02 февраля 2018, 23:59

Прокурор запросил девять лет для Шамиля Нурмагомедова

Уроженец Дагестана Шамиль Нурмагомедов в последнем слове отверг обвинение в финансировании терроризма, выразил сожаление, что перечислял деньги своему брату, и попросил суд оправдать его. Задержание отца братьев Казима Нурмагомедова является давлением на суд, заявил адвокат.

Как писал "Кавказский узел", Московский окружной военный суд 22 января приступил к основному слушанию дела в отношении уроженца Махачкалы Шамиля Нурмагомедова, обвиненного в финансировании терроризма. Шамиль Нурмагомедов отказался признать финансированием терроризма свою помощь брату, который пытался выбраться с территории, контролируемой запрещенной в России судом террористической организации "Исламское государство". 

Коммерческий директор подмосковной фирмы Шамиль Нурмагомедов был обвинен в финансировании терроризма после того, как его брат Марат оказался в ИГ*. Он был арестован в Москве, 15 января суд продлил срок ареста Шамиля Нурмагомедова на три месяца.

Прения по делу Шамиля Нурмагомедова завершились сегодня в Московском окружном военном суде. Защита уроженца Дагестана потребовала оправдать его, указав, что обвинение основано только на предположениях, а не на доказательствах конкретного умысла Нурмагомедова.

Адвокат Абдурашид Шейхов в начале заседания заявил, что при задержании отца Шамиля Казима Нурмагомедова у него было изъят его портфель с адвокатским досье с материалами дела. Шейхов заявил, что считает действия против отца подсудимого давлением на суд.

31 января Казима Нурмагомедова остановили люди в полицейской форме и  попросили его проехать вместе с ними, объяснив это необходимостью установить его личность. Силовики доставили мужчину в Дагестан, суд в Кизилюрте 1 февраля арестовал его на два месяца по подозрению в пособничестве терроризму.

"Задержание Казима у здания суда было демонстративным. Вполне возможно, что это демонстрация не только для нас, как участников процесса, но и для судей", - сказал адвокат Шейхов еще до начала заседания корреспонденту "Кавказского узла".

Шамиль Нурмагомедов объяснил свои действия юридической неграмотностью

Выслушав адвоката, суд начал допрос подсудимого. Первыми вопросы задали адвокаты - Шейхов попросил Шамиля Нурмагомедова рассказать, что он думает о предъявленных ему обвинениях. "За год пребывания в тюрьме я понял, что совершил ошибку, когда перевел своему брату 200 тысяч рублей. Я раскаиваюсь в этом", - заявил Шамиль Нурмагомедов.

По словам подсудимого, из-за своей юридической неграмотности он слишком поздно осознал, что это может быть преступлением. Шамиль Нурмагомедов также рассказал, как общался со своим братом Маратом после его отъезда в Сирию.

"Изначально я стал говорить с ним на повышенных тонах, говорил, что он совершает ошибку, но Марат бросил трубку. Через некоторое время я успокоился и поменял тактику общения, стал общаться более дипломатично - говорил, что его супруга беременна, а он ее оставляет одну. После неудачной поездки отца я был единственным, кто общался с Маратом, с отцом и старшим братом он был в ссоре", - рассказал подсудимый.

Шамиль Нурмагомедов подчеркнул, что перечисленные брату 200 тысяч рублей были "деньгами Марата". "Да отъезда он был работником моей компании, зарабатывал много и оставлял [мне] на хранение. У него накопилось около 400 тысяч рублей. Несмотря на то, что наш отец неудачно съездил в Сирию, пытаясь вернуть Марата, я не терял надежды и поэтому дал ему деньги, 200 тысяч - только для того, чтобы он купил одежду и питание, а не для финансирования терроризма. Остальные деньги я потратил на содержание его семьи, обустройство их квартиры", - пояснил Нурмагомедов.

Подсудимый решительно отрицал, что заранее знал о приобретении Маратом какого-либо военного снаряжения. "В марте 2014 года он написал, что купил "стеклышки". Я спросил, что за стеклышки, он сказал, что это прибор ночного видения. С тех пор я перестал перечислять ему какие-либо средства, только оплачивал его телефон. Когда он открытым текстом просил деньги, я уходил от ответа и переводов больше не было", - отметил Шамиль Нурмагомедов.

"Кавказский узел" опубликовал интервью с отцом братьев Нурмагомедовых, Казимом Нурмагомедовым – "Вернуть живым: за сыном из Дагестана в ИГИЛ"*. "Мое мнение, что уход туда — это абсолютная ошибка. Я не претендую на глубокие исламские знания, но я могу искренне сказать, что считаю себя мусульманином. Практикующим мусульманином. Считаю себя верующим человеком. Я, так же, как и все остальные, имею право ошибаться, но я абсолютно убежден, что это ошибка. Туда ехать не надо. Это не тот путь, который предписан исламом", – заявил Казим Нурмагомедов.

Подсудимый также подтвердил, что все поездки его родителей — в Турцию, Египет и Сирию — осуществлялись за его счет с целью вернуть Марата домой. Говоря о покупке билетов в Турцию посторонним людям, Шамиль Нурмагомедов пояснил, что купил осенью 2014 года по просьбе Марата билет в Турцию для гражданки Фаталиевой - брат сообщил, что эта женщина хочет "повидать своих детей" и попросил помочь ей. Согласно материалам дела, у Фаталиевой зять и дочь находились на тот момент в Сирии. "Я приобрел билет в Турцию также для Исматова, но я не интересовался его целями и не придал этому большого значения на тот момент", - добавил Шамиль Нурмагомедов.

Мужчина подчеркнул, что лишь к весне 2015 года во взглядах Марата наступил перелом, заставивший его прислушаться к доводам родных. "Тогда я и сказал, что там фитна и смута, мусульмане воюют с мусульманами, что лучше оттуда уйти. В итоге он все же вышел из Сирии", - резюмировал Нурмагомедов.

Прокурор спросил Шамиля Нурмагомедова, признает ли он вину во вменяемом преступлении, и тот отверг обвинения. "Нет, я не признаю финансирование терроризма, но сожалею, что так получилось. Марат мой брат, от него я не отказываюсь и не откажусь, но если бы я был более грамотен юридически, то поступал бы иначе", - подытожил подсудимый свой ответ.

Прокурор искал доказательства вины Нурмагомедова в переписке с братом и отцом

Представитель обвинения в ходе прений попытался указать на виновность Шамиля Нурмагомедова, ссылаясь на его слова в переписке с братом. Прокурор также спросил подсудимого, знал ли он о целях и статусе таких организаций, как Аль-Каида и ИГИЛ (обе организации признаны террористическими и запрещены в России судом. - Прим. "Кавказского узла"). Нурмагомедов ответил, что не помнит, были ли эти организации запрещенными, а об их целях "не знает и знать не хочет".

Спорным моментом в расшифровке переписки братьев была трактовка их диалога о взрыве в Волгограде: когда Марат сообщил Шамилю, что "знал того, кто взорвался там", Шамиль спросил: "Он хороший парень?". Марат ответил: "Хороший", указал прокурор. По мнению гособвинителя, реплика Шамиля Нурмагомедова была "утверждением в вопросительной форме" и указывает на его одобрение действий человека, совершившего теракт. Подсудимый отверг эти предположения, заявив, что никак не мог одобрить человека, совершившего теракт, а свой вопрос брату задал в саркастическом тоне.

Прокурор задал подсудимому вопросы о других просьбах Марата перевести деньги. "Он несколько раз просил и видно, что я не откликнулся", - сообщил Шамиль Нурмагомедов.

Судья, в свою очередь, заинтересовался перепиской подсудимого с отцом в апреле 2014 года - тогда Казим Нурмагомедов предупреждал Шамиля, что Марат "засветился", прося его стереть переписку. "Казим пишет: "М. засветился. Убери все общение с ним. Особенно о деньгах. Это серьезно". Пять восклицательных знаков. Как вы это прокомментируете?" - спросил судья. "Он хотел, чтобы я понял и поверил, что это преступление", - не очень решительно сказал Шамиль Нурмагомедов.

После допроса подсудимого адвокаты выступили с ходатайствами. Адвокат Шейхов попросил огласить показания супруга Фаталиевой, суд согласился и озвучил их. Из этих показаний следовало, что женщина выехала в Сирию, желая вернуть своих детей и внуков, но в Сирии она пропала без вести, ее нынешнее местонахождение неизвестно.

Адвокат Умалат Сайгитов ходатайствовал об освобождении подзащитного от уголовной ответственности по статье 75 УПК РФ в связи с деятельным раскаянием и содействием в прекращении преступления террористической направленности, но суд отклонил это ходатайство.

Прокурор акцентировал внимание на религиозных убеждениях

Гособвинитель начал свою речь с утверждения, что "сегодня заканчивается рассмотрение дела против общественной безопасности и, можно сказать, против человечества". Данное заявление юридически не соответствует действительности, отметили после заседания адвокаты. Повторив большую часть положений обвинительного заключения, прокурор процитировал утверждение секретного свидетеля "Ивановой" о том, что Шамиль Нурмагомедов "разделяет догмы радикального ислама", хотя это доказательство суд ранее отверг как недопустимое.

На заседании 25 января засекреченная свидетельница "Валентина Иванова" представила суду свои соображения о "радикальном" и "истинном" исламе, не прояснив фактические обстоятельства дела.

"Утверждения о том, что подсудимый не знал, что люди, которым он покупал билеты в Турцию, являются членами НВФ, несостоятельны. По своей идеологии и жизненным целям они уже являлись сторонниками ИГ*, а иначе зачем ехали туда - не в курортную же зону", - заявил обвинитель.

Для усиления обвинительной позиции прокурор также отметил религиозность семьи Нурмагомедовых. "Вся семья Нурмагомедовых [выступает] за истинный ислам, за власть мусульман, за то, что каждый должен нести призыв к исламу", - подчеркнул в обвинительной речи прокурор.

Свидетельство эксперта, привлеченного защитой, обвинитель назвал ненадежным доказательством. "Она не предупреждалась о ложном экспертном заключении и ей заплатили деньги", - сказал гособвинитель. Адвокат Сайгитов возразил, что эксперта, привлеченного защитой, "предупредили о недопустимости лжесвидетельства в суде", а плату за свою работу получают все участники процесса.

По итогам прений прокурор запросил для Шамиля Нурмагомедова 9 лет лишения свободы в колонии общего режима и 500 тысяч рублей штрафа.

Защита потребовала оправдать Нурмагомедова

Адвокат Сайгитов в своем выступлении указал на юридическую несостоятельность доводов обвинения. "Прежде всего, это объективное вменение вины подсудимому, то есть привлечение к уголовной ответственности без установления его вины, за невиновное причинение вреда. В делах о терроризме это, увы, встречается сплошь и рядом - в материалах дела зафиксирована некая объективная реальность, установленная следствием и даже зачастую не оспариваемая стороной защиты, которая и вменяется в вину. При этом, как правило, нет никакого обоснования того, что эта реальность каким-то образом охватывалась умыслом обвиняемого", - сказал Сайгитов.

Защитник отметил, что такой порядок вменения вины "вызывает сомнения в позиции обвинения", а УПК предписывает трактовать все сомнения в виновности подсудимого в его пользу.

Адвокат Шейхов попытался оспорить настойчивые апелляции обвинителя к "радикальному исламу", но отсылка защитника к "радикальному православию" вызвала у председательствующего судьи нескрываемый гнев. 

"Вот тут говорили, что мусульмане выступают за законы Божьи на земле, а разве нет таких христиан, православных, которые за законы Христа", - начал свою речь Шейхов.

"Подсудимому ничего про радикальное христианство не вменяют", - оборвал адвоката судья. "Это для сравнения", - попытался парировать Шейхов, но судья пригрозил ему санкциями за "пререкания и неуважение к суду". Защитник был вынужден скомкать свое выступление, но заявил, что отвергает доводы обвинения о радикальных убеждениях Шамиля Нурмагомедова. Оба адвоката потребовали оправдать мужчину.

Приговор Шамилю Нурмагомедову будет вынесен в 11.00 мск 6 февраля.

Переписка Шамиля и Казима Нурмагомедовых в Skype была восстановлена спецслужбами после изъятия у них гаджетов, пояснил после заседания суда адвокат Умалат Сайгитов корреспонденту "Кавказского узла".

"Это не представляет для спецслужб труда, если устройство, с которого велась переписка, осталось тем же. Все что было в Skype, в WhatsApp или еще где-то, восстанавливается. Кроме того, в материалах дела есть запросы к владельцам мессенджеров", - сказал защитник.

Новости о влиянии войны на Ближнем Востоке на ситуацию в регионах Кавказа "Кавказский узел" размещает на тематических страницах "Сирия в огне" и "Кавказ под прицелом халифата". В разделе "Справочник" на "Кавказском узле" также опубликован материал "Выходцы с Кавказа в рядах ИГИЛ"*.

* – организация признана террористической и запрещена в России судом.

Автор: Рустам Джалилов источник: корреспонденты "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

25 июля 2021, 22:45

  • Жители Ростова-на-Дону и Ставрополья вызволены из рабства

    Михаил Ратков из Ростова-на-Дону многократно сбегал из трудового рабства в Дагестане, Чечне, Ингушетии и Подмосковье, сообщило сегодня движение "Альтернатива". Представители движения также рассказали, что помогли ставропольчанину Александру Букрееву, которого насильно удерживали в работном доме в Московской области.

25 июля 2021, 21:40

25 июля 2021, 21:10

  • Парад в Каспийске прошел на фоне роста числа заражений коронавирусом

    Более полутора тысяч военнослужащих приняли участие в параде, посвященном Дню Военно-морского флота России, в Каспийске. За парадом наблюдали зрители, собравшиеся на набережных. Пользователи сети поспорили о соблюдении ограничительных мер на параде и необходимости такого масштабного мероприятия.

25 июля 2021, 19:58

25 июля 2021, 19:00

  • Состояние раненого армянского солдата улучшилось

    Послеоперационное состояние солдата-срочника Армана Атасяна, раненного на границе с Азербайджаном, остается тяжелым, но врачи уже исключили угрозу его жизни, сообщили военные. Атасян пришел в сознание, подтвердил его отец.

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей