Северо-Кавказский окружной военный суд. Фото Константина Волгина для "Кавказского узла"

05 февраля 2019, 02:42

Обвиняемым в терроризме жителям Ингушетии отказано в расследовании пыток

На процессе по делу Саламхана Сампиева, Руслана Эсмурзиева, Хусена Китиева, Магомеда Аматханова и Эльберта Харсиева, обвиняемых в подготовке терактов в Ингушетии и у посольства Франции в Москве, озвучены результаты проверок по заявлениям о применении пыток. В возбуждении дела о превышении должностных полномочий в отношении сотрудников силовых органов и следствия было отказано. Адвокаты обжаловали решение.

Как писал "Кавказский узел", 15 ноября 2016 года ФСБ объявила о задержании пяти человек, планировавших, по версии силовиков, устроить теракты в Ингушетии и Москве. Источник "Кавказского узла" в правоохранительных органах озвучил имена обвиняемых: это Саламхан Сампиев, Руслан Эсмурзиев, Хусен Китиев, Магомед Аматханов и Эльберт Харсиев. Все пятеро заключены под стражу, следствие считает, что они связаны с запрещенным в России судом "Исламским государством"*. На заседании 23 января обвиняемые заявили, что признательные показания давали под пытками.

Заседание 4 февраля началось с того, что председательствующий судья сообщил о поступлении результатов проверок по заявлениям подсудимых о применении к ним пыток. Проверки проводились отдельно по каждому из подсудимых, их результаты огласил гособвинитель Анзор Полонкоев, передает корреспондент "Кавказского узла", присутствовавший на заседании суда.

Руслан Эсмурзиев в заявлении заявил, что после задержания его многократно избивали в положении сидя, подвешивали с застегнутыми на заведенных за спину руках наручниками, поджигали волосы на теле, щетину на лице, сопровождая удары угрозами и требованиями дать признательные показания.

В свою очередь, опрошенный в ходе проверки следователь сообщил, что все следственные действия происходили в присутствии адвоката. По словам следователя, Эсмурзиев не жаловался ему на пытки, из кабинета никуда не уводился, физическая сила к нему не применялась, при водворении в изолятор временного содержания жалоб он не предъявлял. Об отсутствии жалоб Эсмурзиева следователям сказал и госадвокат Герман Агиев.

В итоге следственный отдел пришёл к выводу, что обстоятельств противоправных действий в отношении Эсмурзиева не было выявлено, а его заявления "следует расценивать как способ избежать уголовной ответственности". В действиях Эсмурзиева, по мнению следователей, имелись признаки статьи 306 УК РФ (ложный донос), но поскольку подсудимый не был предупрежден об ответственности, то "тяжкие последствия в виде возбуждения уголовного дела не наступили", дело в отношении Эсмурзиева возбуждено не было.

Заявления Сампиева о пытках следствие назвало "личной оценкой произошедшего"

Саламхан Сампиев отдельно обращался с заявлением на имя директора ФСБ Александра Бортникова с просьбой опросить его дополнительно с помощью переводчика и установить причастных к его избиениям лиц.

"Ко мне применяли меры физического давления в СИЗО, пытки с помощью электрического тока, чтобы я давал признательные показания", - написал в заявлении Сампиев. Его ударили по голове рукояткой пистолета, надели на голову шапку и стали бить током с целью дачи показаний, сообщил он.

Из оглашенных объяснений следователя следует, что Сампиев был задержан "в установленном законом порядке", никакие меры психологического или физического давления к нему не применялись.

"Сампиев дал подробные признательные показания, сообщил, что в переводчике не нуждается, заявлений о пытках от него не поступало", - заверил следователь.

Заявления о пытках даны Сампиевым "с целью избежать уголовной ответственности", посчитал следователь. О том, что никаких пыток к подсудимому они не применяли, заявили также сотрудники силовых структур.

В возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников силовых структур было отказано, так как "объективного и достоверного подтверждения факты пыток не нашли", заявления же Сампиева о пытках "являлись личной оценкой произошедшего", решил военный следственный отдел.

Аматханов поехал в Сирию, чтобы защитить женщин и детей "от произвола"

Магомед Аматханов в заявлении не отрицал знакомство с Зубайри Саутиевым, однако версию обвинения отверг.

23-летний Зубайри Саутиев был убит 7 октября во время спецоперации в пригороде Назрани – Насыр-Корте. По словам отца одного из обвиняемых Эльберта Харсиева, сын приходится двоюродным братом Саутиеву по материнской линии.

"В 2014 году я добровольно поехал в Сирию, потому что увидел в интернете ужасы убийства мирного населения. Я намеревался защитить от произвола женщин и детей. Меня никто не вербовал, на поездке я не обогатился и к ней специально не готовился. Домашним я сказал, что еду в Польшу, и ни один человек о Сирии не знал. Все иные обстоятельства не соответствуют действительности", - зачитал прокурор.

Аматханов находился в Сирии, по его словам, один месяц и десять дней, в боевых действиях ему принимать участие не приходилось.

"Беспредел творили и те, и другие. То, что я увидел в интернете, оказалось ложью", - писал подсудимый.

По его словам, он сообщил "командирам", что должен отъехать для лечения дочери и уехал в Турцию, где пробыл две недели, после чего вернулся в Ингушетию.

"В один вечер в начале сентября в дверь постучал молодой парень и, спросив моё имя, сказал, что со мной хочет пообщаться сидящий в машине... человек. На заднем сиденье машины был Зубайри Саутиев, которого я видел в Сирии. Я очень испугался, но тот заявил, что хочет вытащить из Сирии свою семью, и потребовал, чтобы я перевозил его по республике. Я вынужден был дать положительный ответ", - рассказывал в заявлении Аматханов.

По его признанию, за месяц было пять поездок, а в октябре Саутиев был убит.

"14 ноября в наш дом ворвались сотрудники (силовых структур) в масках... Подкинули пистолет, в здании душили пакетом, били током, дубинкой. Мне показали на телефоне видео, где опозорили мужчин... (Я) был вынужден всё подписать", - указал в заявлении Аматханов.

Он также добавил, что сможет опознать сотрудников силовых структур по голосам, а в проверке показаний на полиграфе ему отказали.

Опрошена была и мать Аматханова, которая сообщила, что сын работал в республиканском управлении Минюста, а обнаруженный в матрасе детской кроватки пистолет никому из семьи не принадлежал. В суде женщина, по ее словам, видела на теле сына гематомы и отметила красные мочки его ушей, добавив, что сына "поддерживали, чтобы не упал".

Тем не менее было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Следователь парировал, что Магомед Аматханов не заявлял о пытках и истязаниях, в ИВС жалоб не высказывал. Сотрудник силовых структур пояснил, что пистолет никто не подбрасывал, Аматханову была надета повязка на глаза "в целях безопасности сотрудников", скотч, а также спецсредства не применялись, задержанному "была предложена вода и продукты".

Харсиев заявил, что найденная "хаттабка" ему не принадлежит

Эльберт Харсиев сообщал, что никакой противоправной деятельностью не занимался и в незаконных организациях не состоял, а показания были выбиты под пытками.

"14 ноября 2016 года в 05.00 мск к моему дому прибыли сотрудники (силовых структур) в масках. Отцу была надета камера на голову и его принудили с ней ходить по дому. Я утверждаю, что найденное самодельное взрывное устройство мне не принадлежит. Могу объяснить, что оно подброшено… Далее меня спустили в подвал, посадили на поддон, обмотали скотчем ноги. Надели... прищепки и стали бить током, я потерял сознание. Очнувшись, я ощутил прищепки на мочках ушей. Когда стали угрожать расправой мне и семье, я согласился подписать бумаги, не читая", - говорится в заявлении Харсиева.

О том, что найденная "хаттабка" ему не принадлежит, сказал и отец Харсиева.

Опрошенные следователь и сотрудник силовых структур отвергли обвинения в незаконных действиях, об отсутствии видимых телесных повреждений сказал и адвокат по назначению Герман Агиев.

Адвокат Китиева назвал проверку "крайне неряшливой"

Как и другие подсудимые, о применении пыток заявлял Хусен Китиев.

"Надев на голову отца видеокамеру, его пустили в дом… Из дивана вынули "хаттабку", затем меня доставили в здание..., где надели пакет поверх шапки, спустили в подвал и применяли пытки током", - написал он.

Следователь и сотрудник силовых структур отвергли обвинения в свой адрес и рассказали, что после проведения обыска Китиев был задержан "в соответствии с федеральным законодательством", никаких пыток к нему не применялось, на первом допросе он "дал подробные признательные показания", а в здании на него надевалась только повязка на глаза "для безопасности сотрудников".

Адвокат Хусена Китиева Юрий Бачурин заявил, что считает проверку "крайне неряшливой".

"В описи материала указана фамилия Харсиева, а в пояснении следователя — фамилия Аматханова, то есть это просто компиляция. Родственники не опрошены, сам подсудимый и понятые тоже. У нас есть сомнения, что они вообще существуют", - сказал защитник.

"Где говорится о повязке на глаза задержанному в законе...? Там что, гарем султана, что все сотрудники прячут лица?" - возмутился адвокат, добавив, что итог проверки он обжаловал, и его нельзя считать вступившим в силу.

Его поддержали и другие адвокаты, которые также обжаловали отказ в возбуждении дела о превышении должностных полномочий.

Эксперт пришел к выводу о "признаках фальсификации" в дактилоскопических экспертизах

На суде был допрошен эксперт Центра судебных экспертиз по Южному округу Эдуард Дьяченко, приглашённый защитой.

По запросам защитников он написал рецензии на имеющиеся в деле дактилоскопические экспертизы (два отпечатка были найдены на ноутбуке и один — на пистолете) и пришёл к выводу о "признаках фальсификации". Среди таковых он назвал изменение размера следа при фотографировании, отсутствие размера следов, их описания, взаиморасположение относительно предметов и признаки предварительной подготовки нанесения следов отпечатков пальцев.

Рассмотрение дела продолжится 5 и 6 февраля. Ожидается, что на этих заседаниях стороны представят оставшиеся доказательства и ходатайства, после чего будет назначена дата прений.

Состояние Эсмурзиева резко ухудшается

Один из подсудимых Руслан Эсмурзиев теряет зрение, так как был задержан вскоре после операции, рассказал его адвокат Илья Лихачёв.

"По поводу состояния своего здоровья, в первую очередь зрения, мой подзащитный говорит, что оно стремительно ухудшается. Его задержали 14 ноября 2016 года после проведения операции в больнице, и далее медицинское лечение он не получал. Его осматривали, но никакой помощи ему не оказывалось. Я защищаю его с 7 мая, и у него полностью пропало зрение на одном глазу. На втором стремительно ухудшается. Он обращался неоднократно к руководству СИЗО и в прокуратуру, но получал отказы. Мы планируем обратиться в суд с ходатайством о назначении экспертизы", - сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

В случае наступления слепоты Эсмурзиев не сможет содержаться под стражей, убеждён адвокат.

"Если он ослепнет на оба глаза - это (означает) невозможность содержать его в СИЗО вообще, согласно соответствующему постановлению правительства. Я не специалист и инвалидность поставить не могу, но состояние резко ухудшается. Помимо этого, у него есть профессиональные травмы: он являлся достаточно известным борцом, у него был ряд переломов и травм, которые дают о себе знать", - отметил Лихачёв.

"В нашем случае проверка фактически не проводилась, и заявление Эсмурзиева просто приобщили к прошлой проверке в 2017 году. Он самый активный из всех пятерых в плане защиты. Он обращался к уполномоченному по правам человека, как Ингушетии, так и РФ. По факту это просто отписки. Мы обжалуем это в военную прокуратуру", - прокомментировал адвокат озвученные результаты проверки.

Право на квалифицированную и своевременную медицинскую помощь есть у каждого лица, которое содержится под стражей, сказал корреспонденту "Кавказского узла" председатель Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Ростовской области Леонид Петрашис.

"В случае если право арестованного на квалифицированную и своевременную медицинскую помощь, по мнению его самого либо его законных представителей, было нарушено, следует обратиться в прокуратуру, которая должна с привлечением представителей Росздравнадзора проводить проверку таких жалоб. Оценить, насколько помощь в конкретном случае была своевременной и квалифицированной, может только медицинский эксперт. Прокуратура может привлечь как Росздравнадзор, так и сторонних экспертов, и дать этому событию законную оценку, а в случае необходимости принять меры прокурорского реагирования", - сказал Петрашис.

Комментариями от других сторон процесса "Кавказский узел" пока не располагает.

"Кавказский узел" следит за ситуацией в Ингушетии и ведет хронику происходящих в республике вооруженных инцидентов, спецопераций и похищений людей. Новости о влиянии ближневосточной войны на ситуацию в регионах Кавказа "Кавказский узел" размещает на специальных тематических страницах "Сирия в огне" и "Кавказ под прицелом халифата". В разделе "Справочник" опубликован материал "Выходцы с Кавказа в рядах ИГИЛ".

* – Организация признана экстремистской, ее деятельность в России запрещена по решению суда.

Автор: Константин Волгин; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

23 июля 2019, 20:33

23 июля 2019, 20:11

23 июля 2019, 19:49

23 июля 2019, 19:30

23 июля 2019, 18:54

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей