Спираль Бруно. Фото Нины Тумановой для "Кавказского узла"

11 марта 2019, 01:37

Родные смертельно больного заключенного из Дагестана обратились в ЕСПЧ

Семья уроженца Дагестана Магомедсаида Газалиева, отбывающего наказание в исправительной колонии в Республике Коми, направила жалобу в Европейский суд по правам человека. По словам адвоката Татьяны Окушко, представляющей интересы семьи в ЕСПЧ, несмотря на диагностированное у Газалиева онкологическое заболевание четвертой степени, его не отпускают на свободу и не переводят в колонию ближе к дому.

Как писал "Кавказский узел", в ноябре 2018 года сестра осужденного жителя Дагестана Магомедсаида Газалиева обратилась к руководству ФСИН России с просьбой перевести ее брата, который отбывает наказание в Республике Коми, ближе к дому. По словам Марджанат Газалиевой, у брата диагностировано онкологическое заболевание четвертой степени. Газалиев в ноябре 2006 года был приговорен к 16 годам и 9 месяцам лишения свободы по обвинению в посягательстве на жизни сотрудников правоохранительных органов.

В Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) направлена жалоба жителя Махачкалы Магомедсаида Газалиева, отбывающего наказание в ИК Республики Коми, его матери и двух родных сестер. Осужденный и его родные жалуются, что, несмотря на то что у Газалиева тяжелое смертельное заболевание, суд отказывается отпустить его на свободу. Родственники рассчитывают на ускоренное рассмотрение жалобы в связи с тяжелым состоянием здоровья осужденного, сообщила корреспонденту "Кавказского узла" 10 марта адвокат Татьяна Окушко, представляющая интересы заявителей в Европейском суде.

По словам адвоката, заявители основывают свою жалобу на том, что из-за дальности исправительного учреждения от Дагестана мать и сестры практически лишены возможности посещать Газалиева. Им также отказано в просьбе перевести тяжело больного родственника поближе к Махачкале, чтобы старая больная мать смогла посетить своего сына, которого она не видела больше десяти лет.

По мнению сестры осужденного Марджанат Газалиевой, беда в их дом пришла, когда брат стал исповедовать ваххабизм.

"Сначала вроде ничего плохого в этом не было: Магомедсаид стал набожным, пять раз в день совершал намаз, бросил курить, ни о каком алкоголе и речи не было. Но эта набожность была только прикрытием. 18 октября 2006 года Верховный суд Республики Дагестан признал Магомедсаида виновным в участии в организованной группе в покушении на жизнь сотрудника правоохранительных органов, незаконном хранении оружия и приговорил его к 16 годам и 9 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима", - рассказала она корреспонденту "Кавказского узла",

По ее словам, после вступления приговора в силу Магомедсаид был направлен в исправительную колонию в Мурманской области.

"Потом мама написала заявление с просьбой о переводе сына из Мурманской области в исправительное учреждение на территории Дагестана. Но у нас колонии только общего режима, и поэтому Магомедсаида перевели в Калмыкию, где мы могли навещать его. В Калмыкии он был до августа 2017 года. И вдруг узнаем, что его этапируют в Республику Коми. Это за три с лишним тысячи километров от нашего дома", - рассказала Газалиева.

По ее словам, за все время, как брат находится в заключении, он побывал в шести колониях.

Газалиева рассказала, что в Ухту, где находится колония, она ездила на свидание с братом два раза.

"И уже во время второго свидания я заметила, что он нездоров. Стала расспрашивать, что с ним. Он сказал, что мучают головные боли, пару раз терял сознание. Спрашиваю, к врачу обращался? Он только махнул рукой, мол, какой врач в колонии, пройдет и так. А где-то в апреле прошлого года мне позвонил врач из тюремной больнички и спросил, можем ли мы приехать за Магомедсаидом, поскольку у него диагностирована опухоль головного мозга, и начальник ФКЛПУ Б-18 (Федеральное казенное лечебно-профилактическое учреждение Больница-18. - Прим. "Кавказского узла") будет обращаться в Ухтинский городской суд Республики Коми с представлением об освобождении Газалиева от отбывания наказания в связи с тем, что тот тяжело болен. Я ответила, что конечно, приедем, только когда? «Мы сообщим после суда», - так он мне сказал. А суд отказался освобождать брата", - рассказала Газалиева.

Адвокат Анна Бесшерстая, которая присутствовала 5 мая 2018 года на заседании Ухтинского городского суда, рассказала корреспонденту "Кавказского узла", что была шокирована, когда судья стал зачитывать отказ в удовлетворении представления начальника ФКЛПУ Б-18 об освобождении Газалиева.

"Соглашаясь с тем, что тяжелое заболевание моего подзащитного входит в перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания, согласно постановлению правительства РФ от 06.02.2004 года № 54 "О мерах освидетельствования осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью" ("Апластическая астроцитома правой лобной, теменной долей, симптоматическая эпилепсия с частыми приступами" включена в раздел 2 п. 9), судья, тем не менее заявляет, что визуально состояние Газалиева в целом удовлетворительное. "Он находится в ясном сознании, в окружающем ориентирован верно, передвигается и обслуживает себя самостоятельно. И, принимая во внимание характер и динамику болезни, состояние здоровья в настоящее время, которое является удовлетворительным, у суда имеются основания полагать, что имеющиеся у него заболевание не будет препятствовать совершению им новых преступлений, когда он освободится", - процитировала отказ Ухтинского суда адвокат (копия имеется в распоряжении редакции).

"Я сглупила и тогда сказала маме, что будет суд и Магомедсаида освободят, потому что он заболел и ему нужно лечиться дома. Первое время она от окна не отходила, ждала, что вот-вот приедет Магомедсаид. Мама сильно сдала за последнее время, долго лежала в больнице в кардиологии, перенесла операцию на сердце. Когда выписывали, она врачу сказала, что ей умирать нельзя, нужно дождаться сына, с ним попрощаться. Везти ее туда, в Коми – мама не выдержит, ей уже далеко за восемьдесят", - рассказала Марджанат Газалиева.

По ее словам, заявления она направляла в различные инстанции и просила хотя бы разрешить перевести брата в исправительной учреждение ближе к дому.

"Тогда можно будет маму привезти на свидание к брату. Это ведь так важно для нее, увидеть первый раз за 12 лет своего сына. С другой стороны, Магомедсаиду с его заболеванием жить осталось не так уж и много. Перевозить тело из Коми в Дагестан, чтобы предать земле по мусульманским обычаям - на это уйдут немалые деньги. А наш семейный доход - моя зарплата педагога и мамина пенсия. Но нас никто не слышит", - рассказала Марджанат.

В декабре прошлого года 2018 года Магомедсаид Газалиев обратился к директору ФСИН РФ (копия имеется в распоряжении "Кавказского узла") с просьбой о переводе ближе к дому.

"В связи с тем, что я тяжело болен, прошу перевести меня для дальнейшего отбывания наказания ближе к дому... 12 лет, находясь в заключении, я ни разу не видел свою мать. Она не могла и не может приехать на свидание ко мне, потому что она больна, перенесла операцию на сердце, едва ли она перенесет дальнюю дорогу из Дагестана в Коми. Врачи говорят, да я и сам понимаю, что мои дни сочтены, и тяжело уходить из жизни, не встретившись с матерью, не попросить прощения у моей мамы за то горе, которое я ей принес", - говорится в заявлении.

Аналогичное обращение к руководству ФСИН направила мать осужденного Ажа Газалиева (копия имеется в распоряжении "Кавказского узла").

"Мой сын тяжело болен, онкология головного мозга 4-й степени. Я прошу Вас перевести его для дальнейшего отбывания наказания ближе к дому, так как из-за своего здоровья и возраста я не могу воспользоваться своим правом посетить сына, не могут посетить его и сестры. Я, его старая мать, и вся наша семья лишены возможности увидеть его в последние дни его жизни, навещая его в колонии, во время свиданий заботиться о нем, дать ему почувствовать, что он не один, что его не бросили. Меня мучает мысль, что если мой сын умрет в тюрьме далеко от дома, то мы не сможем перевести его тело через всю страну, чтобы похоронить по нашим обычаям. В нашей семье остались только три женщины, и лишь одна работает педагогом, остальные пенсионерки. Я прошу совсем малого: перевести моего сына в колонию поближе к дому. Дайте мне шанс увидеть сына", - говорится в обращении Газалиевой.

По словам адвоката Татьяны Окушко, здесь имеется нарушение права на семейную жизнь, закрепленного статьей 8 Конвенции.

"Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц", - говорится в статье 8 "Конвенции о защите прав человека и основных свобод".

"Также заявители жалуются на отсутствие в России эффективных средств внутригосударственной правовой защиты, позволяющих исправить нарушение права на семейную жизнь в нарушение статьи 13 Конвенции ("Право на эффективное средство правовой защиты") в совокупности со статьей 8 Конвенции", - сказала адвокат.

Кроме того, по словам, адвоката, заявители жалуются, что отказ судов освободить заявителя от отбывания наказания из гуманных соображений и выпустить его на свободу причиняет им сильные душевные страдания, так как заявители не смогут более увидеться с близким родственником в связи его с тяжелой, смертельной болезнью.

Какими-либо комментариями официальных представителей УФСИН России относительно отказа в переводе Газалиева "Кавказский узел" пока не располагает.

Автор: Татьяна Гантимурова ; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях Telegram и WhatsApp. Номер для Телеграм и WhatsApp +49 1577 2317856.
Лента новостей

19 сентября 2019, 09:07

19 сентября 2019, 08:03

19 сентября 2019, 06:54

19 сентября 2019, 05:47

19 сентября 2019, 05:38

Персоналии

Все персоналии

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей