06 мая 2010, 16:22

Энвер Кисриев (Центр цивилизационных и региональных исследований РАН): "Теперь только механическая и безусловная сила Центра в ручном режиме рулит всем происходящим в Дагестане"

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

Энвер Кисриев (фото с сайта kreml.org)Заведующий сектором Сравнительной регионалистики Центра цивилизационных и региональных исследований РАН, кандидат философских наук Энвер Кисриев в интервью "Кавказскому узлу" рассказал о своей новой книге, посвященной анализу общественно-политических и этно-религиозных процессов в Дагестане, начиная с XIX в. и до наших дней.

- Как стало известно, у Вас недавно вышла в США книга о Дагестане. Расскажите, пожалуйста, о ней.

- Да, буквально месяц назад поступила в продажу – во всяком случае в Штатах – книга, написанная мной в соавторстве с моим американским коллегой, профессором политологии Южно-Иллинойского университета Робертом Уэром. Мы сотрудничаем с ним с 1996 года, когда он заинтересовался моими работами, посвященными различным аспектам политического процесса в Дагестане. Наше многолетнее сотрудничество принесло, как мне кажется, хорошие плоды: было подготовлено немало совместных научных статей и презентаций на международных научных конференциях. Монография, о которой Вы спрашиваете, - определенный итог этой многолетней работы. Она называется "Dagestan: Russian Hegemony and Islamic Resistance in the North Caucasus". Перевести это можно так: "Дагестан: власть России и исламское сопротивление на Северном Кавказе". Конечно, название не может отразить всего содержания работы. Это, скорее, "лейбл", функции которого имеют отношение к задачам маркетинга, ведь монография вышла в одном из крупных и известнейших американских издательств "Sharpe". В монографии исламская проблематика занимает, пожалуй, одну треть всего содержания книги, а теме "российской гегемонии" посвящены совсем небольшие по объему сюжеты, связанные с Кавказской войной XIX века, дагестанскими имамами и религиозно-политической идеологией мюридизма в Дагестане. А также с небольшими сюжетами, рассказывающими о периоде Гражданской войны в Дагестане 1918-1921 гг. Основной объем книги посвящен изучению процессов, происходящих в республике в кризисные 1990-е годы ХХ века, когда влияние России на Дагестан иногда приближалось к нулевой отметке. Исследования именно это периода, собственно, и являются содержанием работы. Книга получилась довольно большой – порядка 20 авторских листов.

- Расскажите подробней о содержании Вашей новой книги.

- Она состоит из 8-ми глав. В первой (вводной) главе приводятся общие сведения о Дагестане, которые необходимо знать читателю, для того, чтобы лучше понимать последующее. В последней – подводятся итоги и формулируются самые общие выводы.

Во второй главе дается концептуальное освещение и анализ характера того сопротивления, продолжавшегося, по сути, целый век, которое оказывали горцы режиму, навязанному им царизмом. В третьей, в общих чертах освящается проблематика становления в Дагестане советского строя, эволюция отношений советских органов власти с исламом, формирование многонациональной этнической структуры республики, социальные и политические факторы, способствовавшие чрезвычайно быстрому и успешному вовлечению горцев, - прежде всего, новой дагестанской интеллигенции, - в процессы европеизации, бурного роста современной экономической и культурной инфраструктуры.

Далее мы обращаемся к социально-политическим процессам, вызванным "перестройкой", последующим крахом СССР и радикальными трансформациями. В 4-ой главе дается описание и анализ своеобразных процессов формирования различных кластеров новой элиты в этой республике, их взаимодействия между собой и связь с этническими и субэтническими (джамаатскими и др.) общностями.

Этнически плюралистическая структура дагестанского общества в условиях, когда влияние центра стало почти ничтожным, начала вырабатывать специфические механизмы разрешения конфликтов. В Дагестане в этот период сформировалась структура своеобразного баланса политических сил, получившая свое воплощение в Конституции Дагестана (1994 года). Так, высшая исполнительная власть осуществлялась институтом "коллективного президента" - Государственным Советом РД, состоящим из 14 избираемых членов, - по одному от каждой из основных дагестанских национальностей, в число которых входили, в числе прочих и русские, чеченцы, азербайджанцы. Избирательные законы о выборах в республиканский парламент позволяли демократическим путем обеспечивать пропорции этнического представительства в депутатском корпусе, без которых в Дагестане невозможна социальная легитимация режима. При всем огромном конфликтном потенциале в республике, эти и другие демократические институты помогли успешно преодолеть главные риски, с которыми приходилось в то время иметь дело в Дагестане, – с постоянной угрозой внутреннего разрыва территории республики по национальному признаку и угрозами отделения от России, особенно обострившимися здесь, когда началась Первая Чеченская война. На основе ряда социологических исследований и других средств научного анализа в монографии показан этот своеобразный политический процесс. Мы увязываем его с концепцией "consociation democracy", введенной американским ученым Арендом Лийфартом, которую обычно переводят как "консоциальная демократия", но лучше перевести "со-общностная демократия". Это тип демократии, может существовать в обществах, в которых важную роль сохраняют определенные традиционные общности, - конфессиональные или этнические, или какие-нибудь другие. Эти политически значимые сегменты структуры общества исполняют функции схожую с деятельностью политических партий в обществах с классической моделью демократии. В этой связи, нами вводится понятие "этнопартии", которое позволяет многое понять и объяснить в успешном функционировании демократического процесса в Дагестане на всем протяжении этого кризисного периода.

Вообще-то, говорить обо всем этом кратко - очень непросто. Далее, в 5-ой главе рассматривается исламский фактор в республике, зарождение и распространение ваххабизма, его противостояние с тарикатскими направлениями в исламе и прочие, на мой взгляд, очень интересные сюжеты этого круга проблем.

В 6-ой главе исследуется конфликтологическая проблематика. Дагестан в этот период накопил очень интересный опыт не силового разрешения многих очень непростых конфликтов, - как внутренних, так и с ближайшими нашими соседями.

А в 7-ой, последней главе (не считая заключительной), освещается процесс трансформации этих институциональных структур, проводимый по директивам из центра, вызванным событиями войны 1999 года, Бесланом и др. Этих перемены привели к отказу от институционального своеобразия политической конструкции в Дагестане. В результате этого внутренние механизмы (политические институты и практики), обеспечивавшие самоустойчивость дагестанского общества, были упразднены. Нивелировка законодательной базы под общую гребенку и установление единообразия политических институтов сделали всю конструкцию власти и ее функционирование в Дагестане искусственной, не способной к самореализации. Теперь только механическая и безусловная сила Центра, так сказать, в ручном режиме рулит всем происходящим на месте. Пропорции этнического представительства теперь "формируются" в номенклатурных списках и "за ручку" воплощаются в жизнь. Социальные угрозы теперь погружаются во тьму развивающегося подполья и могут проявиться наружу в искаженном облике и быть истолкованы нерелевантно. Ошибки политики "исправляются" таким же жестким и безапелляционным администрированием.

Я рад, конечно, что столь сложные и очень интересные политические процессы, происходившие в Дагестане в те кризисные 1990-е и последующие годы, нам удалось исследовать с применением довольно широкого арсенала научных средств и изложить целиком в одной книге. Правда, до издания этой книги, вышло, помимо моих, порядка 20 наших совместных публикаций (статей и глав в коллективных монографиях) по этой теме.

- Где можно познакомиться в России с этой Вашей новой книгой?

- Не знаю. Думаю, сейчас нигде. Она только вышла и я даже не получил еще свои авторские экземпляры. Мне удалось пока только купить по Интернету и получить два экземпляра – по одной книге в твердой и мягкой обложке. Я знаю, что в Штатах она уже продается.

- Собираетесь ли Вы с соавтором издавать ее на русском языке?

- Нет, таких планов у нас не было. Вообще-то, многие идеи этой книги и содержание исследований, так или иначе, были изданы на русском языке в наших совместных с Робом Уэром статьях и в других моих работах.

Назову свои работы на русском языке. В 2004 году вышла в Москве моя монография "Ислам и власть в Дагестане" (Издательство "ОГИ"). Еще раньше, в 1999 году вышла моя книга "Республика Дагестан: модель этнологического мониторинга", под редакцией директора Института этнологии и антропологии РАН Валерия Тишкова. Есть еще небольшая моя книжонка "Национальность и политический процесс в Дагестане" (Махачкала, 1998 г.), и множество статей в сборниках и коллективных монографиях. На русский язык была также однажды переведена наша совместная с Уэром статья, вышедшая в журнале "Конституционное право: восточноевропейское обозрение" (№2 (35), 2001 г.). Она вышла в переводе под названием "Российская Федерация и Республика Дагестан: проблемы целостности и стабильности". Так что, содержание книги в основном отражено на русском языке. Но не все. Конечно, если кто-то возьмется за русское издание, с нашей стороны возражений не будет. Но в наших планах этого пока нет.

- Есть ли уже отклики на Вашу книгу?

- Она, как я уже сказал, вышла буквально месяц-полтора назад. Мои коллеги сказали мне, что там (в США) уже есть первые отклики. Но я пока ничем вразумительным не располагаю. Эта книга, все-таки, содержит научный текст, искушение сделать ее "занимательной" мы отбросили сразу. Ничего "жаренного" или "пареного" в ней нет. Когда я получу из издательства свои авторские экземпляры, поделюсь ими со своими коллегами, библиотеками профильных институтов и др. Может тогда появятся и отклики. Хотелось бы.
 
21 апреля 2010 года

С Энвером Кисриевым беседовал собственный корреспондент "Кавказского узла" Дмитрий Флорин.

Автор: Кавказский Узел

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

22 мая 2024, 21:43

22 мая 2024, 20:56

  • Водители автобусов в Ереване объявили забастовку

    Участники забастовки водителей около 20 маршрутов ереванских автобусов требуют восстановить на работе главного инженера компании "Ереванский автобус", уволенного новым руководством. Представители мэрии пообещали, что новых увольнений не будет, но им не удалось уговорить водителей вернуться на маршруты.

22 мая 2024, 20:07

  • Защита потребовала обеспечить присутствие ингушских активистов на суде

    Кассационный суд в Пятигорске обеспечил присутствие по видеосвязи на сегодняшнем заседании лишь двух из семи осужденных лидеров ингушского протеста. Суд удовлетворил заявленный прокурором отвод судьи, несмотря на то, что защита требовала рассматривать этот вопрос, когда все активисты будут на связи.

22 мая 2024, 19:20

  • Два бойца из Карачаево-Черкесии убиты на Украине

    Альбек Кумуков и Айтек Келендиков убиты в боевых действиях, сообщил глава Ногайского муниципального района. С начала военной операции на Украине власти признали убитыми как минимум 61 бойца из Карачаево-Черкесии.

22 мая 2024, 18:28

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей