17 марта 2008, 16:46

Ситуация в зоне конфликта на Северном Кавказе летом 2007 г.: оценка правозащитников

Ингушетия: дестабилизация

За лето 2007 года ситуация в Республике Ингушетия (РИ) катастрофически ухудшилась. Ответственность за это несут, прежде всего, силовые ведомства, проводящие на территории Ингушетии "контртеррористические операции" абсолютно неприемлемыми методами.

Ингушетия вот уже более полугода является главным источником драматических новостей с Северного Кавказа. Чуть ли не каждый день отсюда поступают сообщения о терактах, зачистках населенных пунктов, нападениях бандитов и представителей силовых структур на гражданских лиц, убийствах представителей органов власти и милиционеров.

Вот лишь несколько примеров активности боевиков в Ингушетии летом 2007 г.

В начале июля в городе Карабулаке убит заместитель главы администрации Плиевского муниципального округа Хаваж Даурбеков. 21 июля в Карабулке в результате обстрела погиб известный в республике религиозный деятель, сотрудник Министерства по связям с общественностью и межнациональным отношениям Ваха Ведзижев. По некоторым данным, в тот же день боевики обстреляли и кортеж главы республики, однако официальные власти этот факт отрицают. 27 июля около получаса неизвестные вели массированный обстрел зданий УФСБ и администрации президента Ингушетии в самом центре Магаса. 31 июля в Малгобекском районе был обстрелян автобус с бойцами МВД России и т.д. и т.п.

По официальным данным, за первую половину 2007 г. совершено 25 случаев посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов, в результате которых погибли 9 и ранены 20 человек (Сайт Прокуратуры Республики Ингушетии, 25.7.2007). Особенно кровавым был теракт в центре Назрани 30 августа, когда в результате взрыва заминированной машины погибли 4 милиционера.

Особо следует отметить новую волну показательных жестоких убийств русских семей в Ингушетии, впервые прокатившуюся по республике в прошлом году. 16 июля в станице Орджоникидзевской неизвестные из пистолета с глушителем расстреляли семью русской учительницы Людмилы Терёхиной. Через два дня во время похорон на кладбище бандиты привели в действие гранату. Ранены были 11 человек. А 31 августа убиты родственники другой русской учительницы Веры Драганчук — ее муж и двое сыновей. Женщине удалось спастись. Еще одна попытка убийства русской семьи, когда во двор была брошенна граната, по счастливой случайности окончилась без жертв. Эти бесчеловечные преступления направлены на срыв единственной на Северном Кавказе программы возвращения русских семей — одного из любимых, правда, к сожалению, почти безуспешных проектов президента РИ М.Зязикова.

Следует отметить, что в размещенном на сайте сепаратистов "Кавказ-центр" заявлении "Информационно-аналитический отдел Ингушского отделения Кавказского фронта" отрицал какую-либо причастность "моджахедов" к убийству русских, считая произошедшее провокацией и возлагая вину на федеральных "чекистов". ("Кавказ-центр", 3.9.2007)

Парадоксальным образом резкая активизация боевиков на территории Республики последовала именно вслед за усилением "контртеррористической деятельности" государственных силовых структур в Ингушетии. В нашем предыдущем, весеннем, бюллетене мы писали: "Сообщения по Ингушетии были наиболее многочисленны в информационных сводках ПЦ "Мемориал" весной 2007 г. При этом данных о терактах и боестолкновениях с боевиками отсюда, сравнительно с Чечней, приходит немного. Основной проблемой республики вот уже более полугода остается противоправная деятельность не всегда идентифицируемых силовых структур, как местных, так и из соседних Чечни и Северной Осетии."

Теперь, по прошествии еще трех месяцев вряд ли кто-либо сможет оспаривать тот факт, что "силовики" с помощью своих спецопераций, как правило, сопровождающихся беззаконием и грубым нарушением прав человека, не смогли предотвратить активизацию боевиков. Более того, подобными методами они, скорее всего, лишь дестабилизируют обстановку и расширяют базу поддержки противников российского государства Достаточно ознакомиться с ингушскими форумами в Интернете, где молодые люди откровенно высказывают свое отношение к методам оперативной работы федеральных и местных силовиков, иногда недвусмысленно намекая на желание отомстить.

Судя по тому, что открытых столкновений боевики старательно избегают, силы их невелики. В МВД РФ в июле 2007 г. их исчисляли в 50 — 60 чел. ("Московский комсомолец", 30.7.2007), в сентябре их исчисляли уже цифрой в 100 чел. (ИА "Интерфакс", 10.9.2007) По оперативным данным, в Ингушетии действуют три скоординированных подпольных группы: "Баракат" ("Благодать"), "Назрань" и "Талибан" (организация запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла"). Лидером "Бараката" является 43-летний Магомед-Башир Добриев, "Назрани" - 30-летний Ибрагим Манкиев, "Талибана" (организация запрещена в России судом - прим. "Кавказского узла") - 47-летний Умар Цечоев. Эти группы объединены под командованием "амира" ("командующего фронтом") Ахмеда Евлоева (Магаса) (Там же).

Контртеррористический террор

В связи с резким обострением ситуации с 25 июля в РИ проводится "специальная комплексная профилактическая операция", которую выполняет дислоцированный здесь на постоянной основе 126-й полк ВВ МВД и дополнительно введенные в республику два полка ВВ МВД. Цель операции: "обезопасить мирное население от вооруженных бандитов, обеспечить созидательный и спокойный труд граждан республики". Жителей просят не беспокоиться и извинить за "некоторые неудобства". Как будто трубы во дворе меняют. Невольно вспоминаются эвфемизмы кануна первой "контртеррористической операции": "восстановление конституционного порядка", "разоружение незаконных вооруженных формирований". Напомним, что в Ингушетии на постоянной основе помимо полка ВВ, дислоцирован 503-й мотострелковый полк 19-й дивизии 58-й армии Минобороны (это приблизительно 1500 человек, 40 танков, более ста БМП и БТР). Таким образом, теперь, согласно оценкам экспертов, порядок в республике наводят 3,5 тысячи бойцов сухопутных и внутренних войск, плюс еще группы спецназа ФСБ, МВД и Минобороны. По словам очевидцев, блок-посты "силовиков", в основном "федералов", расставлены сейчас едва ли не на каждом перекрестке. Открыто расположенные скопления военных лишь провоцируют дальнейшие обстрелы со стороны боевиков.

Федеральные силовики все меньше считаются с республиканскими правоохранительными структурами и не стесняются в средствах. Сейчас в Ингушетии используется жестокая тактика антитеррора, напоминающая ту, которая в 2000-2003 годах использовалась в Чечне. Она, естественно, никогда не вела к успеху, но "силовики" с упорством продолжают "наступать на грабли".

Яркий пример — зачистки в селениях и городах Ингушетии. Наиболее свирепая из них прошла в с. Али-Юрт Назрановского района 28 июля, после обстрела правительственных зданий в Магасе. Представители силовых структур заявили, что огонь велся со стороны села Али-Юрт, туда же скрылись и преступники. В связи с этим, 28 июля представитель оперативного штаба контртеррористической операции сообщил журналистам, что село объявлено зоной контртеррористической операции. "Подразделения полка внутренних войск заблокировали данный населенный пункт <...>. В проведении контртеррористической операции участвуют подразделения ВВ, республиканского МВД, а также объединенные группировки войск на Северном Кавказе", - отметил представитель штаба" (www.gazeta.ru, 28 июля 2007 года). Однако позже МВД РИ отрицало какую-либо причастность местной милиции к событиям в с.Али-Юрт(1).

По официальной информации, распространенной в этот день в СМИ, в селении Али-Юрт идет "усиленный паспортный контроль, досмотр автотранспорта и жилых строений, где могут укрываться боевики. Операция проводится строго в рамках российского законодательства", - подчеркивал источник в правоохранительных органах. Отмечалось также, что в ходе спецоперации были задержаны несколько подозреваемых, которые проверяются на причастность к обстрелу Магаса. (Полит.RU, 28.7.2007 года).

Между тем, как удалось выяснить сотрудникам ПЦ "Мемориал" путем опроса жителей Али-Юрта, рано утром сотрудники федеральных силовых структур блокировали село, затем стали врываться в дома и избивать людей. В основном пострадали мужчины, проживающие на ул. Зязикова и ул. Орджоникидзе. Во всех зафиксированных случаях насилия над мирными жителями "силовики" действовали стандартно: врывались в дома, не представлялись, открывали стрельбу в воздух, нецензурно ругались, беспричинно избивали людей.

Так, "силовики" избили местного жителя, муллу, Рамзана Нальгиева, 1927 г. р., который возвращался из мечети с утренней молитвы - ему сломали ребра. Танзилу Ахмедовну Эсмурзиеву, находившуюся на седьмом месяце беременности, избили в ее собственном доме.

Силовики, ворвавшиеся во двор Яхъи Евлоева (ул. Зязикова, 15), бросили хозяина дома на пол, завели ему руки за спину, и принялись бить ногами по почкам. Спрашивали, кто стрелял ночью в сторону Магаса, и где в этот момент находился сам Яхъя. Ответы не слушали, паспорт Яхъи, не просматривая, отшвырнули в сторону. Затем, приказав Яхъе продолжать лежать на земле, военные перешли в соседний двор, принадлежащий Билану Евлоеву. Здесь они вывели всех домочадцев во двор и стали избивать мужчин. Очень сильно пострадал младший сын Билана Евлоева, подросток 16 лет. После побоев у него на голове образовалась обширная гематома.

Есть информация, что в ходе "зачистки" были избиты и дети в возрасте до 15 лет. В числе пострадавших оказался старейшина и мулла Махмуд Багаудинович Евлоев. Месяц назад президент РИ выделил ему автомобиль ВАЗ-2107. Машина была разбита прикладами ("Ингушетия.Ру", 1.8.2007).

Акция устрашения, бессмысленная и беспощадная — с матом взахлеб, беспорядочной стрельбой, истерикой: "ты наших убил, сука!", почти во всем копирует зачистки чеченских сел в первой половине текущего десятилетия. Правда, сейчас, к счастью, обошлось без убийств. На то, что это была именно карательная акция указывает и отсутствие какого-либо интереса у военных к документам местных жителей, и "допросы", в ходе которых допрашивающие даже не слушали ответов избиваемых ими людей. Один из военных кричал, что готов сжечь это село и понести самое суровое наказание, лишь бы из него больше не раздалось ни одного выстрела.

В итоге этой "операции" были задержаны и увезены в республиканское управление ФСБ 7 человек. Там их допрашивали с применением пыток, а затем освободили. Все они находились в тяжелом состоянии, троих родственники положили в больницу, где врачи зафиксировали серьезные телесные повреждения. Например, Руслан Ганижев в результате избиений получил сотрясение мозга и переломы ребер, произошло опущение почек.

Всего же из села Али-Юрт были доставлены в центральную клиническую больницу г. Назрань около 30 человек.

Республиканская прокуратура была вынуждена возбудить уголовное дело по факту избиений. Сейчас это уголовное дело передано в военную прокуратуру. Никто к уголовной ответственности не привлечен.

Что можно добиться подобной тактикой в регионе, где основная масса населения вплоть до недавнего времени отнюдь не была готова поддерживать вооруженных противников российского государства? Лишь посеять новую ненависть, лишь расширить базу поддержки боевиков.

По прежнему ситуацию в республике дестабилизируют случаи похищения людей. Обстоятельства совершения большинства из этих преступлений с очевидностью указывают на причастность "силовиков", чаще всего приезжающих с территории Северной Осетии. Последнее воспринимается особенно болезненно населением Ингушетии и дополнительно способствует дестабилизации.

Сотрудники назрановского офиса ПЦ "Мемориал" задокументировали в летние месяцы шесть случаев похищений людей в Ингушетии, еще одно незаконные задержание (практически похищение) было предотвращено местными жителями. Большинство похищенных подверглись избиениям и пыткам, некоторые вывозились на территорию Северной Осетии. Один из похищенных был убит.

Судьба Ибрагима Мухмедовича Газдиева, похищенного 8 августа в г. Карабулак, до сих пор не известна. Его затолкали в машину одетые в камуфляж люди славянской внешности. Родственники похищенного не стали обивать пороги местной милиции и прокуратуры, а сразу отправились к президенту РИ. Отцу Ибрагима, Мухмеду Газдиееву, безрукому инвалиду, Зязиков пообещал искать его сына как своего собственного. В его присутствии он вызвал к себе руководителей всех силовых структур республики и призвал их в кратчайшие сроки разобраться в данной ситуации ("Ингушетия.Ру", 11.8.2007). Однако на сегодняшний день об Ибрагиме Газдиеве вестей нет.

Сталкиваясь с произволом, мирные жители Ингушетии в течение лета неоднократно были вынуждены вступать в противостояние с силовиками. Это опасный симптом полной потери доверия к государственным институтам у населения.

Так, например, жителям с. Сурхахи удалось своими силами предотвратить похищение местного жителя. Здесь утром 27 июня группа вооруженных людей в масках ворвалась в один из домов и схватила проживающего там Х.Аушева, родственника убитого незадолго до этого в ходе спецоперации Руслана Аушева. Его затолкали в автомашину и намеревались увезти. При этом вооруженные люди не предъявляли каких-либо документов и ничего не объясняли. Выехать им из села не удалось - местные жители, вооруженные вилами и топорами, перекрыли дорогу. Подъехавшие вскоре милиционеры потребовали у вооруженных людей предъявить документы. Выяснилось, что это сотрудники ФСБ, однако никакой санкции на арест Аушева у них нет. Они вынуждены были отпустить Х.Аушева и уехать. Днем родственники Х.Аушева сами привезли его в здание МВД РИ и передали сотрудникам милиции, взяв с милицейского начальства слово, что он не окажется в Северной Осетии ().

Через два дня родственники похищенных людей перекрыли трассу Ростов — Баку в районе т.н. Экажевского перекрестка, требуя от властей республики прекратить похищения и пытки жителей Ингушетии. К митингующим приехал новый министр внутренних дел подполковник М. Медов, пообещавщий принять все меры к розыску пропавших.

Что же республиканские власти? Они ничего "не заметили". Местное телевидение ни единым словом не упомянуло о случившимся. На состоявшемся 8 августа расширенном совещании с руководителями правоохранительных структур критике подверглись... только участковые милиционеры за слабую связь с местными администрациями ("Интерфакс-Юг", 8.8.2007). Уполномоченный по правам человека в РИ К.-С. Кокурхаев сказал, что "заявлений о каких-либо резких, грубых нарушениях прав человека ко мне, как уполномоченному по правам человека, за последнее время не поступало". Впрочем, он все же был вынужден признать, что "работа правоохранительных органов республики вызывает определенные нарекания по отдельным вопросам" ("Интерфакс-Юг", 13.8.2007). Краткая информация о проверке по заявлениям пострадавших в с. Али-Юрт лишь единожды появилась на сайте прокуратуры РИ (6.8.2007).

Президент РИ Мурат Зязиков часто дает пространные интервью, позволяя достаточно полно представить свои взгляды на создавшуюся ситуацию: "В республике обычная жизнь. Идет созидательный процесс... Все спокойно, никаких проблем", "люди довольны..." (из интервью "Эхо Москвы", 10.8.2007). Непрерывные сообщения в СМИ о террактах в Ингушетии — результат "эшелонированной информационной войны", а взрывы — гиперболизированные коварными журналистами "петарды" ("Время новостей", 30.8.2007). Работой правоохранительных органов он вполне удовлетворен (тем не менее, в конце июня распоряжением президента Путина лишился своей должности министр внутренних дел). Спецоперация, начавшаяся 25 июля, по мнению Зязикова, ничем не отличается от любого другого перемещения войск в любом регионе России. Лишь однажды, в середине июля, когда была убита русская семья Терехиных и трагедия широко освещалась федеральными госканалами. М. Зязиков провел экстренное совещание, на котором "подверг резкой критике работу всех силовых структур и глав администраций сел, районов и городов" ("Интерфакс-Юг", 19.7.2007).

Недавно назначенный прокурор Ингушетии Юрий Турыгин даже из активизации террористического подполья сумел извлечь позитивное зерно: "Концентрация подобных действий (имеются в виду теракты — ПЦ "Мемориал") – лишь следствие активизации работы правоохранительных органов" (из интервью журналу "Огонек", 3.8.2007).

В связи с вышесказанным, весьма показательна история с избранием М.Зязикова в политсовет ингушского отделения партии "Единая Россия" в середине июня. Само по себе вступление в партию власти накануне выборов для руководителя региона вполне логично. До недавнего времени председателем регионального политсовета этой партии был депутат ГД РФ Мухарбек Аушев, и при этом присутствие партии в Ингушетии было скорее формальным. Любопытно, что последнее упоминание о деятельности "Единой России" в Ингушетии на официальном сайте партии относится к 2004 г.!

Впрочем партийцы не спешили придоставлять президенту какие-либо особые полномочия. По итогам тайного голосования в новый состав политсовета ингушского отделения "Единой России" 16 июня за Зязикова проголосовали лишь 20 делегатов из 145 и он остался рядовым членом партии ("Время новостей", 17.7.2007). Делегатам, конечно, дали время "подумать" и через месяц Зязиков уже единогласно был избран секретарем политсовета (Официальный сайт партии "Единая Россия", 14.8.2007). Итог закономерный и единственно возможный, и тем не менее впечатляет столь массовая демонстрация, которую себе позволили представители партийной номенклатуры.

Также показательно, что на торжества по поводу 15-летия Республики Ингушетия (10 июня) не приехал ни один президент соседних республик.

Положение в Пригородном районе

Не меньший негативный резонанс вызывают похищения этнических ингушей-жителей Пригородного района Республики Северная Осетия-Алания (ОСО-А). ПЦ "Мемориал" 16 июля направил обращение Генеральному прокурору РФ. Ю.Я. Чайке и Главе РСО-А Т.Д. Мамсурову, в котором отмечал, что за последние два года в Пригородном районе были похищены или пропали без вести 19 ингушей, причем пятеро — за последние три месяца. Судьба всех, кроме одного, найденного убитым, не известна. Правозащитники отмечают, что похищения людей являются одним из наиболее дестабилизирующих факторов в зоне смешанного проживания осетин и ингушей и между двумя соседними республиками в целом.

Так, в середине лета во Владикавказе были похищены двое пожилых ингушей из с. Чермен Пригородного района Магомеда Хаджибекаровича Таршхоева и Мухажира Саюповича Гайсанова (оба — 1930 г.р.). Утром 7 июля Таршхоев и Гайсанов выехали из села на личной машине Таршхоева в гости к родственникам, проживающим в с. Джейрах Республики Ингушетия. Их путь пролегал через г. Владикавказ. Примерно в 11.00 их мобильные телефоны перестали работать. В 17.00 во Владикавказе на ул. Бутырина, неподалеку от здания прокуратуры, обнаружили машину Таршхоева, в которой находились документы ее владельца и Гайсанова. По словам родственников и соседей одного из похищенных, Магомед Таршхоев, во время осетино-ингушского конфликта в 1992 г. он помогал своим односельчанам-осетинам, выехать в безопасное место и никогда не причинил никому вреда.

В надежде заставить власти всерьез обратить внимание на свои проблемы, 7 июля люди вышли на бессрочный митинг в с. Чермен, пытались перекрыть трассу на Владикавказ. Они потребовали от властей РСО-А найти пропавших, расследовать регулярно повторяющиеся в последние годы случаи бесследного исчезновения этнических ингушей на территории РСО-А, обеспечить безопасность населения. В тот же день к митингующим приехали прокурор РСО-А, министры внутренних дел РСО-А и РИ. Они обещали предпринять все возможное для розыска Таршхоева и Гайсанова, и уговорили митингующих прекратить блокирование трассы. Дорогу разблокировали, но митинг в центре села продолжился до позднего вечера. 7 июля 2007 года по факту безвестного исчезновения Таршхоева и Гайсанова прокуратурой РСО-А было возбуждено уголовное дело по признакам преступления предусмотренного по ч.1 ст. 126 УК РФ ("похищение человека").

Митинг продолжался и в последующие дни. Несмотря на все заверения чиновников, судьба пожилых людей неизвестна до сих пор. Один из них нуждается в постоянном медикаментозном лечении, без которого его жизнь находится под угрозой.

В упомянутом выше письме ПЦ "Мемориал" на имя Т.Мамсурова выражалась надежда на то, что "лишь совместными усилиями властей, общественности, средств массовой информации и, в первую очередь, четкой, законной и слаженной работой правоохранительных органов может быть преодолен рост числа этнически окрашенных преступлений против личности в Пригородном районе РСО-А и во Владикавказе".

Письмо Генеральному прокурору РФ содержало просьбу "В связи со сложностью названных дел и неэффективностью их расследования" создать следственную группы Генеральной прокуратуры РФ и передать ей расследование всех нераскрытых дел по фактам похищений (исчезновений) людей в Пригородном районе РСО-А и г. Владикавказе.

20 июля Глава РСО-А Т.Д.Мамсуров направил председателю ПЦ "Мемориал" О.П.Орлову ответ:

"Вместе с Вами разделяю обеспокоенность и возмущение в связи с ситуацией, связанной с похищением и исчезновением людей. Также как и Вы полагаю, что указанные случаи являются делом рук тех, кто стремиться любой ценой дестабилизировать обстановку в регионе, воспрепятствовать усилиям руководства республики преодолеть последствия конфликта 1992 года.

Именно поэтому мы возлагаем большие надежды на то, что прибывшие в регион представители Генеральной прокуратуры РФ и МВД РФ сумеют выяснить все обстоятельства этих варварских дейний и доведут дело до наказания виновных".

12 сентября ПЦ "Мемориал" был направлен ответ из Следственного комитета при прокуратуре РФ. Следователь по особо важным делам А.Курбанов сообщил, что "постановлением от 08.08.2007 уголовное дело № 12/2134 о безвестном исчезновении лиц ингушской и чеченской национальности на территории РСО-А в 2005-2007 гг. изъято из прокуратуры РСО-А". Теперь это дело расследует Главное следственное управление Следственного комитета при прокуратуре РФ по ЮФО. В одно производство с данным уголовным делом объеденены 19 уголовных дел по фактам бесследного исчезновения 23 лиц: шестнадцати ингушей, шести чеченцев и одной осетинки. "По делу создана следственная группа с включением следователей прокуратур Ростовской и Волгоградской областей, а также РСО-А. Для проведения оперативно-розыскной работы к группе привлечены сотрудники ФСБ РФ и центра "Т" ОРБ № 1 по БОП ГУ МВД РФ по ЮФО".

Следует отметить, что подполковник ФСБ А.Калиматов, застреленный неизвестными 16 сентября в Ингушетии, был командирован на Северный Кавказ именно для работы в составе этой следственной группы.

13 июня 2007 г. произошло своего рода историческое событие — на основании решения Пригородного районного суда окончательно расформирован и ликвидирован поселок ингушских беженцев "Майский", существовавший с 1994 г. и бывший своего рода символом не урегулированности последствий межнационального конфликта 1992 г. Для обустройства беженцев власти РСО-А выделили неподалеку от Майского участок под постройку поселка Новый. Ликвидация пос. Майский началась после совместного решения руководства Северной Осетии и Ингушетии 8 февраля 2006 г. Выселение ингушских беженцев в течение 2006 — 2007 гг. происходило весьма драматично, сопровождалось столкновениями с представителями властей, голодовками и митингами. Это связано с тем, что, согласившись на переселение в Новый, беженцы навсегда лишаются надежды на возвращение в места проживания до 1992 г. Последний акт ликвидации Майского был скорее символическим: в поселке оставалось несколько семей — не более 20 человек. Однако не обошлось без насилия. Один из беженцев был силой извлечен из вагончика, избит и задержан. 12 жилых и пустых вагончиков были погружены в грузовики и выгружены в пос. Новый. Поселок Новый сейчас — это все те же вагончики и почти полное отсутствие инфраструктуры и до реального решения проблемы пока далеко.

Ранее было объявлено, что 1 июля этого года Федеральная миграционная служба прекратит прием документов от лиц, претендующих на государственную поддержку. Однако, летом распоряжением представителя президента в ЮФО Д. Козака, крайний срок был перенесен на осень. Семей, претендующих на государственную поддержку по официальной версии еще много — 1775 ("Время новостей", 19.7.2007).

Кадровые зачистки в чеченских силовых структурах

В силовых структурах Чеченской Республики (ЧР) летом шла достаточно интенсивная ротация руководящего состава, в значительной степени состоящего из бывших полевых командиров — людей и тогда и сейчас авторитетных. Поскольку официальной информации на этот счет не поступает, жителям республики и журналистам приходится питаться слухами, которые циркулируют в Чечне.

К разряду громких отставок следует отнести "перевод на другую работу" в июне командира чеченского ОМОНа Артура Ахмадова. Причина отставки этого бывшего "бригадного генерала" и "героя Ичкерии", занимавшего при Ахмаде Кадырове ключевую должность начальника штаба службы безопасности главы республики и бывшим в этот период ближайшим коллегой и другом Рамзана Кадырова, не ясна. Ахмадов в свое время оказал немало ценных услуг Кадыровым. Он склонил на их сторону сторону ряд полевых командиров с их отрядами, а став командиром ОМОНа, в значительной мере подчинил его влиянию Рамзана Кадырова. С чем связана их размолвка, можно лишь догадываться. Объяснения, появившиеся в СМИ весьма сомнительны. Например, сообщалось о том, что командир ОМОНа сильно увлекся рок-музыкой, выпускал свои альбомы и слишком часто появлялся на местном телевидении, что могло раздражать главу республики (хотя, по его собственным словам, президент его песни любил — "Московский комсомолец", 29.9.2004). Во всяком случае, на вопрос корреспондента "Коммерсанта" о возможной связи между отставкой и его конфликтом с Рамзаном Кадыровым бывший командир ОМОНа ответил так: "Напиши, что никаких разногласий у нас нет. Он президент, а с президентами в наше время конфликтовать опасно" ("Коммерсант", 24.7.2007). Ахмадов получил какую-то синекуру, но на рабочем месте не появляется. Где он сейчас находится, также неизвестно. Новый командир ОМОНа, Алихан Цакаев, тоже бывший боевик, затем с 2005 г. возглавлявший подразделение по охране высших должностных лиц ЧР.

Лишился своей должности и еще один бывший "бригадный генерал" и близкий Кадыровым человек Муслим Ильясов, командоваший с апреля 2006 г. батальном внутренних войск "Юг". По версии издания "Коммерсант-Власть", он еще в 2006 г. рассорился с Кадыровым. прилюдно объявив ему, что не намерен терпеть от того оскорбления и издевательства. После этого будущий президент запретил Ильясову появляться на службе. Он и не появляется, хотя официально продолжает числиться командиром в/ч 4157 (батальона "Юг") и получает зарплату. Уволить его со службы Рамзан Кадыров не может, поскольку у Ильясова с МВД заключен контракт ("Коммерсант-Власть", 10.8.2007). В штабе батальона утверждают, что Ильясов не смог восстановить здоровье после ранения и сам просится в отставку ("Коммерсант", 24.7.2007). Как и об Ахмадове, об Ильясове в Чечне сейчас ничего не слышно.

21 июля произошла развязка застарелого конфликта президента ЧР с начальником ОРБ-2 полковником Ахмедом Хасанбековым. Об этом конфликте ПЦ "Мемориал" подробно сообщал в предыдущем в весеннем бюллетене за текущий год. ОРБ-2 давно имел недобрую славу пыточного учреждения. Весной 2007 г., когда конфликт между Р. Кадыровым и начальником ОРБ перешел в острую фазу, руководство республики использовало беспроигрышный козырь — вооружившись правозащитной риторикой, повело наступление на ОРБ как на подразделение, в котором в массовом порядке нарушаются права человека. Одновременно, появилось известие об очередном человеке, Рамзане Хасиеве, которого незаконно задержали и пытали сотрудники ОРБ-2. Президент ЧР сразу же заявил, что берет под свой личный контроль расследование уголовного дела, возбужденного по данному факту прокуратурой ЧР ("Эксперт", 24.7.2007).

Интересы потерпевшего Р.Хасиева представляет руководитель Урус-Мартановского представительства ПЦ "Мемориал" Дока Ицлаев. В настоящее время расследование уголовного дела приостановлено в связи с тем, что лицо, которому должно быть предъявлено обвинение находится вне территории РФ. Майор милиции Х.Арсакаев , служивший в ОРБ-2, срочно выехал в Казахстан яко бы на лечение. Это был первый случай, когда сотрудник в недавнем прошлом абсолютно неуязвимой силовой структуры был вынужден скрываться, опасаясь ответственности за творимый им его коллегами произвол и беззаконие. Ближайшее будущее покажет насколько прокуратура ЧР и руководство республики готовы реально добиваться наказания виновных.

По данным "Коммерсанта", уже с весны в аппарате МВД РФ искали подходящий вариант, чтобы с честью выйти из этой ситуации. После долгих размышлений только в июле Хасанбеков был снят с должности приказом министра внутренних дел РФ Р. Нургалиева и заменен полковником Исой Сургуевым. Его лично представил сотрудникам президент Кадыров, недвусмысленно предупредив их, что теперь все правоохранители в Чечне делают одно дело и что несогласным с этим тезисом здесь не место. Сургуев, в свою очередь, пообещал, что "отныне ОРБ будет работать открыто и тесно взаимодействовать со всеми правоохранительными органами республики" ("Коммерсант", 24.7.2007). На фасаде ОРБ размещен портрет Рамзана Кадырова. Между тем, от Хасанбекова полностью избавиться не удалось: его новая должность — заместитель начальника ГУ МВД по ЮФО — предполагает постоянное местонахождение в Грозном и, между прочим, курирование того же самого ОРБ-2. В тоже время, по некоторым данным, в настоящее время многие сотрудники Хасанбекова спешат уволиться из ОРБ и покидают республику, опасаясь мести родственников тех, кто подвергался пыткам в этом учреждении.

Теперь Президент ЧР уже не требует убрать ОРБ-2 из республики. Ни члены правительства, ни депутаты Парламента ЧР теперь не говорят даже о незаконности содержания задержанных и арестованных на территории ОРБ-2. Пока в правозащитные организации не поступают новые сообщения о пытках в ОРБ-2.

Несмотря на успехи Р.Кадырова в борьбе за контроль за силовыми структурами, действующими в республике, здесь продолжается скрытое противостояние межу некоторыми вооруженными формированиями, созданными в процессе "чеченизации" конфликта.

20 июня произошло столкновение бой между бойцами батальона министерства обороны РФ "Запад" и сотрудниками патрульно-постовой службы милиции МВД ЧР, которых поддержали бойцы чеченского ОМОНа. Бой закончился гибелью четырех военнослужащих "Запада", одного ОМОНовца и ранением еще нескольких человек. По официальной версии, инициатором перестрелки явился нетрезвый военнослужащий батальона "Запад", управлявший автомобилем. В батальоне "Запад" случившееся называют провокацией лично против командира С.Какиева и его заместителя Б.Элимханова (в последнего даже, якобы, прицельно стреляли 20 июня). В составе батальона "Запад" нет бывших боевиков, он состоит из жителей Чечни, еще в начале 90-х годов ставших на сторону федеральной власти, и здесь не скрывают недоверия к бывшим боевикам, которые служат во многих силовых структурах МВД ЧР и которым, как известно, покровительствует нынешний президент Чечни.

Изнанка восстановления

Восстановление населенных пунктов Чечни продолжается. 28 июня в торжественной обстановке был сдан под ключ очередной массив жилья в Грозном — на 800 квартир (ИА "Грозный-информ", 28.6.2007). Открыт 72-метровый Белликовский мост через Сунжу. В рамках программы восстановления горных сел, в течение трех месяцев в Веденском районе в селе Куршали, разрушенном в ходе двух военных кампаний и брошенном жителями, были восстановлены 56 домов, возведено здание сельской администрации, построены школа на 130 мест, мечеть, амбулатория, сельский клуб, мост и отремонтирована дорога, ведущая в село ("Кавказский узел", 14.8.2007).

Между тем, по данным прокурора Чечни Валерия Кузнецова, в настоящее время "проблема хищений и коррупции в Чеченской Республике стоит очень остро" (интервью сайту "Вести — Северный Кавказ", 17.7.2007). Летом 2007 г. прокуратура вела целый ряд дел о коррупции и казнокрадстве. Отличительной чертой таких преступлений до самого последнего времени была поразительная примитивность схем и фактическая открытость преступного промысла, что свидетельствует о том, что это явление было повсеместным и обыденным. Одно из громких дел последнего времени — это расследование подлога нескольких тысяч заявлений на компенсацию за разрушенное жилью. Сумма хищений составила только в этом случае 1,5 млрд. руб.

Следует напомнить, что в начале 2007 г. Счетная палата ЧР уже выявила в республике "истраченных не по назначению" средств на сумму 1,9 млрд. руб. Тогда из 192 проверенных объектов, финансовые нарушения были выявлены в 172, т.е. почти везде! ("Российская газета", 7.2.2007).

По словам В. Кузнецова, управление федерального казначейства по ЧР (руководитель С.Ш. Алимханов) "закрывало глаза на откровенно незаконные операции с государственными финансами". В ответ само управление немедленно (19 июля) вывесело на своем сайте акт проверки своей деятельности представителями Счетной палатой РФ за первое полугодие 2007 г., которые нецелевого использования бюджетных средств не установили (сайт Управления Федерального Казначейства по Чеченской Республике, 19.7.2007).

Президент Чечни в середине июня объявил (впрочем, не впервые) "жестокую борьбу" коррупции. Непосредственным поводом новой кампании послужило известие о том, что разворовыванию подверглись не только бюджетные средства, но и деньги из фонда им. Ахмада Кадырова и даже его личные средства, направляемые на помощь наиболее обездоленным гражданам. Как известно, в условиях хронического запаздывания федеральных траншей, фонд выступает заказчиком подавляющего числа восстанавливаемых объектов. Источники пополнения самого фонда неизвестны. Президент лично распоряжается его средствами и, естественно, очень болезненно отнесся к посягательствам на них.

В борьбе с преступлениями в бюджетной сфере прокуратура ЧР в последнее время избрала любопытную тактику, адаптированную к местным обычаям: уличенные в воровстве чиновники задерживаются и содержатся в СИЗО, "посидев" в котором, по словам Валерия Кузнецова, люди не только "искренне раскаиваются", но и добровольно возвращают все похищенное. Прокуратура, в свою очередь, изменяет меру пресечения подозреваемым на подписку о не выезде и не настаивает в суде на наказаниях, связанных с лишением свободы ("Вести — Северный Кавказ", 17.7.2007). Нетрудно догадаться, где истоки подобной тактики. По данным "Московского комсомольца" сам Рамзан Кадыров апробировал ее многократно, в частности, на еще недавно могущественном строительном магнате Шамсади Дудаеве, до декабря 2006 г. бывшего начальником штаба по восстановлению Грозного. Тому пришлось и "немного подумать" в родовом гнезде Кадырова Центорое, и раскаяться, и вернуть все неправедно нажитое (см.: "Московский комсомолец", 29.1.2007). Теперь, похоже, прокуратура обкатывает эти методы на других казнокрадах. На почве борьбы с коррупцией Кузнецов и Кадыров нашли "полное взаимопонимание" и, похоже, смогли сгладить весенние антагонизмы.

В июне неожиданно прекратились какая-либо критика прокуратуры ЧР со стороны президента ЧР и подконтрольных ему чиновников. Прокуратура ЧР больше не сообщала о каких-либо новых расследованиях преступлений сотрудников МВД ЧР.

В начале лета на поверхность вышла оборотная сторона стремительного восстановления Грозного — масштабные задержки зарплаты рабочим и вопиющие нарушения трудового законодательства. 5 июня в пос. Черноречье в черте Грозного на митинг вышли 100 — 150 рабочих, заявивших, что они уже третий месяц не получают зарплату, работают без заключения трудовых договоров, без медицинской страховки (работодатель не оплачивал не только бюллетени, но и страховые случаи при получении производственных травм). По-существу, люди оказались заложниками строек: в случае их ухода очень велика вероятность, что заработанные деньги они не получат. Поэтому люди продолжали работать, занимая деньги на пропитание и проезд, даже с травмами. Акция протеста состоялась у стен Управления Спецстроя РФ. К рабочим выходил, некий Руслан, назвавшийся представителем этой организации, который пообещал немедленно решить все вопросы.

Однако, по заявлениям самих рабочих, зарплата им была выплачена только после вторичной акции протеста 10 июня, оказалась она значительно меньше, чем ожидалось — от 5 до 11 тыс. руб. вместо 15 тыс. руб.

В грозненский офис ПЦ "Мемориал" неоднократно приходили строители с жалобами на многомесячные задержки зарплаты работодателями. 26 июня 24 рабочих обратились с письменным заявлением в ПЦ "Мемориал", в котором сообщили, что они вместе с бригадирами были уволены со стройки без объяснения причин. Подобные обращения поступали и в дальнейшем. Все это говорит о массовом характере задержек зарплат. Все обращающиеся или не оформлены на стройках в установленном законом порядке или оформлены, но с грубыми нарушениями закона.

Обнародование этой информации не сайте ПЦ "Мемориал" вызвало резкую реакцию со стороны руководства ФГУП "Управление специального строительства № 42 при Спецстрое России", являющегося единственным генподрядчиком восстановительных работ в пос. Черноречье. 3 августа оно обратилось с исковым заявлением в Арбитражный суд г. Москвы в котором опровергало сведения о задержке зарплаты рабочим и факты нарушения трудового законодательства и техники безопасности. Начальник Управления № 42 полковник С.П.Сидорякин просит суд обязать ПЦ "Мемориал" опубликовать официальное опровержение "недостоверных и необоснованных сведений", "порочащих деловую репутацию" предприятия, а также "принести публичные извинения трудовому коллективу" предприятия. Надо отметить, что последняя процедура не предусмотрена Гражданским кодексом РФ.

Между тем, еще 27 июля ПЦ "Мемориал" получил официальный ответ Прокуратуры ЧР за подписью и.о. прокурора Н.В. Калугина о том, что в результате проверке по запросу ПЦ "Мемориал" в июле была проведена проверка субподрядчика ФГУП УСС № 42, ООО ПСФ "Стекломонтаж", ведущего строительно-восстановительные работы в пос. Черноречье. Проверкой было установлено, что "произошла задержка с выплатой рабочим заработной платы на срок до двух месяцев". В результате директор "Стекломонтажа" был оштрафован на 25 МРОТ, а другим руководителям фирмы были объявлены выговоры.

В письме из Прокуратуры ЧР также сообщаяется, что к концу июля были полностью выплачены зарплаты за март и частично — за апрель и май 2007 г. Подчеркнуто также, что "вопросы соблюдения трудового законодательства в части выплаты зароботной платы рабочим, занятым на восстанавливаемых объектах, в пос. Черноречье г. Грозный, находятся на контроле прокуратуры республики. В случае непринятия мер к полному погашению задолженности в отношении виновных должностных лиц будут приняты более жесткие меры прокурорского реагирования".

Очевидно, задолженность в самом деле была в ближайшее время выплачена. В начале августа в сайт "Кавказский узел" распространил информацию, источником которой послужил анонимный чиновник министерства труда и социального развития республики, сообщивший о том, что Управление № 42 Спецстроя России рассчиталось с рабочими и служащими, занятым на стройках в столице Чечни Грозном. Упоминались инциденты в Черноречье в мае 2007 г. Всего двухмесячную зарплату получили около 6 тыс. рабочих в сумме до 100 млн. руб., т.е. приблизительно по 16,7 тыс. руб. ("Кавказский узел". 8.8.2007). По официальным данным, на восстановительных работах в Грозном числится до 11 тыс. чел. ("Вести — Северный Кавказ", 23.7.2007). Во всяком случае, в начале сентября в офис ПЦ "Мемориал" пришла очередная делегация рабочих, заявивших, что они не получали зарплату уже пять последних месяцев.

Похищения в Чечне продолжаются

Проблема похищений людей в Чечне в последние месяцы стала не столь остра, однако, не исчезла окончательно, как этого можно было ожидать после того, как в апреле-мае 2007 г. число похищенных упало едва ли не до нуля. Однако в летние месяцы определенно наблюдался некоторый всплеск насильственных исчезновений граждан Чечни. По статистике ПЦ "Мемориал" было похищено 8 человек, шестеро из которых через некоторое время были освобождены похитителями, а двое пропали без вести. При этом мы напоминаем, что ПЦ "Мемориал" по объективным причинам в состоянии охватить своим мониторингом лишь около трети территории республики. Многие жители Чечни, недавно подвергшиеся насилию со стороны разного рода республиканских правоохранительных структур, так же как и их родственники, как правило, крайне напуганы и практически не идут на контакт. Собрать информацию о подобных преступлениях последнего времени (в отличие от преступлений начала 2000-х гг., совершенных российскими федеральными структурами) правозащитникам крайне сложно. По примерным оценкам общее количество преступлений против гражданских лиц в ЧР может быть в 3-4 раза выше сведений, имеющихся у "Мемориала".

Прокуратура ЧР, за первое полугодие 2007 г. зарегистрировала без малого 80 заявлений о похищениях. При этом прокурор ЧР А.Кузнецов заявил, что реальное число похищенных людей меньше, поскольку некоторые заявления дублировали друг друга, в ряде случаев факт похищения не подтверждался (сайт "Вести — Северный Кавказ", 17.7.2007). Однако точную цифру он не называл. За этот период "Мемориал" зафиксировал похищение 21 человека, Из них 14 человек позже были освобождены похитителями или выкуплены у них, один найден убитым, четверо бесследно исчезли и еще двое "обнаружились" в следственном изоляторе. Следует иметь в виду ограниченность возможностей мониторинга правозащитников и очевидно не исчерпывающий характер этих цифр. Таким образом следует отметить, что впервые за последние годы оценки прокуратуры и "Мемориала" резко не расходились.

Уже не в первый раз прокурор ЧР озвучил формулу: "Число похищенных вплотную приблизилось к количеству захороненных неопознанных трупов. С большой долей вероятности можно предположить, что среди них немало и тех, кого сегодня ищут родственники и правоохранительные органы" (сайт "Вести — Северный Кавказ", 17.7.2007). Иными словами, вопрос о поиске похищенных пора закрывать, нужно лишь заняться опознанием тел. Возможно у прокуратуры есть какие-то не обнародованные сведения о количестве тел, обнаруженных в тайных захоронениях на территории ЧР, однако до сих пор она не предоставляла общественности республики информации о местах захоронений нескольких тысяч убитых людей (а именно столько жителей Чечни насильственно "исчезли" с начала второй чеченской войны).

В любом случае, родственники пропавших без вести похищенных людей продолжают надеяться найти их живыми. А органы прокуратура и правоохранительные органы обязаны сделать все возможное, чтобы установят их судьбу.

Между тем, все последние годы в ЧР практически вообще не проводилась полноценная судебно-медицинская экспертиза найденных останков убитых людей. Лишь этим летом были выделены 47 млн. руб. на закупку идентификационной лаборатории для опознания безымянных трупов, захороненных в ходе обоих кампаний. До этого длительное время судмедэксперты ютились в тесном помещении, не имея самого необходимого — даже скальпелей и резиновых перчаток. Отсутствовало место, где тела могли храниться хотя бы несколько дней. В результате многие тела, найденные на территории ЧР оставались неопознанными. В последующем большое здание для службы республиканской судебно-медицинской экспертизы все же было построено, но работа так и не началась — не было оборудования. Может быть теперь — спустя 13 лет после начала первой чеченской войны — дело сдвинется с мертвой точки?

В августе 29 общественных организаций республики предъявили претензии военному прокурору Объединенной группировки войск Максиму Топорикову за халатное, по их мнению, расследование дел, когда на похитителей имеются установочные данные и даже номера бронетехники, однако, расследование дел искусственно тормозится ("Независимая газета", 10.8.2007, сайт Уполномоченного по правам человека в ЧР, 20.8.2007).

Претензии к военной прокуратуре справедливы. Лишь единичные дела доводятся до суда, основная же масса преступлений, совершенных военнослужащими так и остается не раскрытой. Тем не менее, в текущем году были доведены до суда ряд громких уголовных дел, таких как дело группы капитана Ульмана, старшего лейтенанта Худякова и лейтенанта Аракчеева (подробнее об этом ниже). Все они неоднократно оправдывались судом присяжных, однако военная прокуратура настаивала на пересмотре судебного решения. Прокуратура Объединенной группировки войск расследует также преступления, совершенные военнослужащими чеченских формирований МО. В 2007 г. к длительному сроку приговорен один боец батальона "Восток" (за грабеж) и передано в суд дело в отношении бойца батальона "Юг" (убийство по неосторожности). (Из официальной справки прокуратуры ОГВ для ПЦ "Мемориал", 24.8.2007)

Следует отметить, что преступление федеральных военных в период второй чеченской кампании в настоящее время широко обсуждаются в республике. Однако случаев похищений ими людей в последнее время не отмечется. Напротив, похищения и пытки людей сотрудниками республиканских правоохранительных органов продолжаются до настоящего момента. Приведем несколько примеров, собранных сотрудниками ПЦ "Мемориал".

9 июля сотрудниками неустановленного силового ведомства был похищен Минкаил Акбулатов, профессиональный каменщик, проживает в с. Шатой, женат, имеет ребенка. Во второй половине дня 9 июля на стройку, где он работает, пришли незнакомые люди, представились сотрудниками правоохранительных органов, но документов не предъявили. Его посадили в машину, надели на голову мешок и повезли в неизвестном направлении. Уже в машине начались избиения. У Акбулатова требовали информацию о боевиках, которые, якобы, ночевали в его доме. Допрашивающие говорили исключительно на чеченском языке. Акбулатов ответил, что ему ничего не известно. Мужчину пытали током, щелкали затвором пистолета у виска, пытались завербовать. В этот же день его отвезли назад и выбросили из машины. Акбулатов сразу же обратился в районную больницу, где врачи зафиксировали следы пыток и выписали обезболивающие лекарства. На следующий день родственники отвезли его на обследование в больницу г. Грозный. Несмотря на предложения врачей, он отказался от госпитализации. Сотрудники "Мемориала", включая сотрудников московского офиса ПЦ "Мемориал" видели М.Акбулатова после его освобождения, его физическое состояние было очень тяжелое - он с трудом мог передвигаться). И Минкаил Акбулатов, и его родственники опасаются обращаться с жалобами к представителям власти на незаконные действия сотрудников правоохранительных органов.

19 июля 2007 года сотрудниками неустановленных силовых структур были похищены из своего дома в с. Фрунзенское Наурского района Чеченской Республики братья Умар Хабажиевич и Али Хабажиевич Бикиевы. 30 июля мать братьев, Хадижат Бикиева, обратилась за помощью в представительство ПЦ "Мемориал". По ее информации, после незаконного задержания братья были доставлены в Курчалоевский ОВД, а затем переведены в неизвестное место. 22-23 июля 2007 года родственники Бикиевых провели в г. Грозный стихийный митинг. В правоохранительные органы республики были поданы письменные заявления. 15 августа Али вернулся домой, а 20 августа был отпущен на свободу и Умар. После освобождения братья Бикиевы отказываются давать какую-либо информацию. В прокуратуре они заявили, что уезжали из республики и находились в гостях у родственников.

6 июня в 3 часа ночи в пос. им. Калинина г. Грозный сотрудниками неизвестной силовой структуры ворвались в дом Арсена Магомедовича Ижаева, 1980 г. р., и увезли его в неизвестном направлении на автомобиле без номерных знаков. В ту же ночь в пос. им. Калинина был таким же образом похищен Эли Ахмедович Джаубатыров.

Вечером 7 июня Эли Джаубатыров был выброшен в Октябрьском районе г. Грозный. Он сообщил, что похитители привезли его вместе с Арсеном Ижаевым в какое-то помещение, после чего развели их в разные места. Арсена он больше не видел. Где его содержали, Эли не знает. Его избивали и допрашивали с целью получить определенную информацию. О судьбе Арсена Ижаева до сих пор ничего не известно.

Процессы над российскими военнослужащими за преступления, совершенные в период второй кампании

Летом 2007 г. продолжились судебные процессы по громким уголовным делам периода второй чеченской кампании. Все они разбираются уже не первый год и проходят не первый круг судебных слушаний. Имеются в виду дела бывших офицеров МО и МВД Сергея Лапина, Сергея Аракчеева и Евгения Худякова, а также группы Эдуарда Ульмана. Эти процессы имеют огромный резонанс как в России, так и в Чечне. Чеченская сторона с подачи президента Р.Кадырова в последнее время очень настойчива в требованиях наказания военных преступников. Процессы над федералами широко обсуждаются в республике, наряду с решениями ЕСПЧ.

Бывший офицер МВД Сергей Лапин (известный под радиопозывным "Кадет") еще 2005 г. был приговорен Октябрьским районным судом г. Грозный к 11 годам лишения свободы за пречинение тяжких телесных повреждений 30-летнему жителю Грозного Зелимхану Мурдалову, превышении должностных полномочий с отягчающими обстоятельствами и служебном подлоге в связи с исчезновением потерпевшего в 2001 г. (Задержанного Мурдалова Лапин вывел из камеры утром 2001 г. и после этого его больше никто не видел) Мурдалов сейчас считается пропавшим без вести. По постановлению Верховного Суда РФ приговор был отменен и дело было направлено на новое рассмотрение в Октябрьский суд г. Грозного. В конце мая 2007 г. состоялись предварительные слущания в Верховном суде ЧР, но (по постановлению ВС РФ) с новым составом судей.

Новый суд под председательством судьи Мамаевой начался 30 июля. Второе заседание состоялось 6 августа. Третье должно было состояться 21 августа, но адвокат подсудимого Лапина Геннадий Дегтярев накануне вечером прислал телеграмму о том, что приехать в Грозный не может. Однако суд решил, что из-за неявки адвоката процесс не должен быть сорван, и при назначенном адвокате продлил Лапину содержание под стражей. В настоящее время процесс продолжается.

В федеральный розыск объявлены бывшие командиры Ханты-Мансийского ОМОНа подполковник Валерий Минин и майор Александр Прилепин, под началом которых служил Сергей Лапин, и которые раньше проходили в качестве свидетелей по данному делу. Уголовное дело против них самих было возбуждено прокуратурой Чеченской Республики в конце 2005 года. Однако обнаружить скрывающихся милиционеров до сих пор не удалось.

Подались в бега и фигуранты другого, самого громкого судебного процесса последних лет — капитан Эдуард Ульман, лейтенант Александр Калаганский и прапорщик Владимир Воеводин. Их вместе с майором Алексеем Перелевским обвиняли в убийстве шестерых мирных жителей Чечни.

В апреле с.г. после оглашения на суде требований обвинения трое из обвиняемых, за исключением А. Перелевского, бесследно исчезли, что породило широкий диапазон версий — от преднамеренного сговора подсудимых с адвокатами или даже со спецслужбами и бегства их за границу до похищения их чеченцами с целью мести (утверждение депутата ГД Д. Рогозин).

14 июня приговор подсудимым был вынесен заочно (за исключением Перелевского) — редкий случай в российской судебной практике. Алексей Перелевский приговорен к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима, Эдуард Ульман - к 14 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима, на 11 лет осужден лейтенант Александр Калаганский и на 12 лет - прапорщик Владимир Воеводин. Осужденные объявлены в федеральный розыск.

Уполномоченный по правам человека в ЧР Н.С. Нухажиев заявил: "Убежден, что Ульману и его подельникам дали уйти от ответственности. Несколько лет играли с ними в "кошки-мышки", дали спрятаться, а затем вынесли приговор. Кого осудили и где осужденные?". Совершенно неудовлетворен Н. Нухажиев и вынесенным приговором. При этом он подчеркивает, что "если судят жителя Чеченской Республики, то ему дают на полную, как говорится, "катушку" - 20-25 лет или пожизненно, даже при наличии выбитых путем пыток показаний" (Сайт "Президент и правительство Чеченской республики", 15.6.2007).

Похожее по составу преступления и судебной истории дело офицеров ВВ МВД Евгения Худякова и Сергея Аракчеева, также как и дело Ульмана, в третий раз поступило в суд этим летом. Напомним, по данным следствия, в январе 2003 года разведгруппа под командованием Худякова и  Аракчеева в Грозном остановила автомобиль "КамАЗ" с тремя жителями чеченского селения Лаха-Варанды. Худяков убил водителя и пассажиров машины, после чего тела и автомобиль были сожжены. Также, по материалам следствия, Худяков обыскал водителя автомобиля ГАЗ-3110 "Волга" с пассажирами и в ходе допроса в военной части трижды выстрелил ему в ногу. Водитель "Волги", согласно обвинительному заключению, был доставлен в распоряжение части, где его пытали, затем вывезли за территорию и оставили на дороге.

Северо-Кавказский окружной военный суд дважды в июне 2004 года и октябре 2005 года на основе вердикта присяжных выносил оправдательные приговоры.. Каждый раз Военная коллегия Верховного суда РФ отменяла оправдательный приговор, и дело направлялось на новое рассмотрение.

В начале 2007 г. начался новый судебный процесс. На этот раз судебный процесс (в стенах все того же Северо-Кавказского окружного военного суда) ведется профессиональными судьями без участия присяжных. Худякову предъявлены обвинения в убийстве, разбое и умышленном уничтожении имущества. Аракчеев обвиняется в убийстве, разбое и превышении должностных полномочий. Оба офицера полностью отрицают вину по предъявленным обвинениям. Суд продолжается.

Защитники обвиняемых настаивают на том, что обвинение не собрало убедительных доказательств их вины: не было проведено вскрытие тел погибших, не исследованы пули. Она ссылается на наличие алиби у обвиняемых, а также на то, что в день убийства они выполняли различные задачи порознь. Дело рассматривается медленно (ИА "Росбалт-Юг", 30.8.2007). На сентябрь была назначена экспертиза оружия Аракчеева и Худякова.

Роль "представителя общественности" со стороны защиты в этом процессе взял на себя депутат Государственной Думы Д. Рогозин. В этом качестве он периодически провоцирует громкие скандалы. В частности, по делу Худякова-Аракчеева он утверждает, что настойчивость главной военной прокуратуры, с которой она оспаривает вердикты судов присяжных, яко бы является "оскорблением гражданского самосознания населения России, которые подрывают репутацию власти как среди военнослужащих, выполняющих свой воинский долг в условиях реального военного времени, так и среди граждан".

А сразу после исчезновения подсудимых по делу Ульмана Рогозин провокационно заявил, что российских военнослужащих могли похитить родственники убитых, с целью совершения над ними акта кровной мести. В качестве депутата он направил запрос в Генпрокуратуру с ходатайством о проверке этой версии. И та назначила-таки проверку сразу 16 семей родственников погибших! ("GZT.ru", 22.6.2007) В Чечне это было воспринято как оскорбление. Общественная палата ЧР и Уполномоченный по правам человека ЧР организовали митинг в Грозном, обвинив российские власти (в лице Генпрокуратуры РФ) в возврате к зачисткам и фактически — в пособничестве сокрытию подсудимых от правосудия. Также митингующие посоветовали Генпрокуратуре поискать исчезнувших "на даче у Д. Рогозина" (ИА "Грозный-информ" 28.6.2007)

Негативный резонанс в республике может вызвать и другой начавшийся судебный процесс по делу подполковника Алексея Коргуна. 24 марта 2007 г., в ходе проведения поисково-разведывательных действий разведгруппы в/ч 6853 (командир — А. Коргун) в районе с. Урдюхой Шатойского района ЧР обстрелу подверглась группа женщин, собиравших черемшу, одна из которых была убита и двое ранены. В ходе следствия выяснилось, что разведчики приняли женщин за боевиков. Итоги следствия вызывают недоумение. Хотя обстрел вели все члены разведгруппы, обвинение было предъявлено только ее командиру — подполковнику Алексею Коргуну и то, лишь в халатности. Одна из пострадавших женщин была переведена в категорию свидетелей. Судебные слушания по делу А. Коргуна начались 21 августа. Он уже признал себя виновным в халатности и большой срок ему не грозит.

Необоснованные переквалификации преступлений на менее тяжкие, приостановки в расследованиях и закрытие дел, отказы в возбуждении уголовных дел — общая практика прокуроров, расследующих дела, в которых замешаны российские военнослужащие в 1999 — 2002 гг. Один из последних примеров — очередной отказ войной прокуратуры в/ч 20119 в возбуждении уголовного дела по факту гибели в июне 2000 г. шестерых жителей села Хал-Келой Шатойского района. Они были убиты в ходе беспричинного, по мнению их родных, обстрела военными жилого дома. Заместитель военного прокурора Р.П. Таршис не видит в этом состава преступления, проигнорировав множество доказательств, собранных сотрудниками нижегородского "Комитета против пыток", не проведя опроса свидетелей и не посетив места преступления. (ИА "Грозный-Информ", 22.6.2007)

Надо отметить, что откровенный саботаж расследования преступлений со стороны органов прокуратуры стал одной из причин вынесения решений не в пользу России Европейским судом по правам человека по жалобам жителей ЧР.

Чечня: вооруженное противостояние

Как и ожидалось, летом активность боевиков в зоне конфликта на Северном Кавказе возросла. Счет потерь федеральных и местных силовиков, составляет 61 чел. убитыми и 132 чел. ранеными (подсчитано по данным сайта "Войне нет", который аккумулирует информацию о жертвах в зоне конфликта, поступающую от основных российских информагентств). По сравнению с весенним периодом 2007 г. (48 убитых и 66 раненых) число жертв среди правоохранителей возросло, не в последнюю очередь благодаря сезонной "зеленке". Однако в сравнении с прошлогодним летним периодом, когда были убиты 83 и ранены были 210 военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов, положительная динамика налицо.

Следует отметить, что в Ингушетии и Дагестане высоко число гражданских лиц, погибших и пострадавших в результате терактов — там продолжается охота на представителей администрации и духовных лиц. В Ингушетии, кроме всего прочего, вновь возобновились нападения на русскоязычных жителей. В Чечне, напротив, объектами нападений боевиков почти всегда избираются представители силовых структур. Здесь же, федеральными силами понесены и наибольшие потери — 28 чел. убитыми и 80 чел. ранеными. Подсчет потерь по материалам, предлагаемым боевиками в так называемых "пресс-релизах Министерства информации и печати ЧРИ" на сайте "Кавказ-центр", вполне ожидаемо дает на порядок большие цифры, особенно убитыми. Так, только в августе и только в Чечне ими, по их собственным утверждениям, уничтожено 65 и ранено 58 чел. и еще "десятки", якобы, убиты и ранены в ночь на 28 августа. Впрочем, достоверность этих данных вызывает большие сомнения, из-за объективной невозможности точно оценить урон нанесенный противнику на поле боя.

Боевики, в свою очередь, заявляют о собственных невысоких потерях. Самой серьезной из них является гибель "амира" ("командующего") "Северо-Восточным фронтом" Муслима, тяжело раненого в бою еще в мае, но умершего в начале июля.

Весьма шаблонные пропагандистские сюжеты сайта "Кавказ-центр" летом оживились тревожными для федеральных и чеченских властей сообщениями. Рефреном в "пресс-релизах" проходит тезис о возрастании интенсивности боевых действий "на фронтах русско-кавказской войны". Итогом этой активизации, по утверждению боевиков, является: во-первых, "освобождение" части Ножай-Юртовского района, где они даже установили собственные блок-посты и по-своему налаживают "мирную жизнь". В другом сообщении утверждается, что "в течение последних 4—5 месяцев подразделения моджахедов установили контроль над значительными территориями горной части ЧРИ". Блок-посты и КПП, а также секреты и маневренные посты действуют, по словам сайта "Кавказ-центр" в Веденском, Ножай-Юртовском, Итум-Калинском, Шатойском, Курчалоевском, Ачхой-Мартановском и Урус-Мартановском районах страны". (30.7.2007).

Во-вторых, сайты боевиков продолжают настаивать на том, что их ряды быстро пополняются, причем не только молодежью (до 2000 чел. — см.: "Кавказ-центр", 27.7.2007), но и "кадыровцами", которые, охваченные "настроениями отчаяния", якобы бегут в горы. Большое "воспитательное" влияние здесь оказало показательное сжигание домовладений чеченских милиционеров в селении Ца-Ведено в ночь на 5 августа. После него, якобы, началось массовое увольнение местных жителей из правоохранительных структур, поскольку они опасаются за свои семьи и не желают "участвовать в рейдах против моджахедов". Называется цифра в 90 уволившихся ("Кавказ-центр", 20.8.2007).

Вдохновленный успехами, Дока Умаров летом активно имитировал государственную деятельность. 19 июля "Военным Амиром ВС ЧРИ" назначен "бригадный генерал" Ахмед Евлоев ("амир" Магас). Назначены три его заместителя ("Кавказ-центр", 23.7.2007). Не остается без внимания и гражданская сфера. 17 августа Умаров назначил "послов ЧРИ" в ряде стран Северной Европы. Контроль за исполнением указа поручен "министру иностранных дел ЧРИ" Ахмеду Закаеву. Любопытно, что в этот же день заместителем министра культуры ЧРИ назначена вдова Джохара Дудаева Алла Дудаева ("Кавказ-центр", 20.8.2007). Чем она будет заниматься и знает ли о своем назначении, не сообщается.

Таково состояние дел в стане сепаратистов. Делая большую скидку на пропагандистскую составляющую этих сообщений, все же нельзя не отметить, что они более или менее подтверждаются многочисленными данными об обострении обстановки в горных районах с наступлением летнего сезона. Информация о захвате боевиками части территории Ножай-Юртовского района, возможно, и соответствует истине. Южная его часть — едва ли не самый малолюдный и труднодоступный район Чечни. По сообщениям корреспондентов сайта "Кавказский узел", жители Ножай-Юртовского района подтверждают, что боевики выставляют на дорогах свои посты, открыто входят в села, чувствуют себя уверенно ("Кавказский узел", 8.8.2007).

По поводу ухода в горы молодежи, в летом в российские СМИ не попало никакой информации. Так, например, по словам депутата Народного Собрания ЧР Магомеда Ханбиева с января по апрель 2007 г. в горы ушло до 300 молодых людей ("Кавказский узел", 26.7.2007). Рамзан Кадыров, как и ожидалось, категорически отверг саму возможность ухода в горы молодежи, ведь "десятки тысяч молодых людей трудоустроены", занимаются созидательным трудом и, в принципе, должны быть счастливы (ИА "Интерфакс", 22.7.2007).

В настоящее время, несмотря даже на активизацию боевиков, которую невозможно не заметить, тезис о полном разгроме противника уже настолько устоялся, что подсчет сил боевиков, так занимавший представителей различных чиновников федерального и республиканского уровня раньше, и всегда приводивший к различным результатам, теперь потерял актуальность. Лишь несколько высокопоставленных чиновников высказались о боевиках, представив их опустившимися маргиналами — "заблудшими, кем-то обиженными, откровенными уголовниками", "так называемыми, боевиками" (вице-премьер ЧР Адам Демильханов — "Независимая газета", 14.8.2007). Число их — от "нескольких десятков" (Р. Кадыров, "Коммерсант", 9.7.2007), до ста человек (А. Делимханов). По данным главы МВД Чечни Руслана Алханова, за первую половину 2007 г. были задержаны 191 и уничтожены 49 боевика. "Мы можем однозначно заявить, что по остаткам бандформирований нанесен ощутимый удар, они практически разгромлены, полностью разрушена система управления", - заключает Р. Алханов ("Кавказский узел", 27.7.2007). Руководитель представительства Чечни в ЮФО бывший до недавних пор военным комендантом республики, генерал-лейтенант Григорий Фоменко, в свою очередь, объявил, что из Чечни боевики уже ушли в Ингушетию и Дагестан и теперь оттуда нарушают мирную жизнь республики (РИА "Новости", 10.8.2007).

Рядом с публичными комментариями небезынтересно поставить достаточно "говорящую" кадровую политику президента Чечни в горных районах республики. В последнее время сменились главы администраций Веденского и Шатойского районов. После нападения на селение Ца-Ведено снят с должности начальник Веденского РОВД Расул Исаев, место которого занял Хизир Сайпулаев. Еще раньше сменился начальник Шатойского РОВД. В середине августа сменился начальник РОВД Ножай-Юртовского района (как раз того, в котором боевики, по их словам, "освободили" часть территории).

Еще один районный милицейский начальник — руководитель Октябрьского РОВД Грозного Сайпуди Лорсанов 6 июля погиб в перестрелке с боевиками. Кстати, сам погибший майор Лорсанов поддерживал миф о мирной жизни и за два дня до своей гибели заявил в интервью "Коммерсанту": "У нас преступности нет" (9.7.2007). Вообще криминогенная обстановка в Грозном значительно осложнилась летом 2007 г. По городу циркулируют слухи, что появился убийца-одиночка, мстящий милиционерам за гибель своего брата. За несколько недель августа в городе были расстреляны несколько милиционеров. Это вносит в ряды чеченских милиционеров неуверенность за собственную жизнь ("Каспаров.Ру", 21.08.2007). В Грозном проводят спецмероприятия по выявлению убийцы, досматривают автотранспорт, в основном "жигули" седьмой модели, на котором, предположительно, ездит преступник ("Кавказский узел", 14.8.2007).

Имиджевые события

Этим летом Рамзан Кадыров в идеологической борьбе явно переиграл лидеров подполья, когда был принят на высшем уровне сначала в Саудовской Аравии, а затем, в Иордании. Он первым из россиян был удостоен чести участия вместе с королем Абдаллой II в обряде омовения Каабы в Мекке — одной из главных мусульманских святынь. Кадырову и его делегации были оказаны особые почести, король принимал его лично. Внутрь Каабы были приглашены только по одному делегату от каждой мусульманской страны, а чеченская делегации вошла внутрь целиком (ИА "Интерфакс", 15.8.2007). После этого Рамзан Кадыров был принят первыми лицами Иордании.

Были и очевидные признаки повышения статуса Чечни в рамках Российской Федерации. Рамзан Кадыров назначил представителей Республики в федеральных округах, - так, представителем в Приволжском федеральном округе стал Хусейн Кадыров (двоюродный брат Рамзана). Но вот в Ростове, где было восстановлено представительство республики в ЮФО, представителем стал очевидный "федерал" генерал-лейтенант Григорий Фоменко. В первую войну он командовал 99-й дивизией оперативного назначения,, фигурировал в уголовных делах о преступлениях против гражданского населения (осуждены были некоторые его подчинённые), был заместителем командующего Северо-Кавказским округом ВВ МВД, в 2004 — 2006 гг.- военный комендант Чечни.

Атмосферу благолепия несколько подпортил разразившийся прямо перед заграничной поездкой президента ЧР скандал с бегством в Финляндию женского вокального ансамбля "Жовхар" - одного из главнейших культурных символов современной Чечни. В западных СМИ прошла информация о том, что коллектив в полном составе (11 взрослых и 7 детей при них) попросил у правительства Финляндии политического убежища. Вскоре в МВД Финляндии официально подтвердили, что за политическим убежищем обратились 8 женщин, 3 мужчин и 6 детей ("Кавказский узел", 8.8.2007). Министру культуры ЧР Дикалу Музыкаеву пришлось выслушать нелицеприятные слова Рамзана Кадырова, но он предъявил заявление о добровольном увольнении женщин еще до отъезда (хотя, в СМИ сообщалось, что ансамбль прибыл в Финляндию для выступлений). Затем, в ходе телефонных разговоров с беглянками Музыкаев уговорил их вернуться. Во всяком случае, они публично отказались от всяких политических мотивов своего отъезда в Финляндию ("Коммерсант", 11.8.2007). В интервью сайту "Каспаров.Ру" руководитель ансамбля Бислан Сайралиев (о котором Музыкаев, по его словам, не слышал) в достаточно обтекаемых терминах заявил, что члены его коллектива устали жить в страхе, постоянном чувстве опасности, источника которой он не раскрыл ("Каспаров.Ру", 8.8.2007). Окончательно "сгладил" конфликт президент Чечни Рамзан Кадыров, предложивший сменить терминологию: мол, не бежали, а сменили место жительства, ведь они свободные люди свободной страны и вправе сами выбирать свою судьбу ("Газета", 9.8.2007).

Дагестан: "люди в камуфляжной форме" и бесследные исчезновения

В начале июня министр внутренних дел России Рашид Нургалиев охарактеризовал обстановку в Дагестане как сложную (REGIONS.RU, 6.6.2007). Весь летний период в Дагестане не прекращались теракты, обстрелы милицейских машин и колонн, нападения на чиновников и духовных лиц. Нижеприведенная выборочная сводка событий за несколько дней говорит сама за себя.

17 июля в Кизилюрте на школьной спортивной площадке, где разминались местные милиционеры прогремел взрыв. Погибли 4 и ранены 8 человек. 27 июля в Махачкале убит мусульманский священник Курмагомед Рамазанов, известный своей резкой критикой радикальных течений в исламе. 2 августа в ходе боестолкновения с боевиками, которое произошло в Сергокалинском районе Дагестана, были убиты четверо участников незаконных вооруженных формирований, погиб сотрудник спецназа, еще один получил ранение. 4 августа в Сергокалинском районе Дагестана неизвестными лицами был обстрелян патрульный автомобиль Сергокалинского ГИБДД. Один милиционер получил ранения и позднее скончался в больнице. 7 августа в Дагестане на окраине Хасавюрта сработало взрывное устройство направленного действия. В тот момент, когда к месту подъезжал милицейский патруль, на обочине дороги раздался еще один взрыв. Двое сотрудников милиции убиты, семеро получили ранения в результате обстрела милицейской автоколонны в Буйнакском районе Дагестана 15 августа.

Тревожной тенденцией последних месяцев стало учащение похищений молодых людей на территории республики. Огромный резонанс в республике приобрело происшествие с похищением в Махачкале нескольких молодых людей в конце апреля 2007 г. Их поиск уже несколько месяцев безуспешно ведется в Дагестане и за его пределами. Первоначально число похищенных составляло девять человек, однако двоих молодых людей и одну девушку удалось найти живыми, еще один мертвым был найден в лесу. Всего с начала 2007 г., по некоторым данным, исчез 21 человек.

1 августа 2007 г., ПЦ "Мемориал" опубликовал специальный бюллетень с подробным анализом происходящих в Дагестане в последние годы событий и о факторах, способствующих распространению практики похищений в настоящее время. Исследование основано на собранных на месте в середине июля материалах, общении с семьями пропавших без вести, их письменных заявлениях, а также заявлениях адвокатов потерпевших. В бюллетене, в частности, подчеркивается, что "в последние годы правозащитники, - как российские, так и зарубежные, - недостаточно уделяли внимания положению в Дагестане. Военные преступления, преступления против человечности в Чечне отодвинули на второй план проблемы нарушений прав человека в соседних республиках. Между тем, Дагестан уже второе десятилетие находится в состоянии вялотекущего, подчас латентного, противостояния, - между вооруженными группами и силовыми структурами, федеральными и местными; между различными криминально-политическими группировками, использующими силовые структуры для "разрешения" конфликтов интересов", часто на национальной и религиозной почве".

В июле 2007 года в ПЦ "Мемориал" поступили заявления от родственников людей, исчезнувших таким образом людей. Всего поступило 15 заявлений о похищениях, в основном за этот год. Сами же родственники утверждают, что только в Махачкале и ее окрестностях и только в конце апреля без вести пропало до 20 молодых людей. Все обратившиеся утверждают, что их близкие были задержаны сотрудниками силовых структур РД и, скорее всего, вывезены в Чечню. Некоторых удалось выкупить у милиционеров за большие деньги и все они говорят о пытках.

Не рассчитывая на помощь властей, в начале лета 2007 года родственники похищенных и исчезнувших жителей республики создали общественное движение "Матери Дагестана" (руководитель — Светлана Исаева). С мая 2007 года инициативная группа провела несколько митингов у зданий Правительства Республики Дагестан, РУБОП МВД РД, у здания МВД РФ с требованиями отставки министра внутренних дел, отмены законно о борьбе с ваххабизмом, привлечения к ответсвенности виновных в похищениях их родственников. Один из митингов был жестоко разогнан.

С огромным трудом родственникам удается выяснить скупые подробности исчезновения их сыновей. В частности, 10 июня 2007 г. на приеме у Имаммутдина Темирбулатова, начальника отдела по борьбе с терроризмом и похищениями УБОП МВД РД, они узнали, что их похищенные сыновья - Муаммар Мамаев (исчез 27 апреля), Рамаз Дибиров (исчез 25 апреля), Иса Исаев (исчез 26 апреля) — находились в 6-м отделе УБОП. 10 июля 2007 года заместитель секретаря Совета Безопасности при Президенте РД Г.М. Гусейнов сообщил по телефону матери Исаева, что ее сын находится в отделении ОРБ-2 в г. Гудермес и против него возбуждено уголовное дело.

Это и другие смутные указания на "чеченский след" наводят матерей на мысль, что их сыновья были вывезены на территорию Чечни, чтобы дагестанские милиционеры в последующем не подвергались риску кровной мести со стороны задержанных. В начале августа ими была совершена поездка в Грозный, где им были показаны помещения ИВС, в котором, конечно, их родственников не оказалось.

Наконец, 10 августа 6 женщин объявили бессрочную голодовку, требуя встречи с президентом Дагестана Муху Алиевым ("Кавказский узел", 9.8.2007). Голодовка была прекращена только 23 августа после серьезного ухудшения здоровья женщин и посещения женщин высокопоставленными чиновниками.

Есть сведения о том, что местным журналистам запретили освещать митинги родственников похищенных людей и процесс голодовки ("Кавказский узел", 22.8.2007).

В тоже время, власти не смогли не отреагировать на требования родственников. 1 августа было проведено совещание президента М.Алиева с руководителями силовых ведомств, на котором он констатировал, что работа по поиску похищенных поставлена в Дагестане безобразно, "отсутствует анализ ситуации, плохо ведется поиск пропавших граждан" ("Независимая газета", 10.8.2007). По официальной статистике с начала 2004 года в Дагестане было похищено 209 человек. Из них освобождено 176 граждан, убито 14, 5 находятся в составе незаконных вооруженных формирований ("Кавказский узел", 9.8.2007). Докладывавший эти цифры Ахмеднаби Магдигаджиев вскоре был уволен (его заменил сотрудник Администрации президента Дагестана Даци Гаджиев). На совещании обозначились принципиальные различия в позициях МВД и прокуратуры: министр А. Магомедтагиров искренне возмущался подозрениями прессы в участии милиционеров в похищениях людей на том основании, что в этом участвовали "люди в камуфляжной форме". Он же предлагал считать "большинство граждан, которые объявляются похищенными" замаскированными боевиками". В ответ прокурор республики Игорь Ткачев подтвердил версию о том, что определенная часть похищений связана с работниками правоохранительных органов. "Более 20 человек, которые были освобождены, дали показания о том, что люди в камуфляжной форме похитили их и вывезли на территорию Чеченской республики". Его поддержали Уполномоченный по правам человека в РД Ума Омарова и президент Дагестана ("Кавказский узел", 1.8.2007).

Наконец, 23 августа состоялось очередное, уже третье совещание президента с руководителями силовых ведомств. М.Алиев был еще более резок с подчиненными, потребовал "всей правды о происходящем". Интересно, что на этом совещании была озвучена совсем иная "правда" о числе похищенных — теперь уже из уст прокурора республики Игоря Ткачева. По его словам, за период с 1999 г. по 31 июля 2007 г. "людьми в камуфляжной форме" были похищены 75 человек. Из них 41 человек был найден, 4 убиты, судьба 30 человек на сегодняшний день не ясна. Кроме того, по словам Ткачева, было похищено 650 женщин с целью женитьбы ("Кавказский узел", 23.8.2007). И это несмотря на то, что еще 1 августа президент Алиев предупредил, что расхождения в цифрах, представляемых МВД и прокуратурой, говорит "о недобросовестном отношении работников правоохранительных органов к данной проблеме, должен быть строгий учет" ("Кавказский узел", 2.8.2007).

Министр внутренних дел А. Магомедтагиров получил от президента "личное поручение" разобраться с заявлением матери одного из похищенных Маликат Гасановой (ее принял Муху Алиев) и был предупрежден о персональной ответственности за выполнение поручения. Президент Дагестана потребовал от сотрудников МВД изменить свои методы работы. "Вы дискредитируете и себя, и нас... Как вам можно после этого верить?!" Кстати, МВД РД на совещании представлял первый заместитель министра Магомед Газимагомедов. Где был А. Магомедтагиров — выполнял "личное поручение" президента или готовился к отставке — неизвестно.

Ни один из пропавших без вести пока не найден. Зато в начале сентября Магомедтагиров бодро рапортовал о "серьезном ударе" по бандподполью, "разрушении" его системы взаимодействия и материальной базы. По его данным в республике осталось лишь 30 боевиков, разбитых на 4 группы и известных едва ли не поименно (РИА "Новости", 2.9.2007).

Так или иначе, нельзя не отметить, что пристальное внимание к проблеме похищений президента РД, предание ее гласности, хотя пока и не помогло отыскать пропавших весной молодых людей, однако способствовало тому, что дальнейшие похищения летом прекратились.

Очередные решения Европейского суда по правам человека по жалобам жителей Чечни

Летом 2007 г. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес четыре решения по заявлениям жителей Чечни. Интересы заявителей во всех случаях представляли юристы Правозащитного Центра "Мемориал" Кирилл Коротеев и Дина Ведерникова и Европейского центра защиты прав человека (EHRAC, Лондон) Филип Лич и Билл Бауринг.

1. "Битиева и Х. против России"

21 июня 2007 г. было вынесено решение по делу Битиева и Х. против России. Суд признал, что задержание известной чеченской общественницы Зуры Битиевой было произведено 25 января 2000 г. без соблюдения гарантий, предоставленных Конвенцией и российским правом: не было решения прокурора о ее задержании, ей не было предъявлено никаких обвинений. Однако она более месяца провела в заключении в условиях, признанных Европейским Судом бесчеловечными и унижающими человеческое достоинство. Зура Битиева содержалась в СИЗО Чернокозово, правовой статус которого не был урегулирован — страсбургские судьи осудили Российскую Федерацию за заключение заявительницы в незаконной тюрьме.

21 мая 2003 г. около 4 часов утра Зура Битиева, ее муж Рамзан Идуев, сын Идрис Идуев и брат Абибакар Битиев были расстреляны в своем доме в станице Калиновская неустановленными лицами в камуфляжной форме и масках, которые приехали на автомобилях без регистрационных номеров. Правозащитный центр "Мемориал", сообщая об этих убийствах, подчеркнул: "Местные жители полагают, что в отношении семьи Идуевых убийства носили демонстративно карательный характер". ЕСПЧ признал, что убийство Зуры Битиевой и членов ее семьи в мае 2003 г. было произведено российскими военнослужащими, а властями России не было проведено эффективного расследования.

Суд обязал Российскую Федерацию выплатить дочери З. Битиевой 85 тыс. евро компенсации нематериального ущерба. Кроме того, РФ должна возместить судебные расходы — ок. 8 тыс. евро.

2. "Алихаджиева против России"

5 июля 2007 г. было принято решение по делу "Алихаджиева против России".

Суд признал, что Руслан Алихаджиев, исполнявший в период независимости ЧРИ должность председателя парламента, был задержан у себя дома российскими войсками в 17 мая 2000 г. в городе Шали и должен считаться погибшим, т.к. со времени его ареста о нем не было никаких новостей.

Суд постановил, что Руслан Алихаджиев стал жертвой насильственного исчезновения — одного из грубейших нарушений ст. 5 Конвенции. Суд также признал, что заявительница Зура Алихаджиева была подвергнута бесчеловечному обращению, поскольку не могла получить информацию от российских властей о судьбе своего сына. Наконец, Суд решил, что не было проведено эффективного расследования обстоятельств исчезновения Руслана Алихаджиева.

Поскольку заявительница, мать Р. Алихаджиева, Зура Алихаджиева в 2006 г. умерла, жалобу теперь поддерживала жена Руслана Алихаджиева Зарет. Ей суд и присудил 40 тыс. евро за моральный ущерб. Кроме того, РФ должна возместить около 5 тыс. евро судебных издержек.

3. "Магомадов и Магомадов против России"

12 июля 2007 г. в решении "Магомадов и Магомадов против России" Суд признал, что Аюбхан Магомадов был задержан у себя дома в с. Курчалой российскими властями и стал жертвой насильственного исчезновения — одного из грубейших нарушений Европейской Конвенции.

2 октября 2000 г. представители федеральных войск в ходе "зачистки" в селе Курчалой задержали Аюбхана Магомадова, 1969 г.р., лучшего футболиста Курчалоевского района 1998 г. Никаких документов, разрешающих арест, предъявлено не было. На следующий день в его доме и в доме соседей был проведен обыск (также без предъявления соответствующих документов). После задержания Аюбхан Магомадов был доставлен в Октябрьский ВОВД (временный отдел внутренних дел) г. Грозного и допрашивался там сотрудниками ФСБ. После этого он бесследно исчез. На заявление родственников из органов внутренних дел пришел ответ, что он был отпущен на свободу в тот же день.

В начале 2004 года Якуб Магомадов, первым обратившийся с жалобой в Европейский Суд, выехал в Москву с целью продолжения поисков и также пропал без вести. Есть сведения из правоохранительных органов г. Москвы, подтверждающие тот факт, что 8 февраля 2004 г. Якуб Магомадов задерживался сотрудниками УВД Юго-Восточного г. Москвы за административное правонарушение. После исчезновения Якуба Магомадова к заявлению в Европейский суд присоединился третий брат Магомадовых — Аюб Магомадов.

Суд постановил, что, поскольку об Аюбхане Магомадове не было никаких сведений с момента задержания, он должен считаться умершим, а ответственность за его смерть несут российские власти. Суд постановил, что обстоятельства исчезновения не были эффективно расследованы, а непредоставление Якубу и Аюбу Магомадовым информации о судьбе их брата в течение многих лет является бесчеловечным обращением. В тоже время Суд не нашел доказательств того, что задержание Якуба Магомадова в 2004 г. было связано с подачей им жалобы в Европейский Суд.

Суд обязал Российскую Федерацию выплатить Аюбу Магомадову 40 тыс. евро за моральный ущерб, а также возместить около 6 тыс. евро судебных издержек.

4. "Мусаев и другие против России"

26 июля 2007 г. Европейский Суд вынес решение по делу "Мусаев и другие против России" о массовом расстреле мирных жителей села Новые Алды 5 февраля 2000 г.

Заявители - Юсуп Мусаев, Сулейман и Тамара Магомадовы, Малика Лабазанова и Хасан Абдулмежидов - родственники убитых. Все они, кроме Магомадовых, сами были свидетелями кровавой бойни, устроенной представителями федеральных сил в поселке Новые Алды и прилегающих кварталах Грозного. 5 февраля 2000 г. здесь в ходе "зачистки" в не боевой обстановке были расстреляны десятки мирных жителей (включая стариков, женщин и детей). Многие дома были разграблены и сожжены. В свое время последствия зачистки были подробно задокументированы ПЦ "Мемориал" и представлены в виде отдельного доклада.

Суд единогласно признал, что ответственность за убийства родственников заявителей лежит на властях России. Суд также постановил, что Юсуп Мусаев, которому угрожали убийством, был подвергнут бесчеловечному обращению. Кроме того, Суд признал неэффективным расследование массового убийства. Таким образом, Суд постановил нарушение следующих положений Европейской Конвенции по правам человека: право на жизнь (установлена смерть одиннадцати родственников заявителей), не проведение эффективного расследования обстоятельств смерти, недопущение бесчеловечного и унижающего обращения, право на эффективные средства правовой защиты.

Общая сумма выплат, которые должна выплатить Российская Федерация заявителям беспрецедентна: 145 тыс. евро за моральный ущерб, 8 тыс. евро за материальный, а также свыше 20 тыс. евро за судебные издержки.

Правозащитный Центр "Мемориал" провел одновременно в Москве и в Грозном две пресс-конференции, на которых были оглашены и прокомментированы решения Европейского суда. Правозащитники отмечали не только неизменные успехи заявителей в Суде, но и ряд принципиальных недостатков, присущих процедуре рассмотрения жалоб заявителей, например, чрезмерно медленное рассмотрение дел (до 6 — 7 лет), из-за чего не все заявители доживают судебного решения. Представители ПЦ "Мемориал" говорили о том, что необходимо добиться выполнения решений ЕСПЧ в полном объеме. Важно, чтобы российские власти не ограничивались только выплатой денежных компенсаций заявителям, но и расследовали уголовные дела, находили и наказывали виновных в нарушениях прав человека, меняли нормативную базу и правоприменительную практику таким образом, чтобы исключить в будущем повторения подобных нарушений прав человека.

Примечания

(1)  Так в ответе на обращение ПЦ "Мемориал" начальник Криминальной милиции МВД по РИ И.М.Торшхоев сообщил: "В ходе проверки установлено, что вверенные подразделения МВД по РИ в проведении спецоперации не принимали участия. Настоящее время проводятся мероприятия по установлению лиц, проводивших операцию".

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

23 октября 2017, 11:02

23 октября 2017, 10:55

23 октября 2017, 10:40

23 октября 2017, 10:27

  • 1 Студенты сообщили об угрозе отчислений за неявку на матч "Ахмата"

    Болельщики выразили разочарование игрой грозненского клуба в гостевом матче с "Уралом", который 22 октября закончился проигрышем "Ахмата". На следующую игру команды, которая пройдет в Грозном, власти Чечни под угрозой увольнений ректоров вузов и отчислений учащихся приказали обеспечить стопроцентную явку болельщиков, рассказали студенты.

23 октября 2017, 09:50

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей