали на место происшествия.

"Там такая проселочная дорога, что старые машины по ней проехать не смогут. Когда мы приехали, еще тлел огонек, где находились машины. И, судя по этим следам, машины стояли не друг за другом, как говорили на суде сотрудники, а рядом друг с другом. Муж поговорил с людьми, живущими в округе, они сказали ему, что одна из машин была привезена на то место на эвакуаторе", - отметила Бурлият Махаева.

"Следователь торговался с нами, чтобы мы подписали документы о закрытии уголовного дела. Говорил, что если мы этого не сделаем, то нам не выдадут тела", - сообщила свидетель.

Прокурор поинтересовался об источнике информации, сообщившем родным о задержании парней и доставлении их в ЦПЭ, чтобы можно было допросить его на суде. Бурлият Махаева отказалась называть его имя.

"Он живет в Дагестане, и поэтому мы не можем выдать его имя. Он просил нас этого не делать, так как это все равно, по его словам, не помогло бы делу, а его положение бы усугубило", - сказала она.

Следующей допросили мать Госена Госенова Супият Шарабдинову. Сын, по ее словам, был похищен 4 октября.

"Госен мне должен был помогать по работе в тот день. Ближе к обеду он сказал, что пойдет в мечеть и скоро вернется. Примерно в 15 часов я позвонила ему, и он сказал, что находится в мастерской вместе с Клычом и пообещал прийти, как они закончат ремонтировать машину. Я не сразу отключила телефон, так как услышала в телефоне его крик: "Клыч, Клыч", после этого связь прервалась", - рассказала она.

Вечером, когда она вернулась домой, в доме собрались знакомые Госенова, которые сообщили ей о том, что ее сын вместе с двумя другими его друзьями задержан вооруженными людьми в масках на техстанции. Она говорила также и с одним из работников СТО, который видел момент похищения.

"Мы обращались в правоохранительные органы. Но первые 2-3 недели следователи не допрашивали свидетелей, не провели биллинг телефонов, не осмотрели место происшествия. Только после наших многочисленных жалоб в вышестоящие органы следователи осмотрели место происшествия и допросили свидетелей", - отметила Супият Шарабдинова.

Она заявила, что не верит в то, что среди убитых в Чечне находился ее сын.

"Я уверена, что его похитили. Никто не ответил нам, где мой сын находился с 4 по 8 октября. Я не верю в то, что он мог поехать в Чечню с теми парнями, которые были похищены 28 сентября, так как он с ними не общался", - заявила женщина.

Аминат Джамалутдинова, мать Камиля Джамалутдинова, в начале допроса сказала судье, что они хотят доказать, что сыновья были задержаны и не могли находиться в Чечне.

"4 октября в обед сын должен был прийти домой. Но, как потом выяснилось, по пути домой он встретил Клыча, который предложил подвезти его до дома, но по пути у него испортилась машина и они поехали на техстанцию. Когда они находились там, подъехали вооруженные люди в масках. Работников СТО загнали в боксы, а моего сына и его друзей посадили в машину. Есть видеозапись, на которой видно, как за Клычом бегут три человека. На этом же видео видны машины, в которых их посадили потом. Записи мы передавали в Следственный комитет. Следователи отправляли запись на экспертизу в Москву, но им сообщили, что рассмотреть лица и номера машин невозможно", - отметила Аминат Джамалутдинова.

Аминат Джамалутдинова также рассказала, что следователь пытался уговорить ее, чтобы она не возражала против прекращения уголовного дела.

"Следователь говорил, что желает нам добра. Говорил, что если мы не подпишем документы, то больше не увидим тела сыновей. Но мы от него требовали расследовать дело", - сказала она.

Аминат Джамалутдинова также заявила суду, что не верит в то, что в сгоревшей машине находился ее сын. "Все тела в машине были в одинаковой позе - с опрокинутой головой. Любой человек, даже полуживой, будет пытаться выйти из горящей машины", - заметила она, добавив, что по ее мнению, никаких событий в ночь на 9 октября на той проселочной дороге не происходило.

Прокурор счел вину обвиняемых доказанной

После этого адвокат Сергей Денисенко заявил, что все свидетели защиты допрошены, и судья объявила о завершении судебного следствия. После обеденного перерыва суд перешел к прениям сторон. Потерпевшие представили в суд заявление, что отказываются от участия в судебных заседаниях и прениях сторон.

Свою речь в прениях прокурор начал с того, что все восемь человек обвиняются в незаконном ношении и хранении оружии и посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов. Согласно обвинительному заключению, напомнил прокурор, примерно в 23:55 8 октября 2016 года сотрудники правоохранительных органов Чечни, установившие передвижной пост на проселочной дороге между населенными пунктами Герзель и Энгель-Юрт Гудермесского района, пытались остановить проезжавшие две машины ВАЗ седьмой и четырнадцатой модели. Однако находившиеся в машине "…применили гранату РГД-5 и открыли стрельбу из имевшегося при них оружия", - заявил прокурор. В результате этого четверо сотрудников получили сотрясение мозга и ушибленную рану затылочной области головы.

"Поскольку органами следствия не были установлены основания для принятия решения о реабилитации умерших, а их законные представители возражали против прекращения уголовного дела в связи со смертью лиц, подлежащих к привлечению к уголовной ответственности, дело направлено на рассмотрение по существу в Верховный суд Чечни", - отметил прокурор.

По мнению гособвинителя, вина всех восьми обвиняемых была доказана в ходе судебного заседания. Он сослался на показания потерпевших, а также других сотрудников полиции, принимавших участие в спецоперации.

Во время выступления прокурора находившиеся в зале представители обвиняемых обменялись репликами между собой, однако судья сразу им сделала замечание и потребовала не комментировать слова прокурора.

"Если вам что-то не нравится, выходите", - сказала она.

Показания потерпевших и свидетелей последовательны и соотносятся с другими доказательствами - протоколами допроса на месте происшествия, осмотра места происшествия и заключениями судебных экспертиз, заявил прокурор.

"Допрошенные в суде представители обвиняемых и свидетели защиты показали, что не являются свидетелями событий, имевших место в октябре 2016 года на территории Чеченской республики. Ничего по этим событиям они пояснить не могут и обстоятельства им неизвестны. Доводы о похищении обвиняемых являются лишь предположением", - сказал прокурор.

Все обстоятельства дела установлены, а собранные доказательства достаточны для признания обвиняемых виновными в инкриминируемых преступлениях, добавил он.

Прокурор попросил суд прекратить уголовное дело в связи со смертью обвиняемых.

Защитник указал на нестыковки в версии обвинения

Версия обвинения опровергается доказательствами, которые имеются в материалах дела, заявил адвокат международной правозащитной группы "Агора" Сергей Денисенко, представляющий интересы обвиняемых.

Следователи не установили, откуда на месте происшествия оказались гильзы, стрелянные из семи экземпляров огнестрельного оружия, отметил он.

"Кому принадлежали эти семь экземпляров оружия? Кто стрелял?" - задался он вопросом.

Адвокат обратил внимание, что на кузове ВАЗ-2107 обнаружено 31 огнестрельное повреждение, а на кузове другой машины, ВАЗ-2114 - 124 огнестрельных повреждения.

"Возникает сразу несколько вопросов. Почему на автомашине ВАЗ-2114 обнаружено больше входных повреждений, если, как утверждают потерпевшие и свидетели, впереди ехал ВАЗ седьмой модели и стрельба велась в основном по первому автомобилю? Откуда в корпусе ВАЗ четырнадцатой модели повреждения от пуль калибра 7,62 и 9 мм, если, согласно показаниям допрошенных в суде потерпевших и свидетелей обвинения, стрельба из оружия этих калибров ими не велась, а на месте происшествия не было обнаружено гильз соответствующих калибров?" - задал вопрос адвокат.

Далее защитник зачитал заключение эксперта, который изучал огнестрельные повреждения служебного бронированного УАЗа.

"Из данного заключения следует, что ствол автомата, из которого были произведены выстрелы, находился на высоте примерно 1600 миллиметров над поверхностью земли, что исключает, что данные выстрелы могли быть произведены из ВАЗ-2107 и ВАЗ-2114, высота которых составляет 1440 и 1400 миллиметров соответственно. Такие выстрелы могли быть произведены стрелком только из положения стоя, причем достаточно высокого роста", - заметил Денисенко.

Есть все основания считать недоказанным факт наличия на месте происшествия двух бронированных УАЗов, о котором говорили допрошенные потерпевшие и свидетели, добавил адвокат.

"Никаких сведений относительно второго УАЗа материалы дела не содержат, нет даже сведений о госномерах этой машины, а также он не был осмотрен на предмет наличия каких-либо подтверждений", - пояснил свой вывод адвокат.

Под сомнение поставил он и факт взрыва гранаты, посчитав это недоказанным.

"Обстоятельства, зафиксированные экспертизами, позволяют утверждать, что никакого взрыва гранаты не было и не могло быть. Со слов потерпевшего Сальмурзаева, граната взорвалась в непосредственной близости между ним и ВАЗ 2107. Но в то же время эксперты не нашли на машине следов воздействия взрыва и повреждений осколками. Не было следов взрывчатых веществ, осколков и повреждений на одежде всех четверых потерпевших", - процитировал он выводы эксперта.

По мнению защитника, уголовное дело подлежит прекращению в связи с отсутствием состава преступления, в частности субъекта преступления.

"Обвиняемые ничего не могут сказать в свое оправдание", - добавил защитник.

После выступления адвоката судья объявила перерыв, отметив, что представителям обвиняемых будет предоставлено слово на следующем заседании. Дата продолжения процесса пока не назначена.

Обвинение представило несуразную версию, поэтому в ходе заседания были "в основном проанализированы их ошибки", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Сергей Денисенко после завершения заседания,.

Родители обвиняемых высказали сомнения в версии гибели их детей

Житель Хасавюрта Шамиль Джамалутдинов был задержан примерно в 20 часов вечера 4 октября 2016 года, рассказал корреспонденту "Кавказского узла" его отец Магомед Джамалутдинов. По его словам, это происходило в жилом квартале в ста метрах от дома его сына.

"Он выехал вечером по делам. Но его машину заблокировали неизвестные, после чего Шамиля вытащили из машины и увезли. Есть много свидетелей похищения. Люди видели это из окон своих квартир. Но не все согласились дать показания. Выступить свидетелями согласились только два человека, их допрашивали дагестанские следователи. Женщина, которая работала в магазине и видела момент похищения, испугалась и отказалась от дачи показаний", - отметил Магомед Джамалутдинов.

После произошедшего лишь однажды в дом к Джамалутдинову пришли двое сотрудников правоохранительных органов. "Что конкретно они хотели, мы так и не поняли. Они пришли, записали наши данные и ушли. Больше они не появлялись", - сказал он.

Мужчина считает, что его сын не мог оказаться через несколько дней после похищения в Чечне. "Никто из родственников не верит в версию [правоохранительных органов]. У нас надежда, что они все еще живы. Не могут же ни в чем невиновные восемь человек быть уничтожены ни за что ни про что. Достоверно известно, что были случаи, когда людей объявляли погибшими по результатам ДНК-тестов, но затем их находили живыми в тюрьме", - сказал он.

Никаких проверок со стороны правоохранительных органов не было и в семье Аминат Джамалутдиновой, сообщила она корреспонденту "Кавказского узла".

"Никто из сотрудников силовых органов к нам не приходил. Мы не верим, что наши дети находились в тех сгоревших машинах. Мы считаем, что они были похищены и могут сейчас где-то незаконно удерживаться", - предположила она. По ее словам, в версию обвинения никто из родственников и соседей не верит.

"Кавказский узел" публикует хронику вооруженных инцидентов, нападений, взрывов и похищений людей в Дагестане.

Автор: Расул Магомедов источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

05 августа 2021, 11:28

05 августа 2021, 11:10

05 августа 2021, 10:51

05 августа 2021, 10:13

05 августа 2021, 09:17

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей