Вход в Пролетарский районный суд. Фото: Валерий Люгаев для "Кавказского узла"

25 января 2020, 02:17

Ростовские погорельцы пожаловались на маленькие компенсации

Компенсации, выплаченные владельцам домов на Театральном спуске после пожара, не покрыли ущерб от утраченного имущества, рассказали в суде потерпевшие.

Как писал "Кавказский узел", по делу о крупном пожаре в Ростове-на-Дону обвинение в халатности предъявлено бывшей замглавы Пролетарского района города Марине Беляевой. По версии следствия, она не проконтролировала выявление всех несанкционированных свалок. Начальнику филиала ОАО "Донэнерго" "Ростовские городские электрические сети" Павлу Трунову и старшему мастеру производственного участка этой компании Игорю Безземельному обвинение предъявлено по статьям о причинении смерти по неосторожности и уничтожении или повреждении имущества. Все обвиняемые не признали вину. 22 января в суде погорельцы заявили, что электрики проверяли состояние проводов незадолго до пожара. Мусор с заявленного следствием места до начала пожара был вывезен, сообщила адвокат подсудимой.

21-22 августа 2017 года в центре Ростова-на-Дону огнем был уничтожен жилой квартал, сгорело и было повреждено 125 частных домов и 39 квартир в восьми многоквартирных домах, потерпевшими признали более 700 человек. Один человек погиб, семеро были госпитализированы. Следствие полагает, что причиной пожара стало короткое замыкание на ЛЭП, но погорельцы и адвокаты обвиняемых настаивают, что квартал подожгли.

В Пролетарском районном суде 24 января продолжилось рассмотрение дела о крупном пожаре на Театральном спуске. В суд пришли подсудимые Игорь Безземельный и Павел Трунов и трое адвокатов. В суде продолжили допрос потерпевших, передал корреспондент "Кавказского узла".

Потерпевшая Татьяна Глухова (дочь допрошенного в суде 17 января автослесаря Сергея Бадулы - прим. "Кавказского узла"), рассказала, что она проживала в двухэтажном доме старой постройки по адресу: Нижнебульварная, 119 вместе с отцом, матерью, мужем и дедом. В день пожара она находилась в больнице.

"21 августа муж мне прислал фото из окна офиса, на нем был виден дым в районе, где находился наш дом. Это было в 12 часов. Потом он позвонил папе, тот сказал, что наш дом горит", - сообщила потерпевшая. Глухова рассказала, что отпросилась из больницы и приехала на место пожара, однако "туда уже не пускали, летали вертолеты, а пожарные машины не тушили".

По ее словам, сгорели вещи, драгоценности, бытовая техника и мебель, купленные ей после свадьбы. Ущерб от пожара Глухова оценила в 500 тысяч рублей.

О причинах пожара со слов жителей ей было "известно, что подожгли", сказала она. По словам Глуховой, предложений выкупить дом и связанных с этим угроз она не получала. Претензий к подсудимым она не высказала. Потерпевшая сообщила, что она с мужем получила компенсации в 30 и 100 тысяч рублей, а также жилищный сертификат на 2,4 миллиона рублей.

IT-специалист Максим Акользин рассказал, что до пожара был зарегистрирован на Нижнебульварной улице, хранил там вещи, а сам жил в квартире жены в другом районе города.

"21 августа (2017 года) я работал в центре, когда возвращался в офис, то увидел большой столб дыма... Я стал звонить сестре и племяннику, они попытались пройти в дом, но их не пускали. Соседи сказали, что горит весь квартал", - сообщил Акользин.

Дом сгорел полностью, в нем были бытовая техника, вещи, библиотека и коллекция марок. Их стоимость он оценил в 500 тысяч рублей. По словам Акользина, от местных властей он получил около 150 тысяч рублей компенсации, около миллиона ему выделили на жилье.

Акользин подтвердил, что в день пожара был слабый напор воды. Он сказал, что работу пожарных не видел и поэтому отказывается ее комментировать. Претензий к троим подсудимым у потерпевшего не оказалось.

погорелец Максим Березников. Фото Константина Волгина для "Кавказского узла"Ростовчанин Максим Березников рассказал, что на момент пожара проживал по адресу: Нижнебульварная, 119 в двухэтажном доме постройки 1917 года на 15 квартир. Одну из квартир он занял под художественную мастерскую, во второй на тот момент временно жила его бывшая жена с сыном и пара квартирантов, сказал он. Сейчас, по словам Березникова, он живет в маневренном фонде на улице имени Горького.

"В ночь с 20 на 21 августа 2017 года я был на рабочем месте, работал тогда охранником в мебельном цеху. После смены пошел на рыбалку, вернулся к 10.00 мск и лег спать. Проснулся от того, что дверь выламывают. Но пороге стоял незнакомый парень, который сказал: «Быстро уходите, пожар!». Я выбежал в трусах и увидел, что горит соседний дом, 117-й. Я удивился, что пожарных не было. Огонь гудел, над соседской крышей был огненный смерч", - рассказал Березников. По его словам, он вернулся в дом, схватил коробку с документами и быстро вышел. "От соседского дома все начало быстро загораться", - указал потерпевший.

Березников раздал участникам процесса фотографии полностью сгоревшего дома, добавив, что "еще до признания аварийным его растащили по кирпичам". Ущерб он оценил в четыре миллиона рублей без учета стоимости квартиры. В эту сумму, по его словам, вошли три иконы XVIII-XIX веков, компьютеры, телевизоры, холодильники, дорогие инструменты и "большая коллекция бабочек, о передаче которой велись переговоры с краеведческим музеем". Угроз и предложений выкупить квартиру он не получал, сообщил Березников.

Потерпевший рассказал, что ему выплатили 160 тысяч рублей компенсации, а жилищный сертификат дать отказались, потому что на момент пожара он не успел развестись с женой, у которой была в собственности часть дома в другом районе города. Теперь, по словам Березникова, он "фактически бездомный".

"Сбоку от нашего двора стоят два гидранта. Пожарные появились через два с половиной часа. Они полили друг друга из касок, потом завели машину и уехали. Воды, по всей видимости, не было. Было ощущение, что тушить никто не собирался", - сказал он.

По его словам, о причине пожара он "узнал в Следственном комитете", где ему "показали видео с перехлестом проводов". Березников отметил, что лично момент возгорания он не видел и о проблемах с электрооборудованием в квартале ему неизвестно. Претензии к подсудимым у него "будут, если будет доказана их вина", заявил Березников.

Пенсионерка МВД Светлана Васина сообщила, что на момент пожара проживала в двухэтажном доме дореволюционной постройки по адресу: Седова, 78 в квартире, оформленной на отца мужа. По ее словам, сейчас она живет "на даче у пожилых родителей в садоводческом товариществе".

"Я выходила [из дома] по делам, а, вернувшись, в 13.07 мск сделала фото огня", - рассказала она. По словам Васиной, на улице Нижнебульварной она встретилась с соседками, и они пошли в сторону пожара, к Театральной площади. "Мы не могли даже подумать, что наш дом загорится. На моих глазах вспыхнул мой дом, хотя там было еще несколько зданий, которые не горели. В дом я войти уже не смогла. Я стояла и смотрела, как горит наша квартира. В считанные минуты дом сгорел весь", - рассказала потерпевшая.

Васина оценила ущерб в четыре миллиона рублей, так как сгорели "10 тысяч долларов, 10 тысяч фунтов, 10 золотых слитков, два больших телевизора, компьютер, ноутбук, планшеты, видеокамера, украшения, библиотека и картины". По ее словам, в качестве компенсации ей дали 150 тысяч рублей, отказав в жилищном сертификате, так как она была прописана в другом месте. Угроз и предложений покупки квартиры, по ее словам, она не получала, а претензии к подсудимым у нее могут "возникнуть в случае признания [их] вины".

Муж потерпевшей, технический директор одной из компаний Владимир Васин подтвердил, что жил по адресу: Седова, 78 с супругой. 21 августа в районе обеда он был на работе, о пожаре в доме ему сообщила жена, сказал он.

По словам Васина, рядом с ним расположена пожарная часть, и он заметил, что оттуда выдвинулась крупная техника. "Я схватил портфель и поехал к дому. Минут через 10 был на месте", - сказал он.

По его словам, ему пришлось остановиться за квартал до своего дома. "Все постройки во дворе горели, как в печи. Из окна кухни шел черный дым, в квартиру попасть было невозможно. Я наблюдал за тем, как горит наш дом", - рассказал он.

Васин подчеркнул, что он имеет звание полковника внутренней службы, и сам звонил в 01 и Центр управления силами федеральной противопожарной службы, где ему ответили, что "вся техника работает на месте". "В тот момент, когда техника на месте, ей может управлять только руководитель тушения пожара", - пояснил Васин.

По его словам, дом горел около двух часов, но техники не было. "В начале шестого (около 17.00 мск) прибыла техника из Таганрога, но уже все сгорело. Металлопластиковые окна просто испарились, а стекло вытекло по подоконникам. Было полностью уничтожено все имущество", - рассказал потерпевший. По его словам, ему выплатили 150 тысяч рублей компенсаций, а в жилищном сертификате отказали из-за наличия у жены небольшой доли в квартире ее сестры.

Васин отказался от претензий к подсудимым. "Мне кажется, что это люди, которые добросовестно исполняли свою работу... В данной ситуации я считаю себя обделенным не этими людьми, а государством, которому отдал 34 года своей жизни", - сказал он.

Причиной пожара Васин считает ненадлежащее состояние электросетей. Он также рассказал, что "слушал стенограммы и руководитель тушения пожара просил повысить давление воды". "Это неблагоприятный район, построенный на балке без соблюдения противопожарных норм, это должно было беспокоить руководство города. Там все надо было реконструировать много лет назад", - резюмировал Васин.

Он также выразил недоумение, почему руководитель тушения пожара не дал указания отключить в квартале газ и электричество.

В деле есть фотографии, подтверждающие отсутствие свалки около Чувашского переулка, сказала корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Марины Беляевой Екатерина Водяник.

"Следствие использовало эти фото при проведении экспертизы и сделало вид, что на них есть мусор, но мусора там нет. Доказательствами по делу они являются, более того они использованы экспертами при исследовании причины пожара. Суд их ещё не исследовал, так как сейчас идёт допрос потерпевших, а письменные материалы будут изучаться позже", - пояснила она.

Рассмотрение дела продолжится 29 января в 10.00 мск. Ожидается, что на заседании будут допрошены другие потерпевшие.

Материалы о пожаре в Ростове-на-Дону и его последствиях "Кавказский узел" собрал на тематической странице "Ростов: пожар или поджог?". Видеоролик "Пожар в Ростове-на-Дону: "до основанья, а затем..." размещен в разделе "Видео".

Автор: Константин Волгин ; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

26 февраля 2020, 00:21

26 февраля 2020, 00:02

25 февраля 2020, 23:28

25 февраля 2020, 23:20

25 февраля 2020, 23:11

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей