Марат Абдулгалимов, Арсен Абдуллаев и Антон Дергалев. Скриншот с сайта, где собраны сведения об уголовных делах в отношении российских Свидетелей Иеговы*.

08 июня 2021, 23:59

Свидетели по делу дагестанских Свидетелей Иеговы* выступили в их защиту

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО "МЕМО", ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО "МЕМО".

Обвиненные в экстремизме дагестанские Свидетели Иеговы* не являлись членами запрещенной судом экстремистской организации, организация в Кизляре прекратила свою деятельность еще до запрета Верховного суда, заявили допрошенные в суде единоверцы и знакомые. 

Как сообщал "Кавказский узел", четверо дагестанских Свидетелей Иеговы* Арсен Абдуллаев, Мария Карпова, Антон Дергалев и Марат Абдулгалимов были задержаны в июне 2019 года и обвинены в экстремизме. Почти год они провели под стражей в изоляторе, затем мера пресечения была изменена на домашний арест. 23 марта в суде дагестанские Свидетели Иеговы* заявили о своей невиновности. Из-за домашнего ареста подсудимые не могут работать и поддерживать близких, сообщили супруга Арсена Абдуллаева и мать Антона Дергалева. Двое из трех свидетелей, опрошенных в махачкалинском суде 18 мая, сообщили, что на предварительном следствии были попытки запугать их.

Сотни Свидетелей Иеговы* в России, в том числе десятки на юге страны, попали под уголовное преследование после решения Верховного суда о запрете их организаций. Им вменяют попытки продолжать деятельность запрещенной судом организации, а верующие считают свои действия реализацией конституционного права исповедовать религию, говорится в материале "Кавказского узла" "Свидетели Иеговы* – экстремисты или жертвы беззакония?". Новости о преследовании Свидетелей Иеговы в России* "Кавказский узел" размещает на тематической странице "Минюст против Свидетелей Иеговы*".

В Кировском районном суде Махачкалы сегодня продолжилось рассмотрение уголовного дела по обвинению в экстремизме в отношении четверых дагестанских Свидетелей Иеговы*. Два предыдущих заседания суда были отложены из-за неявки адвоката, а также свидетелей из Кизляра. Поддержать подсудимых пришла жена Арсена Абдуллаева и трое друзей подсудимых, однако из-за того, что слушания начались в маленьком зале, суд разрешил пройти только двоим из них. После обеденного перерыва процесс продолжился в большом зале, и всем, кто пришел, разрешили присутствовать на процессе.

Свидетели обвинения не подтвердили деятельность организации Свидетелей Иеговы* после запрета

Сторона обвинения продолжила допрос своих свидетелей. Первой была допрошена Наталья Гаджибекова, хозяйка квартиры, которую снимала Мария Карпова до ареста. Свидетель пояснила суду, что Карпова никогда не допускала задержек с оплатой жилья. По словам Гаджибековой, она сдавала квартиру около года и не знала, что Карпова является приверженкой Свидетелей Иеговы*, об этом ей сообщил следователь, который вызвал на допрос. В общении с Карповой преимущественно затрагивались "вопросы, связанные с арендой жилья", отметила она.

На допросе в ходе предварительного следствия Гаджибековой давали прослушивать аудиозаписи, на которой, как пояснила свидетель, "голос, похожий на Карпову", говорил об учении Свидетелей Иеговы*. Прокурор ходатайствовал об оглашении протокола этого допроса, в ходе которого Гаджибекова заявила, что голос на записи принадлежит Карповой. После оглашения протокола свидетельница повторила, что она считает, что голос на записи похож на голос Карповой, но точно утверждать она не может. Судья уточнил, передавала ли Мария Карпова какие-либо книги или брошюры, на что Гаджибекова ответила, что они общались мало и никогда не затрагивали вопросы религии.

Допрошенный вслед за ней Виктор Гаченко из Кизляра сообщил, что придерживается религии Свидетелей Иеговы* и был бухгалтером в местной религиозной организации (МРО) Свидетелей Иеговы* в Кизляре до апреля 2017 года, до того, как организация была запрещена Верховным судом России. "Вероучение Свидетелей Иеговы* судом не запрещено, запрещена была организация "Управленческий центр Свидетелей Иеговы*", – отметил Гаченко.

В местной религиозной организации не разбирались духовные вопросы, задачей организации было взаимодействие с органами власти, пояснил свидетель. "Собрания, которые проводились в Кизляре – встречи соверующих. МРО – это юридическая организация, мы вероучение там не разбирали, песни не пели, духовные мероприятия не проводили", – сказал Гаченко. По его словам, члены МРО после решения суда о запрете организации больше не собирались. Деятельность самой местной религиозной организации была прекращена еще незадолго до решения Верховного суда, добавил Гаченко.

Свидетель сообщил, что наряду с еще несколькими соверующими являлся старейшиной, но уточнил, что к МРО это никакого отношения не имеет. Число приверженцев Свидетелей Иеговы* многократно превышало число членов МРО, отметил Гаченко. "Старейшина – это каноническое понятие. Его не назначают, никакой платы он не получает и организационные вопросы не решает. Старейшины помогают другим", – пояснил он.

Из подсудимых Гаченко наиболее тесно был знаком с Арсеном Абдуллаевым. "Призывов против власти я от него не слышал, он никогда не говорил ничего плохого. Я знаю его как добрейшего человека. Мы относимся к власти с уважением и подчинением. Это библейский принцип", – рассказал свидетель.

Подсудимые указали на отсутствие разделения между религиозным учением и запрещенной организацией 

Александр Муравлев, приехавший на суд из Кизляра, рассказал, что познакомился со Свидетелями Иеговы* во время службы в армии, а через некоторое время "встретился с теми, кто исповедует религию в Кизляре". "Мы собирались в определенных местах, где пели песни, молились, читали Библию. Но сегодня этого уже нет", – отметил он.

Старейшины не пользовались никакими привилегиями, они "трудились так же, как и все", пояснил суду следующий свидетель Сергей Кулиной. Он отметил, что исповедует религию Свидетелей Иеговы* и "делился тем, что узнавал".

"Мы собирались, читали Библию, размышляли, пели песни. Пожертвования собирались на бытовые нужды, но они были добровольными, обязательных взносов не было. Каждый давал, сколько мог. На что потратить эти деньги, решали все вместе", – отметил он.

После 20 апреля 2017 года, когда деятельность "Управленческого центра Свидетелей Иеговы"* была запрещена судом, никакие мероприятия и сборы не проводились, и никто из подсудимых в состав МРО или Управленческого центра не входил. "Не любой Свидетель Иеговы* автоматически становится членом юридической организации", – указал Кулиной.

Подсудимый Арсен Абдуллаев обратил внимание суда на то, что в ходе заседания идет смещение понятий и не проводится разграничение между религиозным учением Свидетелей Иеговы* и запрещенной организацией.

Пятый свидетель Сергей Гаченко, который успел побыть старшиной только около месяца до запрета организации "Управленческий центр", сообщил, что узнал о существовании МРО лишь после того, как у него прошли обыски. С подсудимыми близко знаком он не был, лишь видел их на конгрессе, который проводился до 2017 года.

Допрошен был и отец Марата Абдулгалимова Назим Абдулгалимов. Он сообщил, что является первым Свидетелем Иеговы* в Махачкале и исповедует религию с 1990 года. Рассматриваемое уголовное дело он назвал выдуманным и заявил, что Свидетели Иеговы* не имеют никакого отношения к экстремизму.

"Я изучал Библию, и мне понравились идеи, которые в ней описаны. Они запрещают любое проявление зла. Мы проводили мероприятия, на которых пели песни про Иегову, прославляли Бога. Это проходило и в помещениях, и в открытых местах – парках и на море", – отметил он, пояснив, что с 2013 года он больше не может посещать подобные мероприятия по состоянию здоровья. К запрещенной организации подсудимые не имеют никакого отношения, добавил он.

При допросе в суде многие вопросы свидетелям задавались про учение, иерархию среди верующих, а также про имеющиеся запреты в религии. Как отметил Виктор Гаченко, каждый из верующих сам определяет пределы допустимого. 

Свидетели рассказали о давлении в ходе допросов

Многие из допрошенных свидетелей рассказали, что в ходе предварительного следствия их допрашивал не один человек, как это указано в протоколе, а двое. Некоторые из свидетелей говорили, что на них оказывалось моральное давление, в частности, об этом заявил Виктор Гаченко.

Протокол приходилось три раза переписывать, так как в письменных показаниях находились неточности, сообщил Сергей Гаченко.

"Давления на меня не было, но было много наводящих вопросов. Мы несколько раз вносили коррективы, исправляли мои показания. А когда подписывал, то меня торопили, не давали сосредоточиться при проверке протокола", – пояснил он суду.

Муравлеву в ходе допроса угрожали, что "в следующий раз тебя заведут через другую дверь", а также грозили, что "увезут", сообщил он.

Следующее заседание назначено на 15 июня, в его ходе планируется продолжить допрос свидетелей обвинения.

* 396 российских организаций Свидетелей Иеговы признаны экстремистскими, их деятельность в России запрещена по решению суда.

Автор: Расул Магомедов источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и Whatsapp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложении Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей
НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ ООО “МЕМО”, ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА ООО “МЕМО”.

21 июля 2024, 15:02

21 июля 2024, 14:09

21 июля 2024, 13:43

21 июля 2024, 12:57

21 июля 2024, 12:00

Персоналии

Еще

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей