Участники пресс-конференции (слева направо) Башир Точиев, Олег Орлов, Руслан Муцольгов, Магомед Беков, Андрей Сабинин. Фото: корреспондент "Кавказского узла".

06 сентября 2023, 03:31

Адвокаты ингушских активистов указали на препятствия для их УДО

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

Вероятность того, что осужденных ингушских оппозиционеров отпустят по УДО, достаточно мала, заявили их адвокаты на прошедшей в Москве пресс-конференции по случаю завершения апелляционного процесса.

Как писал "Кавказский узел", с 13 января Ставропольский краевой суд в Пятигорске рассматривал апелляционные жалобы на приговор семи лидерам протеста в Магасе. Активисты и их защитники указали на то, что суд первой инстанции не учел многие факты и показания, свидетельствующие о невиновности подсудимых. Однако в июле суд оставил приговор в силе. 28 июля адвокаты активистов указали, что апелляционная инстанция, оставив в силе сроки лишения свободы, ужесточила условия дополнительного наказания.

Ингушские активисты были обвинены в создании экстремистского сообщества и участии в нем. В декабре 2021 года суд приговорил Ахмеда Барахоева, Мусу Мальсагова и Малсага Ужахова к девяти годам колонии, Исмаила Нальгиева, Багаудина Хаутиева и Бараха Чемурзиева – к восьми годам, а Зарифу Саутиеву – к семи с половиной годам. "Кавказским узлом" подготовлена справка "Главное о деле лидеров ингушского протеста". Материалы об этом процессе собраны "Кавказским узлом" на тематической странице "Ингушетия: дело лидеров протеста".

5 сентября в Москве, в офисе партии "Яблоко" прошла пресс-конференция, посвященная завершению апелляционного процесса по делу ингушских активистов. Она называлась: "Ингушское дело. Итоги", передает корреспондент "Кавказского узла".

Спикерами были адвокаты Магомед Беков, Андрей Сабинин, Башир Точиев, а также правозащитники и общественные защитники по ингушскому делу Руслан Муцольгов, Валерий Хатажуков и Олег Орлов.

"Комментировать ингушский процесс в целом с позиции права, правосудия, с позиции соблюдения закона и здравого смысла не имеет никакого смысла. Здесь можно говорить только о том, как нарушался закон судом первой инстанции, судом второй инстанции и на этапе предварительного следствия", - сказал адвокат Магомед Беков.

Он подчеркнул, что до сих пор у защиты нет на руках полного текста решения апелляционной инстанции, хотя было обещано, что решение будет выдано до 5 августа. Так что комментировать само решение апелляционной инстанции - что суд написал в своем определении - на данный момент невозможно. Поэтому защита решила указать на важные моменты в ингушском деле.

Адвокат указал на изначальную абсурдность обвинения. Все активные участники протеста 2019 года были так или иначе наказаны за участие в массовой акции. "Кому-то штраф назначили. А наших лидеров ингушского гражданского общества вывезли на вертолетах в Кабардино-Балкарию и арестовали на 10 суток. Вот так началось ингушское дело. Все прекрасно понимали, что на вертолетах административно арестованных в соседнюю республику не вывозят", - рассказал Беков.

"Конструкция, которая была придумана властями - потому что юристы вряд ли бы до такого додумались - звучала так: "Организация применения насилия в отношении представителя власти. Якобы лидеры ингушского протеста организовали то, что происходило утром 27 марта 2019 года на площади - столкновения", - отметил адвокат.

Он отметил, что суд располагал видеоматериалами с митинга, они были исследованы в ходе суда первой инстанции. "Следствие говорило, что они организовали насилие, а видеоматериалы говорили об обратном", - указал Беков.

Были назначены психолого-лингвистические экспертизы, все заключения были в пользу обвиняемых, напомнил он. "Все эксперты подтверждали, что в речи наших подзащитных отсутствуют какие-либо признаки призывов к экстремизму либо к совершению насильственных действий в отношении представителей власти", - сказал Беков. По его словам, только этого было бы достаточно, чтобы вынести оправдательный приговор. "Если бы мы говорили с позиций закона, сегодня наши подзащитные были бы оправданы", - заявил адвокат.

Он подчеркнул, что доказательной базы по этому обвинению "просто нет". Как не было и четко установленного места и времени преступления, если говорить о той части, которая касается якобы создания и участия в экстремистском сообществе. По мнению Бекова, такой приговор "априори не может устоять". Более того, по его словам, "такое обвинительное заключение не может устоять в прокуратуре".

"Мой подзащитный Муса Мальсагов, по мнению суда, создал экстремистское сообщество. Но ни на одной странице приговора вы не найдете, что же совершил Мальсагов, создав это сообщество. В приговоре описываются действия других якобы создателей - Ахмеда Барахоева и Малсага Ужахова. И в этих действиях тоже нет состава преступления. Они осуществляли взаимодействие с органами власти, вели переговоры", - отметил Беков.

То, что в деле отсутствуют доказательства, суд объясняет мерами конспирации, которые применяли обвиняемые. "Но вели они эту конспиративную деятельность или не вели - это тоже не было доказано", - подчеркнул защитник.

"Хаотичные действия лиц, применивших насилие к сотрудникам Росгвардии, не свидетельствуют о недоказанности вины подсудимых в организации применения насилия", - процитировал Беков приговор. "При организации невозможна хаотичность действий!" - воскликнул он.

Беков долго перечислял множество противоречий в материалах следствия и приговоре суда первой инстанции. "Приговор суда состоит из абстрактных выражений, на которых недопустимо строить структуру обвинения и содержание приговора. Одно дело - слова, другое - доказательства... Завершить хочу словами Нельсона Манделы, которые я увидел тут у вас сейчас (в офисе "Яблока", - прим. ред.) на плакате. "Быть свободным - значит, не просто скинуть с себя оковы, но жить, уважая и приумножая свободу других". Вот, когда наши судьи научатся уважать свободу других, тогда у нас в стране будет независимый суд. И когда должность судьи будет выборной и не будет зависеть от президента РФ, возможно, тогда тоже они будут уважать свободу людей и будут у нас независимыми. А пока - к сожалению, имеем то, что имеем", - завершил спикер.

Андрей Сабинин: приговор крайне несправедливый

Происходившее утром 27 марта 2019 года было совершенно стихийным, к этому никто не готовился, указал адвокат Андрей Сабинин.

"На площади не было никакого оружия, не было никаких специально заготовленных палок, арматуры, как это всегда бывает в ситуации массовых беспорядков, если они кем-то спрогнозированы", - сказал он.

Адвокат подчеркнул, что, пока не началось "вытеснение" людей, никто не нарушал порядок, беспорядки стали следствием этого "вытеснения". "У правоохранительных органов должно быть определенного рода терпение. Почему бы этого терпения не набраться было и не дать людям спокойно разойтись? Почему их надо было вытеснять и провоцировать на то, чтобы они проявили эту свою агрессию? К сожалению, агрессия случилась. Бить людей плохо. Бить сотрудников правоохранительных органов тоже плохо. 40 человек прошли через приговор. Имею в виду людей, которые совершали эти отдельные акты насилия, сопротивлялись сотрудникам Росгвардии. И только после того, как состоялись эти приговоры, состоялось и это наше основное дело - по "ингушской семерке", - отметил защитник.

Он рассказал, почему речь идет об "ингушской семерке". "Почему мы говорим об "ингушской семерке"? В 1969-1970 годах в Чикаго проходил суд по делу о протестах во время съезда демократической партии, судили тоже семь человек. "Чикагская семерка". Один из подсудимых на суде сказал тогда: "Если бы нас оставили в покое на чикагских улицах, то мы едва ли стали бы известными, но в результате мы стали архитекторами, организаторами, гениями заговора с целью свержения правительства. Нас выдумали". Так вот - "ингушскую семерку" тоже выдумали. Потому что ее не было", - сказал Сабинин.

Он напомнил, что с самого начала все дела по общему ингушскому делу "были изъяты из правосудия Республики Ингушетия". Хотя по закону там, где событие произошло, там и должен проходить суд, напомнил Сабинин. А если принять во внимание позицию, что ни один ингушский судья не смог бы рассмотреть это дело беспристрастно, и поэтому эти дела были переданы в другой регион, то это выражение недоверия всей судебной системе республики. По идее, там всех судей тогда нужно было бы просто уволить, сказал адвокат.

Рассмотрение дел по "ингушскому делу" на Ставрополье создало серьезные финансовые и иные проблемы для адвокатов, но, отметил Сабинин, оно "никоим образом не привело к беспристрастности".

Сабинин привел один пример. "Доказательством вины моего подзащитного Исмаила Нальгиева является протокол обыска в его доме, в ходе которого был обнаружен бейджик, сообщавший о том, что он на митинге был ответственным за порядок. Каким образом бейджик о том, что человек является ответственным за порядок, является подтверждением его вины в участии в экстремистском сообществе? И понимаете - все, абсолютно все доказательства, которые суд называет доказательствами, подтверждающими вину, являются доказательствами, которые эту вину опровергают", - отметил адвокат.

Он подтвердил заявление Бекова о странной с точки зрения права формулировке обвинения. "Я в жизни такого не видел - "организация применения насилия к представителям власти". Просто не было такого никогда. Но, тем не менее, это состоялось", - сказал Сабинин.

"Если говорить о справедливости, то приговор крайне несправедливый, крайне негуманный. Я считаю, он направлен на то, чтобы окончательно свернуть демократический процесс в маленькой кавказской республике", - заявил Сабинин. "И, собственно, он свернулся. Потому что после 2019 года никаких знаковых общественных мероприятий, даже санкционированных, там просто не было", - добавил он.

Башир Точиев: судебная система неспособна осуществлять правосудие

Адвокат Башир Точиев отметил, что по поводу данного дела можно много о чем сказать, но он обозначит лишь некоторые моменты.

"В частности, моего подзащитного Ахмеда Барахоева в момент столкновения вообще не было на площади. Это было установлено, но суд на это внимания не обратил <...>. Кроме того, по версии следствия, не позднее мая 2018 года наши подзащитные создали некое экстремистское сообщество. При этом ингушские правоохранительные органы не располагали никакими сведениями о существовании экстремистских сообществ в республике в этот период. Есть запросы и ответы на этот счет", - указал адвокат.

По его словам, нет даже доказательств того, что на момент якобы создания экстремистского сообщества те, кто его "создал", были знакомы между собой, как и с теми, кто потом в это сообщество "вступил". "Ни биллинга, никаких соединений, встреч, фотографий - ничего не было представлено", - отметил Точиев.

Он назвал прошедшие процессы "одним большим правовым беспределом по надуманным статьям". "Я полагаю, что всё это происходит из-за неспособности нашей судебной системы осуществлять правосудие в соответствии с законодательством. Слишком судебная власть слилась с остальными ветвями власти", - заключил Точиев.

На вопрос корреспондента "Кавказского узла", будет ли решение по ингушскому делу обжаловано в кассационной инстанции, защитники ответили утвердительно. "Да, мы будем подавать в кассацию. Как это - столько лет сражаться и не идти в кассацию? Но очевидно, что апелляционное решение - скорее всего, окончательное. При кассационном рассмотрении, по моему мнению, ничего не изменится", - сказал Андрей Сабинин.

Он напомнил, что защита еще не получила на руки даже апелляционное решение. "Я думаю, в этом году кассация не состоится", - предположил адвокат.

Кассационные жалобы будут подаваться отдельно - осужденными, отдельно - адвокатами, уточнил Сабинин. "Это дело в кассации рассмотрено будет. Хотя мне сложно представить, как это будет происходить технически. Если наши семь человек разъедутся в разные места, то как суд обеспечит кассационное рассмотрение по пяти-семи каналам связи - я не знаю", - сказал адвокат.

На вопрос корреспондента "Кавказского узла" о возможных дальнейших действиях за пределами России, Сабинин напомнил, что "это же уже не работает". "16 марта прошлого года Россия объявила о выходе из Совета Европы, с 16 сентября жалобы в ЕСПЧ фактически не принимаются. Но в этом деле мы находимся в режиме, который позволяет жалобы подать в ЕСПЧ. Потому что те нарушения, которые случились, случились раньше (этих дат). Но чтобы подать жалобу в ЕСПЧ, нужно идти в любом случае в кассацию", - пояснил Сабинин.

Кроме того, есть возможность обратиться в Комитет по правам человека ООН, и часть осужденных по ингушскому делу планирует воспользоваться этим инструментом, добавил адвокат.

По ингушским политзаключенным жалобы в ЕСПЧ давно уже поданы, но только по статье 5 - о необоснованном заключении под стражу и о неоднократном продлении стражи без достаточных к тому оснований, отметил Сабинин.

"И по Зарифе Саутиевой жалоба уже коммуницирована", - отметила присутствовавшая в зале юрист Центра защиты прав человека "Мемориала" Татьяна Глушкова, которая этим занимается. При этом оба юриста - Глушкова и Сабинин - констатировали, что решение ЕСПЧ по этим жалобам ничего не изменит. "Будет постановление Европейского суда, которое Российская Федерация не исполнит. Изменить факт содержания под стражей уже невозможно, люди уже отсидели, компенсацию РФ тоже не выплатит - она их сейчас не выплачивает. То есть, по сути, будет только подтверждение того, что нарушение в отношении этих людей имело место", - сказала Глушкова.

Адвокаты пообещали идти до последней инстанции для защиты активистов

Также адвокаты прокомментировали вопрос корреспондента "Кавказского узла" о том, стоит ли фигурантам ингушского дела рассчитывать на УДО.

По закону, по Уголовно-процессуальному кодексу они имеют право подать на УДО после отбытия половины срока, пояснил Магомед Беков. "А они все, получается, находятся в заключении уже более шести лет, если учесть, что в СИЗО день идет за полтора, а у них общий режим. Но, согласно Уголовно-исполнительному кодексу, они могут подавать на УДО только после того, как по прибытии в колонии отбудут там по шесть месяцев. Колонии объясняют это тем, что они не могут сразу дать заключенному характеристику. Через шесть месяцев... Мы будем делать то, что нам необходимо делать, а случится то, что случится. Надежды мало, но мы сделаем всё, чтобы наши друзья оказались на свободе", - сказал адвокат.

"Право (на УДО) у них есть, но дадут ли им возможность воспользоваться этим правом?" - задался вопросом Башир Точиев.

"Есть же другие формы минимизации (срока). Есть возможность подать ходатайство о замене вида наказания - на ограничение свободы, на исправительные работы. Эти механизмы тоже можно использовать, они могут чередоваться с УДО и не требуют, как УДО, выжидания полугодового срока <...> Проблема в другом. Их статьи - экстремистские. И, собственно, сама статья об экстремистском сообществе и статья 318 - она тоже считается "экстремистской". Это приводит к тому, что все они в СИЗО поставлены на учет, как экстремисты. И из СИЗО это придет за ними в колонии. И, скорее всего, в личном деле окажется масса каких-то нарушений, о которых они сами не знают. Эта схема - классическая, она применяется для того, чтобы как раз не позволить реализовать процедуру УДО", - рассказал защитник.

Кроме того, когда в колонию поступают осужденные по экстремистским статьям, то зачастую их там сразу пытаются поместить в СУС - строгие условия содержания. "От обычных условий СУС мало чем отличается - немного другие помещения, немного другое размещение... Но СУС означает, что на УДО ты не пойдешь. Просто колония не поддержит это ходатайство", - сказал Сабинин. Ожидать УДО в ингушском деле - "это химера", заключил он.

"Я хотел бы добавить, что вне зависимости от того, как дальше будет складываться ситуация, от того возможного решения, которое примет кассационный суд или комиссия по рассмотрению ходатайств по УДО, жители республики, народ Ингушетии ждет своих героев. Люди хотят их возвращения. Чтобы они вернулись к народу и, в первую очередь, к своим семьям, с которыми они разлучены уже как пятый год", - прокомментировал общественный защитник, руководитель ингушского отделения партии "Яблоко" Руслан Муцольгов.

В завершение конференции адвокаты подчеркнули, что их подзащитные нуждаются в медицинском наблюдении. "У Зарифы Саутиевой сахарный диабет и ряд других заболеваний. И нахождение более четырех лет в следственном изоляторе здоровья не добавляет", - напомнил адвокат Беков.

"Наши подзащитные жаловаться не привыкли, всё переносят стойко. Но я напомню, что Ахмед Барахоев перенес операцию по удалению мениска, он пожилой человек. Так же, как и Малсаг Ужахов. У него, естественно, есть проблемы со здоровьем, постоянные боли в суставах, а объемное лечение, которое ему необходимо, в условиях заключения невозможно. Но медикаменты для поддержания здоровья им передаются", - сказал адвокат Точиев.

"Принципиальная позиция наших подзащитных, наших друзей - идти до логического конца. Каким бы ни было абсурдным происходящее. Мы, их адвокаты, таким образом, настроены идти до конца, до последней инстанции - как в Российской Федерации, так и за ее пределами. Мы будем делать всё для их скорейшего освобождения, тем более что надежда, хоть и маленькая, всегда присутствует, а иначе и жить невозможно", - сказал Беков.

Читайте "Кавказский узел" в Telegram без установки VPN и используйте браузер CENO для обхода блокировок. Также призываем читателей установить наше мобильное приложение для Android и IOS. Если позднее приложение будет исключено из PlayMarket или App Store, или доступ к "Кавказскому узлу" будет ограничен – вы все равно сможете пользоваться уже установленным приложением. Через VPN можно продолжать читать "Кавказский узел" на сайте, как обычно, и в Twitter. Можно смотреть видео "Кавказского узла" на YouTube и оставаться на связи в соцсетях "ВКонтакте" и "Одноклассники". Пользователи WhatsApp* могут присылать сообщения на номер +49 157 72317856, пользователи Telegram – на тот же номер или писать @Caucasian_Knot.

* деятельность компании Meta (владеет Facebook, Instagram и WhatsApp) запрещена в России.

источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

15 июля 2024, 04:54

15 июля 2024, 03:55

15 июля 2024, 02:56

15 июля 2024, 01:57

  • Два человека пострадали при перестрелке в Цхинвале

    В больницу в Цхинвале поступили с огнестрельными ранениям ног двое братьев. Президент Южной Осетии Алан Гаглоев поручил силовым структурам оперативно установить и привлечь к ответственности причастных к перестрелке. Пострадавшие, однако, отказались дать показания и сообщить, кто в них стрелял.

15 июля 2024, 00:58

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей